Особенности рассмотрения спора о восстановлении в родительских правах

Абзацем 2 части 1 статьи 80 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье (далее — КоБС) закреплено, что родители могут быть лишены родительских прав в отношении несовершеннолетних детей, если будет установлено, что они уклоняются от воспитания и (или) содержания детей.

При этом законом также предусмотрено право такого родителя восстановиться в родительских правах. Согласно части 1 статьи 84 КоБС восстановление в родительских правах допускается, если этого требуют интересы детей и если дети не усыновлены. Восстановление в родительских правах производится только в судебном порядке по иску лица, лишенного родительских прав.

Однако сам факт подачи такого заявления не является основанием для удовлетворения иска.

Судом Октябрьского района г. Витебска рассмотрено гражданское дело по иску Р. к Т., органу опеки и попечительства отдела образования, спорта и туризма администрации района г. Витебска (далее — орган опеки и попечительства) о восстановлении в родительских правах и передаче ребенка на воспитание.

В судебном заседании установлено, что истица имеет несовершеннолетнего ребенка, в отношении которого она решением суда Октябрьского района г. Витебска от 2011 года была лишена родительских прав, ребенок передан под опеку матери Р. — Т. Основанием к лишению истицы родительских прав послужили те обстоятельства, что она самоустранилась от выполнения своих обязанностей по воспитанию и содержанию ребенка, вела аморальный образ жизни, постоянно оставляла сына без присмотра.

Указанные обстоятельства подтверждены объяснениями сторон, а также документально: свидетельством о рождении ребенка; копией решения суда Октябрьского района г. Витебска от 2011 года.

Заявляя требования о восстановлении в родительских правах, истица указала, что в настоящий момент основания, по которым она была лишена родительских прав, отпали. Она работает, по месту жительства создала необходимые условия для проживания ребенка, с которым постоянно общается, в 2014 году официально вступила в брак, в настоящее время находится в отпуске по уходу за несовершеннолетним ребенком.

В соответствии с частью 1 статьи 75 КоБС родители осуществляют воспитание детей, попечительство над ними и их имуществом. Они обязаны заботиться о физическом, духовном и нравственном развитии детей, об их здоровье, образовании и подготовке к самостоятельной жизни в обществе.

Согласно части 1 статьи 84 КоБС восстановление в родительских правах допускается, если этого требуют интересы детей и если дети не усыновлены. Восстановление в родительских правах производится только в судебном порядке по иску лица, лишенного родительских прав.

Ответчица Т. (мать истицы) иск признала, подтвердив доводы, изложенные истицей.

Не признавая иск, представитель органа опеки и попечительства администрации района г. Витебска объяснила, что в ходе проведенной проверки установлено, что на данный момент прошел незначительный период времени после того, как истица исправила свое поведение, ранее она неоднократно привлекалась к уголовной ответственности в связи с уклонением от выполнения обязанности по возмещению расходов на содержание несовершеннолетнего ребенка, в настоящее время имеет задолженность по оплате расходов, детско-родительские связи между матерью и сыном полностью не восстановлены, а поэтому возвращать ребенка нецелесообразно.

Согласно статье 20 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК) обязанность представлять необходимые для установления истины по делу доказательства лежит на сторонах, третьих лицах и других юридически заинтересованных в исходе дела лицах. В соответствии с частью 1 статьи 179 ГПК каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений.

Исследовав собранные по делу доказательства, суд полагает, что доводы представителя органа опеки и попечительства нашли свое подтверждение письменными документами по делу.

Так, из постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26.09.2002 N 7 «О судебной практике по делам о лишении родительских прав» (далее — Постановление Пленума) следует, что при рассмотрении требований о восстановлении в родительских правах суду необходимо проверить, изменились ли поведение и образ жизни родителей, лишенных родительских прав, и выяснить их отношение к воспитанию детей. Период времени, прошедший с момента лишения родительских прав до восстановления в родительских правах, должен быть достаточным, чтобы судить об изменении отношения родителей к воспитанию и содержанию детей (часть 1 пункта 24). Возвращение детей родителям может быть произведено по решению суда исходя из интересов детей при наличии доказательств, свидетельствующих, что отпали причины, послужившие основанием к лишению родительских прав и к отобранию детей (часть 2 пункта 26 Постановления Пленума).

В материалах дела имеется выписка из единого государственного банка данных о правонарушениях в отношении истицы, из которой следует, что после лишения родительских прав она за четыре года трижды была осуждена по статье 174 Уголовного кодекса Республики Беларусь за уклонение от уплаты расходов на содержание несовершеннолетнего ребенка (приговоры от 2011 года, 2012 года, 2013 года), последний раз — к наказанию в виде ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа сроком на один год, откуда освободилась в 2014 году. Согласно информации из справки отдела образования, спорта и туризма администрации района г. Витебска Р. имеет задолженность по возмещению расходов, составляющую на 01.09.2015 около 50 млн.руб., в 2015 году не возмещала расходы до августа.

Суд считает, что данные обстоятельства свидетельствуют о длительном нежелании истицы изменить свое поведение в отношении вопроса содержания своего несовершеннолетнего ребенка, что являлось одним из оснований к лишению ее родительских прав.

Доводы представителя ответчика (органа опеки и попечительства) о том, что на данный момент прошел незначительный период времени после того, как истица исправила свое поведение, подтверждены текстом искового заявления самой истицы, указавшей, что она осознала свои ошибки и изменила поведение лишь с апреля 2014 г.; а также объяснением в суде представителя третьего лица — органа опеки и попечительства отдела образования, спорта и туризма администрации П. района г. Витебска.

Из актов обследования жилищных условий истицы следует, что истицей созданы условия для воспитания и развития родившегося в 2015 году несовершеннолетнего ребенка, в то время как созданы не все условия для проживания первого ребенка истицы.

Аналогичные выводы о нецелесообразности восстановления истицы в родительских правах сделаны в письменных заключениях органов опеки и попечительства от 22.09.2015 и 29.09.2015. Истицей данные выводы заключений доказательно не опровергнуты, как не опровергнуты и объяснения представителя ответчика о том, что со слов сестры мужа истицы Р. ненадлежащим образом занимается воспитанием детей.

Кроме того, в судебном заседании объяснениями участников процесса установлено, что в настоящее время муж истицы официального места работы не имеет, семья имеет официальный доход лишь в виде пособия на содержание несовершеннолетнего ребенка до достижения им возраста трех лет, проживает составом из трех человек в одной комнате двухкомнатной квартиры.

На основании перечисленных выше доказательств суд считает, что пояснения свидетелей Р. об исправлении истицы не являются основанием для удовлетворения иска. Кроме того, учитывает суд и тот факт, что данные свидетели (муж и мать мужа истицы), проживая совместно с Р., являются заинтересованными в исходе дела лицами.

Представленные суду положительные характеристики с места отбывания наказания и места работы истицы не свидетельствуют о возможности восстановления ее в родительских правах, поскольку не отражают данных об отношениях истицы с ребенком. Учитывает суд и то обстоятельство, что истица работала незначительный промежуток времени, освободившись после отбывания наказания в 2014 году до ухода в отпуск по беременности и родам и рождения в 2015 году несовершеннолетнего ребенка. Непродолжительный период времени истица находится и в браке, зарегистрированном в конце 2014 года. Поэтому факт вступления в брак и рождение второго ребенка также не является основанием для восстановления истицы в родительских правах в отношении первого ребенка.

Принимает суд во внимание и мнение о нецелесообразности восстановления истицы в родительских правах, высказанное в судебном заседании прокурором.

Иных доводов и доказательств, являющихся основанием для удовлетворения иска судом, истицей не представлено. В связи с этим судом принято решение об отказе в восстановлении истицы в родительских правах и передаче ей ребенка на воспитание.