Ответственность членов коллегиальных органов за убытки юридического лица

Перейдем к основаниям привлечения к ответственности членов коллегиальных органов хозяйственного общества за причиненные ему убытки. В Законе Республики Беларусь от 9 декабря 1992 года N 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее — Закон об обществах) речь идет о виновных действиях (бездействии) данных лиц. При этом ни ГК, ни Трудовой кодекс Республики Беларусь никак не регулируют рассматриваемые отношения, а Закон об обществах не разъясняет сути поименованных действий (бездействия), чем создает достаточно широкое поле для возможного толкования.

По нашему мнению, законодатель должен был предусмотреть перечень оснований привлечения к ответственности, иначе можно свести на нет так называемую предпринимательскую активность общества. Это объясняется тем, что в сфере хозяйственного оборота как у лица, представляющего общество вовне, так и у лица, ведущего его дела, должно быть право на предпринимательский риск. Следовательно, сам факт того, что определенный коллегиальный орган управления принял решение о совершении сделки, по которой хозяйственное общество выполнило работы (оказало услуги, передало товар, охраняемую информацию, результат интеллектуальной деятельности и т.д.) без получения встречного предоставления, не должен стать безусловным основанием для привлечения членов указанного органа к ответственности за убытки.

Описанный выше подход объясняется тем, что не любое решение коллегиального органа, которое повлекло возникновение у хозяйственного общества убытков, можно охарактеризовать как действие, направленное на их причинение (хотя с точки зрения виновности действий при определенных условиях можно говорить не об умысле, а о неосторожности).

По нашему мнению, для того чтобы члены коллегиальных органов хозяйственного общества имели возможность действительно направлять предпринимательскую деятельность общества, а в силу этого в соответствующих ситуациях рисковать, необходимо привлекать указанных лиц к ответственности лишь в случае наличия умысла с их стороны.

На заметку

Выходом из сложившейся ситуации может стать лишь точная регламентация в уставе хозяйственного общества оснований для привлечения к ответственности за убытки хозяйственного общества всех описанных ранее категорий лиц.

В отношении членов коллегиальных органов хозяйственного общества законодатель уточняет, что если к ответственности привлекаются несколько лиц, то они несут такую ответственность солидарно. При этом не уточняется, могут ли в качестве солидарных должников выступать члены разных органов хозяйственного общества.

Полагаем, что в уставе хозяйственного общества нет необходимости в особом указании на это. Вполне достаточно, что для членов каждого из органов хозяйственного общества соответствующая ситуация будет подпадать под основания ответственности, предусмотренные в уставе.

Если следовать буквальному толкованию законодательства, то члены разных органов управления хозяйственного общества несут разную ответственность за убытки, причиненные хозяйственному обществу, а именно:

  • члены коллегиального исполнительного органа могут привлекаться к ответственности перед хозяйственным обществом лишь в размере реально причиненного ему ущерба;
  • члены совета директоров (наблюдательного совета) и ревизионной комиссии могут нести ответственность в полном объеме, т.е. и в размере реального ущерба, и в размере упущенной выгоды.

При этом еще раз отметим: именно от устава конкретного хозяйственного общества, по нашему мнению, в сегодняшних правовых условиях зависит размер ответственности, которая может быть возложена на членов того или иного коллегиального органа.

В соответствии с действующим порядком привлечения к ответственности члены органов хозяйственного общества могут в добровольном порядке возместить причиненные убытки. Однако, если они этого не делают, правом на обращение в суд с иском о взыскании убытков согласно законодательству обладают следующие три категории потенциальных истцов:

  • само хозяйственное общество;
  • члены совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества, уполномоченные решением данного органа на подачу такого иска в суд. При этом решение должно принять большинство — не менее чем 2/3 голосов всех членов совета директоров (наблюдательного совета);
  • участники хозяйственного общества, уполномоченные решением общего собрания участников, принятым большинством (не менее чем 3/4) голосов лиц, принявших участие в собрании.

В связи с указанным нельзя не отметить, что проект Закона Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам хозяйственных обществ» (далее — законопроект) указывает, что решения, содержащие требования о возмещении интересующих нас убытков, могут принять три органа управления хозяйственного общества:

  1. общее собрание участников;
  2. совет директоров (наблюдательный совет);
  3. единоличный исполнительный орган.

Два первых органа управления могут потребовать возмещения убытков членами любых органов управления и контроля хозяйственного общества. У лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа, в рамках законопроекта такое право есть лишь в отношении членов двух коллегиальных органов управления хозяйственного общества — исполнительного органа и совета директоров (наблюдательного совета).

В вопросе взыскания причиненных хозяйственному обществу убытков в судебном порядке законопроект также идет дальше Закона об обществах. В частности, законопроект сохраняет три описанные выше категории потенциальных истцов, правда, лишь в отношении возможности взыскания убытков с членов совета директоров (наблюдательного совета), членов коллегиального исполнительного органа (за исключением его главы) и членов контрольного органа.

Что же касается возможности взыскания убытков в судебном порядке с директора (генерального директора) или председателя правления (дирекции) (если в хозяйственном обществе создан лишь коллегиальный исполнительный орган и не образован единоличный), то по законопроекту само хозяйственное общество не вправе подать иск о возмещении убытков, причиненных ему этими лицами.

Относительно обращения с иском в суд иных субъектов, чье право на это предусматривается Законом об обществах (с сохранением указанного подхода в рамках анализируемого законопроекта), законодатель указывает на конкретных членов совета директоров (наблюдательного совета) или участников хозяйственного общества, исходя из того, что общее собрание участников или совет директоров (наблюдательный совет) хозяйственного общества не могут самостоятельно обратиться в суд с иском, поскольку у них отсутствует как гражданско-правовая, так и процессуальная правосубъектность.

При этом в белорусском праве, в отличие от законодательства иных государств, не устанавливается переход представительства интересов общества вовне, в том числе в суде, по анализируемым вопросам к общему собранию участников или совету директоров (наблюдательному совету), что, безусловно, было бы правильным.

Рассматривая более детально возможность обращения с иском о взыскании убытков хозяйственного общества с членов его органов членами совета директоров (наблюдательного совета), прежде всего необходимо отметить, что подобная возможность может допускаться, по нашему мнению, лишь в ситуации, когда сами члены совета директоров (наблюдательного совета) не виновны в возникновении убытков.

Кроме того, законодатель в Законе об обществах при описании субъектов, имеющих право на обращение с иском в суд, использует множественное число, а не единственное.

Однако мы считаем, что указанное обстоятельство никак не влияет на возможность обращения с иском в суд и одного члена совета директоров (наблюдательного совета), т.к., с одной стороны, в белорусском праве множественное число субъектов достаточно часто используется и для регламентации отношений, предусматривающих единственное число. С другой — возможно, подобная законодательная конструкция применяется именно для того, чтобы показать весь круг субъектов, обладающих правом на обращение с иском в суд.

Данный вывод подтверждается тем, что уже в рамках законопроекта используется не множественное число субъектов, а единственное, а именно указывается, что иск о взыскании убытков с членов органов хозяйственного общества может подать член совета директоров (наблюдательного совета), уполномоченный решением совета директоров (наблюдательного совета), принятым большинством не менее 2/3 голосов всех членов этого органа.

Относительно возможности обращения с иском в суд участников хозяйственного общества также необходимо подчеркнуть, что они действуют, с одной стороны, от своего имени, а с другой — в качестве уполномоченных лиц общего собрания участников.

В связи с последним обстоятельством нам не понятно, почему белорусский законодатель посчитал возможным обращение с иском в суд по исследуемому нами вопросу исключительно участников общества, а не любого лица, участвующего в общем собрании с правом голоса, например представителя участника.

При этом и в отношении подачи иска участником хозяйственного общества, и в отношении подачи иска членом совета директоров (наблюдательного совета) отметим: хотя законодатель применительно к данной категории истцов также использует множественное число, мы, исходя из указанных выше аргументов, считаем, что правом на подачу иска обладает и один из участников.

Законопроект в отношении данной категории потенциальных истцов указывает, что правом на подачу иска о взыскании понесенных обществом убытков наделяется участник хозяйственного общества, уполномоченный решением общего собрания, принятым большинством не менее 3/4 голосов лиц, принявших участие в этом собрании.

Обращает внимание и тот факт, что законодатель предусматривает следующее. Решение общего собрания участников принимается не большинством голосов всех участников, а большинством голосов лиц, принявших участие в собрании. Следовательно, что касается решения общего собрания участников, интерес представляет не только непосредственно сам порядок принятия решения, но и кворум общего собрания. Поскольку законодатель не регламентирует отдельно вопроса кворума общего собрания, принимающего интересующее нас решение, данный вопрос решается исходя из общих подходов к кворуму общего собрания участников.

Возвращаясь же к сути новелл, которые содержатся в законопроекте, в рамках исследуемого нами вопроса необходимо отметить, что в законопроекте, наряду с тремя описанными выше категориями потенциальных истцов, присутствует еще и четвертая категория.

Обратите внимание

Законопроект в случае отказа членов любых органов хозяйственного общества от добровольного возмещения убытков наделяет правом на подачу иска в суд также участника (участников), обладающего (обладающих в совокупности) не менее чем 5% от общего количества голосов участников хозяйственного общества.

Исключение сделано лишь в отношении возможности подачи иска о возмещении убытков, причиненных хозяйственному обществу сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность его аффилированного лица. Применительно к такому иску законопроект наделяет правом на его подачу любого участника хозяйственного общества вне зависимости от количества принадлежащих ему голосов.

Предлагаемые законопроектом проанализированные новеллы по вопросу привлечения к имущественной ответственности членов органов хозяйственного общества во многом базируются на российских законодательных нормах. Однако многое будет зависеть от оценки тех или иных правовых явлений правоприменительными органами и формирования устойчивой правоприменительной практики.