Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями — коррупционное преступление

Среди форм хищения имущества, предусмотренных Уголовным кодексом Республики Беларусь (далее — УК), особое место занимает хищение путем злоупотребления служебными полномочиями. Признаки основного состава этого преступления раскрываются законодателем в части 1 статьи 210 УК: «Завладение имуществом либо приобретение права на имущество, совершенные должностным лицом с использованием своих служебных полномочий (хищение путем злоупотребления служебными полномочиями)». Повышенная опасность данного преступления состоит в том, что это одно из распространенных проявлений коррупции.

Закон Республики Беларусь от 20.07.2006 N 165-З «О борьбе с коррупцией» в статье 1 определяет коррупцию как «умышленное использование государственным должностным или приравненным к нему лицом либо иностранным должностным лицом своего служебного положения и связанных с ним возможностей, сопряженное с противоправным получением имущества или другой выгоды в виде услуги, покровительства, обещания преимущества для себя или для третьих лиц, а равно подкуп государственного должностного или приравненного к нему лица либо иностранного должностного лица путем предоставления им имущества или другой выгоды в виде услуги, покровительства, обещания преимущества для них или для третьих лиц с тем, чтобы это государственное должностное или приравненное к нему лицо либо иностранное должностное лицо совершили действия или воздержались от их совершения при исполнении своих служебных (трудовых) обязанностей».

При рассматриваемом хищении как раз и имеет место умышленное использование должностным лицом своих служебных полномочий и связанных с ними возможностей, сопряженное с противоправным получением имущества.

Разъяснения, необходимые для правильной уголовно-правовой оценки данного деяния, даны в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21.12.2001 N 15 «О применении судами уголовного законодательства по делам о хищениях имущества» (далее — постановление от 21.12.2001 N 15).

Объектом анализируемого преступления и соответственно объектом уголовно-правовой охраны являются отношения собственности, т.е. отношения по поводу владения, пользования и распоряжения имуществом или правом на имущество. Это могут быть посягательства как на государственную, так и на частную собственность.

В качестве предмета анализируемого преступления выступает движимое или недвижимое чужое имущество. Возможно также преступное приобретение права на чужое имущество.

Чужое имущество — это вещи и предметы вещного характера, которые могут быть физически изъяты и обращены в пользу виновного, что нарушает чужое господство над ними. Это являющиеся чужими материальные предметы, обладающие экономической стоимостью, способные юридически признаваться собственностью определенного субъекта права и представляющие собой движимость или недвижимость.

Предметом хищения не могут быть (по господствующему мнению) продукты природы, которые возникли без участия труда человека и не были им преобразованы. Нельзя похитить энергию (тепловую, электрическую и т.п.), поскольку она не может быть обособлена и выражена предметно. Невозможно совершить хищение результатов умственного труда — оторванной от носителя интеллектуальной собственности.

Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями вещей, изъятых из оборота (оружия, наркотических средств, психотропных веществ и т.п.), не охватывается статьей 210 УК и карается по нормам об ответственности за посягательства на общественную безопасность или здоровье населения (статьи 294, 327, 333 УК).

Приобретение права на чужое имущество не предполагает установления непосредственного господства над похищенным имуществом, означает лишь получение мнимого права, являющегося якобы основанием притязания на чужую вещь.

Доля осужденных за хищения имущества путем злоупотребления служебными полномочиями относительно общего числа виновных в хищении невелика. В 2010 году она составила 1,4%, а в 2011 году — 0,08%. Однако это особая категория преступников: лица, которым доверено осуществление властных, управленческих функций, должностные лица.

Таким образом, особенности преступления, предусмотренного ст. 210 УК, обусловлены признаками субъекта преступления и способом завладения имуществом или приобретения права на имущество.

Субъект преступления специальный. Это должностное лицо, признаки которого названы в части 4 статьи 4 УК. Критерии определения должностного лица универсальны и относятся ко всем нормам УК, характеризующим должностное лицо в качестве специального субъекта преступления или потерпевшего. Можно выделить шесть категорий должностных лиц:

  • представитель власти;
  • представитель общественности;
  • лицо, выполняющее организационно-распорядительные обязанности;
  • лицо, выполняющее административно-хозяйственные обязанности;
  • лицо, уполномоченное на совершение юридически значимых действий;
  • должностное лицо иностранного государства или международной организации.

Следует обратить внимание на то, что при выделении первых пяти категорий должностных лиц в качестве юридически значимых классифицирующих признаков избраны особенности властных, управленческих полномочий. Это очень важно, поскольку преступления против интересов службы, а равно и анализируемое нами хищение, имеют место не просто в связи с тем, что лицо занимает некую должность, а в связи с реализацией этим лицом своих должностных полномочий. Поэтому при квалификации деяний должностных лиц следует не просто констатировать, что лицо занимает определенную должность, а указывать то, что деяние совершено лицом при осуществлении или в связи с осуществлением им тех полномочий, которые и придают ему статус должностного лица.

В пункте 1 части 4 статьи 4 УК указано, что под должностными лицами понимаются «представители власти, то есть депутаты Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, члены Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, депутаты местных Советов депутатов, а равно государственные служащие, имеющие право в пределах своей компетенции отдавать распоряжения или приказы и принимать решения относительно лиц, не подчиненных им по службе». Пленум Верховного Суда Республики Беларусь, разъясняя признаки представителя власти в п. 3 постановления от 16.12.2004 N 12 «О судебной практике по делам о преступлениях против интересов службы (ст.ст. 424 — 428 УК)» (далее — постановление от 16.12.2004 N 12), указал: «Судам надлежит иметь в виду, что наряду с лицами, прямо указанными в п. 1 ч. 4 ст. 4 УК, представителями власти являются также лица, состоящие на государственной службе, которые в пределах возложенных на них полномочий на осуществление властных функций вправе отдавать распоряжения или приказы либо принимать решения относительно не подчиненных им по службе лиц». В вышеназванном постановлении от 16.12.2004 N 12 указывается, что «к представителям власти могут быть отнесены работники правоохранительных органов, работники органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям, судебные исполнители, военнослужащие пограничной службы (при непосредственном выполнении обязанностей по охране Государственной границы), военнослужащие внутренних войск (при непосредственном выполнении обязанностей по охране общественного порядка, конвоированию и охране исправительных учреждений), сотрудники государственных органов, осуществляющие контрольные и надзорные функции, и др.»

Специфическими признаками представителя власти являются:

  • а) нахождение лица на службе у государства;
  • б) наделение его властными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в непосредственной служебной подчиненности.

Под властными полномочиями следует понимать право представителя власти предписывать определенное поведение на основе самостоятельно принимаемого им решения.

В пункте 2 части 4 статьи 4 УК называются представители общественности, «то есть лица, не находящиеся на государственной службе, но наделенные в установленном порядке полномочиями представителя власти при выполнении обязанностей по охране общественного порядка, борьбе с правонарушениями, по отправлению правосудия».

Представители общественности — это относительно узкий круг должностных лиц, выполняющих функции, аналогичные функциям представителей власти, но, во-первых, не в связи с занятием должности на службе у государства и, во-вторых, в строго определенных сферах управленческой деятельности: при выполнении обязанностей по охране общественного порядка, борьбе с правонарушениями, отправлению правосудия. Как правило, функции представителя общественности выполняются временно или по специальному полномочию и могут быть не связаны с трудовой или служебной деятельностью лица. В пункте 4 постановления от 16.12.2004 N 12 указано, что «к таким лицам, в частности, относятся члены добровольной дружины, внештатные сотрудники правоохранительных органов, органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям, участники объединений граждан, содействующих правоохранительным органам в охране правопорядка (Закон Республики Беларусь от 26.06.2003 N 214-З «Об участии граждан в охране правопорядка»), общественные инспекторы, народные заседатели». Важно, чтобы соответствующие полномочия были предоставлены лицу официально в установленном порядке.

В пункте 3 части 4 статьи 4 УК названы признаки трех категорий должностных лиц. Это «лица, постоянно или временно либо по специальному полномочию занимающие в учреждениях, организациях или на предприятиях (независимо от форм собственности), в Вооруженных Силах Республики Беларусь, других войсках и воинских формированиях Республики Беларусь должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей, либо лица, уполномоченные в установленном порядке на совершение юридически значимых действий». Таким образом, это:

  1. лица, выполняющие организационно-распорядительные обязанности;
  2. лица, выполняющие административно-хозяйственные обязанности;
  3. лица, уполномоченные на совершение юридически значимых действий.

Лица, занимающие должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных обязанностей, осуществляют руководство деятельностью учреждений, организаций, предприятий, их подразделений, отдельных подчиненных им лиц. Они организуют работу, несут ответственность за функционирование организации в целом или ее отдельных подразделений и участков. Это лица, имеющие хотя бы одного подчиненного им работника. К должностным лицам данной категории относятся руководители министерств и ведомств, учреждений, организаций, предприятий и их заместители, руководители структурных подразделений (начальники управлений, отделов, цехов, заведующие кафедрами, лабораториями, секциями и т.п.) и их заместители, руководители участков работ (мастера, прорабы, бригадиры, звеньевые).

В пункте 6 постановления от 16.12.2004 N 12 указано, что «к занимающим должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных обязанностей, необходимо относить лиц, осуществляющих руководство деятельностью учреждения, организации или предприятия, их структурных подразделений, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы работников, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий и т.п.».

Должностными лицами, занимающими должности, связанные с выполнением административно-хозяйственных обязанностей, следует признавать, в частности, лиц, осуществляющих полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, а также организацию учета и контроля за отпуском и реализацией материальных ценностей (п. 7 постановления от 16.12.2004 N 12).

Лица, занимающие должности, связанные с выполнением административно-хозяйственных обязанностей, осуществляют полномочия, связанные с распоряжением материальными ценностями и денежными средствами. Они организуют учет и контроль, порядок хранения, отпуск и реализацию материальных ценностей. Это лица, имеющие право на самостоятельное распоряжение имуществом или контролирующие его движение. К ним, в частности, относятся начальники планово-хозяйственных, снабженческих, финансовых отделов и служб, их заместители, главные (старшие) бухгалтеры и их заместители, ведомственные контролеры и ревизоры, заведующие хранилищами или складами. Наличие подчиненных при осуществлении названных функций необязательно. Например, на небольшом предприятии старший бухгалтер может не иметь в подчинении рядовых бухгалтеров, но он является должностным лицом, т.к. отвечает за учет и контроль на предприятии, принимает решения, связанные с распоряжением материальными ценностями. Наоборот, рядовой бухгалтер крупного предприятия может выполнять исключительно технические обязанности по ведению учета и контроля движения имущества и должностным лицом он не является.

В качестве критерия отнесения работника к должностному лицу не может выступать исключительно факт возложения на него полной материальной ответственности: не всякое материально ответственное лицо является должностным. Необходимо, чтобы наряду с обязанностями по непосредственному хранению имущества материально ответственное лицо выполняло также функции по управлению или распоряжению им (организация доставки имущества, распределение материальных ценностей и т.п.).

В пункте 8 постановления от 16.12.2004 N 12 указано, что «лицами, уполномоченными в установленном порядке на совершение юридически значимых действий, являются работники, совершающие такие действия, в результате которых наступают или могут наступить юридически значимые последствия в виде возникновения, изменения или прекращения правоотношений, субъектами которых являются иные лица».

Лица, уполномоченные в установленном порядке на совершение юридически значимых действий, — это лица, которым предоставлено право от имени учреждения, организации или предприятия совершать действия, влекущие правовые последствия, т.е. действия, порождающие, изменяющие или прекращающие определенные правоотношения. Важен публично-правовой характер самих действий, влекущих указанные последствия. Поэтому не являются должностными лицами граждане, заключающие, например, сделки или совершающие иные действия от собственного имени. На этом основании не могут признаваться должностными лицами индивидуальные предприниматели, в том числе и когда они от собственного имени заключают трудовые договоры с наемными работниками.

Должностными лицами данной категории могут быть лица, для которых выполнение публично-правовых (юридически значимых) действий является непосредственной профессиональной обязанностью (государственные или частные нотариусы), либо лица, выполняющие юридически значимые действия наряду с иными профессиональными обязанностями (например, врач, выписывая листок о временной нетрудоспособности пациента, своими действиями порождает правоотношения, связанные с реализацией трудовых и социальных прав больного). Деятельность медицинских работников, преподавателей учебных заведений или иных специалистов приобретает управленческий (должностной) характер, когда на них в установленном порядке возлагается выполнение юридически значимых действий (например, деятельность хирурга в связи с участием в составе призывной комиссии, доцента при включении его в состав государственной экзаменационной комиссии).

В соответствии с пунктом 4 части 4 статьи 4 УК в круг должностных лиц входят: должностные лица иностранных государств, члены иностранных публичных собраний, должностные лица международных организаций, члены международных парламентских собраний, судьи и должностные лица международных судов.

Следственная и судебная практика показывают, что чаще хищение с использованием служебных полномочий совершают должностные лица, относящиеся к лицам, выполняющим организационно-распорядительные обязанности, или лицам, выполняющим административно-хозяйственные обязанности.

Как известно, по общему правилу уголовная ответственность наступает с 16-летнего возраста (ч. 1 ст. 27 УК). Это, однако, не означает, что несовершеннолетние должны признаваться должностными лицами. Функции должностных лиц, перечисленные в части 4 статьи 4 УК, могут выполнять лишь лица, обладающие определенными знаниями, жизненным опытом, соответствующим образованием, поэтому представляется неверным относить к числу должностных лиц несовершеннолетних и осуждать их за преступления против интересов службы или иные преступления, где в качестве специального субъекта предполагается должностное лицо.

Напомним, что в соответствии с частью 1 примечаний к главе 24 УК под хищением понимается умышленное противоправное безвозмездное завладение чужим имуществом или правом на имущество с корыстной целью путем кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения, растраты или использования компьютерной техники.

Объективную сторону анализируемого преступления образует завладение имуществом либо приобретение права на имущество посредством использования должностным лицом своих служебных полномочий.

Способом совершения преступления, обеспечивающим переход имущества к виновному, является использование должностным лицом своих служебных полномочий.

Использование служебных полномочий — это использование должностным лицом в пределах его компетенции прав, круг которых определяется в законах, указах Президента Республики Беларусь, постановлениях Правительства Республики Беларусь, в различных положениях, приказах по государственному органу или организации, в должностных инструкциях, правилах, уставах, регламентах и т.п. Виновный использует эти полномочия, формально не выходя за их рамки, не присваивает он и полномочия других должностных лиц.

Эти властные, управленческие полномочия используются именно для обоснования изъятия имущества и перехода его во владение должностного лица либо для приобретения права на имущество. Использование служебного положения только для получения доступа к имуществу (вход на склад, в производственное помещение, присутствие у конвейера и т.п.), когда имущество просто изымается должностным лицом, например, тайно или открыто, не образует признаков состава преступления, предусмотренного статьей 210 УК.

К сожалению, следственная и судебная практика иногда дают ошибочную правовую оценку, когда обвинение строится на вменении использования должностным лицом не служебных полномочий, а служебного положения. Примером может быть следующая формула обвинения: начальник путевой машины, машинист, помощник машиниста, ученик помощника машиниста группой лиц по предварительному сговору с использованием служебных полномочий слили из топливного бака 149 литров дизельного топлива, то есть совершили преступление, предусмотренное частью 2 статьи 210 УК, — хищение путем злоупотребления служебными полномочиями. В основе такой ошибочной квалификации лежит вывод о должностном положении начальника путевой машины. Но где здесь использование им своих служебных полномочий?

Проявления хищения путем злоупотребления служебными полномочиями чрезвычайно разнообразны.

В пункте 14 постановления от 21.12.2001 N 15 указано: «Разъяснить судам, что хищение путем злоупотребления служебными полномочиями (ст. 210 УК) характеризуется использованием должностным лицом своих служебных полномочий для завладения имуществом или приобретения права на него. При этом не имеет значения, находится ли имущество в непосредственном владении должностного лица либо вверено другим лицам, через которых должностное лицо в силу служебных полномочий имеет право по управлению и распоряжению им.

Разновидностями такого хищения могут являться: присвоение имущества, в отношении которого должностное лицо в силу своих служебных полномочий имеет право по управлению и распоряжению; умышленное незаконное получение должностным лицом средств в качестве премий, надбавок к заработной плате, а также пенсий, пособий и других выплат; обращение в свою собственность средств по заведомо фиктивным трудовым соглашениям или иным договорам под видом заработной платы за работу или услуги, которые фактически не выполнялись или были выполнены не в полном объеме, и т.п.».

Момент юридического окончания исследуемого способа хищения определяется в соответствии с пунктом 33 постановления от 21.12.2001 N 15, где указано: «Хищение, за исключением разбоя и вымогательства, следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им».

Однако следует признать, что данное разъяснение не учитывает ситуацию, когда хищение выразилось в приобретении права на чужое имущество. Так, при преступном приобретении права на домовладение, отсутствует этап изъятия этого недвижимого имущества. По нашему мнению, в подобных случаях момент юридического окончания определяется появлением у виновного реальной возможности распоряжаться имуществом по своему усмотрению или пользоваться им.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного статьей 210 УК, характеризуется прямым умыслом и корыстной целью (что прямо вытекает из определения хищения, данного в части 1 примечаний к главе 24 УК).

Интеллектуальный момент прямого умысла включает оценку лицом фактических обстоятельств совершаемого преступления: осознание своего статуса должностного лица; понимание того, что имущество является чужим и отсутствуют законные основания претендовать на него; представление о стоимости имущества; осознание того, что это имущество изымается или право на него приобретается посредством использования служебных полномочий (прав по управлению и распоряжению им); понимание того, что неосновательное обогащение происходит безвозмездно. Виновный предвидит, что в результате его действий физическому или юридическому лицу, государству будет причинен материальный ущерб.

При этом интеллектуальный момент умысла характеризуется пониманием социального свойства деяния — его общественной опасности, выражающейся в причинении имущественного вреда собственнику или владельцу имущества.

Волевой момент прямого умысла выражается в желании незаконно завладеть данным чужим имуществом в определенном количестве (объеме, стоимости). Это желание предопределяется специальной целью преступления — корыстной целью, т.е. целью обогатиться самому, обогатить своих близких или обогатить иных лиц, действуя в их интересах.

Не следует отождествлять корыстные побуждения и корыстную цель. Корыстные побуждения составляют суть мотива преступного поведения, отвечают на вопрос о том, почему человек совершает те или иные действия. В части 10 статьи 4 УК указано: «Под корыстными побуждениями понимаются мотивы, характеризующиеся стремлением извлечь из совершенного преступления для себя или близких выгоду имущественного характера либо намерением избавить себя или близких от материальных затрат».

Корыстная цель — тот желаемый результат, к которому стремится лицо, совершая общественно опасное деяние: обогатиться самому либо обогатить своего близкого или иное лицо. Так, при хищении имущества обязательно наличие корыстной цели, что делает корыстные побуждения типичным признаком всех форм хищения имущества. Однако в отдельных случаях исполнители хищения или иные соучастники могут руководствоваться некорыстными мотивами (страх, зависимость, солидарность и т.п.), преследуя цель обогатить конкретное лицо, которое не считают своим близким.

Уголовная ответственность за хищение путем злоупотребления служебными полномочиями дифференцируется в зависимости от наличия квалифицирующих обстоятельств.

Если анализируемое хищение, квалифицируемое по части 1 статьи 210 УК, отнесено законодателем к категории менее тяжких преступлений (часть 3 статьи 12 УК), то деяние, охватываемое частями 2 — 4 статьи 210 УК, является тяжким преступлением (часть 4 статьи 12 УК).

По части 2 статьи 210 УК карается хищение путем злоупотребления служебными полномочиями, совершенное повторно. Признак повторности раскрывается в части 2 примечаний к главе 24 УК:

«Хищение признается совершенным повторно, если ему предшествовало другое хищение или какое-либо из следующих преступлений: хищение огнестрельного оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ (статья 294), хищение радиоактивных материалов (статья 323), хищение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров (статья 327), хищение сильнодействующих или ядовитых веществ (статья 333)».

В пункте 23 постановления от 21.12.2001 N 15 разъясняется, «что понятие квалифицирующего признака повторности является единым для всех способов хищения. При этом по смыслу закона под «другим хищением» применительно к ч. 2 примечаний к главе 24 УК следует понимать любое уголовно наказуемое хищение».

Далее в постановлении от 21.12.2001 N 15 указано, что «хищение в соответствии с ч. 3 ст. 41 УК не может признаваться повторным, если за ранее совершенное преступление (из перечисленных в ч. 2 примечаний к главе 24 УК) лицо было освобождено от уголовной ответственности либо судимость за это преступление была погашена или снята в установленном законом порядке».

Таким образом, повторность в качестве признака субъекта преступления может проявляться как повторность хищения у ранее несудимого лица и как специальный рецидив.

Повторное хищение следует отличать от единичного продолжаемого преступления. Впервые в отечественном уголовном праве попытка дать определение продолжаемому преступлению была предпринята в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 14.03.1963 N 1 «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям». Указывалось, что это преступление, складывающееся «из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление».

В пункте 25 постановления от 21.12.2001 N 15 разъясняется, что «продолжаемым хищением следует считать неоднократное противоправное безвозмездное завладение имуществом с корыстной целью, складывающееся из ряда тождественных преступных действий, если они совершены при обстоятельствах, свидетельствующих о наличии у лица общей цели и единого умысла на хищение определенного количества материальных ценностей».

Продолжаемое хищение путем злоупотребления служебными полномочиями — это охватываемое единым намерением и совершенное поэтапно посредством использования служебных полномочий противоправное безвозмездное завладение чужим имуществом или правом на имущество с корыстной целью. Анализируемое хищение нередко имеет характер продолжаемого, и признак повторности в подобных случаях неуместен.

Типичным критерием дифференциации ответственности при хищении является размер похищенного, его стоимость.

В пункте 25 постановления от 21.12.2001 N 15 разъясняется, что «при определении стоимости похищенного имущества следует исходить, в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником, из государственных розничных, рыночных, комиссионных или иных цен на день совершения преступления. При отсутствии цены, а при необходимости, и в иных случаях стоимость имущества определяется на основании заключения эксперта».

Применительно к анализируемому преступлению следует выделить: мелкое хищение имущества (административное правонарушение, предусмотренное статьей 10.5 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП)); хищение, совершенное в крупном размере (часть 3 статьи 210 УК), и хищение, совершенное в особо крупном размере (часть 4 статьи 210 УК), — квалифицирующие признаки.

Мелкое хищение имущества путем кражи, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения или растраты, а равно покушение на такое хищение, карается по статье 10.5 КоАП. Под мелким хищением понимаются хищение имущества юридического лица в сумме, не превышающей десятикратного размера базовой величины, установленного на день совершения деяния, за исключением хищения ордена, медали, нагрудного знака к почетному званию Республики Беларусь или СССР, а также хищение имущества физического лица в сумме, не превышающей двукратного размера базовой величины, установленного на день совершения деяния, за исключением хищения ордена, медали, нагрудного знака к почетному званию Республики Беларусь или СССР либо хищения, совершенного группой лиц, либо путем кражи, совершенной из одежды или ручной клади, находившихся при нем, либо с проникновением в жилище.

Критерии определения размера ущерба при уголовно наказуемом хищении имущества установлены в части 3 примечаний к главе 24 УК.

Крупным размером (ущербом в крупном размере) признается размер (ущерб) на сумму, в двести пятьдесят и более раз превышающую размер базовой величины, установленный на день совершения преступления.

Особо крупным размером (ущербом в особо крупном размере) признается размер (ущерб) на сумму, в тысячу и более раз превышающую размер базовой величины, установленный на день совершения преступления.

При продолжаемом хищении его размер определяется суммой стоимости имущества, которым завладел виновный во всех отдельных эпизодах преступления.

Если при совершении хищения умысел виновного был направлен на завладение имуществом в крупном или особо крупном размере и он не был осуществлен по независящим от виновного обстоятельствам, содеянное надлежит квалифицировать как покушение на хищение в крупном или особо крупном размере независимо от размера фактически похищенного (пункт 26 постановления от 21.12.2001 N 15).

Повышенная ответственность за хищение путем злоупотребления служебными полномочиями наступает при констатации соучастия в форме совершения деяния группой лиц по предварительному сговору (часть 3 статьи 210 УК) или совершения деяния организованной группой (часть 4 статьи 210 УК).

Из смысла статьи 17 УК следует, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если хотя бы два лица совместно участвовали в совершении данного преступления в качестве его исполнителей (соисполнительство) и заранее договорились о совместном совершении данного преступления. Предварительный сговор может иметь место лишь до начала выполнения объективной стороны хищения, т.е. на стадии приготовления.

По господствующему в теории уголовного права мнению, в преступлениях со специальным субъектом (каковым является анализируемое хищение) соисполнителями могут быть лишь лица, обладающие признаками специального субъекта. Однако в пункте 19 постановления от 21.12.2001 N 15 разъясняется, что «лица, непосредственно участвовавшие в похищении имущества путем злоупотребления служебными полномочиями либо путем присвоения или растраты группой лиц по предварительному сговору с должностным лицом или лицом, которому это имущество вверено, несут ответственность соответственно по ст. 210 или ст. 211 УК. В остальных случаях их ответственность наступает за соучастие в этих преступлениях».

Таким образом, соисполнителем хищения путем злоупотребления служебными полномочиями в группе с должностным лицом может быть и частное лицо, которое, во-первых, осознает способ завладения имуществом — использование должностным лицом своих служебных полномочий; во-вторых, непосредственно участвует в изъятии имущества. Так, групповое хищение по предварительному сговору будет наблюдаться в случае, когда должностное лицо заключает фиктивный трудовой договор с лицом, которое заведомо не будет выполнять трудовых обязанностей, но будет получать незаконно начисленную заработную плату для передачи должностному лицу.

В соответствии с частью 1 статьи 18 УК преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено двумя или более лицами, предварительно объединившимися в управляемую устойчивую группу для совместной преступной деятельности.

В пунктах 2 — 4 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 25.09.2003 N 9 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с созданием и деятельностью организованных групп, банд и преступных организаций» разъясняются следующие важнейшие признаки организованной группы.

Предварительная объединенность организованной группы означает совершение целенаправленных действий по ее созданию, формированию структуры, определению места и роли (распределению функций) каждого участника. О предварительной объединенности преступной группы могут свидетельствовать, в частности, планирование преступной деятельности, согласованность действий соучастников.

Для признания преступной группы управляемой необходимо, как правило, наличие в ее составе руководителя (нескольких руководителей), выполняющего действия по координации преступной деятельности данной группы, руководству ею, поддержанию внутригрупповой дисциплины, основанной на подчиненности участников группы ее руководителю, подкрепленной его авторитетом, принудительной силой и т.п.

Об устойчивости группы могут свидетельствовать стабильность состава участников либо основного ядра группы, а также продолжительность преступной деятельности, тесная взаимосвязь между ее членами, способность группы продолжать свою деятельность в случае выбытия отдельных участников.

Целью организованной группы является совместная преступная деятельность, рассчитанная, как правило, на длительный период времени и неопределенное по продолжительности совершение различных преступлений либо одного, но продолжаемого преступления (например, хищения).

Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями имеет сходство с рядом преступлений.

Прежде всего, необходимо это преступление отграничивать от преступления против интересов службы — злоупотребления властью или служебными полномочиями, совершенного из корыстных побуждений и повлекшего имущественный ущерб в крупном или особо крупном размере (часть 2 статьи 424 УК). При корыстном злоупотреблении властью или служебными полномочиями отсутствует безвозмездное изъятие имущества в пользу виновного или других лиц, нет обращения имущества в их «собственность».

Материальный ущерб может проявляться как в виде прямого уменьшения имущественного достояния потерпевшего или имущественных фондов организации (что встречается редко), так и в виде упущенной выгоды — недополучения причитающихся материальных ценностей. Изъятие имущества при корыстном злоупотреблении властью или служебными полномочиями либо не является безвозмездным, либо выступает в виде временного позаимствования. Удовлетворение корыстных интересов осуществляется, прежде всего, за счет извлечения материальных выгод от незаконного использования чужого имущества. Это может быть, например, пользование чужими средствами связи, ресурсами сети Интернет, множительной техникой и т.п.

Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями имеет сходство с хищением путем мошенничества (статья 209 УК). Эти преступления одинаково выражаются как в завладении имуществом, так и в приобретении права на имущество. В обоих случаях можно констатировать использование обмана или злоупотребления доверием для завладения материальными ценностями. Но если при мошенничестве обман осуществляет частное лицо, то при хищении, предусмотренном статьей 210 УК, обман или злоупотребление доверием осуществляется посредством использования должностным лицом имеющихся у него властных управленческих полномочий.

Необходимо правильно разграничивать хищение путем злоупотребления служебными полномочиями и хищение путем присвоения и растраты (статья 211 УК). В пункте 16 постановления от 21.12.2001 N 15 разъясняется: «Хищение имущества путем присвоения или растраты (ст. 211 УК) может быть совершено только лицом, которому это имущество вверено. По этой же статье УК наступает ответственность должностного лица, не использовавшего своих служебных полномочий для завладения вверенным ему имуществом. Вверенным является имущество, в отношении которого лицо в силу трудовых, гражданско-правовых или иных отношений наделено полномочиями владения, пользования или распоряжения».

Следовательно, если должностное лицо обращает в свою пользу вверенное имущество и распоряжается им, пользуясь лишь тем, что оно уже находится в его законном владении, то ответственность наступает за присвоение или растрату по статье 211 УК. Если же для «легализации» последующего завладения вверенным имуществом должностное лицо, пользуясь своим правом, отдает распоряжения, например, о «списании» имущества либо об отчуждении материальных ценностей своим родственникам и т.п., ответственность должна наступать по статье 210 УК за хищение путем злоупотребления служебными полномочиями.

Если должностное лицо вначале присвоило или растратило вверенное имущество, а затем использовало свои служебные полномочия для сокрытия хищения, то ответственность должна наступать по совокупности преступлений: за хищение путем присвоения и растраты (статья 211 УК) и за злоупотребление властью или служебными полномочиями (статья 424 УК).