Признание недействительным договора, заключенного на заведомо невыгодных для должника условиях

Согласно статье 167 Гражданского кодекса Республики Беларусь сделка является недействительной по основаниям, установленным настоящим Кодексом либо иными законодательными актами, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Частью первой статьи 112 Закона о банкротстве (в редакции 2000 года) предусмотрены также основания для признания сделки недействительной, в частности, если должник путем совершения этих сделок умышленно нанес вред интересам кредиторов.

Общество с ограниченной ответственностью «С» (ООО «С») обратилось в экономический суд города Минска с иском к физическому лицу А. о признании недействительным договора займа от 25.10.2011, заключенного между сторонами.

По утверждению истца (с учетом изменения основания иска), указанный договор заключен в ущерб интересам кредиторов ООО «С» и, кроме того, был заключен на заведомо невыгодных для общества условиях.

Возражая против удовлетворения иска, ответчик, не оспаривая факт заключения договора займа на указанных в договоре условиях, считает, что данный договор не противоречит положениям действующего законодательства и не нарушает прав кредиторов.

Экономический суд города Минска, исследовав и оценив представленные по делу доказательства, проанализировав нормы действующего законодательства, согласился с доводами истца о том, что оспариваемый договор заключен на заведомо невыгодных для общества условиях и в ущерб интересам кредиторов ООО «С».

В апелляционной инстанции решение суда первой инстанции не пересматривалось.

Коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, проверив законность и обоснованность обжалуемого судебного постановления, согласилась с выводами экономического суда первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 297 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь основаниями для изменения или отмены судебных постановлений хозяйственного суда первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение или неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Согласно статье 167 Гражданского кодекса Республики Беларусь сделка является недействительной по основаниям, установленным настоящим Кодексом либо иными законодательными актами, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Частью первой статьи 112 Закона о банкротстве (в редакции 2000 года) предусмотрены также основания для признания сделки недействительной, в частности, если должник путем совершения этих сделок умышленно нанес вред интересам кредиторов.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, 25.10.2011 между физическим лицом А. (заемщиком) и ООО «С» (заимодавцем) был заключен договор займа, согласно которому заимодавец обязался предоставить заемщику беспроцентный целевой заем в белорусских рублях, а последний обязался использовать его по целевому назначению и возвратить заем в определенный договором срок.

Согласно пункту 1.2 договора заем предоставляется во исполнение заемщиком договора создания объекта долевого строительства от 06.10.2011.

Пунктом 3.1 договора предусмотрено, что общая сумма займа составляет 270392000 бел. руб. Заем предоставляется посредством перечисления денежных средств по поручению заемщика по договору создания объекта долевого строительства от 06.10.2011 на расчетный счет застройщика.

В силу пункта 4.1 договора заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа не позднее 31.12.2017. Заем возвращается посредством удержания заимодавцем денежных средств из заработной платы заемщика, а также из дивидендов, начисленных заемщику по результатам финансового года.

На основании платежных поручений от 02.11.2011 ООО «С» перечислило по поручению заемщика на расчетный счет застройщика — ООО «В» денежные средства в общей сумме 270392000 руб.

На момент подписания договора займа заемщик А. являлся директором ООО «С», что подтверждается трудовым контрактом от 14.07.2010, заключенным на три года. Кроме того, согласно уставу ООО «С» ответчик являлся участником этого общества с долей в уставном фонде 50%.

Определением хозяйственного суда города Минска от 04.06.2013 в отношении ООО «С» открыто конкурсное производство. Решением этого же суда от 19.09.2013 истец признан банкротом с ликвидацией.

Основанием для признания предприятия банкротом послужило отсутствие у должника денежных средств и иного имущества, достаточных для удовлетворения заявленных кредиторских требований в сумме 1636979381 руб.

Исходя из данных бухгалтерского баланса ООО «С» за 2010 год, утвержденного общим собранием участников (протокол от 25.03.2011 N 2), управляющим определены следующие коэффициенты платежеспособности общества:

коэффициент текущей ликвидности (К1), характеризующий общую обеспеченность собственными оборотными средствами для ведения хозяйственной деятельности и своевременного погашения срочных обязательств, — 0,964 (при отраслевом нормативе — не менее 1,2);

коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами (К2), характеризующий наличие у организации собственных оборотных средств, необходимых для ее финансовой устойчивости, — минус 0,037 (при отраслевом нормативе не менее 0,15);

коэффициент обеспеченности финансовых обязательств активами (К3), характеризующий способность организации рассчитаться по своим финансовым обязательствам после реализации активов, — 0,908 (нормативное значение коэффициента — не более 0,85).

Таким образом, на момент заключения оспариваемого договора займа и перечисления денежных средств структура бухгалтерского баланса общества была неудовлетворительной, что подтверждается пояснительной запиской к годовому бухгалтерскому отчету за 2010 год.

Данное обстоятельство было известно и заемщику А., являвшемуся на тот момент участником и директором ООО «С».

При этом коэффициент К3 по состоянию на 01.01.2011 свидетельствовал о том, что имущества предприятия недостаточно для удовлетворения имеющейся кредиторской задолженности, то есть удовлетворения всех требований кредиторов предприятия.

Материалами дела подтверждается, что заключение оспариваемого договора займа еще более усугубило неудовлетворительное финансовое положение должника. Так, исходя из данных бухгалтерского баланса ООО «С» за 2011 год по состоянию на 01.01.2012: коэффициент текущей ликвидности (К1) составил 0,832; коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами (К2) — минус 0,202; коэффициент обеспеченности финансовых обязательств активами (К3) — 1,007.

По состоянию на дату заключения оспариваемого договора займа (25.10.2011) у общества имелась кредиторская задолженность в общей сумме 1987555553 руб., о наличии которой должно было быть известно директору общества «С».

В силу статьи 1 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 N 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» заемщик А. являлся заинтересованным лицом в отношении должника — ООО «С».

С учетом установленных обстоятельств суд пришел к правильному выводу о том, что оспариваемый договор является сделкой, заключенной на заведомо невыгодных для должника условиях, так как предоставленный заем является беспроцентным и предоставлен на очень длительный срок (более шести лет), что повлекло изъятие данных денежных средств из оборота общества.

Таким образом, правильным является и вывод суда о том, что, заключив договор займа от 25.10.2011, должник умышленно нанес вред интересам кредиторов, а вторая сторона сделки (заемщик ООО «С») была заинтересованным в отношении должника лицом, которое знало о том, что должник совершением сделки умышленно нанес вред интересам кредиторов.

Утверждение ответчика о неправильных расчетах коэффициентов, влияющих на наличие факта банкротства, судебная коллегия по экономическим делам во внимание не приняла, поскольку эти утверждения никакими достоверными доказательствами не подтверждены и опровергаются имеющимися в деле заключениями, основанными на бухгалтерских балансах предприятия.

Ссылка ответчика на необоснованное рассмотрение дела в его отсутствие также несостоятельна, поскольку судом не допущено нарушений процессуального законодательства при извещении ответчика о времени и месте судебного разбирательства, сам же ответчик не известил суд о своем месте нахождения.

Все иные доводы ответчика, изложенные в кассационной жалобе, фактически направлены на переоценку представленных по делу доказательств.

Нарушений норм материального и (или) процессуального права, влекущих отмену принятых судебных постановлений, хозяйственным судом первой и апелляционной инстанций не допущено.

С учетом вышеизложенного коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь оставила обжалуемое судебное постановление без изменения.