Ошибка истца в правовой квалификации требования не может служить основанием для отказа в судебной защите

В соответствии с ч. 1 ст. 63 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) при рассмотрении дела в суде, рассматривающем экономические дела, первой инстанции до принятия судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, истец вправе изменить основание или предмет иска.

Изменение основания иска (заявления) означает изменение тех обстоятельств, на которых истец (заявитель) основывает свое требование к ответчику (заинтересованному лицу).

Изменение предмета иска (заявления) означает изменение материально-правового требования истца (заявителя) к ответчику.

Ссылка истца в исковом заявлении на иные нормы Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) не препятствует применению судами к установленным ими правоотношениям норм о соответствующем виде обязательств — из неосновательного обогащения.

Рассмотрим изложенное на примере из судебной практики.

Общество с ограниченной ответственностью «Р» (далее — ООО «Р») обратилось в экономический суд г. Минска с иском к частному торгово-производственному унитарному предприятию «Д» (далее — ЧТПУП «Д») о взыскании 35863182 руб., перечисленных ответчику в качестве предварительной оплаты за товар, 52679 руб. пени и 690878 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Требования мотивированы тем, что ответчик не исполнил свои обязательства по договору от 18.07.2014 N 18/07/14 (далее — договор) в части поставки товара, а перечисленные в качестве предварительной оплаты денежные средства в сумме 35863182 руб. необоснованно удерживает.

Возражая против удовлетворения заявленных требований, ответчик ссылался на то, что истцом при подаче иска не соблюден досудебный порядок урегулирования спора, а также сделан необоснованный вывод о том, что договор от 18.07.2014 является незаключенным.

Решением экономического суда г. Минска от 24.10.2014 заявленные требования удовлетворены частично: взысканы с ответчика в пользу истца 28957625 руб. предварительной оплаты, 587086 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, в удовлетворении остальной части требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда г. Минска от 22.01.2015 решение суда первой инстанции от 24.10.2014 оставлено без изменения.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев дело по кассационной жалобе ЧТПУП «Д», проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных постановлений, пришла к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы, исходя из следующего.

В соответствии с ч. 1 ст. 297 ХПК основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда, рассматривающего экономические дела, первой и (или) апелляционной инстанций являются их необоснованность, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Как усматривалось из материалов дела и установлено судебными инстанциями, 18.07.2014 истцом и ответчиком подписан договор N 18/07/14, согласно которому ответчик (поставщик) обязался изготовить, поставить и установить карнизы, комплекты штор (товар) согласно спецификации, а истец (покупатель) обязался принять товар и оплатить его стоимость.

Наименование товара (шторы и карнизы для окон), его вид (ткань), размеры, модель, цвет были согласованы сторонами в спецификациях N 1 от 18.07.2014 и N 2 от 18.07.2014.

В соответствии с подп. 2.1 п. 2 договора истец обязался перечислить на счет ответчика 70% суммы (24583737 руб.) в качестве предварительной оплаты в течение 5 банковских дней с момента подписания договора, оставшуюся сумму (10535888 руб.) — в течение 3 банковских дней с момента подписания ТТН.

Несмотря на указанное условие договора, истец перечислил ответчику платежным поручением от 28.07.2014 N 001427 предварительную оплату по договору в полном объеме — 35863182 руб.

Согласно подп. 3.3 п. 3 договора установлен срок поставки и установки товара — в течение 20 рабочих дней со дня поступления предварительной оплаты на расчетный счет ответчика.

Вследствие этого срок исполнения обязательств ответчиком по поставке товара истекал 25.08.2014.

В указанный срок товар не был поставлен в полном объеме и в соответствии с условиями договора, в связи с чем истец в ответах на письма ответчика исх. N 160 от 04.09.2014 и исх. N 195 от 22.09.2014 отказался от дальнейшего исполнения договора и потребовал возврата уплаченной суммы.

В связи с неисполнением ответчиком указанного требования в добровольном порядке истец предъявил требования о взыскании суммы предварительной оплаты с учетом пени и процентов за пользование чужими денежными средствами в судебном порядке.

Удовлетворяя заявленные требования в сумме 28957625 руб. предварительной оплаты и 587086 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, суд первой инстанции исходил из того, что вследствие несогласования сторонами существенных условий договора поставки о предмете договора данный договор следует признать незаключенным. Следовательно, в силу п. 1 ст. 971 ГК у ответчика возникло обязательство по возврату перечисленной ему предварительной оплаты в сумме 28957625 руб. с учетом процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 587086 руб.

С выводами суда первой инстанции согласилась апелляционная инстанция экономического суда г. Минска, указав на то, что при отсутствии подписанных сторонами документов, позволяющих однозначно определить товарные позиции, законным является вывод суда о несогласовании в данной части предмета договора.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь согласилась с указанными выводами судебных инстанций о праве истца требовать от ответчика возврата перечисленной ему предварительной оплаты в части стоимости непоставленного товара и процентов за пользование чужими денежными средствами, исчисленными на указанную стоимость, ввиду следующего.

В соответствии с п. 3 ст. 457 ГК в случаях, когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет свои обязанности по передаче товаров в установленный срок (ст. 427 ГК), покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом.

Из материалов дела следовало и сторонами не оспаривалось то обстоятельство, что указанный в договоре товар (шторы) изготавливался для вновь открывающегося ресторана, в связи с чем срок исполнения договора имел для истца существенное значение.

ЧТПУП «Д» не исполнило обязательство в установленный договором срок, поставив тем самым под сомнение возможность открытия объекта. Утверждение ответчика о том, что просрочка исполнения обязательства по поставке штор составила только один день (поставщик прибыл к истцу для монтажа штор 26.08.2014), опровергалось материалами дела, поскольку ответчик не отрицал, что 26.08.2014 он прибыл к истцу без оформления соответствующей товарно-транспортной накладной либо иных отгрузочных документов.

Более того, право истца на односторонний отказ от договора вследствие просрочки исполнения ответчиком не оспаривалось.

В связи с этим, принимая во внимание прекращение договорных обязательств истцом в одностороннем порядке, с учетом требований п. 3 ст. 972 ГК судебные инстанции обоснованно пришли к выводу о правомерности требований истца в части возврата суммы предварительной оплаты стоимости штор.

При этом доводы ответчика о том, что судом первой инстанции необоснованно изменен предмет и основание иска, поскольку первоначально было заявлено требование о взыскании основного долга на основании договора, не принимались во внимание ввиду следующего.

Изменение основания иска (заявления) означает изменение тех обстоятельств, на которых истец (заявитель) основывает свое требование к ответчику (заинтересованному лицу).

Изменение предмета иска (заявления) означает изменение материально-правового требования истца (заявителя) к ответчику.

Как следует из содержания искового заявления, в обоснование заявленных требований истец ссылался на подп. 1 и 2 п. 1 ст. 445 ГК, а также на имевший место факт отказа с его стороны от исполнения договора (имеется ссылка на письма исх. N 160 от 04.09.2014 и исх. N 195 от 22.09.2014).

Отсутствие в исковом заявлении ссылок на нормы гл. 59 ГК не лишает суд права на применение указанных норм при вынесении судебного постановления, поскольку при установлении подлежащих применению норм права в рамках конкретного дела суд не связан доводами лиц, участвующих в деле, и вправе применить акты законодательства, на которые лица, участвующие в деле, не ссылались, если при этом не изменяется основание иска. Правильная правовая квалификация сторон является одним из условий вынесения законного и обоснованного решения.

Безосновательны также ссылки ответчика на несоблюдение истцом досудебного порядка урегулирования спора, поскольку требование о возврате полученной по договору предварительной оплаты усматривается из содержания писем истца исх. N 160 от 04.09.2014 и исх. N 195 от 22.09.2014.

Доводы ответчика об ошибочности вывода судебных инстанций о незаключенности договора поставки хотя и являются обоснованными, однако судебной коллегией по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь отклонены как не влияющие на вывод о возникновении у ответчика обязательства по возврату полученной предоплаты в части стоимости непоставленного товара.

Не приняты во внимание также доводы ответчика о наличии обстоятельств, свидетельствующих о злоупотреблении истцом своими правами, поскольку факт нарушения ЧТПУП «Д» договорных обязательств по поставке товара в установленный срок последним не оспаривался.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основаниями для отмены обжалуемого судебного постановления, не выявлено.

Вследствие изложенного судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь оставила принятые судебные постановления без изменения.

Таким образом, рассмотренная ситуация является свидетельством того, что в ходе рассмотрения дела в суде стороны могут изменить основания и предмет иска. Кроме того, заблуждение истца относительно квалификации требования не означает, что ему будет отказано в защите нарушенного права.