Отсутствие отказа выгодоприобретателя от своего права на получение страхового возмещения не препятствует обращению с иском к страховой организации о возмещении убытков (невыплаченного страхового возмещения)

Одним из разновидностей договора в пользу третьего лица является договор страхования ответственности, так как считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред, либо в пользу стороны, перед которой по договору страхователь должен нести соответствующую ответственность (статьи 823 и 824 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК)).

Согласно пунктам 1 и 4 статьи 400 ГК договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.

В случае когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит законодательству и договору.

На практике часто возникают случаи, когда выгодоприобретатель привлекает к гражданско-правовой ответственности непосредственно виновное лицо без обращения в страховую организацию. При этом выгодоприобретатель не отказывается от своего права на получение страхового возмещения, а страховщик бездействует, несмотря на предоставление страхователем решений компетентных органов о привлечении его к ответственности.

Рассмотрим пример из судебной практики.

Предметом судебного разбирательства экономического суда г. Минска 7 октября 2014 г. (решение по делу N 248-17/2014) явились исковые требования торгово-производственного унитарного предприятия «А» (УП «А», истец) к открытому акционерному страховому обществу «Б» (ОАСО «Б», ответчик) о взыскании убытков в размере 1287539206 бел.руб.

В обоснование исковых требований УП «А» (страхователь) указало на следующие обстоятельства.

31 августа 2010 г. между УП «А» и ОАСО «Б» заключен договор добровольного страхования гражданской ответственности перевозчика на условиях Правил N 14 добровольного страхования гражданской ответственности перевозчика и экспедитора (далее — Правила N 14), оформленный страховым полисом сроком действия с 10 сентября 2010 г. по 9 сентября 2011 г. с лимитом ответственности за груз — 100000 евро по одному случаю, 400000 евро — за период.

Согласно страховому полису и пункту 2.2 Правил N 14 страховым случаем является факт наступления ответственности страхователя в период срока действия договора страхования за полную или частичную физическую утрату груза или его повреждение при перевозке, осуществляемой в соответствии с Конвенцией Организации Объединенных Наций «О договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ)» (заключена в г. Женеве 19.05.1956) (далее — КДПГ).

На основании заявки ООО «П» б/н от 24.08.2011 и договора б/н международной автомобильной перевозки грузов от 24.08.2011 УП «А» по CMR-накладной от 26.08.2011 приняло к перевозке продукцию (медный и латунный прокат) общей стоимостью 4780987 рос.руб. по маршруту: г. Г. О. области (Российская Федерация) — п. К. М. района М. области (Республика Беларусь). Груз к перевозке принял водитель УП «А» Т.

27 августа 2011 г. примерно в 12 часов 30 минут неизвестные лица, находясь на автодороге «О. — С.» около п. П. муниципального района В. С. области Российской Федерации, угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении Т., завладели грузом.

УП «А» в соответствии с Правилами N 14 известило страховщика о наступлении страхового случая.

Письмом от 12.10.2011 ответчик отказал в выплате страхового возмещения, указав, что страхователь в данном случае не несет ответственности за утрату груза.

В то же время постановлением апелляционной инстанции экономического суда Минской области по делу N 219-4/2013/31а от 18.02.2014 не установлено оснований для освобождения перевозчика (УП «А») от ответственности за утрату груза, в связи с чем сумма причиненного утратой груза ущерба в размере 1290866706 бел.руб. взыскана с перевозчика в пользу ООО «П» (экспедитора).

Согласно статьям 290 и 833 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства.

Условия, на которых заключается договор добровольного страхования, определяются в правилах соответствующего вида страхования, утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков и согласованных с органом, осуществляющим государственный надзор за страховой деятельностью.

Условия, содержащиеся в правилах страхования, в том числе не включенные в текст договора страхования или страхового полиса (свидетельства, сертификата), обязательны для страховщика и страхователя или выгодоприобретателя.

В силу абзаца 2 пункта 7.5 и пункта 7.6 Правил N 14 в случае судебного разбирательства по предъявленной претензии акт о страховом случае составляется в течение 7 дней с момента вынесения компетентными органами окончательного решения об ответственности страхователя.

Страховщик выплачивает страховое возмещение лицам, предъявившим претензии в течение 30 дней после подписания акта о страховом случае.

Однако ОАСО «Б» эти обязательства по договору страхования в добровольном порядке не исполнило.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 364 ГК должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, установленными статьей 14 ГК.

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Не составив акт о страховом случае и не выплатив страхового возмещения, ОАСО «Б» не исполнило условий договора страхования. Данное нарушение повлекло причинение УП «А» убытков в виде исполнения на основании постановления апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 18.02.2014 по делу N 219-4/2013/31а обязательства по возмещению ООО «П» стоимости утраченного груза в размере 1290866706 бел.руб.

Ответчик иск не признал по основаниям, изложенным в отзыве на иск, суть которых сводится к трем основным позициям.

Во-первых, истец — УП «А» не является выгодоприобретателем по договору страхования гражданской ответственности перевозчика, а также кредитором, т.е. не является носителем того материального права, о защите которого он ставит вопрос перед судом, а значит, лицом, обратившимся в суд. Вывод сделан на основании того, что договор страхования гражданской ответственности перевозчика (истца) считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей).

По договору страхования страховщик отвечает лишь за действия лица, виновного в причинении ущерба, выплачивая потерпевшему, а не УП «А» страховое возмещение. В случае отказа страховщика выплатить страховое возмещение выгодоприобретатель вправе обратиться к нему с иском о взыскании, чего он не сделал, однако выгодоприобретатель не отказался от своих прав требования по договору страхования.

Во-вторых, в соответствии с пунктом 2.4.21 Правил N 14 не является страховым случаем и не подлежат возмещению убытки, возникшие вследствие того, что страхователь умышленно не принял разумных и доступных мер, чтобы уменьшить возможные убытки.

Решением хозяйственного суда г. Минска от 14.06.2013 по делу N 231-6/2012 установлен факт, что длительная остановка транспортного средства с грузом, стоимость которого являлась значительной, произведена вне охраняемого места без принятия дополнительных мер по обеспечению его сохранности при наличии возможности, поэтому в силу части 3 статьи 106 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) установленный факт имеет преюдициальный характер и не подлежит повторному доказыванию. Исходя из фактических обстоятельств дела, суд пришел к выводу, что утрата груза произошла вследствие виновных действий ответчика (неосторожность в форме небрежности), которые подпадают под понятие злоумышленного поступка перевозчика, влияющего на возможность признания заявленного случая страховым.

В-третьих, истцом неверно определена цена иска. Так, согласно пункту 7.3 Правил N 14 страховое возмещение выплачивается в размере ущерба за вычетом безусловной франшизы, но не может превышать установленных по договору страхования лимитов ответственности. С учетом официального курса Национального банка Республики Беларусь на дату страхового случая (27 августа 2011 г.) в размере 7306,06 евро лимит ответственности составит 730606000 бел.руб. Кроме того, из цены иска должна быть исключена безусловная франшиза в размере 250 евро по каждому случаю.

Представитель истца с возражениями ответчика не согласился и в представленных письменных пояснениях указал следующее.

В соответствии с Правилами автомобильных перевозок грузов, утвержденными постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30.06.2008 N 970 (в редакции постановления Совета Министров Республики Беларусь от 13.04.2011 N 493), под заказчиком автомобильной перевозки понимается грузоотправитель, грузополучатель, экспедитор, заключивший договор об автомобильной перевозке груза с автомобильным перевозчиком (абзац 6 пункта 5, абзац 2 части 2 пункта 7 названных Правил).

Груз к перевозке принимался истцом на основании договора б/н международной автомобильной перевозки грузов от 24.08.2011, сторонами которого являлись ООО «П» (заказчик) и УП «А» (перевозчик). Следовательно, заказчиком автомобильной перевозки является ООО «П».

ООО «П», несмотря на то что является выгодоприобретателем по договору страхования, для возмещения ущерба, причиненного утратой груза, обратилось к УП «А» (перевозчику) с требованием о возмещении убытков.

Страховщик, указывая в отзыве на исковое заявление и в дополнениях к нему мотивы отклонения требований, подменяет предмет иска и вводит суд в заблуждение, так как страхователем заявлен иск о взыскании убытков, вызванных неисполнением страховщиком обязательств, а не выплате страхового возмещения.

Ответчиком в нарушение принципа распределения бремени доказывания не приведено доказательств, свидетельствующих об отсутствии страхового случая согласно пункту 2.4 Правил N 14, в силу которого не являются страховыми случаями и не подлежат возмещению убытки, возникшие вследствие:

2.4.1. Перевозки груза с объявлением стоимости груза в соответствии со статьей 24 КДПГ и / или с объявлением суммы специального интереса в соответствии со статьей 26 КДПГ, за исключением случаев, когда страховщик дал письменное согласие на такую перевозку.

2.4.21. Того, что страхователь (его полномочный представитель) умышленно не принял разумных и доступных ему мер, чтобы уменьшить возможные убытки.

Статьей 24 КДПГ установлено, что отправитель может декларировать в накладной при условии уплаты установленной по обоюдному соглашению надбавки к провозной плате стоимость груза, превышающую предел, указанный в пункте 3 статьи 23 КДПГ, и в таком случае декларированная сумма заменяет этот предел.

Размер возмещения не может превышать 8,33 расчетной единицы за 1 кг недостающего веса брутто.

УП «А» согласно CMR-накладной от 26.08.2011 приняло к перевозке груз весом брутто 19523 кг стоимостью 4780987,8 рос.руб. Согласно информации с официального сайта Центрального банка Российской Федерации 1 единица СДР (специальных прав заимствования) составляла 46,5779 рос.руб.

Применительно к данной перевозке отправитель мог объявить и указать в международной товарно-транспортной (CMR) накладной (подпункт d) пункта 2 статьи 6 КДПГ) стоимость груза только в том случае, если эта стоимость выше 7574805,04 рос.руб.

Однако поскольку стоимость груза, указанная в CMR-накладной, ниже размера возмещения, рассчитанного по весу брутто на 26 августа 2011 г., следует признать, что такая стоимость груза не является объявленной. При таких обстоятельствах письменное согласие страховщика на перевозку груза не требовалось, и оснований для непризнания страхового случая по пункту 2.4.1 Правил N 14 не имеется.

Решением хозяйственного суда г. Минска от 14.06.2013 по делу N 231-6/2012 и постановлением апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 18.02.2014 по делу N 219-4/2013 установлено, что утрата груза произошла по небрежности перевозчика.

Из пункта 37 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 24.10.2012 N 9 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров автомобильной перевозки грузов и транспортной экспедиции» (далее — постановление Пленума N 9) следует, что вина в форме неосторожности не является злоумышленным поступком.

Следовательно, оснований для непризнания случая страховым по пункту 2.4.1 Правил N 14 также не имеется.

Для определения лимита ответственности необходимо применять официальный курс Национального банка Республики Беларусь на день выплаты страхового возмещения.

В соответствии с частью 2 пункта 1 статьи 298 ГК в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в белорусских рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах («специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законодательством или соглашением сторон.

Поскольку соглашением сторон не установлено иное, должен применяться официальный курс Национального банка Республики Беларусь на день осуществления платежа относительно рассматриваемого спора на день принятия экономическим судом решения.

На день рассмотрения дела судом официальный курс Национального банка Республики Беларусь 1 евро составляет 13310 бел.руб. В данном случае лимит ответственности составит 1331000000 бел.руб., а заявлено — 1290866706 руб.

Очевидно, что размер убытков, подлежащих возмещению ответчиком, не превышает лимита ответственности невыплаченного страхового возмещения ООО «П», и в этой части доводы ответчика необоснованны.

Истец согласился с доводами страховщика об уменьшении размера убытков на размер безусловной франшизы, в связи с чем просил суд принять отказ от иска в части взыскания убытков в размере 3327500 бел.руб.

В ходе судебного разбирательства судом установлены следующие фактические обстоятельства.

На основании заявления от 30.08.2011 между УП «А» и ОАСО «Б» 31 августа 2011 г. заключен договор добровольного страхования гражданской ответственности перевозчика на условиях Правил N 14, оформленный страховым полисом сроком действия с 10 сентября 2010 г. по 09 сентября 2011 г. с лимитом ответственности за груз — 100000 евро по одному случаю, 400000 евро — за период.

Объектом страхования являются имущественные интересы страхователя, связанные с его ответственностью по обязательствам, возникшим в случае причинения вреда жизни, здоровью, имуществу потерпевшего с использованием страхователем транспортных средств для перевозки грузов, а также в связи с возникновением расходов, связанных с его ответственностью по обязательствам, возникшим в случае причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших в процессе экспедирования грузов и / или в связи с использованием страхователем транспортных средств для перевозки грузов.

Согласно страховому полису и пункту 2.2 Правил N 14 страховым случаем является факт наступления ответственности страхователя в период срока действия договора страхования за полную или частичную физическую утрату груза или его повреждение при перевозке, осуществляемой в соответствии с КДПГ.

На основании заявки ООО «П» (заказчика перевозки) б/н от 24.08.2011 и договора б/н международной автомобильной перевозки грузов от 24.08.2011 УП «А» (перевозчик) по CMR-накладной от 26.08.2011 приняло к перевозке товар (медный и латунный прокат) общей стоимостью 4780987,80 рос.руб. по маршруту: г. Г. О. области (Российская Федерация) — п. К. М. района М. области (Республика Беларусь). По договору перевозчик обязался доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его уполномоченному лицу (получателю) без удержаний, а заказчик обязался уплатить за перевозку груза согласованную плату. Товар принял водитель УП «А» Т. Получатель товара — ОДО «С» (г. Минск).

В результате разбойного нападения со стороны неизвестных лиц и угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении Т. 27 августа 2011 г. вверенный перевозчику (истцу) груз был похищен, что следует из содержания постановления о возбуждении уголовного дела и принятия его к производству, вынесенного 29.08.2011 следователем СОО МВД России майором юстиции С.

Письмом от 30.08.2011 истец просил ответчика возместить ущерб согласно договору страхования, на что был получен отказ (письмо от 12.10.2011).

Решением хозяйственного суда г. Минска от 14.06.2013 по делу N 231-6/2012 стоимость утраченного груза была взыскана с экспедитора (ООО «П») в пользу заказчика (ОДО «С»), эквивалент которой на момент вынесения решения составил 1290866706 бел.руб.

ООО «П», полагая, что право требования возмещения ущерба в виде стоимости утраченного груза перешло к нему, обратилось в хозяйственный суд Минской области с иском к УП «А» (перевозчику) о взыскании 1318013583 бел.руб.

Экономический суд решением от 09.01.2014 по делу N 219-4/2013 отказал истцу в удовлетворении исковых требований о взыскании 1290866706 бел.руб. в возмещение ущерба.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Минской области по делу N 219-4/2013/31а от 18.02.2014 не установлено оснований для освобождения перевозчика от ответственности за утрату груза, в связи с чем сумма причиненного утратой груза ущерба в размере 1290866706 бел.руб. взыскана с перевозчика (УП «А», истца по настоящему делу) в пользу ООО «П».

Оценив представленные доказательства, заслушав объяснения представителей сторон, суд установил иск обоснованным и подлежащим удовлетворению, исходя из следующего.

Согласно статье 100 ХПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Суд отметил, что согласно статьям 290 и 833 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

Условия, на которых заключается договор добровольного страхования, определяются в правилах соответствующего вида страхования и являются обязательными для страховщика и страхователя или выгодоприобретателя.

В силу абзаца 2 пункта 7.5 и пункта 7.6 Правил N 14 в случае судебного разбирательства по предъявленной претензии акт о страховом случае составляется в течение 7 дней с момента вынесения компетентными органами окончательного решения об ответственности страхователя. Страховщик выплачивает страховое возмещение лицам, предъявившим претензии, либо страхователю в случае, если он с письменного согласия страховщика самостоятельно оплатил предъявленную ему претензию в течение 30 дней после подписания акта о страховом случае.

Как следует из материалов дела, ОАСО «Б» эти обязательства по договору страхования в добровольном порядке не исполнило. Данное нарушение повлекло причинение истцу убытков в виде исполнения на основании постановления апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 18.02.2014 по делу N 219-4/2013 обязательства по возмещению ООО «П» стоимости утраченного груза в размере 1290866706 бел.руб.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 364 ГК должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, установленными статьей 14 ГК.

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

На основании вышеизложенного суд считает требование истца обоснованным и подлежащим удовлетворению в полном объеме.

Доводы ответчика как основания возражений против иска суд считает необоснованными по следующим основаниям.

Ответчик считает, что, поскольку истец не является выгодоприобретателем по договору страхования, а также кредитором, следовательно, он не вправе заявлять иск о взыскании со страхователя 1287539206 бел.руб.

Суд обращает внимание на то, что истец не заявляет требования о взыскании страхового возмещения.

ООО «П», несмотря на то что является выгодоприобретателем по договору страхования, для возмещения ущерба, причиненного утратой груза, обратилось к УП «А» (перевозчику) с требованием о возмещении убытков.

ОАСО «Б», не составив акт о страховом случае и не выплатив страхового возмещения, тем самым не исполнило условий договора страхования, что повлекло причинение УП «А» убытков в размере 1290866706 бел.руб.

Ответчик не считает данный случай страховым, поскольку, по его мнению, убытки возникли вследствие того, что страхователь умышленно не принял разумных и доступных мер, чтобы уменьшить возможные убытки, однако каких-либо доказательств суду представлено не было.

Решением хозяйственного суда г. Минска от 14.06.2013 по делу N 231-6/2012 и постановлением апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 18.02.2014 по делу N 219-4/2013 установлено, что утрата груза произошла по небрежности перевозчика.

Из пункта 37 постановления Пленума N 9 следует, что вина в форме неосторожности не приравнивается к злоумышленному поступку.

Следовательно, оснований для непризнания случая страховым по пункту 2.4.1 Правил N 14 также не имеется.

Для определения лимита ответственности необходимо применять официальный курс Национального банка Республики Беларусь на день выплаты страхового возмещения.

В соответствии с частью 2 пункта 1 статьи 298 ГК в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в белорусских рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах («специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законодательством или соглашением сторон (в редакции Закона Республики Беларусь от 20.06.2008 N 347-З).

Поскольку соглашением сторон не установлено иное, должен применяться официальный курс Национального банка Республики Беларусь на день осуществления платежа.

На 7 октября 2014 г. официальный курс Национального банка Республики Беларусь составляет 13310 бел.руб. Согласно расчету суда лимит ответственности составляет 1331000000 бел.руб., безусловная франшиза — 3327500 бел.руб. соответственно. Таким образом, сумма убытков составляет 1287539206 бел.руб.

Судами апелляционной и кассационной инстанции решение экономического суда г. Минска от 07.10.2014 по делу N 248-17/2014 оставлено без изменения, а жалобы ОАСО «Б» — без удовлетворения.