Предложения по некоторым положениям устава хозяйственного общества с учетом судебной практики

1. Ограничение предоставления информации участнику общества

Согласно абз. 3 ч. 9 ст. 13 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 N 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее — Закон) участники хозяйственного общества вправе

получать информацию о деятельности хозяйственного общества и знакомиться с его документацией в объеме и порядке, установленных уставом.

Понятие «объем предоставляемой информации, установленный уставом», полагаем, означает, что: а) в уставе может быть указано, что на определенную информацию при соответствующем условии участник вообще не имеет права; б) в уставе может быть определено, какое, например, количество копий документов может быть отправлено участнику почтой; в каком объеме ему могут быть за один раз предоставлены оригиналы документов и т.д., однако понятие «объем предоставляемой информации, определенный уставом» не означает, что на какую-либо информацию участник вообще не имеет права Вместе с тем при рассмотрении одного из дел суд указал, что «общество в учредительных документах может установить лишь способы получения информации, обеспечивающие ее подлинность, и установить плату за изготовление копий документов, но не ограничивать в праве на получение информации вообще» (постановление апелляционной инстанции хозяйственного суда Брестской области от 08.09.2009 (дело N 263-13/2009/145А) (далее — постановление по делу N 263-13/2009/145А)) В постановлении по делу N 263-13/2009/145А ключевой фразой, обосновывающей приведенный вывод, по нашему мнению, является следующая: «Целью раскрытия информации об обществе является донесение этой информации до сведения всех заинтересованных в ее получении лиц в объеме, необходимом для принятия взвешенного решения об участии в обществе или совершения иных действий, способных повлиять на финансово-хозяйственную деятельность общества».

Таким образом, если в уставе хозяйственного общества будет указано, что информация участнику общества предоставляется в объеме, необходимом для принятия взвешенного решения об участии в обществе или совершения иных действий, способных повлиять на финансово-хозяйственную деятельность общества, то, возможно, суд не удовлетворит иск участника общества, если запрашиваемая участником информация при раскрытии не будет способствовать достижению указанной цели. Кроме того, в зависимости от данной цели в уставе можно предусмотреть порядок и критерии решения спора об объеме предоставляемой информации.

Указанные действия, возможно, кроме всего прочего, будут решать проблему, когда участник общества запрашивает значительный объем информации и общество отказывает участнику со ссылкой на злоупотребление правом (ч. 1 п. 1 ст. 9 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК)), что после приводит к удовлетворению иска участника общества со ссылкой на несостоятельность довода об указанном злоупотреблении (см., например, постановление апелляционной инстанции хозяйственного суда г. Минска от 19.01.2012 (дело N 838-4/2011/1070а); решение экономического суда Витебской области от 12.02.2014 (дело N 92-13/2013))

2. Предоставление информации наследнику участника хозяйственного общества

В Законе отсутствует норма, которая определяла бы порядок ознакомления наследников участников хозяйственных обществ с информацией об обществе. Тем не менее логично сделать вывод, что такая информация необходима наследникам в том числе для того, чтобы: а) принять решение о вступлении в общество; б) проверить правильность расчета приходящейся на наследника действительной стоимости доли и соответствующей части прибыли, если наследник отказался или ему было отказано стать участником общества Суд не удовлетворил иск наследника участника общества о предоставлении информации об обществе, когда наследнику было отказано в участии в обществе и было принято решение о выплате действительной стоимости доли наследодателя. При этом суд указал на то, что «в нормативном акте не содержится нормы о том, что наследник умершего участника хозяйственного общества обладает теми же правами, что и участник общества (и, в частности, правом на получение любой без ограничения информации о деятельности общества)» (решение экономического суда Гродненской области от 17.11.2014 по делу N 196-6/2014 (далее — решение по делу N 196-6/2014)). Суд апелляционной инстанции подтвердил правильность указанного решения. При этом указал, что «в то же время отказ в удовлетворении иска по настоящему делу не лишает истца возможности на защиту своих интересов путем предъявления иных требований по основаниям, предусмотренным действующим законодательством Республики Беларусь» (постановление апелляционной инстанции экономического суда Гродненской области от 22.12.2014 (дело N 196-6/2014/83А) (далее — постановление по делу N 196-6/2014/83А)) Согласно ч. 1 ст. 64 Закона информация о хозяйственном обществе предоставляется и раскрывается самим хозяйственным обществом в соответствии с законодательством в случаях, установленных Законом, иными законодательными актами и уставом, а также государственными органами и другими организациями в случаях, установленных законодательными актами. В соответствии с ч. 1 ст. 16 Закона Республики Беларусь от 10.11.2008 N 455-З «Об информации, информатизации и защите информации» (далее — Закон об информации) к общедоступной информации относится информация, доступ к которой, распространение и (или) предоставление которой не ограничены, при этом ч. 2 вышеназванной статьи предусмотрено, что не могут быть ограничены доступ к информации, распространение и (или) предоставление информации.

Логично отметить, что информация о стоимости доли и части прибыли, которые имеет право получить наследник, по нашему мнению, есть информация о праве наследника. То есть, кроме того, что наследник имеет право быть информирован о его праве на получение указанных сумм, он также имеет право получить информацию об их конкретной величине. Следует отметить, что эту информацию он может получить технически в виде: а) просто цифр, либо б) представленных расчетов, указанных цифр, либо в) представленных документов, с помощью которых он сам может произвести соответствующие расчеты.

Не вдаваясь в дискуссию о правильности приведенных доводов, просто укажем на то, что, если участник общества желает в полной мере позаботиться о своих наследниках, он имеет право предложить, чтобы в устав общества на основании ч. 1 и 2 ст. 16 Закона об информации было включено соответствующее положение, которое связано с получением наследником информации об обществе в части реализации его прав.

Такое положение может выглядеть следующим образом:

«В случае отказа наследнику быть в составе участников общества ему по его запросу должна быть предоставлена информация о его правах, которые связаны с обществом. В частности, такому наследнику должна быть предоставлена информация о действительной стоимости доли, рассчитанной на момент открытия наследства, а также информация о причитающейся ему сумме прибыли. Информация об указанных стоимости доли и сумме прибыли по усмотрению наследника может быть предоставлена либо а) в виде расчетов с приложением документов, которые явились основанием для таких расчетов, либо б) в виде документов, с помощью которых наследник (либо его представитель) сможет произвести соответствующие расчеты».

Вариант (б) необходим для того, чтобы наследник имел не только право получить, например, копию бухгалтерского баланса, на основании которого был произведен расчет доли, но и при необходимости возможность ознакомиться с соответствующими документами, которые легли в основу расчета определенных статей бухгалтерского баланса. Также вариант (б) желателен для того, чтобы наследник в случае необходимости мог достоверно убедиться в том, что приходящаяся на его долю прибыль не была каким-либо способом искусственно занижена обществом.

Так, в приведенных решении по делу N 196-6/2014, постановлении по делу N 196-6/2014/83А общество предоставило наследнику информацию о действительной стоимости доли, а также копию бухгалтерского баланса, расчет чистых активов, копии устава и учредительного договора, сведения о нераспределенной прибыли на момент открытия наследства. Судя по запросу наследника, он хотел быть уверен в том, что общество не предприняло каких-либо действий, чтобы намеренно сократить приходящуюся на его долю прибыль. Однако общество отказало в выдаче информации, в частности, об аффилированных лицах, перечне заключенных договоров за соответствующий период, анализе счетов бухгалтерского учета 90, 91

3. Временной период отчуждения (приобретения) имущества на основании крупной сделки

Согласно ч. 1 ст. 58 Закона «крупной сделкой хозяйственного общества является сделка (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, влекущих приобретение, отчуждение или возможность отчуждения хозяйственным обществом прямо либо косвенно денежных средств и (или) иного имущества». В Законе нет ограничения в отношении того, за какой период общество может отчуждать (приобретать) имущество на основании совершенной сделки (либо взаимосвязанных сделок) Суд первой инстанции удовлетворил иск о признании недействительным кредитного договора. В указанном договоре общая сумма кредита подпадала под крупную сделку в отличие от суммы максимальной единовременной задолженности по кредиту. Отменяя решения суда первой инстанции, апелляционная инстанция ориентировалась на сумму единовременной задолженности, подразумевая, что общество не имело права взять кредит на большую сумму, пока не погасило бы предыдущую. Суд кассационной инстанции подтвердил правильность решения суда апелляционной инстанции (постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 04.09.2014 (дело N 199-7/2013/14/7-64А/815К) (далее — постановление по делу N 199-7/2013/14/7-64А/815К)) Следует обратить внимание, что в постановлении по делу N 199-7/2013/14/7-64А/815К ничего не сказано о том, обязан ли был кредитополучатель получать следующую сумму кредита после погашения предыдущей, либо это было лишь его правом. Однако так или иначе указанный кредитный договор мог за определенный период времени привести к получению, а затем и к отчуждению имущества на сумму, соответствующую крупной сделке.

В соответствии с ч. 1 ст. 58 Закона уставом хозяйственного общества могут быть определены и иные сделки, на принятие решения о совершении которых распространяется порядок принятия решения о совершении крупной сделки.

С учетом названной нормы в уставе общества можно указать, что сделка, которая может привести к приобретению (отчуждению) имущества на протяжении определенного (неопределенного) периода, должна заключаться обществом в порядке, предусмотренном для крупных сделок, если сумма этой сделки подпадает под крупную сделку и если такая сделка не относится к обычной хозяйственной деятельности общества

4. Кредитный договор для кредитополучателя как сделка, совершенная в процессе обычной хозяйственной деятельности

Согласно ч. 8 ст. 58 Закона положения ст. 58 Закона не распространяются на сделки, совершаемые хозяйственным обществом в процессе обычной хозяйственной деятельности. В части шестой статьи 57 Закона определены категории таких сделок. Кроме того, ч. 10 п. 24 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда 31.10.2011 N 20 «О некоторых вопросах рассмотрения дел с участием коммерческих организаций и их учредителей (участников)» содержит определение понятия «обычная хозяйственная деятельность».

С учетом указанных правовых положений кредитный договор, по нашему мнению, можно с уверенностью отнести к обычной хозяйственной деятельности, если: а) речь идет о кредитной организации и общество выступает кредитодателем, либо б) общество выступает в качестве кредитополучателя и подобный договор общество заключает периодически на одних и тех же либо похожих условиях (например, кредит на выплату заработной платы). Однако если общество получает кредит для осуществления какого-то нового проекта либо даже для поддержания уже реализуемого проекта и данный проект совпадает с конкретным видом деятельности, указанным в уставе общества, все же возникает сомнение в том, что такой договор относится к обычной хозяйственной деятельности. Ведь это не договор на приобретение товаров (услуг), которые необходимы для осуществления конкретной деятельности, и общее собрание общества (с учетом возможности участников общества по привлечению денежных средств) вполне может поспорить по поводу того, из какого источника лучше привлечь денежные средства Суд кассационной инстанции пришел к выводу, что кредитный договор для кредитополучателя является договором, заключенным в процессе обычной хозяйственной деятельности, на основании следующего. В подп. 1.3 п. 1 кредитного договора от 13.11.2012 указана цель предоставления кредита — с запретом на вложения во внеоборотные активы. Оценивая кредитный договор с учетом цели предоставления кредита, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии правовых оснований для признания его для ответчика крупной сделкой, поскольку, заключая оспариваемый договор, кредитополучатель преследовал цель пополнения своих оборотных средств, что свидетельствует о том, что сделка была заключена в рамках обычной хозяйственной деятельности, что, в свою очередь, исключает применение к рассматриваемым правоотношениям ст. 58 Закона (постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 04.09.2014 (дело N 199-7/2013/14/7-64А/815К) (далее — постановление по делу N 199-7/2013/14/7-64А/815К)) Обратим внимание, что в указанном постановлении по делу N 199-7/2013/14/7-64А/815К не идет речь о том, что кредит был получен в целях осуществления деятельности, указанной в уставе. Таким образом, судебная практика предложила дополнительный критерий отнесения договора к обычной хозяйственной деятельности — пополнение оборотных активов.

Конечно же, в уставе общества можно указать, что все кредитные договоры общество заключает в порядке, предусмотренном для совершения крупных сделок.

Однако не всякий кредитный договор рационально заключать в таком порядке. Поэтому в уставе можно предусмотреть следующую формулировку: «В первый год осуществления деятельности любой кредитный договор общества заключается по правилам, предусмотренным для совершения крупных сделок. В последующие годы исполнительный орган общества единично принимает решение о заключении кредитных договоров, если: а) условия этих договоров являются схожими с условиями договоров, которое уже заключало общество, и б) договор заключается в целях и в ситуации, которые имели место при заключении ранее совершенных кредитных договоров». Предусмотренное в предыдущем предложении положение не применяется, если кредитный договор является в соответствии с законодательством и настоящим уставом крупной сделкой. Такой договор заключается только по решению общего собрания участников общества

5. Выходящий участник хозяйственного общества имеет право на часть прибыли (не дохода за вычетом некоторой части расходов)

Согласно ч. 4 ст. 103 Закона в случае выхода участника общества с ограниченной ответственностью вышедшему участнику выплачивается часть прибыли, приходящаяся на его долю.

С учетом положения п. 40 Инструкции о порядке составления бухгалтерской отчетности, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 31.10.2011 N 111 «Об установлении форм бухгалтерской отчетности, утверждении Инструкции о порядке составления бухгалтерской отчетности и признании утратившими силу постановления Министерства финансов Республики Беларусь от 14 февраля 2008 г. N 19 и отдельного структурного элемента постановления Министерства финансов Республики Беларусь от 11 декабря 2008 г. N 187», а также п. 67 Инструкции о порядке применения типового плана счетов бухгалтерского учета, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 29.06.2011 N 50 «Об установлении типового плана счетов бухгалтерского учета, утверждении Инструкции о порядке применения типового плана счетов бухгалтерского учета и признании утратившими силу некоторых постановлений Министерства финансов Республики Беларусь и их отдельных структурных элементов», финансовый результат хозяйственных операций характеризуется либо прибылью, либо убытками. Поэтому представляется логичным, что если в одном отчетном периоде у хозяйствующего субъекта финансовый результат — прибыль, а в другом (следующем) — убыток, то в случае определения финансового результата в совокупности по двум указанным периодам логично принимать в расчет прибыль первого периода и убыток второго периода, что приведет либо к прибыли, если прибыль первого периода окажется больше убытков второго периода, либо соответственно к убыткам. Однако имеется и иная точка зрения Так, обществу необходимо было рассчитать часть прибыли, приходящейся на выходящего участника за период с 07.09.2012 по 02.09.2013. По поводу данного расчета возник спор. Суд указал на то, что принимать в расчет и прибыль за период с 07.09.2012 по 02.09.2013, и убыток за период с 01.01.2013 по 02.09.2013 не соответствует законодательству ввиду следующего. Согласно ч. 1 п. 2 ст. 64 ГК и ч. 4 ст. 103 Закона о хозяйственных обществах в случае выхода участника общества с ограниченной ответственностью вышедшему участнику выплачивается часть прибыли, приходящаяся на его долю. Таким образом, в указанных актах законодательства речь идет именно о прибыли, но не об убытках. В развитие указанного обоснования суд также сделал следующий вывод: «Истец, вышедший из участников ответчика, не имеет права и возможности участвовать в управлении обществом. Возможность получения прибыли или риск несения убытков определяется действиями (бездействием) оставшихся участников общества и его исполнительного органа. В соответствии с ч. 7 ст. 33 Закона ответственность перед хозяйственным обществом за убытки, причиненные этому обществу, несут члены органов хозяйственного общества в соответствии с их компетенцией» Согласно ч. 4 ст. 103 Закона вышедшему (исключенному) участнику выплачивается часть прибыли, полученная этим обществом с момента выбытия этого участника до момента расчета. В Законе указано, что вышедший участник имеет право именно на прибыль, а не на доход без учета какой-то части расходов.

С учетом того что в Республике Беларусь положение суда апелляционной инстанции не создает правовую норму, устав общества может вполне на законных основаниях содержать правило, которое развивает норму закона с интерпретацией, отличающейся от интерпретации указанного постановления. Конечно же, существует риск, что в случае спора суд придет к выводу о незаконности такого положения. Однако при существовании такого положения в уставе, возможно, и не возникнет спор, а если и возникнет, то логично предположить, что степень указанного судебного риска будет меньше, если к тому же данное положение устава будет соответствующим образом обосновано.

С учетом указанного можно предусмотреть в уставе следующую формулировку: «Сумма части прибыли, полученная обществом с момента выбытия (исключения) участника до момента расчета с эти участником, определяется по данным бухгалтерского учета общества. При осуществлении указанного расчета принимаются во внимание все хозяйственные операции, совершенные обществом за указанный период вне зависимости от того, как они влияли на изменение активов, обязательств, собственного капитала, доходов, расходов общества»

6. Утверждение договора с директором общим собранием участников хозяйственного общества

Согласно положению ч. 5 ст. 54 Закона трудовой договор (контракт), гражданско-правовой договор с лицом, избранным исполнять обязанности единоличного исполнительного органа, от имени хозяйственного общества подписываются председателем общего собрания участников хозяйственного общества, на котором было избрано указанное лицо. В Законе не указывается на права и обязанности участников общества в отношении подготовки проекта данного договора и его согласования участниками общества перед подписанием В судебной практике есть пример, когда суд при рассмотрении одного из дел указал на то, что утверждение контракта с директором собранием участников общества ни законодательством, ни уставом общества не предусмотрено, как и его утверждение, до процедуры избрания директора общества (решение экономического суда Витебской области от 15.01.2015 (дело N 206-8/2014)). Данный вывод был подтвержден судом апелляционной инстанции (постановление от 17.02.2015 (дело N 206-8/2014/17А)). В указанном деле истец обосновывал обязательность утверждения контракта с директором общества на основании того, что данный контракт является локальным нормативным актом общества, а также того, что к компетенции общего собрания участников общества относится определение условий оплаты труда директора общества. Суд относительно данных аргументов указал, что отнесение к компетенции общего собрания участников общества определения условий оплаты труда директора общества не придает контракту, заключаемому с директором общества, силы локального нормативного правового акта Согласно ч. 1 ст. 254 Трудового кодекса Республики Беларусь трудовой договор с руководителем организации заключается собственником имущества организации либо уполномоченным им органом (организацией) на срок, установленный учредительными документами организации или соглашением сторон, если иное не предусмотрено законодательными актами.

Как указано ранее, Законом предусмотрено подписание указанного договора председателем общего собрания общества. Означает ли это, что в Законе идет речь о том, что председателю общего собрания предоставлены полномочия заключать договор с руководителем организации, то есть от имени общества единолично принимать решения по поводу условий такого договора, за исключением условий о заработной плате руководителя, которые должны быть решены общим собранием?

Не отвечая на поставленный вопрос, предлагаем закрепить в уставе условие о том, что к компетенции общего собрания участников общества относится утверждение трудового договора (контракта) либо гражданско-правового договора с руководителем организации. Основание — положение абз. 10 ч. 1 ст. 35 Закона, предусматривающее, что к компетенции общего собрания участников хозяйственного общества относится решение иных вопросов, предусмотренных Законом и уставом