Взыскание задолженности по кредитному договору по исполнительной надписи: спорные вопросы (часть 1)

Возврат к практике взыскания кредитной задолженности путем совершения исполнительной надписи нотариуса (состоявшийся в 2011 году в части физических лиц, а в 2015 году — в части юридических лиц), несомненно, привнес много плюсов в практике работы банков с проблемными активами. Однако, несмотря на развитие законодательства, регулирующего порядок совершения нотариусами исполнительных надписей, на практике по-прежнему возникает множество спорных и проблемных вопросов, связанных с их совершением. В настоящей статье мы рассмотрим некоторые из них. 1. О совершении исполнительной надписи в отношении поручителя в отдельности от кредитополучателя. На практике иногда высказывается точка зрения о том, что если в отношении кредитополучателя совершена исполнительная надпись нотариуса о взыскании по кредитному договору задолженности, неустойки (штрафа, пени) в связи с такой задолженностью, то совершить аналогичную надпись в отношении его поручителя уже не представляется возможным. Так, в частности, Сахарчук А.И. и Дубовик Э.Г. указывают, что «возможность совершения исполнительной надписи в отношении поручителя отдельно от кредитополучателя-должника законодательством не предусмотрена. Таким образом, если исполнительная надпись в отношении кредитополучателя-должника уже совершена, взыскатель может обратиться с требованием о взыскании задолженности с поручителя только в рамках искового либо приказного производства…».

К сожалению, больше авторы не приводят конкретной аргументации в пользу своего вывода, ограничившись лишь вышеуказанным замечанием о том, что законодательством такая возможность не предусмотрена. Изложенная позиция вызывает сомнение в своей обоснованности. Действительно, является ли уместным тезис о необходимости установления законодательством такого (условно назовем его «раздельным») взыскания задолженности? Иными словами, из чего следует, что возможность раздельного взыскания с кредитополучателя и его поручителя обязательно должна быть предусмотрена законодательством?

Процедура совершения исполнительной надписи достаточно формализована: законодательство предусматривает условия совершения исполнительной надписи, перечень представляемых для ее совершения документов, порядок и срок совершения данного нотариального действия, форму исполнительной надписи и т.д. В частности, нотариус может совершить исполнительную надпись, если совершение исполнительной надписи, за которой обращается взыскатель, предусмотрено законодательными актами (ст. 106 Закона Республики Беларусь от 18.07.2004 N 305-З «О нотариате и нотариальной деятельности»). Одним из таких законодательных актов является Указ Президента Республики Беларусь от 11.08.2011 N 366 «О некоторых вопросах нотариальной деятельности» (далее — Указ N 366), абз. 8 ч. 1 п. 1 которого предусматривает совершение исполнительной надписи о взыскании по требованию, основанному на кредитном договоре, ином договоре, содержащем существенные условия кредитного договора, задолженности, неустойки (штрафа, пени) в связи с такой задолженностью, если ее уплата предусмотрена законодательством или договором. При этом Указ N 366 не предусматривает необходимость соблюдения каких-либо дополнительных условий об очередности взыскания — сначала только с кредитополучателя, а потом с поручителя либо только одновременно с кредитополучателя и поручителя. Согласно п. 1 ст. 343 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законодательством или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. В свою очередь при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга; кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников (п. 1, ч. 1 п. 2 ст. 304 ГК). При этом ни ГК, ни Указ N 366 либо иные акты законодательства не ставят решение вопроса о порядке и очередности взыскания долга с кредитополучателя и его поручителя в зависимость от выбора кредитодателем порядка взыскания долга: в судебном (по решению суда) или во внесудебном (путем совершения исполнительной надписи нотариуса) порядке. Правила п. 1, ч. 1 п. 2 ст. 304 ГК применительно к правовому регулированию поручительства исключений не имеют. Кроме того, нормы п. 2 и п. 3 ст. 344 ГК о поручительстве дополнительно предусматривают, что: если к поручителю предъявлен иск, он обязан привлечь должника (кредитополучателя) к участию в деле; если поручитель не выполнил вышеуказанной обязанности, должник (кредитополучатель) имеет право выдвинуть против регрессного требования поручителя возражения, которые он имел против кредитора (кредитодателя). Исходя из вышеуказанных норм законодательство позволяет кредитору (кредитодателю) обратиться с иском в суд о взыскании долга непосредственно с поручителя, не привлекая в качестве соответчика кредитополучателя. Вместе с тем полагаем, что нет препятствий, чтобы не применять данный подход по аналогии к совершению исполнительной надписи. При этом вид ответственности поручителя (солидарная, субсидиарная) значения не имеет. Возможен аргумент, что запрет на раздельное взыскание вытекает из п. 7 Перечня документов, по которым взыскание производится в бесспорном порядке на основании исполнительных надписей, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 28.12.2006 N 1737 (далее — Перечень), перечисляющего документы, которые необходимо представить для совершения исполнительной надписи. Из буквального прочтения можно было бы сделать следующий вывод: поскольку в Перечне указан договор поручительства (обязательство поручителя) и его копия, то представление данных документов для совершения исполнительной надписи всегда обязательно, а следовательно, и исполнительная надпись о взыскании долга с поручителя в обязательном порядке также должна совершаться. Полагаем, что данное утверждение не может являться аргументом. Пунктом 7 Перечня лишь предусматриваются те документы, которые необходимо представить нотариусу. Конкретный перечень документов определяется в зависимости от субъектного состава лиц, о взыскании долга с которых просит кредитодатель: будет это только кредитополучатель либо только поручитель либо и тот и другой вместе. Тем самым п. 7 Перечня не предопределяет и не может предопределять зависимость субъектного состава обязанных лиц, в отношении которых планируется совершить исполнительную надпись, от поименованных в данном пункте документов. Вышеуказанные авторы также не возражают против возможности совершения исполнительной надписи в отдельности только с кредитополучателя. Но что же тогда препятствует кредитодателю в последующем совершить исполнительную надпись в отношении только поручителя? Не может служить аргументом в защиту оспариваемой нами точки зрения и то, что взыскание долга с кредитополучателя и поручителя по отдельности создаст почву для недобросовестного поведения кредитора. В такой ситуации кредитор как бы сначала сможет фактически взыскать долг в полном объеме по первому исполнительному документу с кредитополучателя, а затем также в полном объеме — по второму исполнительному документу, но уже с поручителя. Тем самым кредитор дважды получит одну и ту же сумму долга. Теоретически это возможно.

Однако, во-первых, нормы о неосновательном обогащении (гл. 59 ГК) еще никто не отменял, и поручитель имеет возможность взыскать с кредитодателя полученную им от поручителя сумму долга. Кроме того, для случая, когда кредитополучатель, исполнивший обязательство, обеспеченное поручительством, не известил об этом поручителя, ст. 346 ГК установлено специальное правило: поручитель, в свою очередь исполнивший обязательство, вправе взыскать с кредитора (т.е. кредитодателя) неосновательно полученное либо предъявить регрессное требование к должнику (т.е. кредитополучателю). Во-вторых, не может являться основанием для отказа в защите прав кредитодателя только какое-либо абстрактное предвидение теоретически возможного в будущем его недобросовестного поведения. Иными словами, по такому же основанию можно было бы отказывать:

  • во взыскании денежных средств только исходя из того, что у кредитора имеется возможность списания денежных средств со счета должника, например в бесспорном порядке в силу предоставленного законодательством такого права либо на основании заявления должника на акцепт платежного требования кредитора (ведь тогда получится, что кредитор может дважды списать одну и ту же сумму денежных средств со счета должника);
  • в обращении взыскания на заложенное имущество залогодателя — третьего лица (и здесь же кредитор может взыскать одну и ту же сумму долга (сначала с основного должника, а затем с залогодателя) за счет выручки от реализованного заложенного имущества) и т.д.

Подводя итог по данному вопросу, следует резюмировать, что, по нашему мнению, соблюдение кредитодателем каких-либо дополнительных условий об очередности взыскания долга с кредитополучателя и его поручителя не требуется и законодательство не ограничивает его в таком раздельном взыскании.