Правовая оценка длящихся правонарушений в сфере экономической деятельности

Большинство административных правонарушений, подведомственных хозяйственному суду согласно ч. 2 ст. 3.2 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — ПИКоАП), относятся к правонарушениям, осуществляемым в сфере экономической деятельности (административные правонарушения в области финансов, рынка ценных бумаг, банковской или предпринимательской деятельности). Составы некоторых административных правонарушений в сфере экономической деятельности имеют особенности. Специфика таких составов выражается в непрерывном осуществлении во времени противоправного деяния, которое связано с невыполнением обязанностей, возложенных на физическое или юридическое лицо. Такие деяния Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП) определяет как длящиеся административные правонарушения. Между тем идентификация административного правонарушения в качестве длящегося в практике вызывает затруднения. Кроме того, при правовой оценке длящихся правонарушений возникают вопросы квалификационного характера: определение момента окончания правонарушения, действие закона во времени, отличие административного правонарушения от преступления, возможность соучастия в длящемся административном правонарушении.

Есть основания полагать, что нормативная дефиниция длящегося административного правонарушения, которая приведена в ст. 2.6 КоАП, сформулирована с учетом опыта уголовно-правовой оценки длящихся преступлений. Правоположения судебной практики по уголовным делам о совершении длящихся преступлений были закреплены в постановлении 23-го Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. (в редакции постановления от 14.03.1963 N 1). В данном постановлении длящееся преступление определялось как «действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования. Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления» <1>.

<1> Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям: постановление 23-го Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г.: с изм. и доп.: текст по состоянию на 14 марта 1963 г. // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР (1924 — 1986 гг.) / под общ. ред. В.И.Теребилова. — М.: Известия Советов народных депутатов СССР, 1987. — С. 477 — 478.

Необходимо отметить, что в уголовном праве ученые весьма осторожны в отнесении соответствующих деяний к длящимся. Уже достаточно давно в доктрине уголовного права идет дискуссия о том, какие деяния следует признавать длящимися. Этот вопрос является важным для уголовного права, поскольку признание деяния длящимся влияет на вопросы исчисления сроков давности уголовного преследования, определения правил назначения наказания, применения акта амнистии или помилования.

Нормативное определение понятия административного длящегося правонарушения в КоАП увязано с вопросом об установлении срока наложения административного взыскания. В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 7.6 КоАП за совершение длящегося административного правонарушения административное взыскание может быть наложено не позднее двух месяцев со дня его обнаружения.

Статья 2.6 КоАП указывает на три момента в определении длящегося административного правонарушения. Во-первых, длящимся признается деяние, ответственность за которое предусмотрена КоАП. Во-вторых, это деяние сопряжено с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на физическое или юридическое лицо. В-третьих, невыполнение этих обязанностей запрещено законом под угрозой административного взыскания. Вместе с тем указанные в ст. 2.6 КоАП критерии не позволяют четко идентифицировать соответствующее деяние как длящееся. По закрепленному в ст. 2.6 КоАП определению к длящемуся правонарушению формально можно отнести любое деяние, которое выражено в неисполнении возложенной на соответствующее лицо обязанности. Однако юридическая природа этого вопроса не так проста, как может показаться на первый взгляд. В доктрине уголовного права высказывалась позиция о том, что в тех случаях, когда нормативный правовой акт указывает на срок исполнения соответствующей обязанности, нет оснований признавать деяние длящимся <2>.

<2> Тюнин В.Ю. О «длящихся» и «продолжаемых» преступлениях в сфере экономической деятельности / В.Ю.Тюнин // Журнал российского права. — 2001. — N 1. — С. 46; Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / Н.Ф.Кузнецова. — М.: Издательский Дом «Городец», 2007. — С. 311.

Представляется, что этот подход уместно использовать и при установлении сущности длящихся административных правонарушений. Наступление административной ответственности в таких случаях связывается с длительным неисполнением соответствующей обязанности. Наличие срока исполнения обязательства указывает ту границу, пересечение которой превращает поведение соответствующего лица в юридически и фактически оконченное правонарушение. Например, часть 2 ст. 11.23 КоАП предусматривает ответственность за неисполнение должностными лицами или индивидуальными предпринимателями обязательств, предусмотренных договорами банковского вклада (депозита), страхования, договорами, заключаемыми профессиональными участниками рынка ценных бумаг, предусматривающими привлечение денежных средств граждан. Представляется, что правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 11.23 КоАП, нельзя признавать длящимся, поскольку неисполнение обязательств по соответствующему договору обусловлено сроком исполнения обязательства, установленным договором. Срок наложения административного взыскания в таком случае должен определяться в согласно п. 4 ст. 7.6 КоАП. При этом следует иметь в виду, что юридическое окончание правонарушения не упраздняет обязательство, которое может носить публичный или гражданско-правовой характер. Если юридическое лицо не исполнило в срок платежных обязательств, например, по договору банковского вклада, то привлечение к административной ответственности должностного лица юридического лица по ч. 2 ст. 11.23 КоАП не прекращает долгового обязательства юридического лица по договору банковского вклада.

Полагаем, что с учетом указанных особенностей к длящимся административным правонарушениям в сфере экономической деятельности, которые подведомственны хозяйственному суду, относятся следующие деяния:

  • невыполнение требований о заключении договора обязательного страхования (ч. 1 — 3 ст. 11.65 КоАП);
  • необоснованное непринятие своевременных мер по предупреждению экономической несостоятельности (банкротства), установленных в отношении индивидуального предпринимателя или юридического лица (ч. 1 ст. 12.13 КоАП);
  • сокрытие имущества индивидуального предпринимателя или юридического лица, неплатежеспособность которых имеет или приобретает устойчивый характер, с целью сорвать или уменьшить возмещение убытков кредитору (кредиторам), совершенное этим индивидуальным предпринимателем или должностным лицом, учредителем (участником) либо собственником имущества этого юридического лица (ч. 2 ст. 12.13 КоАП);
  • совершенное при осуществлении процедур экономической несостоятельности (банкротства) сокрытие имущества индивидуального предпринимателя или юридического лица, неплатежеспособность которых имеет или приобретает устойчивый характер, либо сокрытие сведений о наличии имущественных обязательств перед кредиторами или сведений о наличии имущественных обязательств перед этим индивидуальным предпринимателем или этим юридическим лицом (ч. 3 ст. 12.13 КоАП);
  • неисполнение предусмотренной законодательством об экономической несостоятельности (банкротстве) обязанности подачи в хозяйственный суд заявления должника о своей экономической несостоятельности (банкротстве) (ч. 4 ст. 12.13 КоАП);
  • неисполнение или ненадлежащее исполнение временным (антикризисным) управляющим своих обязанностей (ч. 8 ст. 12.13 КоАП), за исключением обязательств, обусловленных конкретным сроком исполнения;
  • неисполнение предусмотренных законодательными актами об экономической несостоятельности (банкротстве) обязанностей при осуществлении процедур экономической несостоятельности (банкротства), при отсутствии признаков административных правонарушений, предусмотренных частями 1 — 4 и 8 статьи 12.13 КоАП (ч. 9 ст. 12.13 КоАП);
  • хранение или транспортировка товаров в нарушение установленного законодательством порядка (ч. 4 ст. 12.17 КоАП);
  • хранение (за исключением хранения товаров их производителями) или транспортировка (за исключением транзита и вывоза за пределы Республики Беларусь) юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями товаров (за исключением товаров, находящихся на территории Республики Беларусь под таможенным контролем либо перемещаемых по территории Республики Беларусь под таможенным контролем), подлежащих маркировке в установленном порядке контрольными (идентификационными) знаками, без нанесения на них таких знаков (ст. 12.35 КоАП);
  • нарушение порядка проведения подрядных торгов при заключении договоров на строительство объектов (ч. 1 и ч. 2 ст. 21.17 КоАП).

При квалификации длящегося административного правонарушения может возникнуть вопрос о действии закона во времени. Сложность этого вопроса заключается в том, что окончание длящегося правонарушения определяется двумя моментами: юридическое окончание (момент совершения деяния) и фактическое окончание (прекращение деяния вследствие действий самого лица, его совершающего, или наступления событий, препятствующих дальнейшему совершению административного правонарушения). После юридического окончания правонарушения в период длительного неисполнения соответствующих обязанностей, но до момента его фактического окончания может быть принят новый закон, устанавливающий более строгую административную ответственность за уже существующее во времени правонарушение. Например, Законом Республики Беларусь от 20.07.2007 N 274-З «О внесении изменений в некоторые кодексы Республики Беларусь по вопросам ответственности за нарушения законодательства об экономической несостоятельности (банкротстве)» ст. 12.13 КоАП была подвергнута существенным изменениям и дополнениям. При этом были не только расширены пределы административно-правового запрета в рамках диспозиций норм, предусмотренных ст. 12.13 КоАП, но и существенно ужесточены санкции за различные варианты неправомерных деяний при принятии мер по предупреждению экономической несостоятельности (банкротства) или при осуществлении процедур экономической несостоятельности (банкротства). По какому закону следует оценивать правонарушение, если в период длительного невыполнения соответствующим лицом обязанностей принимается и вступает в силу новый, более строгий закон?

Следует заметить, что в уголовном праве применительно к длящимся преступлениям этот вопрос является дискуссионным. Одни авторы считают, что длящееся преступление следует квалифицировать по закону, во время действия которого было исполнено общественно-опасное деяние независимо от времени фактического прекращения преступного состояния (т.е. следует применять закон, который действовал на момент юридического окончания деяния) <3>. Другие ученые таковым считают закон, в период действия которого наступило фактическое окончание длящегося преступления <4>. Представляется, что предпочтение в такой ситуации следует отдавать первой точке зрения. Вменять в таком случае физическому лицу более строгий закон, не действовавший на момент выполнения правонарушения и о существовании которого во время совершения деяния лицо могло и не знать, будет явно несправедливым.

<3> Уголовное право. Общая часть / под ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамовой. — М., 2000. — С. 37; Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации преступлений: учеб. пособие / Л.В.Иногамова-Хегай. — М., 2002. — С. 49.

<4> Уголовное право России: в 2 томах / под ред. А.Н.Игнатова, Ю.А.Красикова. — М., 1997. — Т. 1: Общая часть. — С. 35.

Некоторые длящиеся административные правонарушения в сфере экономической деятельности конкурируют с преступлениями. Так, сокрытие имущества индивидуального предпринимателя или юридического лица, неплатежеспособность которых имеет или приобретает устойчивый характер, с целью сорвать или уменьшить возмещение убытков кредитору (ч. 2 ст. 12.13 КоАП) следует отличать от преступления против порядка осуществления экономической деятельности — срыва возмещения убытков кредитору (ст. 241 Уголовного кодекса Республики Беларусь). Отличие в данном случае следует проводить не только по размеру предмета правонарушения, но и по субъекту правонарушения.

Следует подчеркнуть, что если при рассмотрении дела об административном правонарушении суд придет к выводу о том, что в правонарушении содержатся признаки преступления, то в соответствии с положениями ст. 3.32 ПИКоАП он должен передать материалы этого дела прокурору, органам, уполномоченным осуществлять предварительное следствие и дознание.

Научный и практический интерес представляет вопрос о квалификации соучастия в длящемся правонарушении. Понятие и виды соучастия в административном правонарушении, а также особенности административной ответственности соучастников предусмотрены ст. 2.4 КоАП. Представляется, что вопрос о соучастии в длящемся административном правонарушении есть основания рассматривать до момента фактического окончания административного правонарушения. Вместе с тем на решение вопроса о квалификации соучастия оказывает влияние вид соучастия. Трудно представить совершение организационной деятельности в ситуации, когда правонарушение уже началось и находится в состоянии длящейся противоправности. Представляется, что организация длящегося правонарушения может иметь место только до начала юридического окончания деяния. Иной подход в правовой оценке должен иметь место применительно к руководителю и пособнику в совершении длящегося административного правонарушения. Руководство совершением правонарушения на стадии длительного неисполнения обязанностей возможно до момента фактического окончания правонарушения (например, отдача должностным лицом юридического лица распоряжений, обеспечивающих сокрытие сведений о наличии имущественных обязательств перед кредиторами). До момента фактического окончания длящегося административного правонарушения практически может иметь место и пособничество в совершении правонарушения. Однако в квалификации поведения пособника в совершении длящегося правонарушения есть свои особенности, которые обусловлены ограничительным толкованием понятия пособничества в административном законодательстве. Физическое лицо может быть признано пособником в совершении административного правонарушения, если оно указано в ч. 7 ст. 2.4 КоАП. Из указанного перечня длящихся административных правонарушений в сфере экономической деятельности, подведомственных хозяйственному суду, пособничество согласно п. 5 ч. 7 ст. 2.4 КоАП может иметь место только при оказании содействия хранению или транспортировке товаров в нарушение установленного законодательством порядка (ч. 4 ст. 12.17 КоАП).