Взыскание убытков в связи с несохранной перевозкой в размере стоимости утраченного груза и уплаченного НДС

Название документа: Решение экономического суда Брестской области от 11.03.2016 (дело N 231-6/2015)

Требование: О взыскании убытков в связи с несохранной перевозкой в размере стоимости утраченного груза и уплаченного НДС.

Обстоятельства: На требование получателя о передаче груза перевозчик сообщил об удержании груза до получения гарантий оплаты перевозки и возмещения понесенных убытков.

Решение: Требование было удовлетворено, так как доказательств возникновения обязательств по оплате перевозки, вины получателя в причинении перевозчику убытков не представлено. Получатель был вправе считать груз потерянным и требовать возмещения ущерба в размере его стоимости. Расходы получателя по уплате НДС были непосредственно связаны с рассматриваемой перевозкой и подлежали возмещению.

Примечание

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Брестской области от 07.06.2016 (дело N 231-6/2015/108А) данное решение оставлено без изменения.

РЕШЕНИЕ

Экономический суд Брестской области с участием представителя истца, представителя ответчика, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску общества с ограниченной ответственностью «С» (далее — ООО «С»), г. М., ул. Т., к совместному обществу с ограниченной ответственностью «В» (далее — СООО «В»), г. Б., ул. О., о взыскании 115 130 543 белорусских рублей, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца: индивидуальный предприниматель Ф. (далее — ИП Ф.), г. М., ул. С., открытое акционерное общество «М» (далее — ОАО «М»), Российская Федерация, г. М., ул. С., открытое акционерное общество «С» (далее — ОАО «С»), Г. обл., г. Ж., ул. М.,

Установил:

Иск заявлен о взыскании 115 130 543 белорусских рублей убытков в размере стоимости груза в связи с несохранной перевозкой по CMR от 22.10.2014. Заявленные требования истец обосновывает ссылками на статьи 17, 20 конвенции Организации Объединенных Наций «О договоре международной дорожной перевозки грузов» от 19.05.1956 (далее — КДПГ), статьи 290, 750 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), недоставкой груза в течение шестидесяти дней со дня принятия груза перевозчиком.

Истцом подано заявление об увеличении заявленных требований о взыскании убытков на сумму налога на добавленную стоимость в размере 22 706 217 белорусских рублей, уплаченного истцом в связи с ввозом груза на территорию Республики Беларусь с территории Российской Федерации. Заявление принято судом.

Ответчик в отзыве против удовлетворения заявленных требований возражал, ссылаясь на удержание груза до исполнения обязательств по оплате перевозки и возмещению убытков, вызванных переадресовкой покупателем вверенного ему груза без внесения изменений в накладную и, как следствие, привлечением ответчика к административной ответственности с наложением взыскания в виде штрафа в размере 7 200 000 рублей с взысканием стоимости перевозимого груза в размере 113 532 250 рублей. Ответчик в дополнительном отзыве также указал, что у истца отсутствует право собственности на перевозимый груз, поскольку в соответствии с пунктом 7.2 договора от 03.12.2013, заключенного истцом с ОАО «С», право собственности на груз перешло к последнему с момента оплаты, т. е. с 21.10.2014. Ответчик также возражал в части заявленных требований о возмещении понесенных расходов на уплату налога на добавленную стоимость, указывая, что налоговая база по такому налогу определяется на дату принятия налогоплательщиком импортированного товара на учет, а истец товар к учету не принимал.

Третье лицо — ИП Ф. в отзыве указал, что грузоотправителем по рассматриваемой перевозке не являлся, ответственности за составление накладной не несет, заявленные истцом требования считает обоснованными.

Третье лицо — ОАО «М» в отзыве указало, что у него как поставщика отсутствовали обязательства по выдаче CMR, поскольку по условиям заключенного с истцом договора на обеспечение металлопродукцией от 09.12.2013, товар был передан в распоряжение истца на складе в г. М., в связи с этим товарно-транспортную накладную должен был оформить перевозчик.

Третье лицо — ОАО «С» в отзыве указало, что между ним и истцом в требуемой форме было достигнуто соглашение о поставке иного товара на сумму произведенной 21.10.2014 оплаты, поставка осуществлена 13.03.2015 по товарно-транспортной накладной.

Представитель истца в судебном заседании заявленные требования поддержал.

Представитель ответчика против удовлетворения иска возражал, по основаниям, изложенным в отзыве.

Третьи лица — ОАО «М», ОАО «С» ходатайствовали о рассмотрении дела в их отсутствие.

Уведомленное надлежащим образом третье лицо — ИП Ф. в судебное заседание не явился, представителя не направил, ходатайств не заявил. На основании положений статьи 177 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) суд полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие ответчика.

В судебном заседании объявлялись перерывы.

Исследовав доказательства по делу, выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, суд находит требования истца подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

На основании заявки истца о выполнении перевозки по маршруту ОАО «М», г. М., Российская Федерация, склад ОАО «С», г. Ж., Республика Беларусь, от 21.10.2014, договора на оказание транспортно-экспедиционных услуг от 07.07.2010 ИП Ф. 21.10.2014 направил ответчику заявку на выполнение указанной перевозки, которую ответчик принял. Согласно условиям заявки и заключенного ответчиком с ИП Ф. договора на перевозку грузов автомобильным транспортом от 09.10.2013 фрахт в размере 5 000 000 белорусских рублей оплачивается в течение 30 дней после получения оригиналов счета, товарно-транспортных накладных и иных грузосопроводительных документов.

Спор возник из выполнения ответчиком перевозки по CMR от 22.10.2014. Грузоотправителем согласно графе 1 указанной CMR значится ОАО «М», его печать и подпись представителя имеются в графе 22 CMR, грузополучателем указан истец, находящийся по адресу: Республика Беларусь, г. М., ул. Т. Место погрузки согласно CMR — г. М., Российская Федерация. Графа 3 CMR «Место разгрузки» не заполнена.

Согласно пояснениям ответчика перевозка выполнялась по маршруту г. М., Российская Федерация — г. М., Республика Беларусь (по месту нахождения грузополучателя). Перевозилась металлопродукция — сталь сорт. констр. шестигранник 40 х 65, кргу 40 х 70 весом брутто 15 400 кг. Стоимость перевозимого груза согласно счету-фактуре от 22.10.2014 составляла 435 819,90 российского рубля с учетом ставки налога 0 %, суммы налога, предъявленного покупателю, 0 %.

Согласно пояснениям ответчика истец 22.10.2014 по телефону уведомил водителя о необходимости доставки товара в г. Ж. по месту нахождения ОАО «С». Товарно-транспортная накладная, подтверждающая переадресацию груза истцом, суду не представлена.

В связи с транспортировкой товара 23.10.2014 в г. Ж. без документа, подтверждающего перемещение товара от истца к ОАО «С», ответчик был привлечен к административной ответственности с наложением взысканий в виде штрафа в размере 7 200 000 рублей с взысканием стоимости перевозимого груза в размере 113 532 250 белорусских рублей.

На требование истца от 17.07.2015 о передаче груза ответчик 29.07.2015 сообщил об удержании груза до получения гарантий оплаты перевозки и возмещения понесенных убытков.

В соответствии с заявлением истца о возе товаров и уплате косвенных налогов, в связи с принятием к учету 23.10.2014 товара по CMR от 22.10.2014 стоимостью 435 819,9 российского рубля истцом был исчислен и уплачен налог на добавленную стоимость в размере 22 706 217 белорусских рублей, что подтверждается платежным поручением от 19.11.2014. Истец пояснил, что товар был принят на учет с момента получения у поставщика. В соответствии с пунктом 4.1 договора от 09.12.2013 на поставку металлопродукции отгрузка товара осуществлялась со склада в г. М. на условиях EXW. Согласно представленным суду документам товар получен у поставщика от имени истца по товарной накладной от 22.10.2014 водителем ответчика — Б. по доверенности истца от 22.10.2014. Товар оплачен истцом платежным поручением от 22.10.2014.

При вынесении решения суд руководствовался следующим.

Согласно пункту 1 статьи 1 КДПГ ее положения применяются ко всякому договору дорожной перевозки грузов за вознаграждение посредством автомобилей, когда указанные в договоре место принятия к перевозке груза и место, предусмотренное для сдачи груза, находятся на территории двух различных стран, из которых по крайней мере одна является участвующей в Конвенции.

В силу подпункта 6 части первой пункта 1 статьи 1125 ГК в неурегулированной КДПГ части подлежит применению право Республики Беларусь (по месту нахождения перевозчика).

В соответствии со статьей 4 КДПГ представленная суду CMR накладная является надлежащим доказательством заключения договора перевозки.

Пункт 1 статьи 20 Конвенции предусматривает, что правомочное по договору лицо может, без обязательного представления иных доказательств, считать груз потерянным, если он не был доставлен в течение тридцати дней по прошествии установленного предельного срока, или, когда такового установлено не было, в течение шестидесяти дней со дня принятия груза транспортером.

Исходя из пункта 1 статьи 17 КДПГ транспортер несет ответственность за полную или частичную потерю груза, происшедшую в промежуток времени между принятием груза к перевозке и его сдачей.

В соответствии со ст. 23 КДПГ, когда согласно постановлениям указанной Конвенции транспортер обязан возместить ущерб, вызванный полной или частичной потерей груза, размер подлежащей возмещению суммы определяется на основании стоимости груза в месте и во время принятия его для перевозки, стоимость груза определяется на основании биржевой котировки или, за отсутствием таковой, на основании текущей рыночной цены, или же, при отсутствии и той и другой, на основании обычной стоимости товара такого же рода и качества.

В силу пункта 4 статьи 23 КДПГ в случае полной или частичной потери груза возмещению подлежит также плата за перевозку, таможенные сборы и пошлины, а также прочие расходы, связанные с перевозкой груза.

В силу пункта 2 статьи 12 КДПГ получатель, требующий по прибытии груза на место сдачи такого груза и передачи документов, обязан погасить возникшие на основании накладной долговые обязательства. В случае спора по этому поводу транспортер обязан сдать груз лишь в случае внесения покупателем залога. Право кредитора, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено, предусмотрено статьей 340 ГК.

Доказательства доставки груза к месту нахождения грузоотправителя и, следовательно, возникновения обязательств по оплате перевозки, а также доказательства вины истца в привлечении ответчика к административной ответственности суду не представлены. Осуществление права распоряжения грузом, в том числе изменение грузополучателем места доставки в силу пункта 5 статьи 12 КДПГ, обусловливается указанием на такое право грузополучателя в CMR и представлением перевозчику первого экземпляра накладной, в которой должны быть внесены новые данные перевозчику инструкции. При отсутствии такой накладной доводы ответчика об изменении истцом места доставки груза необоснованны.

Таким образом, истец вправе, считая груз потерянным, требовать от ответчика как перевозчика возмещения ущерба, вызванного потерей груза в размере стоимости груза в месте и во время принятия его для перевозки. С учетом изложенного требования истца о взыскании 115 130 543 белорусских рублей стоимости товара, указанной в счете-фактуре от 22.10.2014, рассчитанной по курсу Национального банка Республики Беларусь на день обращения с иском в суд, суд находит законными, обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Налог на добавленную стоимость на товары, импортируемые с территории таможенного союза на момент ввоза рассматриваемого груза на территорию Республики Беларусь взимался в соответствии с Соглашением о принципах взимания косвенных налогов при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг в таможенном союзе от 25.01.2008 (далее — Соглашение), а также Протоколом о порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при экспорте и импорте товаров в таможенном союзе от 11.12.2009 (далее — Протокол).

Указанные документы утратили силу с момента вступления силу Договора о Евразийском экономическом союзе — с 01.01.2015.

В соответствии со статьей 3 Соглашения при импорте товаров на территорию Республики Беларусь с территории Российской Федерации налог на добавленную стоимость как косвенный налог подлежал взиманию налоговыми органами Республики Беларусь.

Согласно пункту 2 статьи 2 Протокола для целей уплаты налога на добавленную стоимость налоговая база определялась на дату принятия на учет у налогоплательщика импортированных товаров (но не позднее срока, установленного законодательством государства — члена таможенного союза, на территорию которого импортируются товары) на основе стоимости приобретенных товаров.

Аналогичные положения содержатся в Договоре о Евразийском экономическом союзе и Протоколе о порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг (приложение 18 к указанному Договору).

Согласно пункту 4 статьи 106 Налогового кодекса Республики Беларусь суммы налога на добавленную стоимость, уплаченные при ввозе товаров на территорию Республики Беларусь, могут относиться плательщиками на увеличение стоимости этих товаров.

Суд приходит к выводу о том, что понесенные истцом расходы по уплате налога на добавленную стоимость в размере 22 706 217 белорусских рублей непосредственно связаны с рассматриваемой перевозкой и подлежат возмещению ответчиком в заявленной сумме.

В соответствии с частью первой статьи 133 ХПК расходы истца по оплате государственной пошлины в размере 6 891 838 белорусских рублей следует отнести на ответчика.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 63, 133, 190 — 194, 201, 203, 204, 330 ХПК,

Решил:

В порядке первоочередного исполнения взыскать с СООО «В» (г. Б., ул. О.) в пользу ООО «С» (г. М., ул. Т.) 137 836 760 белорусских рублей в возмещение ущерба, а также 6 891 838 белорусских рублей в возмещение расходов по оплате государственной пошлины.

Судебный приказ выдать после вступления решения в законную силу.

Решение вступает в законную силу по истечении срока на апелляционное обжалование.

Решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию экономического суда Брестской области в течение пятнадцати дней со дня его принятия в порядке, установленном статьями 267 — 270 ХПК.

Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в порядке, установленном статьями 282 — 286 ХПК, лишь после надлежащего обращения с соответствующей жалобой в суд апелляционной инстанции.