Приговор районного суда от 26.12.2012. ч. 2 ст. 205 УК РБ

Название документа: Приговор районного суда от 26.12.2012

Обстоятельства: Тайное похищение имущества, совершенное повторно, с проникновением в жилище, квалифицировано судом по ч. 2 ст. 205 Уголовного кодекса Республики Беларусь

ПРИГОВОР ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26 декабря 2012 г.

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению Д. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 205 УК, установил:

Д. повторно в период времени с 13 ч 20 мин 14 сентября 2012 г. до 03 ч 30 мин 15 сентября 2012 г. путем свободного доступа через незапертую дверь проник в дом по ул. Т. в г. С., где из секции, расположенной в спальне, тайно похитил ноутбук «ASUS 1215N» стоимостью 5 270 000 рублей, из спортивной сумки — кошелек стоимостью 200 000 рублей с находившимися в нем деньгами в сумме 100 долларов США по курсу Национального банка Республики Беларусь 8420 рублей за 1 доллар США на сумму 842 000 рублей и 8000 рублей РФ по курсу Национального банка Республики Беларусь 268 рублей за 1 рубль РФ на сумму 2 144 000 рублей, а всего похитил имущества, принадлежащего Т., на сумму 8 529 900 рублей. Он же повторно в период времени с 17 ч до 17 ч 50 мин 1 октября 2012 г. путем свободного доступа через незапертую дверь проник в дом по ул. Ш. г. С., где из выдвижного ящика комода, расположенного в спальне, тайно похитил 1950 долларов США по курсу Национального банка Республики Беларусь 8570 рублей за 1 доллар на сумму 16 711 500 рублей и 2000 рублей РФ по курсу Национального банка Республики Беларусь 274,5 рублей за 1 рубль на сумму 549 000 рублей, с поверхности комода — фотоаппарат «CANON PowerShot А540» стоимостью 635 000 рублей, с компьютерного стола — фотоаппарат «Nikon COOLPIX S2600» стоимостью 800 000 рублей с картой памяти объемом 2 Гб стоимостью 4970 рублей, из мужской барсетки — 20 долларов США по курсу Национального банка Республики Беларусь за 1 доллар США 8570 рублей на сумму 171 400 рублей, а всего похитил имущества, принадлежащего потерпевшему В., на сумму 18 919 100 рублей.

Допрошенный в судебном заседании обвиняемый Д. виновным себя в предъявленном обвинении признал частично и показал, что примерно в середине сентября 2012 года зашел на территорию одного из домов по ул. С. в г. С., чтобы попросить попить и яблок, где встретил незнакомую женщину. Когда женщина ушла, подошел к дому, в двери которого торчал ключ, дверь была закрыта, но не заперта. Затем зашел в дом и позвал хозяев, ему никто не ответил, прошел в комнату, расположенную слева от входа, и с секции похитил ноутбук, а из сумки похитил кошелек с деньгами в сумме 8000 рублей РФ и 100 долларов США. Кошелек выбросил, а деньги обменял в отделении банка. На следующий день ноутбук продал в районе автовокзала г. С. незнакомому мужчине. Водку он из дома не похищал. Отрицает наличие умысла на проникновение в дом. 11 октября 2012 г. решил найти девушку по имени Е. в районе частного сектора по ул. С. в г. С., с которой познакомился ранее, чтобы продолжить с ней знакомство. Для этих целей зашел в ближайший дом, внутри которого шел ремонт, где поговорил с женщиной. Затем зашел во двор следующего дома, хозяин которого был в гараже, поскольку из гаража был слышен звук работающего электроприбора. Пройдя мимо гаража зашел в дом, в котором никого не было. Из ящика комода похитил деньги в сумме 800 долларов США, 2000 российских рублей, из барсетки похитил 20 долларов США, с комода и компьютерного столика похитил два фотоаппарата. 320 долларов США потом обменял в отделении ОАО «АСБ «Беларусбанк», расположенном по ул. К. г. С., там же обменял и российские рубли. Остальные доллары не похищал, куда делись 100 долларов пояснить не может. Дом покинул через окно на кухне, чтобы никто его не заметил. Отрицает наличие умысла на проникновение в дом.

Кроме частичного признания обвиняемого его виновность в предъявленном обвинении установлена исследованными судом доказательствами. Так, потерпевший Т. показал, что последний раз пользовался ноутбуком днем 14 сентября 2012 г. и положил его в секцию, когда уходил. На следующий день обнаружил, что ноутбук пропал, а из сумки пропали деньги в сумме 8 000 000 рублей и 100 долларов США. Из секции пропало две бутылки водки, которые принадлежали Т. Потерпевший Д. показал, что 11 октября 2012 г. находился дома, занимался различными делами. Вечером был в гараже, где работал электроинструментом, никого постороннего не видел, двери в доме на замок не закрывал, поскольку ворота в гараже были открыты, а гараж от дома находится на расстоянии около 4 метров. Около 18 часов обнаружил, что пропало 1950 долларов США, которые находились в ящике комода, два фотоаппарата. Утверждает, что в комоде находилась именно такая сумма, поскольку собирал деньги на ремонт в доме, поскольку пересчитывал их незадолго до произошедшего и брал 50 долларов. Из барсетки было похищено 20 долларов. Свидетель Т. показала, что 14 сентября 2012 г., выходя из дома, прикрыла дверь, оставив в ней ключ. Во дворе встретила парня, стоявшего около двери и разговаривавшего по мобильному телефону. Когда вернулась, то ключ также находился в замке входной двери, внешний порядок был не нарушен. На следующий день Т. сообщил, что у него пропал ноутбук и деньги. Кроме того обнаружила, что пропали принадлежащие ей две бутылки водки, которые стояли в секции в спальне.

Свидетель Ф. показала, что в собственности их семьи имеется дом по ул. Ш. в г. С. 11 октября 2012 г. после работы, примерно с 16 ч 30 мин находилась в доме, когда зашел молодой человек и сказал, что ищет девушку по имени Е., которую провожал несколько дней назад. Сказала, что таких не знает, и он ушел. Свидетель Д. показала, что 11 октября 2012 г. вечером вернулась домой с работы и увидела, что открыто окно на кухне. После этого обнаружила пропажу двух фотоаппаратов и 1970 долларов США. В ящике комода хранилось 1950 долларов США, а в барсетке — 20 долларов. Из протокола осмотра от 15 сентября 2012 г. следует, что в доме по ул. Т. в г. С. не обнаружено ноутбука и кошелька с деньгами потерпевшего Т., в ходе осмотра обнаружены и изъяты четыре следа пальцев рук и гипсовый слепок со следом подошвы обуви. По заключению эксперта от 26 сентября 2012 г., два следа пальцев рук, изъятых в ходе осмотра места происшествия по ул. Т. в г. С., пригодны для идентификации, а два следа — не пригодны.

Из заключения эксперта от 3 октября 2012 г. следует, что след каблучной части подошвы обуви пригоден для установления групповой принадлежности обуви. Как следует из протокола осмотра от 11 октября 2012 г., в доме по ул. Ш. в г. С. не обнаружено денег и двух фотоаппаратов, принадлежащих потерпевшему Д., в ходе осмотра обнаружены и изъяты два следа пальцев рук, след обуви, зафиксированный на гипсовом слепке. Согласно заключению эксперта слепок следа подошвы обуви, изъятый в ходе осмотра места происшествия в доме по ул. Ш. г. С., пригоден для установления обуви, его оставившей.

Из протокола предъявления для опознания лица от 12 октября 2012 г. следует, что Ф. опознала Д. как парня, который заходил к ней в дом 11 октября 2012 г. Согласно протоколу выемки от 15 октября 2012 г. Д. добровольно выдал два фотоаппарата и 400 долларов США, пару туфель. По заключению эксперта от 23 октября 2012 г. остаточная стоимость похищенного фотоаппарата «CANON PowerShot А540» составила 637 500 рублей, а фотоаппарата «Nikon COOLPIX S2600» 800 000 рублей. Согласно заключению эксперта от 2 ноября 2012 г. след подошвы обуви, обнаруженный при осмотре места происшествия по факту кражи из дома по ул. Ш. в г. С., мог быть оставлен туфлей для левой ноги из пары туфель, изъятых 15 октября 2012 г. в ходе выемки Д., или другой обувью с аналогичным строением подошвы. Как следует из заключения эксперта от 22 октября 2012 г., след пальца руки, изъятый 11 октября 2012 г. при осмотре места происшествия по факту кражи из дома по ул. Ш. в г. С., оставлен безымянным пальцем правой руки Д.

Из протокола выемки от 19 октября 2012 г. следует, что в отделении ОАО «АСБ «Беларусбанк» изъято три видеофайла камер видеонаблюдения. Из воспроизведенной видеозаписи камеры видеонаблюдения, установленной в отделении ОАО «АСБ «Беларусбанк», содержащейся на CD-R диске, следует, что Д. 11 октября 2012 г. обменял в банке 320 долларов США на рубли. Стоимость похищенного подтверждается справками. Курс доллара и российского рубля подтверждается справками ОАО «АСБ «Беларусбанк». При изложенных обстоятельствах показания обвиняемого о том, что он не похищал у потерпевшего Д. 1150 долларов США, суд признает недостоверными и расценивает их как способ защиты, поскольку они опровергаются показаниями потерпевшего Д. и свидетеля Д., из которых усматривается, что накануне совершения преступления в ящике комода находилось именно 1950 долларов США.

Показания указанных лиц последовательны, непротиворечивы, объективных оснований сомневаться в их достоверности не установлено, согласуются с другими доказательствами по делу, в том числе и протоколом выемки, в ходе которой у обвиняемого было изъято 400 долларов США. Доводы обвиняемого о том, что у него не было умысла на проникновение в жилище при совершении 15 сентября 2012 г. кражи имущества потерпевшего Т., поскольку в дом он заходил, чтобы попросить яблок и попить воды, опровергаются показаниями свидетеля Т., из которых следует, что она видела обвиняемого у двери дома, разговаривавшего по телефону, яблок и попить воды последний не просил, дверь входную не закрывала на замок, оставив ключ в двери.

Как показал сам обвиняемый, он видел бабушку во дворе, которая прошла в другую часть дома, после чего подошел к двери ее дома, увидел ключ в двери, проверил, закрыта ли дверь, затем зашел в дом и позвал хозяев. Указанные действия обвиняемого также свидетельствуют о том, что умысел у него на хищение имущества возник до того, как он зашел в дом. То обстоятельство, как указывает обвиняемый, что он решил совершить кражу после того, как убедился, что нет никого в доме, не свидетельствует само по себе об отсутствии у него умысла на проникновение в жилище, поскольку в данном случае обвиняемый действовал таким образом, чтобы обезопасить себя. Д. также отрицал наличие умысла на проникновение в жилище по эпизоду хищения имущества из дома потерпевшего Д. 11 октября 2012 г., указывая, что умысел на хищение у него возник после того, как зашел в дом, чтобы спросить про девушку Е., и убедился, что там никого нет. Показания обвиняемого в этой части опровергаются показаниями потерпевшего Д., из которых следует, что 11 октября 2012 г. около 17 ч он пришел домой, входную дверь в дом на замок не закрывал, после чего пошел в гараж, где работал «болгаркой», при этом ворота гаража были приоткрыты, на улице был слышен звук работающего электроприбора, а гараж находится на расстоянии около 4 метров от дома. Обвиняемый к нему не подходил и не спрашивал про девушку. Д. также не отрицал, что ворота в гараже были приоткрыты, и он слышал звук работающего электроприбора. О незначительности расстояния между домом и гаражом усматривается из протокола осмотра места происшествия от 11 октября 2012 г. То обстоятельство, что Д. покинул дом потерпевшего через окно на кухне, а не через дверь, свидетельствует о том, что он знал, где находится потерпевший, и боялся быть им обнаруженным.

Таким образом, из приведенных доказательств следует, что обвиняемый проникал в дом потерпевшего Д. с целью совершения хищения имущества. Поэтому суд считает установленным, что умысел на похищение имущества возник у него до того, как оказался в доме. Органом уголовного преследования обвиняемому вменено совершение кражи у потерпевшего Т. двух бутылок водки на сумму 73 900 рублей. В обоснование виновности обвиняемого в хищении двух бутылок водки орган уголовного преследования ссылается на показания потерпевшего Т. и свидетеля Т. Как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании обвиняемый Д. отрицал свою вину в похищении двух бутылок водки. Из показаний потерпевшего Т. следует, что в доме водки, принадлежавшей ему, на момент совершения хищения не было. Со слов Т. узнал, что в секции находилось две бутылки водки, принадлежащей ей, которые пропали. Свидетель Т. показала, что обнаружила, что с секции в спальне пропало две бутылки водки, принадлежавшие ей. Поскольку установлено, что у потерпевшего Т. не было бутылки с водкой, суд считает необходимым исключить из обвинения как не нашедшее должного подтверждения хищение двух бутылок водки на сумму 73 900 рублей.

Таким образом, оценив исследованные доказательства, суд действия обвиняемого квалифицирует по ч. 2 ст. 205 УК как тайное похищение имущества (кражу), совершенное повторно, с проникновением в жилище. При назначении наказания обвиняемому суд исходит из принципа индивидуализации наказания, учитывает характер и степень тяжести совершенных преступлений, личность виновного, не имеющего постоянного источника дохода, неоднократно судимого. Обстоятельствами, смягчающими ответственность, суд признает чистосердечное раскаяние в совершенных преступлениях и частичное возмещение вреда. Обстоятельств, отягчающих ответственность, не установлено. Учитывая приведенные обстоятельства, а равно и то, что обвиняемый ранее осуждался за совершение корыстных преступлений, совершил преступление через непродолжительное время после освобождения из мест лишения свободы, суд приходит к выводу, что у обвиняемого сложилась стойкая установка на противоправное поведение и нежелание исправления, в связи с чем считает, что цели уголовной ответственности могут быть достигнуты назначением обвиняемому наказания в виде лишения свободы, как наиболее соответствующего тяжести содеянного и его личности.

Поскольку обвиняемый Д. трижды осуждался к лишению свободы за совершение умышленных преступлений, отбывал лишения свободы и вновь осуждается к лишению свободы за умышленное преступление, суд признает в его действиях в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 43 УК опасный рецидив преступлений и назначает наказание в соответствии с ч. 2 ст. 65 УК. В ходе следствия потерпевшим Д. заявлен гражданский иск к обвиняемому о взыскании имущественного вреда на сумму 14 003 900 рублей, потерпевшим Т. — на сумму 8 529 900 рублей. В судебном заседании потерпевший Д. поддержал заявленные требования в полном объеме, потерпевший Т. изменил исковые требования и просил взыскать с обвиняемого 6 186 000 рублей, из них стоимость ноутбука — 3 000 000 рублей, кошелька — 200 000 рублей, 100 долларов США по курсу Национального банка Республики Беларусь 8420 рублей за 1 доллар США на сумму 842 000 рублей и 8000 рублей РФ по курсу Национального банка Республики Беларусь 268 рублей за 1 рубль РФ на сумму 2 144 000 рублей. Обвиняемый гражданские иски признал. Гражданский иск потерпевшего Т. к обвиняемому о возмещении имущественного вреда на сумму 6 186 000 рублей и гражданский иск потерпевшего Д. к обвиняемому о взыскании имущественного вреда на сумму 14 003 900 рублей суд считает подлежащими удовлетворению в полном объеме в соответствии со ст. 933 ГК, поскольку вред причинен виновными действиями обвиняемого и размер вреда подтверждается материалами дела. В соответствии со ст. 98 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — УПК) вещественные доказательства по делу: следы пальцев рук, диск с записью камеры видеонаблюдения — суд считает необходимым хранить при уголовном деле, фрагменты следов подошв обуви, находящиеся на хранении в РОВД, — уничтожить, два фотоаппарата и 400 долларов США, находящиеся на хранении у потерпевшего Д., — оставить ему же.

Руководствуясь ст.ст. 349 — 352, 356, 358 — 361 УПК, суд приговорил:

Д. признать виновным в тайном похищении имущества (краже), совершенном повторно, с проникновением в жилище, и на основании ч. 2 ст. 205 УК, с применением ч. 2 ст. 65 УК, назначить наказание в виде лишения свободы на срок 2 (два) года 6 (шесть) месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях строгого режима.

Меру пресечения обвиняемому до вступления приговора в законную силу оставить прежней — заключение под стражу. Срок отбытия наказания исчислять с 26 декабря 2012 г.

Зачесть в срок отбытого наказания срок нахождения под стражей с 12 октября по 25 декабря 2012 г. из расчета: один день задержания к одному дню лишения свободы.

Взыскать с Д. в пользу Д. в счет возмещения материального вреда 14 003 900 рублей, в пользу Т. — 6 186 000 рублей; госпошлину в доход государства в сумме 1 009 500 рублей. Установить один месяц со дня вступления приговора в законную силу для добровольного исполнения приговора в части гражданского иска.

Вещественные доказательства: следы пальцев рук, диск с записью камеры видеонаблюдения — хранить при уголовном деле, фрагменты следов подошв обуви — уничтожить, два фотоаппарата и 400 долларов США оставить Д.

Приговор может быть обжалован и опротестован в кассационном порядке в областной суд через районный суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а обвиняемым, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.