Особое внимание — безопасности работ при аренде транспортного средства с экипажем

Статья посвящена особенностям аренды транспортных средств с экипажем для целей распределения бремени ответственности за вред, причиненный данными транспортными средствами.

Одной из разновидностей договора аренды, широко применяемой во взаимоотношениях сторон, является аренда транспортных средств с экипажем. По договору аренды (фрахтования на время) транспортного средства с экипажем арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование и оказывает своими силами услуги по управлению им и по его технической эксплуатации.

Подобные правоотношения позволяют арендатору не отвлекать значительные ресурсы на постоянное содержание техники, а использовать ее только в случае необходимости проведения работ, неся минимальные финансовые издержки.

Важной особенностью данного вида договора является то, что арендодатель по-прежнему остается владельцем транспортного средства, а экипаж подчиняется ему и обязан соблюдать все действующие у арендодателя инструкции по технике безопасности.

В частности, согласно ст. 606 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) предоставляемые арендатору арендодателем услуги по управлению и технической эксплуатации транспортного средства должны обеспечить его нормальную и безопасную эксплуатацию в соответствии с целями аренды, указанными в договоре. Договором аренды транспортного средства с экипажем может быть предусмотрен более широкий круг услуг, предоставляемых арендатору.

Состав экипажа транспортного средства и его квалификация должны отвечать обязательным для сторон правилам и условиям договора, а если обязательными для сторон правилами такие требования не установлены, — требованиям обычной практики эксплуатации транспортного средства данного вида и условиям договора.

Члены экипажа являются работниками арендодателя. Они подчиняются распоряжениям арендодателя, относящимся к управлению и технической эксплуатации, и распоряжениям арендатора, касающимся коммерческой эксплуатации транспортного средства.

Если договором аренды не предусмотрено иное, расходы по оплате услуг членов экипажа, а также расходы на их содержание несет арендодатель.

Важно отметить, что согласно ст. 611 ГК ответственность за вред, причиненный третьим лицам арендованным транспортным средством, его механизмами, устройствами, оборудованием, несет арендодатель в соответствии с правилами, предусмотренными гл. 58 ГК.

В связи с изложенным арендодателю необходимо уделять особое внимание инструктажу водителей, управляющих техникой на сторонних объектах, в части соблюдения требований техники безопасности при исполнении указаний арендатора о способе выполнения работы. В случае нарушения техники безопасности водителями арендодателя вина целиком и полностью ложится в таких ситуациях на владельца источника повышенной опасности — арендодателя.

Рассмотрим изложенное на примере из судебной практики.

Истцом предъявлены требования о взыскании с ответчика (ГУКПП «А») суммы основного долга по выплаченному страховому возмещению.

В обоснование своих требований истец ссылается на факт нарушения работником ответчика требований Правил техники безопасности при работе на тракторе-баровой, повлекшего причинение ущерба здоровью гражданина Б., ст. 855, 933, 937, 948 ГК, п. 292, 325, 340 Положения о страховой деятельности в Республике Беларусь (далее — Положение), утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 25.08.2006 N 530 «О страховой деятельности» (далее — Указ).

Ответчик в отзыве на иск и в судебном заседании требования не признал. Ссылается на наличие вины самого потерпевшего и третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчика, в возникновении страхового случая.

Истец в судебном заседании требования поддержал, просил рассмотреть дело после проведения подготовительного заседания. Ответчик не возразил против рассмотрения дела после подготовительного заседания.

Рассмотрев материалы дела, изучив и оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, экономический суд установил следующее.

Претензионный порядок урегулирования спора сторонами соблюден.

Как следует из материалов дела, на основании договора аренды транспортного средства (строительной машины) с экипажем ответчиком был предоставлен в аренду третьему лицу, не заявляющему самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчика (УЧСП «Б»), трактор-баровая ЭЦУ-150-22, принадлежащий ответчику. В условиях договора ответчик обязался в течение всего срока аренды обеспечить нормальную и безопасную эксплуатацию транспортного средства (строительной машины) в соответствии с целями договора аренды. При этом в договоре стороны согласовали, что члены экипажа трактора-баровой должны подчиняться УЧСП «Б» в вопросах, касающихся коммерческой эксплуатации транспортного средства, и распоряжениям ГУКПП «А» (арендодатель), относящимся к управлению и технической эксплуатации трактора.

Факт передачи в аренду трактора-баровой ЭЦУ-150-22 подтверждается актом приема-передачи транспортного средства, актом сдачи-приемки выполненных работ, путевым листом трактора, справкой к нему, счетом и платежным поручением на его оплату.

В процессе эксплуатации трактора согласно акту о несчастном случае на производстве работник ответчика А., прокапывая траншею с дальнейшей закладкой кабеля трактором-баровая ЭЦУ-150-22, принадлежащим ГУКПП «А», не убедившись в отсутствии работников в траншее, продолжил копать траншею. При этом цепь трактора зацепила большой камень, трактор потянуло в обратную сторону и трактор зацепил ногу работника УЧСП «Б» Б. В результате этого у Б. произошло полное травматическое отчленение левой нижней конечности на уровне средней трети голени.

Как следует из содержания акта о несчастном случае, несчастный случай произошел по вине нескольких субъектов.

В частности, вина УЧСП «Б» состоит в том, что директор названной организации нарушил свои должностные обязанности, допустив проведение строительно-монтажных (земляных) работ без утвержденного проекта производства работ (другого технологического документа), и соответственно не ознакомил всех работников, включая Б. и А., с проектом производства работ при размещении трактора-баровой ЭЦУ-150-22 в месте производства работ, до начала работы не определил рабочую зону трактора-баровой ЭЦУ-150-22 и границы создаваемой им опасной зоны, допустил Б., находящегося в состоянии алкогольного опьянения, к выполнению земляных работ в зоне действия рабочих органов землеройной машины — трактора-баровой ЭЦУ-150-22, граница зоны работы находится на расстоянии не менее 5 м от предельного положения рабочего органа, при этом с Б. не провел инструктаж по охране труда, стажировку и проверку знаний по вопросам охраны труда, чем нарушены требования п. 13, 199 Межотраслевых общих правил по охране труда, утвержденных постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 03.06.2003 N 70, и подп. 9.1, 9.2 п. 9 Типовой инструкции о проведении контроля за соблюдением законодательства об охране труда в организации, утвержденной постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 26.12.2003 N 159, п. 4.19, 4.7, 8.2.1, 8.2.9 технического кодекса установившейся практики «Безопасность труда в строительстве. Общие требования» (ТКП 45-1.03-40-2006 (02250)), утвержденного приказом Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь от 27.11.2006 N 334 «Об утверждении и введении в действие технических нормативных правовых актов в строительстве» (далее — ТКП 45-1.03-40-2006), п. 22 Межотраслевой типовой инструкции по охране труда при выполнении земляных работ, утвержденной постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 30.11.2004 N 137, п. 23, 49 Инструкции о порядке обучения, стажировки, инструктажа и проверки знаний работающих по вопросам охраны труда, утвержденной постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 28.11.2008 N 175.

Вина ГУКПП «А» состоит в том, что начальник гаража названной организации В. некачественно разработал инструкцию по охране труда для тракториста, в которой не прописано требование: «Установить экскаватор в начале трассы по линии разметки. Убедиться в отсутствии людей в зоне работы цепи», которое имеется в пункте 3.3.2 Руководства по эксплуатации ЭЦУ-150.000.000.000 РЭ, а также не прописал требования, что при эксплуатации машин, имеющих подвижные рабочие органы, необходимо предупредить доступ людей в опасную зону работы, граница которой находится на расстоянии не менее 5 м от предельного положения рабочего органа, если в инструкции изготовителя отсутствуют другие, повышенные требования, чем нарушены требования п. 34 Инструкции о порядке разработки и принятия локальных нормативных правовых актов, содержащих требования по охране труда для профессий и (или) отдельных видов работ (услуг), утвержденной постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 28.11.2008 N 176, и п. 8.2.9 ТКП 45-1.03-40-2006.

При этом согласно п. 15 Инструкции ответчика по охране труда N 21 для тракториста от 28.09.2009 перед запуском двигателя тракторист обязан убедиться в отсутствии людей в зоне возможного движения трактора, а также под трактором и под соединенной с ним машиной.

Вина самого потерпевшего Б. определена областным управлением Департамента государственной инспекции труда в размере 25% и состоит в том, что он допустил грубую неосторожность, выразившуюся в нахождении на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения (в крови 0,38 промилле этилового спирта).

В соответствии с Указом истцом было зарегистрировано в качестве страхователя по названному виду страхования УЧСП «Б».

В связи с наступлением страхового случая Б. выплачены страховые выплаты в размере, равном цене иска.

Согласно п. 4 и 9 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 22.12.2005 N 12 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», в отличие от общих оснований ответственности за причинение вреда, обязанность страховщика по осуществлению страховых выплат не зависит от вины страхователя в наступлении вреда, а наступает при наличии страхового случая, которым является факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, подтвержденный в установленном законодательством порядке (п. 271 Положения). При наличии грубой неосторожности застрахованного, содействовавшей возникновению или увеличению вреда, в акте о несчастном случае указывается о степени грубой неосторожности в процентах.

Аналогично и в соответствии со ст. 853 ГК страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения по договору страхования ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу, если вред причинен по вине ответственного за него лица.

Согласно ст. 952 ГК, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению вреда или его увеличению, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

В акте о несчастном случае, как было отмечено выше, вина самого потерпевшего Б. была определена областным управлением Департамента государственной инспекции труда в размере 25% и учтена при начислении ему страхового возмещения истцом в расчете страхового возмещения.

Согласно ст. 855 ГК к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

На основании ст. 948 ГК юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности либо на ином законном основании.

Согласно ст. 606 и 611 ГК предоставляемые арендатору арендодателем услуги по управлению и технической эксплуатации транспортного средства должны обеспечить его нормальную и безопасную эксплуатацию в соответствии с целями аренды, указанными в договоре. Договором аренды транспортного средства с экипажем может быть предусмотрен более широкий круг услуг, предоставляемых арендатору.

Состав экипажа транспортного средства и его квалификация должны отвечать обязательным для сторон правилам и условиям договора, а если обязательными для сторон правилами такие требования не установлены, — требованиям обычной практики эксплуатации транспортного средства данного вида и условиям договора. Члены экипажа являются работниками арендодателя. Они подчиняются распоряжениям арендодателя, относящимся к управлению и технической эксплуатации, и распоряжениям арендатора, касающимся коммерческой эксплуатации транспортного средства.

Ответственность за вред, причиненный третьим лицам арендованным транспортным средством, его механизмами, устройствами, оборудованием, несет арендодатель. Он вправе предъявить к арендатору регрессное требование о возмещении сумм, выплаченных третьим лицам, если докажет, что вред возник по вине арендатора.

Согласно ст. 937 ГК юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

В соответствии со ст. 933 ГК вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Как следует из содержания п. 325 Положения, страховщик имеет право требования в пределах сумм выплаченного страхового обеспечения к юридическому или физическому лицу, ответственному в соответствии с законодательством за вред, причиненный жизни или здоровью застрахованного (кроме случая, если ответственным за вред является страхователь данного застрахованного).

Владельцем транспортного средства, причинившего вред Б., является ответчик.

При данных обстоятельствах заявленные требования признаны судом подлежащими удовлетворению и с ответчика в пользу истца была взыскана заявленная по иску сумма основного долга по выплаченному страховому возмещению.

Суд в решении указал, что ответчик не лишен права на защиту своих нарушенных интересов в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

В завершение следует отметить, что арендодателю согласно ст. 611 ГК принадлежит право предъявления к арендатору по подобным спорам регрессного требования о возмещении сумм, выплаченных третьим лицам, если он докажет, что вред возник по вине арендатора.

Таким образом, вопросы охраны труда и безопасного выполнения работ являются не менее важными при сдаче транспортных средств с экипажем в аренду, чем вопросы размера арендной платы и срока аренды. При этом арендодатель должен понимать, что, несмотря на тот факт, что транспортное средство передано в аренду с экипажем, владельцем источника повышенной опасности остается сам арендодатель, а значит, за вред, причиненный третьим лицам, отвечать будет также арендодатель.