Судебная практика по арендным и взаимосвязанным правоотношениям (часть 2)

Фактическая передача имущества в аренду состоялась после его монтажа и прекратилась в момент частичного демонтажа.

Общество с ограниченной ответственностью (ООО) «Р» обратилось в суд с иском к открытому акционерному обществу (ОАО) «М» о взыскании 15138608 бел.руб., из которых 9600000 бел.руб. основного долга, 4132800 бел.руб. пени, 1405808 бел.руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Обстоятельства дела.

По договору аренды от 03.11.2014, заключенному между сторонами, истец предоставил ответчику в аренду имущество — строительное оборудование (электрический мачтовый подъемник).

Ставка аренды была согласована сторонами в размере 4800000 бел.руб. в день.

Согласно условиям договора срок платежа по договору аренды — в порядке предоплаты в течение трех банковских дней с момента предоставления счета.

В предусмотренном договором порядке ответчик обязательства по уплате арендных платежей надлежащим образом не выполнил: уплата произведена с просрочкой.

Пунктом 5.2.1 договора сторонами было предусмотрено, что в случае несвоевременной уплаты арендатор уплачивает пеню в размере 0,2% от просроченной суммы за каждый день просрочки.

Направленная в адрес ответчика претензия с требованием о выполнении обязательств оставлена последним без удовлетворения.

На основании изложенного истец обратился в суд с иском, в котором просит взыскать с ответчика 9600000 бел.руб. основного долга, 4132800 бел.руб. пени, 1405808 бел.руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Позиция ответчика.

Представитель ответчика заявленные требования не признал по основаниям, изложенным в отзыве на иск. В судебном заседании пояснил, что с истцом был согласован только один день аренды, который в день доставки оборудования был оплачен в полном объеме.

Оборудование было доставлено на объект 12.11.2014 во второй половине дня, однако смонтировано только 13.11.2014. Фактическое пользование имуществом осуществлялось в течение одного дня.

Частичный демонтаж оборудования был начат 13.11.2014 и завершен только 14.11.2014. Ответчик не мог фактически пользоваться оборудованием 14.11.2014, т.к. демонтаж оборудования производился силами ответчика.

Письменных намерений о продлении срока аренды в соответствии с условиями пункта 1.4 договора аренды ответчик не высказывал, заявок не направлял.

На основании изложенного представитель ответчика полагает, что он добросовестно выполнил свои обязательства, вследствие чего в удовлетворении заявленных требований просит отказать.

Показания свидетелей.

Опрошенный в ходе судебного заседания в качестве свидетеля работник ответчика по существу спора пояснил, что вопрос об аренде подъемника решался в течение одного дня. Утром он созвонился с представителем истца, договорился о стоимости и сроках аренды — один день. 12.11.2014 оборудование было доставлено на объект водителем и выгружено для монтажа. Сотрудники истца в этот день не приезжали. Монтаж оборудования фактически начался только 13.11.2014 и был окончен к 16.00. Работы на подъемнике выполнялись до 22.00. Все это время работники истца находились на объекте. После окончания работ подъемник был частично демонтирован. Окончательный его демонтаж и вывоз произошел 14.11.2014. Фактически подъемник использовался один день.

Опрошенный в ходе судебного заседания в качестве свидетеля руководитель истца по существу спора пояснил, что вопрос об аренде подъемника решался в течение нескольких дней. На следующий день после звонка представителя ответчика он выехал на объект для осмотра места размещения подъемника. На следующий день после осмотра места, т.е. 12.11.2014, подъемник был доставлен на объект силами привлеченного перевозчика и выгружен при помощи гидроманипулятора. Монтаж подъемника производился 13.11.2014 до 14.00 — 15.00. Использовался подъемник работниками ответчика примерно до 22.00 того же дня. После окончания работы по просьбе истца подъемник был частично демонтирован, чтобы предоставить возможность работать крану.

Окончательный демонтаж и вывоз подъемника был осуществлен 14.11.2014.

Решение суда.

Суд, изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, свидетелей, пришел к выводу о частичной обоснованности предъявленных требований на основании нижеизложенного.

В соответствии с частью первой статьи 577 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Арендатор согласно части первой и второй пункта 1 статьи 585 ГК обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату). Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды.

Как усматривается из материалов дела, в рамках заключенного между сторонами договора аренды от 03.11.2014 истец предоставил ответчику в аренду имущество — строительное оборудование (электрический мачтовый подъемник).

Пунктом 4.1 договора стороны согласовали, что размер арендной платы за один день аренды имущества по настоящему договору составляет 4800000 бел.руб. с учетом налога на добавленную стоимость (НДС). Стоимость монтажа составляет 15000000 бел.руб. с НДС. Стоимость демонтажа — 8000000 бел.руб. Стоимость доставки в одну сторону — 3500000 бел.руб.

В соответствии с пунктом 4.3.1 договора арендатор принял на себя обязательства в срок не позднее трех банковских дней с момента предоставления счета за аренду (расчета арендной платы) арендодателем перечислить сумму арендной платы, исчисленной исходя из количества дней аренды.

По счету от 03.11.2014 стороны согласовали стоимость одного дня аренды имущества в сумме 4800000 бел.руб., стоимость транспортных услуг в сумме 7000000 бел.руб., а также монтажа в сумме 15000000 бел.руб. и демонтажа в сумме 8000000 бел.руб.

В предусмотренном договором порядке ответчик обязательства по уплате надлежащим образом не выполнил.

По платежному поручению уплата аренды в согласованной в счете от 03.11.2014 сумме 34800000 бел.руб. была осуществлена ответчиком только 12.11.2014.

Как отмечено выше, пунктом 5.2.1 договора сторонами было предусмотрено, что «в случае нарушения арендатором порядка и сроков уплаты сумм арендной платы арендатор уплачивает арендодателю пеню в размере 0,2% суммы невнесенного или несвоевременно внесенного арендного платежа за каждый день просрочки обязательства».

Принимая во внимание просрочку уплаты арендных платежей, суд пришел к выводу об обоснованности требований истца в части взыскания пени за просрочку уплаты суммы арендной платы. Вместе с тем при расчете пени за просрочку уплаты арендной платы по выставленному счету от 03.11.2014 суд принимает во внимание в качестве основания для расчета непосредственно сумму несвоевременно уплаченной арендной платы в размере 4800000 бел.руб., т.к. исходя из буквального смысла пункта 5.2 договора следует, что стороны согласовали порядок начисления пени непосредственно за нарушение сроков уплаты суммы арендной платы. Поэтому подлежащая взысканию с ответчика сумма пени за период с 10.11.2014 по 11.11.2014 составит 19200 (4800000 x 0,2% x 2) бел.руб.

При этом суд не усматривает оснований для взыскания с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами за просрочку оплаты счета от 15.11.2014 по причине непредоставления имущества в аренду на момент возникновения обязательств по оплате счета, что указывает на отсутствие факта пользования чужими денежными средствами.

Истец передал ответчику оборудование в аренду по акту приема-передачи от 12.11.2014.

По акту от 14.11.2014 арендатор (ответчик) возвратил имущество арендодателю (истцу).

По истечении срока аренды истец выставил ответчику дополнительный счет от 15.11.2014 на оплату еще двух дней аренды. Дополнительный счет ответчиком подписан не был по причине отсутствия факта пользования имуществом.

Учитывая вышеизложенные обстоятельства, суд приходит к выводу о безосновательности требований истца в части взыскания 9600000 бел.руб. основного долга.

Из содержания части первой статьи 577 ГК следует, что по договору аренды имущество за плату предоставляется во временное владение и пользование или во временное пользование.

В ходе судебного разбирательства установлено, что ответчик пользовался имуществом только в течение одного дня — 13.11.2014 по причине того, что арендованное имущество было смонтировано истцом только 13.11.2014 и в тот же день частично демонтировано.

Таким образом, принимая во внимание обстоятельства того, что обязательства по доставке, монтажу, демонтажу и вывозу имущества принял на себя арендодатель (истец), учитывая затраченное на демонтаж и монтаж оборудования время, возмещение ответчиком понесенных истцом затрат, связанных с монтажом и демонтажем оборудования, суд пришел к выводу о том, что фактическая передача имущества в аренду состоялась после его монтажа и прекратилась в момент частичного демонтажа, поскольку арендатор (ответчик) не имел реальной возможности пользоваться арендованным имуществом как в день его доставки (12.11.2014), так и в день вывоза (14.11.2014). В связи с этим суд не усматривает оснований для удовлетворения заявленных требований в части взыскания арендных платежей в сумме 9600000 бел.руб. основного долга, так и насчитанных на указанную сумму пени и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Приостановление исполнения судебного постановления как административно-властного инструмента принудительного исполнения обязательства не затрагивает вопросы необходимости исполнения возникшего обязательства.

Общество с дополнительной ответственностью (ОДО) «Л» обратилось в суд с иском к ООО «Д» о взыскании 35717950 бел.руб. убытков, 25311143 бел.руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Обстоятельства дела.

По договору аренды от 30.03.2009 б/н (с учетом дополнительных соглашений от 31.03.2009 N 1 и N 2), заключенному между сторонами, истец предоставил ответчику в аренду нежилое помещение под непроизводственные цели. Общая сумма арендной платы в месяц с учетом дополнительного соглашения N 2 к договору составила 1844 евро. Пунктом 3.1 договора стороны установили, что арендная плата исчисляется с 01.06.2009.

Согласно пунктам 3.2, 3.4 указанного договора срок платежа по договору аренды — до 10 числа месяца, следующего за оплачиваемым, по курсу Национального банка Республики Беларусь на день оплаты.

В предусмотренном договором порядке ответчик обязательства по уплате арендных платежей надлежащим образом не выполнил.

По соглашению сторон 09.12.2009 договор аренды расторгнут.

Решением от 11.11.2011 по ранее рассмотренному между указанными сторонами делу N 908-21/2010 хозяйственный суд г. Минска взыскал с ООО «Д» в пользу ОДО «Л» 44814790 бел.руб. основного долга по арендным платежам за период с 01.06.2009 по 10.11.2009. Решение вступило в законную силу.

Вместе с тем после расторжения договора ответчик помещения не освободил, акт приема-передачи не подписал. Акт вывоза имущества был подписан сторонами только 19.04.2011 с участием медиатора хозяйственного суда Минской области.

Таким образом, по мнению истца, за период с 10.12.2009 по 19.04.2011 у ответчика образовалась задолженность по уплате арендных платежей за время фактического пользования помещениями.

Решением от 02.04.2013 хозяйственный суд г. Минска взыскал с ответчика в пользу истца (с учетом постановления апелляционной инстанции от 30.07.2013) 181650944 бел.руб. основного долга по арендным платежам за период с 10.12.2009 по 10.10.2010. Решение суда исполнено ответчиком только 05.06.2014.

Условиями договора была предусмотрена арендная плата в евро путем оплаты в белорусских рублях по курсу Национального банка Республики Беларусь на день оплаты. Ввиду того что на момент реального исполнения решения суда курс евро изменился, по мнению истца, он понес убытки из-за курсовой разницы в сумме 35717950 бел.руб.

Направленная истцом в адрес ответчика претензия об уплате задолженности оставлена последним без удовлетворения.

На основании изложенного истец обратился в суд с иском, в котором просит взыскать с ответчика 35717950 бел.руб. убытков, 25311143 бел.руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Позиция ответчика.

Представитель ответчика в судебное заседание не явился, представил ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие, заявленные требования не признал по основаниям, изложенным в отзыве на иск.

По существу спора ответчик в отзыве отметил, что курсовая разница не является реальным ущербом либо упущенной выгодой исходя из их сущности, поскольку валюта не является доходом. Истцом не представлено доказательств приобретения валюты (евро) ни на сумму 14105 евро, которая указана в исковом заявлении как эквивалентная погашенной сумме в рублях, ни на сумму 16350 евро, которую ОДО «Л» намеревалось получить. Кроме того, в соответствии с пунктом 2 статьи 366 ГК кредитор вправе требовать возмещения убытков, причиненных неправомерным пользованием чужими денежными средствами лишь в части превышения над суммой процентов, причитающихся ему на основании пункта 1 статьи 366 ГК.

Также указал, что определением от 19.08.2013 исполнение постановления апелляционной инстанции хозяйственного суда г. Минска от 30.07.2013 было приостановлено, в связи с чем обязанность исполнения постановления суда возникла у ООО «Д» только 11.09.2013 — на следующий день после вынесения постановления Кассационной коллегии. Следовательно, при производстве расчета процентов истцом допущено увеличение количества дней просрочки, что повлекло завышение расчетной суммы процентов на 5007341 бел.руб.

На основании изложенного в удовлетворении заявленных требований просит отказать.

Решение суда.

Суд, изучив материалы дела, выслушав представителя истца, оценив представленные доказательства, пришел к выводу о частичной обоснованности предъявленных требований на основании нижеизложенного.

В соответствии с частью первой статьи 577 ГК по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

При прекращении договора аренды в силу части первой статьи 593 ГК арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

При этом согласно части первой пункта 1 статьи 626 ГК передача капитального строения (здания, сооружения), изолированного помещения или машино-места арендодателем и принятие его арендатором осуществляются по передаточному акту или иному документу о передаче, подписываемому сторонами.

При прекращении договора аренды капитального строения (здания, сооружения), изолированного помещения или машино-места арендованное капитальное строение (здание, сооружение), изолированное помещение или машино-место должны быть возвращены арендодателю с соблюдением правил, предусмотренных пунктом 1 статьи 626 ГК.

Как усматривается из материалов дела, в рамках заключенного между сторонами договора аренды от 30.03.2009 б/н (с учетом дополнительных соглашений от 31.03.2009 N 1 и N 2) истец по акту приемки-передачи помещений к договору аренды от 30.03.2009 предоставил ответчику в аренду нежилое помещение под непроизводственные цели.

После прекращения отношений сторон по договору аренды от 30.03.2009 акт возврата-приема недвижимого имущества между сторонами подписан не был.

С учетом установленных в ходе рассмотрения ранее рассмотренного дела обстоятельств невозвращения ответчиком арендуемых у истца помещений решением от 02.04.2013 хозяйственный суд г. Минска (с учетом постановления апелляционной инстанции от 30.07.2013) взыскал с ответчика в пользу истца 181650944 бел.руб. основного долга по арендным платежам за период с 10.12.2009 по 10.10.2010.

Таким образом, суд при рассмотрении ранее рассмотренного дела установил обстоятельства наличия возникших у ответчика перед истцом неисполненных денежных обязательств по уплате арендных платежей в сумме 181650944 бел.руб.

Срок исполнения обязательства по внесению арендных платежей ввиду прекращения между сторонами договорных отношений определен не был.

В соответствии с пунктом 2 статьи 295 ГК в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня поступления письменного требования кредитора о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из акта законодательства, условий обязательства или существа обязательства.

С учетом предъявления истцом иска по взысканию суммы основного долга еще в начале 2013 года и предусмотренного законодательством разумного срока на погашение задолженности суд приходит к выводу, что обязательства по уплате арендных платежей в сумме 181650944 бел.руб. возникли у ответчика еще до вынесения судом судебных постановлений. В связи с этим суд соглашается с требованиями истца в части взыскания с ответчика 25311143 бел.руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, рассчитанных за период с 31.07.2013 по 05.06.2014.

Доводы ответчика о том, что период просрочки следует исчислять с 11.09.2013, поскольку при пересмотре решения суда в Кассационной коллегии исполнение судебного постановления было приостановлено, в рассматриваемом случае являются несостоятельными.

По данному поводу суд отмечает, что обязательства по уплате арендных платежей возникли у ответчика не с момента вынесения судебного постановления, а в силу сложившихся между сторонами гражданско-правовых арендных отношений. Поэтому приостановление исполнения судебного постановления как административно-властного инструмента принудительного исполнения обязательства не затрагивает вопросы необходимости исполнения возникшего обязательства.

Относительно требований истца в части взыскания 35717950 бел.руб. убытков в виде курсовой разницы суд отметил следующее.

В ходе судебного разбирательства установлено, что при вынесении судебного постановления от 30.07.2013 по ранее рассмотренному делу о взыскании 181650944 бел.руб. основного долга по арендным платежам за период с 10.12.2009 по 10.10.2010 суд принимал во внимание курс евро, установленный на день вынесения решения.

В соответствии с пунктами 1 — 3 статьи 364 ГК должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Убытки определяются в соответствии с правилами, установленными статьей 14 ГК.

Если иное не предусмотрено законодательством или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существующие в том месте, где обязательство должно быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие на день вынесения решения.

Таким образом, при вынесении судебного постановления ввиду нарушения ответчиком обязательств по уплате арендных платежей суд принял во внимание курс евро, установленный на день вынесения решения. Из этого следует, что судом было учтено наличие возможных убытков, связанных с изменением курса валюты, ввиду чего оснований для последующего применения курсовой разницы, возникшей в период между вынесением решения и его реальным исполнением, не имеется.

В связи с этим суд соглашается с доводами ответчика о том, что изменение курса валюты между вынесением решения и его реальным исполнением не является убытками. В рассматриваемом случае суд отмечает, что выраженные в валюте обязательства подлежали уплате в белорусских рублях, сумма которых и была зафиксирована в судебном постановлении.

Судом также не было усмотрено оснований для удовлетворения заявленного ответчиком ходатайства о предоставлении отсрочки либо рассрочки исполнения настоящего решения.

В частности, исходя из смысла статей 211, 368 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь вопросы о рассрочке исполнения судебного постановления разрешаются судом по ходатайству должника ввиду невозможности исполнения судебного постановления единовременно без негативных последствий такого исполнения.

Вместе с тем доказательств реального погашения задолженности должником не представлено, документальные обоснования предоставления рассрочки, а также реальность погашения задолженности не приведены.

Несмотря на четкую регламентацию арендных правоотношений в ГК, на практике возникает множество вопросов, требующих выработки единых подходов к их разрешению. Вышеизложенная судебная практика поможет участникам арендных правоотношений сориентироваться в выборе защиты законных прав и интересов, избежать в дальнейшем подобных случаев.