Требование об уплате штрафа не может иметь встречного исполнения в виде требования уплаты основного долга: пример из судебной практики

Согласно части первой п. 2 ст. 309 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков.

Со ссылкой на приведенную норму ответчик не признавал исковые требования по уплате основного долга за оказанные услуги по перевозке, поскольку, по его мнению, он действовал законно и обоснованно, не доплатив основной долг на сумму штрафа в связи с просрочкой доставки груза.

Приведем доводы истца и ответчика на примере материалов конкретного судебного спора.

Истец обратился с иском в суд и просил взыскать с ответчика задолженность по договору N 9 на транспортно-экспедиционное обслуживание за перевозку по заявке N 02/094 от 26.02.2014 по маршруту Германия — Республика Беларусь (г. Минск) в сумме 5822874 руб. В связи с изменением курса евро истцом было заявлено ходатайство об изменении исковых требований, в котором он просил взыскать с ответчика основной долг в сумме 6231128 бел. руб. Судом в силу ст. 63 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) измененные исковые требования были приняты к рассмотрению.

Ответчик, представив отзыв на иск, исковые требования не признал, заявил ходатайство о применении срока исковой давности.

Изучив материалы дела, заслушав пояснения участвующих в деле лиц, суд установил следующее: 28.08.2009 между ЧУП «А» (правопреемник — ООО «А», истец) и ООО «С» был заключен договор N 9 на транспортно-экспедиционное обслуживание автомобильным транспортом, на основании которого ответчиком в адрес истца была направлена заявка на перевозку N 02/094 от 26.02.2014 по маршруту Германия — Республика Беларусь (г. Минск) с установленной провозной платой в размере 850 евро.

Истец указывал, что груз был доставлен, что подтверждается CMR-накладной б/н от 28.02.2014 и актом выполненных работ N 0338 от 11.03.2014.

Истцом 18.03.2014 в адрес ответчика был направлен счет N 0338 от 11.03.2014, акт выполненных работ, протокол и CMR-накладная б/н от 28.02.2014, полученные ответчиком 20.03.2014, что подтверждалось отметкой о вручении. Подписанные акт и протокол были возвращены истцу с отметками ответчика.

В соответствии с условиями заявки N 02/094 от 26.02.2014 окончательный платеж должен был быть произведен в течение 10 календарных дней с момента получения оригиналов документов в размере 850 евро.

В связи с тем что ответчиком оплата была произведена частично в размере 487,43 евро, истец просил взыскать с ответчика 362,57 евро по курсу 17186 бел. руб. за 1 евро, что составляло 6231128 бел. руб.

Ответчик, представив суду отзыв на иск, объяснения, исковые требования не признал по следующим основаниям:

  • истцом допущена просрочка в доставке груза на 5 дней. Согласно заявке, условия которой в силу п. 2.6 договора являются приоритетными по отношению к условиям договора, за просрочку в доставке груза истец должен уплатить штраф в размере 100 дол. США за каждые сутки просрочки. Требование об уплате штрафа в размере 500 дол. США было заявлено ответчиком в претензии N 02/094 от 12.03.2014 (получена истцом 31.03.2014). Штрафные санкции за просрочку доставки груза истцом уплачены не были. Ответчик, руководствуясь п. 5.12 договора и ст. 309 ГК, правомерно воздерживался от оплаты транспортно-экспедиционных услуг истца до уплаты штрафа за просрочку в доставке груза. В связи с тем что штраф за просрочку в доставке груза не уплачен и в настоящий момент, у истца отсутствуют правовые основания для требования оплаты услуг по организации перевозки;
  • ответчик заявил ходатайство о применении срока исковой давности, который в соответствии со ст. 31 Закона Республики Беларусь от 13.06.2006 N 124-З «О транспортно-экспедиционной деятельности» составляет 10 месяцев, с учетом прерывания срока исковой давности платежом от 10 апреля 2014 г. срок исковой давности по заявленным истцом требованиям истек 10 февраля 2015 г.;
  • со ссылкой на ст. 203 ГК ответчик отмечал, что течение срока исковой давности может быть приостановлено предъявлением претензии, при этом согласно п. 2 ст. 203 ГК течение срока исковой давности приостанавливается при условии, если указанные в статье 203 ГК обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока исковой давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев, — в течение срока давности. Применительно к спорной ситуации по делу этот срок, по утверждению ответчика, составлял период с 10 августа 2014 г. по 10 февраля 2015 г. По данным ответчика, переписка между сторонами продолжалась в период с 12.03.2014 по 30.05.2014, в том числе истец заявил ответчику претензию от 14.05.2014, на которую ответчик дал ответ от 29.05.2014 (отправлен 30.05.2014).

Изучив материалы дела, заслушав пояснения представителей сторон, а также руководствуясь законодательством, суд пришел к выводу, что исковые требования подлежат удовлетворению на основании следующего.

Согласно п. 1 ст. 288 ГК в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Статьей 290 ГК предусмотрено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В соответствии с п. 1 ст. 739 ГК по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его уполномоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату.

В соответствии с п. 5.1 договора расчеты за перевозку грузов автомобильным транспортом производятся между сторонами по согласованным ставкам, которые оговариваются в каждой заявке. Расчет за перевозку производится путем предъявления перевозчиком экспедитору следующих оригинальных документов:

  • счета-фактуры;
  • протокола согласования договорной цены;
  • акта о выполненных работах;
  • оригинала накладной (CMR) с отметкой получателя о получении груза;
  • других документов, необходимых для расчетов.

Оплата за перевозку производится в течение 20 дней после получения оригинальных документов, если иное не оговорено в заявке.

В представленной суду заявке срок оплаты определен в 10 дней после представления оригинала CMR, протокола, акта, счета.

С учетом того что ответчиком оплата произведена не в полном объеме, суд признал, что исковые требования предъявлены обоснованно, и удовлетворил их в полном объеме.

Доводы ответчика о необоснованности исковых требований в силу того, что истцом не исполнено требование ответчика по погашению штрафа в связи с просрочкой доставки груза, суд посчитал несостоятельными на основании следующего.

Определение обязательства закреплено в ст. 288 ГК, согласно пункту 1 которой одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Согласно п. 1 ст. 311 ГК неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

В соответствии с п. 1 ст. 309 ГК встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной.

Согласно части первой п. 2 ст. 309 ГК в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков.

Частью второй п. 2 ст. 309 ГК предусмотрено, что, если обусловленное договором исполнение обязательства произведено не в полном объеме, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения в части, соответствующей непредоставленному исполнению.

На основании приведенных норм суд пришел к выводу, что требование об уплате штрафа не является требованием об исполнении обязательства, в связи с чем ссылка ответчика на ст. 309 ГК, предоставляющую право приостановить исполнение в связи с непредоставлением обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства, является несостоятельной. Штраф в соответствии со ст. 311 ГК является способом обеспечения исполнения обязательств, который с момента нарушения обязательства становится формой ответственности, что следует из содержания ст. 365 ГК, включенной в главу 25 «Ответственность за нарушение обязательств».

Суд отказал ответчику в удовлетворении ходатайства о применении срока исковой давности на основании следующего.

Согласно п. 1 ст. 201 ГК течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются законодательными актами.

Пунктом 1 ст. 203 ГК определено, что течение срока исковой давности приостанавливается, если предъявлена претензия.

Согласно п. 2 ст. 203 ГК течение срока исковой давности приостанавливается при условии, если указанные в статье 203 ГК обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев, — в течение срока давности.

Истцом в адрес ответчика были направлены претензии от 20.05.2014 (получена ответчиком 22.05.2014), от 06.06.2014 (возвращена с отметкой «за невостребованием»).

В связи с тем что ответчиком в добровольном порядке требование истца об оплате фрахта исполнено не было, истцом в экономический суд города Минска было подано заявление о возбуждении приказного производства 01.08.2014. Экономическим судом города Минска от 08.08.2014 было вынесено определение о возбуждении приказного производства, 02.09.2014 было вынесено определение о судебном приказе (дело N 580-23пп/2014) [4].

В соответствии со ст. 204 ГК течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. После перерыва течение срока исковой давности начинается заново. Время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

В связи с тем что истцом своевременно было направлено обращение в суд с целью защиты нарушенного права, последующая отмена определения о судебном приказе в связи с подачей ответчиком заявления об отмене определения о судебном приказе не может служить основанием для подтверждения пропуска срока исковой давности. Следовательно, в связи с тем что после перерыва течение срока исковой давности начинается заново, истцом не пропущен срок для предъявления настоящего иска, поскольку исковое заявление было направлено в суд 11.05.2015.

Пунктом 12 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 02.12.2005 N 29 «О некоторых вопросах, связанных с применением сроков исковой давности» (далее — постановление N 29) определено, что течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, то есть с соблюдением требований, предусмотренных ХПК, для обращения в экономический суд с исковым заявлением [5]. При этом экономическим судам следует иметь в виду, что защита нарушенного права может осуществляться не только путем предъявления иска, но и посредством подачи в хозяйственный суд заявления о возбуждении приказного производства с целью взыскания денежных средств или обращения взыскания на имущество должника. Подача кредитором заявления о возбуждении приказного производства с соблюдением требований, предусмотренных статьями 220 — 222 ХПК, прерывает течение срока исковой давности, так же как и предъявление иска.

Апелляционная инстанция, оставив решение суда первой инстанции без изменений, а апелляционную жалобу ответчика без удовлетворения, отметила следующее.

Доводам лица, подавшего апелляционную жалобу, в том числе касающимся истечения срока исковой давности, а также применения к спорным правоотношениям сторон норм материального права, содержащихся в статьях 309, 391, 395 ГК, судом первой инстанции дана всесторонняя и полная оценка с учетом положений статей 201, 203, 204, 309, 311 ГК, пункта 12 постановления N 29, статей 84, 100, 103, 104, 108 ХПК, установленных обстоятельств и имеющихся в материалах дела доказательств.

Никаких новых аргументов, как и доказательств, опровергающих выводы суда первой инстанции, ответчиком суду апелляционной инстанции не представлено.

При этом доводы лица, подавшего апелляционную жалобу, о том, что суд первой инстанции при рассмотрении дела вышел за пределы исковых требований, не могут быть приняты во внимание, поскольку в силу пункта 3 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.05.2011 N 7 «О судебном решении» при установлении подлежащих применению норм права в рамках конкретного дела экономический суд не связан доводами лиц, участвующих в деле, и вправе применить акты законодательства, на которые лица, участвующие в деле, не ссылались, если при этом не изменяется основание иска (то есть те обстоятельства, на которых истец основывает свое требование к ответчику) [6].

Таким образом, выводы суда первой инстанции соответствуют обстоятельствам дела, нормы материального и процессуального права применены правильно, судом в полном объеме дана оценка всем доводом сторон. Следовательно, отсутствуют основания для удовлетворения апелляционной жалобы.

В заключение хотелось бы отметить, что, вероятно, позиция ответчика свидетельствует о нежелании своевременно исполнять договорные обязательства, поскольку право на предъявление встречного иска по взысканию с истца штрафа за просрочку доставки груза им использовано не было.