Требование о признании недействительным распоряжения налогового органа. Пределы рассмотрения спора

В соответствии со статьей 85 Общей части Налогового кодекса Республики Беларусь каждый плательщик (иное обязанное лицо) имеет право обжаловать решения налоговых органов, в том числе требования (предписания) об устранении нарушений, действия (бездействие) их должностных лиц, если он полагает, что такие решения или действия (бездействие) приняты или произведены с нарушением норм, установленных налоговым или иным законодательством, либо нарушают его права.

Пример из судебной практики.

В экономический суд с заявлением обратилось закрытое акционерное общество «Б» (ЗАО «Б») к инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по N-скому району (далее — ИМНС) о признании недействительным распоряжения, вынесенного ИМНС.

К участию в деле было привлечено третье лицо — общество с ограниченной ответственностью «С» (ООО «С»).

Сущность спора: заявлено требование о признании недействительным распоряжения о взыскании налога, сбора (пошлины), пени, иных обязательных платежей за счет дебиторов плательщика на сумму 719657074 руб.

Представитель заявителя в судебном заседании заявленные требования поддержал в полном объеме.

Представители заинтересованного лица требования не признали, ссылаясь на законность и обоснованность оспариваемого распоряжения.

Заявитель в своем заявлении, дополнении к заявлению и в судебном заседании указывал, что в рамках Государственной программы инновационного развития Республики Беларусь на 2011 — 2015 годы, утвержденной постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 26.05.2011 N 669, между ЗАО «Б» (покупателем) и ООО «С» (продавцом) были заключены контракты на поставку:

  • от 09.09.2013 N 1 — на сумму 1585200000 бел. руб. (Товар 1);
  • от 09.09.2013 N 2 — на сумму 262400000 бел. руб. (Товар 2).

01.11.2013 ООО «С» выписало товарно-транспортную накладную (ТТН), согласно которой якобы был отгружен Товар 2.

17.01.2014 ООО «С» была выписана ТТН, согласно которой якобы был отгружен Товар 1.

Товар по обоим контрактам представлял собой сложные технологические установки, состоящие из множества элементов отдельного оборудования. Товар поставлялся упакованным в ящики, отдельными частями, разгружался и хранился на территории ЗАО «Б». Вскрытие ящиков с поставленным оборудованием и его монтаж непосредственно после оформления ТТН не производились.

На период поставки оборудования должностные лица ООО «С» в ходе переговоров неоднократно признавали, что была произведена отгрузка лишь части всего оборудования; недопоставка была вызвана отсутствием денежных средств для закупки недостающих узлов; отсутствующие узлы подлежали допоставке. Однако через некоторое время ООО «С» предъявило иск в экономический суд о взыскании суммы задолженности с ЗАО «Б», заявляя о якобы полном исполнении заключенных контрактов.

Экономическим судом было возбуждено производство по делу N 000-0/2014, которое на момент рассмотрения настоящего дела еще не было рассмотрено, судебное решение по делу вынесено не было.

Помимо этого, ООО «С» обратилось в ИМНС по N-скому району с заявлением об уступке права требования исполнения обязательств по договору от 09.09.2013 в сумме 1879200000 руб.

На основании данного заявления и акта сверки, подписанного со стороны ЗАО «Б» главным бухгалтером 28.10.2014, налоговым органом было принято оспариваемое распоряжение от 03.11.2014.

Оспариваемое распоряжение заявитель считает принятым безосновательно по следующим основаниям.

По мнению заявителя, акт сверки от 28.10.2014 был оформлен с нарушением законодательства по причине подписания неуполномоченным лицом, поскольку единоличным исполнительным органом ЗАО «Б» являлся генеральный директор и только он был вправе без доверенности действовать от имени общества. Акт сверки от 28.10.2014, подписанный главным бухгалтером, действовавшим без доверенности, не являлся, по мнению заявителя, документом, порождающим правовые последствия для ЗАО «Б». ЗАО «Б» не совершало действий, направленных на одобрение подписанного акта сверки, что могло бы говорить о признании обществом вытекающих из акта прав и обязанностей по ст. 184 Гражданского кодекса Республики Беларусь. В компетенцию главного бухгалтера организации входило отражение сведений о совершаемых хозяйственных операциях, но никак не совершение таких операций. По мнению заявителя, главным бухгалтером была совершена сделка с превышением полномочий главного бухгалтера (ст. 154 Гражданского кодекса Республики Беларусь), данная сделка не была одобрена ЗАО «Б», что должно повлечь отсутствие правовых последствий ее совершения для общества.

Заявитель полагал, что акт сверки указывал на задолженность, не подтвержденную первичными учетными документами, поскольку по условиям договора от 09.09.2013 оплата 1585200000 руб. должна производиться после поставки товара, а 294000000 руб. — после подписания акта приемки-передачи выполненных работ и акта ввода в эксплуатацию (пункт 3.6.1). Поскольку акт приемки-передачи выполненных работ не подписывался и акт ввода в эксплуатацию не утверждался, указание в акте сверки на задолженность в размере 1879200000 руб., по мнению заявителя, являлось незаконным. Аналогичная позиция заявителя и в отношении 76000000 руб.

Также заявитель считал, что акт сверки был составлен на основании первичных учетных документов, не соответствующих действительности, поскольку в ТТН от 01.11.2013 и от 17.01.2014 имелись признаки недостоверности сведений, указанных ООО «С», в связи с чем проводились проверочные мероприятия уполномоченными государственными органами:

  • исходя из ранее сделанных ООО «С» заявлений об отсутствии средств для закупки оборудования упомянутые ТТН не могли быть подтверждены данными первичного учета ООО «С» — заявитель считал, что у последнего отсутствовали документы, подтверждающие приобретение либо производство части оборудования, якобы поставленного ЗАО «Б» и входящего в состав товара согласно контрактам;
  • доставка в полном объеме Товара 1 и Товара 2 по упомянутым ТТН являлась невозможной с учетом габаритов использованных транспортных средств и количества оборудования, входившего в состав вышеуказанного товара (данное оборудование в полном объеме было физически невозможно разместить на использованном транспортном средстве);
  • доставка товара была произведена как 1 (одного) грузового места (т. е. как смонтированного оборудования), что также физически невозможно, поскольку даже из условий заключенных договоров следовало, что все оборудование монтируется на месте.

Заявитель просил удовлетворить требования в полном объеме.

Представители заинтересованного лица ИМНС по N-скому району требования не признали и считали их необоснованными и не подлежащими удовлетворению, поскольку 30.10.2014 ООО «С» обратилось с заявлением об уступке требования кредитора в отношении ЗАО «Б» на сумму 1879200000 бел. руб. с приложением акта сверки взаимных расчетов между ООО «С» и ЗАО «Б» по договорам от 09.09.2013 по состоянию на 28.10.2014. Данный акт сверки взаимных расчетов был подписан и заверен обеими сторонами. Согласно акту сверки взаимных расчетов между ООО «С» и ЗАО «Б» сальдо на 28.10.2014 составляло 2152288116 бел. руб. в пользу ООО «С». На основании представленных ООО «С» документов, а именно заявления об уступке требования кредитора от 30.10.2014 и акта сверки взаимных расчетов, а также руководствуясь статьей 58 Общей части Налогового кодекса Республики Беларусь, статьями 127, 200, 207 Банковского кодекса Республики Беларусь, пунктами 52 — 68 Инструкции о банковском переводе, утвержденной постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь от 29.03.2001 N 66, ИМНС вынесено распоряжение о взыскании налога, сбора (пени) за счет средств дебитора плательщика (ЗАО «Б») от 03.11.2014 на сумму 719657074 (семьсот девятнадцать миллионов шестьсот пятьдесят семь тысяч семьдесят четыре) бел. руб.

Таким образом, представитель инспекции просил отказать в удовлетворении исковых требований.

Представитель ООО «С» в пояснениях и в судебном заседании указал, что ЗАО «Б» являлось дебитором ООО «С», поскольку у ЗАО «Б» обязательства по оплате поставленного товара возникли в силу самого предмета договора о том, что покупатель обязуется принять и оплатить товар. Поскольку товар покупателем был принят (и без возражений), у покупателя возникло обязательство перед продавцом по оплате поставленного товара, т. е. покупатель после выполнения своих обязательств продавцом (по изготовлению и поставке товара) становился обязанным лицом (по произведению оплаты) (должником, дебитором). В силу Контракта N 1 от 09.09.2013 срок исполнения обязательства покупателем по оплате поставленного товара был установлен на период в течение 10 дней с момента поставки товара, т. е. по ТТН от 17.01.2014 на сумму 1879200000 руб. покупатель должен был оплатить товар с 17.01.2014 по 27.01.2014. Таким образом, по мнению заинтересованного лица, с 28.01.2014 ЗАО «Б» имело просроченную дебиторскую задолженность. Также представитель ООО «С» указал, что дебиторская задолженность признавалась ЗАО «Б», которое само подтвердило как наличие дебиторской задолженности в указанных суммах (262000000 руб. и 1585200000 руб.), так и ее признание. Об этом свидетельствовал как ответ на претензию от 12.06.2014, где ЗАО «Б» прямо указало: «14.11.2013 в управление Министерства финансов Республики Беларусь нами было передано платежное поручение на сумму 262000000 руб. для осуществления оплаты за фактически поставленное оборудование — Товар 2; 22.01.2014 в управление Министерства финансов Республики Беларусь было передано платежное поручение на сумму 1585200000 руб. для осуществления оплаты за фактически поставленное оборудование — Товар 1». Также наличие и признание дебиторской задолженности в указанных суммах ЗАО «Б» признало в письме от 08.04.2014, в котором ЗАО «Б» прямо указывало, что «готово исполнить возложенные на себя обязательства и осуществить платеж после получения финансирования из инновационного фонда». Доказательством наличия у ЗАО «Б» перед ООО «С» дебиторской задолженности являлось совершение ЗАО «Б» действий, свидетельствовавших о признании дебиторской задолженности в сумме 1879200000 руб. Таким действием, свидетельствовавшим о признании дебиторской задолженности на суммы 262000000 руб. и 1585200000 руб., являлось выставление платежных поручений (от 14.11.2013 и от 22.01.2014) через управление Министерства финансов Республики Беларусь на оплату названных сумм в пользу ООО «С». Ссылку ЗАО «Б» на то, что «после вскрытия упаковки было выяснено, что доставлена лишь незначительная часть оборудования», заинтересованное лицо считает несостоятельной, так как ООО «С» исполнило надлежащим образом все свои обязательства, поставив оборудование заявленного количества и комплектности в адрес покупателя, никаких претензий в установленный законодательством и Контрактом срок ЗАО «Б» не заявляло, срок на приемку товара покупателем истек около года назад, никаких претензий в течение года по поставленному товару к поставщику не предъявлялось, ЗАО «Б» никаких судебных споров по поставленному в его адрес товару не инициировало, а неоплату мотивировало отсутствием финансирования из средств инновационного фонда.

При рассмотрении спора суд исходил из следующего.

В соответствии со статьей 22 Общей части Налогового кодекса Республики Беларусь (далее — НК) плательщик обязан вести учет дебиторской задолженности и не позднее пяти рабочих дней со дня возникновения задолженности по уплате налогов, сборов (пошлин), пеней представлять в налоговый орган по месту постановки на учет перечень дебиторов с указанием суммы дебиторской задолженности, а также копии документов, подтверждающих факт наличия дебиторской задолженности.

В соответствии со статьей 58 НК взыскание налога, сбора (пошлины), пени за счет средств дебиторов плательщика (иного обязанного лица) — организации производится в бесспорном порядке на основании решения руководителя (его заместителя) налогового органа по месту постановки на учет плательщика (иного обязанного лица).

Решение о взыскании налога, сбора (пошлины), пени за счет средств дебиторов плательщика (иного обязанного лица) принимается с учетом сроков исполнения обязательств между плательщиком (иным обязанным лицом) и его дебиторами.

Решение налогового органа о взыскании налога, сбора (пошлины), пени за счет средств дебиторов выносится в отношении одного или нескольких дебиторов плательщика (иного обязанного лица) на основании:

  • справки о наличии дебиторской задолженности у плательщика (иного обязанного лица), оформленной налоговым органом на основании документов, представленных плательщиком (иным обязанным лицом) в соответствии с подпунктом 1.5 пункта 1 статьи 22 НК, или на основании документов, представленных органами Комитета государственного контроля Республики Беларусь, или по результатам мероприятий по выявлению имущества плательщика (иного обязанного лица), а также его дебиторов;
  • по результатам проверки, проведенной налоговым органом,
  • либо на основании заявления плательщика (иного обязанного лица) об уступке требования кредитора и документа (акта сверки или иного подписанного дебитором и плательщиком (иным обязанным лицом) документа), подтверждающего наличие дебиторской задолженности у плательщика (иного обязанного лица) и кредиторской задолженности у дебитора плательщика (иного обязанного лица).

В соответствии со статьей 58 НК ответственность за достоверность сведений о дебиторах и суммах дебиторской задолженности несет именно плательщик (иное обязанное лицо) — организация — ООО «С».

В связи с наличием задолженности перед бюджетом 30.10.2014 ООО «С», состоящее на учете в инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по N-скому району, обратилось с заявлением об уступке требования кредитора в отношении ЗАО «Б» на сумму 1879200000 бел. руб. с приложением акта сверки взаимных расчетов между ООО «С» и ЗАО «Б» по договорам от 09.09.2013 N 1 и от 09.09.2013 N 2 по состоянию на 28.10.2014. Данный акт сверки взаимных расчетов был подписан и заверен обеими сторонами. Согласно акту сверки взаимных расчетов между ООО «С» и ЗАО «Б» сальдо на 28.10.2014 составило 2152288116 бел. руб. в пользу ООО «С».

На основании представленных ООО «С» документов, а именно заявления об уступке требования кредитора от 30.10.2014 и акта сверки взаимных расчетов, а также руководствуясь статьей 58 НК, статьями 127, 200, 207 Банковского кодекса Республики Беларусь, пунктами 52 — 68 Инструкции о банковском переводе, утвержденной постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь от 29.03.2001 N 66, ИМНС обоснованно было вынесено распоряжение о взыскании налога, сбора (пени) за счет средств дебитора плательщика (ЗАО «Б») от 03.11.2014 на сумму 719657074 бел. руб.

Располагая данными, представленными плательщиком ООО «С», ИМНС обоснованно вынесено распоряжение от 03.11.2014 о взыскании дебиторской задолженности ООО «С», а к расчетным счетам ЗАО «Б» предъявлены платежные требования на общую сумму 719657074 руб.

Нарушений порядка принятия оспариваемого распоряжения ИМНС в ходе рассмотрения дела судом установлено не было, поскольку у ИМНС имелись полные и достаточные документы для взыскания дебиторской задолженности (в том числе акты сверки, подписанные сторонами, заявление об уступке права требования кредитора, контракт от 09.09.2013 N 1, ТТН от 17.01.2014).

В соответствии со ст. 48 НК платежное поручение на перечисление налога, сбора (пошлины), пени либо решение налогового органа о взыскании налога, сбора (пошлины), пени исполняются банком в течение одного банковского дня: после получения такого платежного поручения или решения; после поступления денежных средств на счета плательщика (иного обязанного лица) в случае их отсутствия или недостаточности на момент получения такого платежного поручения или решения.

При этом судом было принято во внимание, что сумма 719657074 руб., указанная в оспариваемом распоряжении, не превышала пределы 1585200000 руб. в контракте от 09.09.2013 N 1, который не являлся предметом спора в деле N 000-0/2014.

Таким образом, инспекцией правомерно было принято распоряжение от 03.11.2014 о взыскании дебиторской задолженности ООО «С».

Судом не были приняты во внимание доводы заявителя о незаконности не соответствующих действительности первичных учетных документов о передаче ООО «С» товара заявителю, поскольку это спор гражданско-правового характера по договору поставки между двумя субъектами хозяйствования, который выходил за пределы рассмотрения настоящего дела по рассмотрению законности распоряжения ИМНС и мог быть предметом самостоятельного рассмотрения в суде по защите прав заявителя, нарушенных ООО «С» (если таковые нарушения имелись).

Вопрос законности и обоснованности требований об оплате поставленного товара (в том числе относительно качества и комплектности) выходил за пределы рассмотрения настоящего спора. В связи с этим все вышеуказанные доводы и возражения относительно обстоятельств и оснований требований, вытекающих из поставки товара ненадлежащего качества и некомплектности, могли быть предметом самостоятельного рассмотрения.

Судом не были приняты во внимание доводы заявителя со ссылкой на акт сверки, подписанный неуполномоченным лицом, поскольку подписание акта сверки не является сделкой, полномочия на совершение которой необходимо подтверждать. Акт сверки является документом, отражающим сведения, имеющиеся в бухгалтерском учете, ведение которого относится к непосредственной компетенции главного бухгалтера в силу Закона Республики Беларусь «О бухгалтерском учете и отчетности».

Исходя из принципа процессуальной экономии, относимости и допустимости представляемых доказательств по делу, суд отклонил ходатайство заявителя о приостановлении производства по делу до принятия решения по результатам проверки правоохранительных и контролирующих органов, до рассмотрения дела N 000-0/2014, поскольку предмет проведения проверок и предмет рассмотрения дела выходили за пределы рассмотрения настоящего спора.

Исходя из принципа процессуальной экономии, относимости и допустимости представляемых доказательств по делу, суд отказал в удовлетворении ходатайства заявителя об истребовании доказательств, поскольку вопросы качества, комплектности поставленного товара не входили в предмет рассмотрения настоящего спора.

Таким образом, распоряжение ИМНС от 03.11.2014 о взыскании налога, сбора (пошлины), пени, иных обязательных платежей за счет дебиторов плательщика являлось законным, обоснованным, в связи с чем в удовлетворении заявленных требований было отказано в полном объеме.