Преступность в сфере семейно-бытовых отношений: криминологические и уголовно-правовые аспекты проблемы

Насилие в семье — это наиболее острая проблема, требующая более активного вмешательства со стороны государства и гражданского общества. Семья является основой государства, поэтому обеспечение ее безопасности должно быть одним из наиболее важных направлений государственной политики.

Однако в странах Содружества Независимых Государств (СНГ), в том числе и в Республике Беларусь, указанной проблеме не уделяется должного внимания и насилие в сфере семейно-бытовых отношений зачастую рассматривается правоохранительными, другими государственными органами и общественностью как обыденное явление, не выходящее за рамки частной жизни.

Так, по оценкам экспертов, в настоящее время российские семьи признаны самыми агрессивными в мире, что обусловлено обострением социально-экономической обстановки в стране, а также алкоголизацией и наркотизацией населения и другими причинами <1>.

<1> URL: www.soprotivlenie.org.ru.

По официальным данным правоохранительных органов, каждое третье убийство в Российской Федерации совершается в семье.

Так, например, Ш. в течение трех месяцев систематически избивал свою жену. Желая сохранить семью, а также из страха быть опозоренной перед соседями она не обращалась в правоохранительные органы. После очередной ссоры и избиения жены Ш. кухонным ножом нанес удар жене в область грудной клетки, затем сдавил ее шею, от чего она скончалась на месте происшествия. Затем Ш. с целью сокрытия содеянного расчленил труп жены и спрятал части тела в мусорный бак, колодец, котлован и другие места.

Не лучше выглядит криминальная ситуация в сфере семейно-бытовых отношений и в Республике Беларусь.

Насильственные преступления, совершаемые в сфере семейно-бытовых отношений, являются одними из наиболее загадочных и патологических преступлений, направленных против здоровья человека. Это объясняется тем, что виновными и потерпевшими являются те, кого судьба и природа, казалось бы, должны были бы навеки связать любовью, взаимной преданностью и поддержкой.

Так, мать двоих совершеннолетних детей в сентябре 2014 г. ударом ножа убила 46-летнего мужа. Оказалось, что злоупотребляющий спиртными напитками муж более 20 лет систематически избивал жену, при этом в органы внутренних дел она обращалась только один раз в 2008 году, когда муж перебил ей переносицу (мужчину привлекли к административной ответственности за мелкое хулиганство). О том, что происходило в стенах дома, где совершено указанное убийство, ни в органы внутренних дел, ни даже участковому инспектору милиции жертва домашнего насилия не сообщила ни разу за последние 6 лет.

Между тем с внесением в 2013 году в статью 9.1 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП) дополнений семейных агрессоров государственным органам стало проще привлекать к административной ответственности за нанесение побоев, не повлекшее причинения телесных повреждений, умышленное причинение боли, физических или психических страданий, совершенные в отношении близкого родственника либо члена семьи (штраф в размере до десяти базовых величин или административный арест). Если же в этих действиях имеется состав преступления, может наступить уголовная ответственность по статье 153 «Умышленное причинение легкого телесного повреждения», статье 154 «Истязание» либо статье 186 «Угроза убийством, причинением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества» Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК).

Как поясняют специалисты брестского Клуба деловых женщин, который с 2012 года работает в рамках проекта «Повышение национального потенциала государства по противодействию домашнему насилию в Республике Беларусь», причины для молчания жертв домашнего насилия разные. Например, женщина, которую избивает сын, боится, что он ее убьет. Некоторые не верят в помощь правоохранительных органов. Если семейный агрессор привлекается к административной ответственности, то штраф уплачивается, как правило, из семейного бюджета.

Насилие в семье наносит сокрушительный эмоциональный удар детям, раны от которого не заживают никогда и, в свою очередь, могут породить их жестокие действия, результатом является невосполнимый нравственный урон, наносимый обществу в целом. В результате проникновения насилия в жизнь семьи наблюдается деконструкция нравственных основ семейного воспитания, прогрессируют детская безнадзорность и беспризорничество, несовершеннолетние все активнее вовлекаются в потребление спиртных напитков, наркотиков, в проституцию и криминальную деятельность.

По данным правозащитной организации «Международная амнистия», каждый год только в России в результате супружеского насилия гибнет 14 тыс. женщин, а ежедневно 36 тыс. российских женщин терпят побои от мужей <2>.

<2> Римашевская, Н.М. Разорвать круг молчания. О насилии в отношении женщин. — М., 2005.

Не случайно участники Первого европейского криминологического конгресса (г. Лозанна, сентябрь 2001 г.) поставили проблему семейно-бытового насилия в один ряд с организованной преступностью, наркотизацией и терроризмом <3>.

<3> Салагаев, А.Л. Первый европейский криминологический конгресс // СОЦИС. — 2002. — N 5. — С. 139.

Несмотря на масштабы и социальную опасность внутрисемейного насилия, складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, общество и государство признают обозначенную проблему глобальной и требующей немедленного реагирования, с другой стороны, государство предпринимает лишь робкие шаги в этом направлении, предпочитая не вмешиваться в семейную сферу, а реальные меры по противодействию насилию в семье зачастую остаются лишь предметом научных дискуссий.

Опасность семейных конфликтов кроется в том, что разрядка напряжения, возникшего в семье, может быть реализована и за ее пределами, причем не только в преступлениях насильственного характера. Поэтому семейные отношения в контексте правовых проблем необходимо изучать на социальном и индивидуально-психологическом уровнях.

Так, директор одного из закрытых акционерных обществ г. Минска в ноябре 2014 г., находясь дома, ранил ножом свою супругу, малолетнего сына и дочь. После чего, управляя автомобилем, столкнулся с другим транспортным средством, находящиеся в котором водитель и пассажир (муж и жена) погибли. Затем, продолжая движение, повредил еще несколько припаркованных автомашин.

Семейно-бытовое насилие — специфический вид преступления. Это один из самых скрытых видов преступлений, происходящих в стенах дома. Основными его мотивами остаются ревность, злоба, зависть, иные личностные и бытовые причины. Поводом, как правило, служат ссоры, скандалы, неприязненные взаимоотношения в результате семейных неурядиц, жилищно-бытовой неустроенности.

Так, в октябре 2014 г. в Гомельской области в лесном массиве в салоне сожженной автомашины «Жигули» обнаружены останки А. 1984 г.р., его отца 1961 г.р. и матери 1965 г.р. Установлено, что их убили, вывезли в лесной массив и подожгли транспортное средство младший сын погибших родителей и жена А., оба 1992 г.р., неработающие.

По данным уголовной статистики в Республике Беларусь в 2013 году зарегистрировано 2008 преступлений в сфере семейно-бытовых отношений (за 9 месяцев 2014 года — 1625). Однако преступных деяний в семейно-бытовой сфере совершается гораздо больше и данные показатели не отражают всей полноты картины сложившейся ситуации, что обусловлено высокой степенью их латентности, несвоевременным реагированием правоохранительных органов на факты проявления жестокости в тех или иных семьях, а также недостаточной координацией действий государственных структур и общественных организаций в области профилактики преступных посягательств.

В состоянии алкогольного опьянения совершено в 2013 году свыше 77 процентов преступных деяний в сфере семейно-бытовых отношений, лицами, имеющими судимость, — около 28 процентов, женщинами — каждое восьмое преступление <4>.

<4> Сведения о регистрации и предварительном расследовании преступлений по Республике Беларусь: форма N 453 / Информ. центр МВД Респ. Беларусь.

Анализ статистики так называемых бытовых преступлений свидетельствует, что существенный рост их количества (примерно на 40 процентов) происходит в выходные дни (субботу и воскресенье). В течение суток наблюдается значительное увеличение количества преступных деяний в сфере семейно-бытовых отношений во второй половине дня, достигая наибольшей величины в период с 23 до 24 часов, что связано, безусловно, с фактором злоупотребления алкогольными напитками и противоправным поведением лиц, находящихся в состоянии опьянения.

Не случайно свыше 75 процентов «бытовых» преступников (как мужчин, так и женщин) совершали преступления, находясь в состоянии алкогольного опьянения. Жертвами же семейно-бытовой преступности в 9 случаях из 10 становились женщины, как правило, жены и сожительницы правонарушителей <5>.

<5> Сведения из единого государственного банка данных о правонарушениях / Информ. центр МВД Респ. Беларусь.

Так, гражданин Б. в октябре 2014 г. причинил жене, с которой сочетался браком в мае этого же года, телесные повреждения (перелом костей носа и ушиб лучезапястного сустава). По словам пострадавшей, у Б. очень большие проблемы с алкоголем, что и стало причиной инцидента.

Преступность в сфере семейно-бытовых отношений наиболее характерна в Республике Беларусь для сельских населенных пунктов, где ежегодно совершается около 40 процентов от зарегистрированного ее количества, хотя доля сельского населения в стране не превышает 25 процентов <6>.

<6> Сведения о регистрации и предварительном расследовании преступлений по Республике Беларусь: форма N 453 / Информ. центр МВД Респ. Беларусь.

Систематическое пьянство (и ведение паразитического образа жизни) приводит к конфликтным ситуациям в семье, является детерминирующим фактором как преступности в целом, так и правонарушений в сфере семейно-бытовых отношений.

Не снижается уровень административных правонарушений, совершенных в сфере семейно-бытовых отношений. Несмотря на высокий показатель латентности подобных правонарушений, связанный с нежеланием потерпевших (как правило, женщин) сообщать о фактах домашнего насилия из-за боязни огласки и мести со стороны правонарушителей, только в 2013 году в Республике Беларусь органами внутренних дел зарегистрировано около 33 тыс. административных правонарушений (умышленных причинений телесных повреждений, иных насильственных действий, оскорблений и др.) <7>.

<7> Сведения об административных правонарушениях, зарегистрированных органами внутренних дел: форма N 701 / Информ. центр МВД Респ. Беларусь.

Насилию в семье подвергаются буквально все ее члены, в первую очередь дети. Согласно данным Детского фонда Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ), каждые пять минут где-то в результате насилия гибнет ребенок. При этом большая часть смертей приходится не на горячие точки вроде Сирии или Сомали, а на вполне мирные страны. Большинство из них находится в Африке, Азии и Латинской Америке, где уровень насилия традиционно высок. Подчеркивается, что у подростка, живущего в Латинской Америке, вероятность быть убитым в 70 раз выше, чем у его ровесника из Великобритании <8>.

<8> http://news.tut.by/world/420503.html.

Например, в ЮАР, которая считается одной из самых благополучных стран Африки, треть преступлений совершается в домах, причем в 40 процентах случаев убийцами становятся родители или ближайшие родственники.

Одной из главных угроз после убийства, изнасилования и жестокого обращения в ЮНИСЕФ считают моральные издевательства, которым дети подвергаются в школе и в семье. Причем это касается и развитых стран. Например, в Канаде 14 процентов учащихся жалуются на анонимные угрозы, приходящие им по Интернету или в виде SMS. Данные исследования свидетельствуют, что треть детей становятся агрессивными именно в ответ на агрессивное поведение окружающих, в половине случаев это реакция на поведение близких родственников.

В Российской Федерации более 50 тыс. детей каждый год убегают из дома, спасаясь от насилия со стороны своих родственников или опекунов. Ежегодно 7 тыс. детей становятся жертвами сексуальных преступлений <9>.

<9> Бьет — не значит любит // Российская газета. — 2008. — 21 февр.

Нередко встречаются случаи лишения жизни родственников, особенно пожилых, «осложняющих» в силу возраста и личностных особенностей жизнь взрослым детям или внукам, привыкшим к свободной, ничем не обремененной жизни.

Проблема жестокого обращения с пожилыми людьми становится все актуальнее, особенно в условиях старения населения. В настоящее время в Беларуси насчитывается 13,9 процента людей в возрасте 65 лет и старше. Среди факторов, влияющих на жестокое обращение с ними, можно выделить совместное проживание, финансовую зависимость, психические расстройства, алкоголизм и т.д. В группе риска — женщины (в том числе потому, что их больше и живут они дольше). Инвалидность, деменция, социальная изоляция еще больше увеличивают зависимость пожилых людей от окружающих.

Проблема жестокого обращения с пожилыми людьми существует как в развивающихся, так и в развитых странах. Однако показатели или предположительные оценки распространенности этой проблемы имеются только в отдельных государствах. Так, самый низкий данный показатель отмечается в Венгрии (4 процента), самый высокий, шокирующий (51 процент) — в Латвии.

Из-за отсутствия в нашей стране статистики по фактам жестокого обращения с пожилыми людьми можно рассматривать лишь общую информацию о насилии по отношению к родственникам. Так, в Беларуси в 2014 году было привлечено к административной ответственности за умышленное причинение телесных повреждений, мелкое хулиганство, оскорбление, совершенное по отношению к родственнику, около 23 тыс. человек <10>.

<10> Сведения из единого государственного банка данных о правонарушениях / Информ. центр МВД Респ. Беларусь.

Проблема физического, сексуального, психологического и финансового насилия в отношении людей в возрасте старше 60 лет достаточно острая, а ее масштаб велик: в европейском регионе насилию подвергаются около 4 млн. человек указанного возраста. Население европейских стран (и Беларуси в том числе) стареет, его доля в общей численности жителей будет возрастать, значит, и проблема будет усугубляться. По прогнозу к 2025 году глобальная численность людей в возрасте 60 лет и старше составит примерно 1,2 млрд. человек, а к 2050 году треть населения европейского региона будет в таком возрасте.

Плохое обращение с пожилыми людьми может приводить к физическим травмам (от синяков до переломов костей и травм мозга, влекущих стойкую инвалидность), а также к серьезным (иногда длительным) психологическим последствиям, включая депрессию, которая может привести к суициду. Эксперты отмечают, что на данный момент также важно изменить позицию по отношению к пожилым людям. В частности, речь идет о разрушении стереотипа, что работники старше 60 лет менее продуктивны, чем молодые. Большинство пожилых людей сохраняет умственные способности и обучаемость в самом преклонном возрасте. У них также есть преимущество обладания опытом и институциональной памятью.

По оценкам специалистов, свыше 600 тыс. пожилых людей в мире умирают от жестокого обращения. Среди рекомендуемых мер по предотвращению жестокого обращения с пожилыми людьми выделяют: разработку и реализацию национальной стратегии по предупреждению жестокого обращения с лицами указанной категории, усовершенствование надзора в отношении жестокого обращения и оказание соответствующей помощи пострадавшим. Также необходимо проведение оценочных исследований и сокращение масштабов социального неравенства, повышение внимания ко всем этапам жизни и связи поколений.

Не всегда только возраст ограничивает здоровье и участие пожилых людей. Зачастую это индивидуальное и общественное восприятие, дискриминация и жестокое обращение, которые препятствуют активной и достойной старости. В Республике Беларусь пострадавшие от жестокого обращения могут позвонить на горячую линию помощи жертвам домашнего насилия <11>, где специалисты подскажут, как лучше поступить в конкретной ситуации.

<11> Звонок на номер 8-801-100-8-801 со стационарного телефона бесплатный.

Насилие над женщинами в семейно-бытовой сфере, основанное на власти и контроле со стороны мужчин, может заключаться и в экономическом давлении, при котором домашний агрессор не позволяет жертве работать, ставит ее в материальную зависимость, вынуждая просить у него деньги, лишая ее каких-либо средств к существованию.

Так, по данным исследования семейных пар, проведенного Советом женщин Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, 54 процента опрошенных жен сталкивались с экономическим насилием (они вынуждены регулярно просить деньги у мужа, отчитываться за все или большую часть произведенных расходов, не имея в отличие от мужей денег, которые могут потратить на себя), при этом каждая четвертая из опрошенных женщин (26 процентов) подвергалась экономическому давлению (запрет со стороны мужа учиться и делать карьеру, угрозы оставить без средств к существованию, плохие отзывы о работе жены, отказ в деньгах из-за «плохого» поведения жены) <12>.

<12> Горшкова, И.Д., Шурыгина, И.И. Насилие над женами в современных российских семьях. — М.: МАКС Пресс, 2003.

Эта форма насилия, не подпадающая под определение правонарушения, тем не менее, очень опасна, так как создает предпосылки к безнаказанному совершению психического, физического и сексуального насилия в отношении своей жертвы; к манипулированию детьми, состоящему во внушении чувства вины перед ними, использованию детей с целью посредничества, угрозам отнять детей; к запугиванию, разрушению предметов обихода, уничтожению собственности жертвы; к тотальному контролю над времяпрепровождением женщины, к запрету на общение с близкими для нее людьми.

У женщин, подвергавшихся насилию в течение длительного времени, вырабатывается так называемый синдром избиваемой женщины: она ощущает себя беспомощной, зависимой от своего мучителя, порой оправдывая его поступки. За рубежом женщина может уйти от обидчика, но в странах СНГ, в том числе в Беларуси, она вынуждена возвращаться, поскольку общество не в состоянии обеспечить ей реальную возможность выбора и эффективную безопасность. Неуверенность в себе в сочетании с социальными условиями вынуждает женщину жить под одной крышей с домашним агрессором.

Поэтому государство, соответствующие правоохранительные структуры должны обеспечить женщине содействие и защиту. Ей должна быть оказана социальная, психологическая, правовая и медицинская помощь (обеспечение жильем, трудоустройство, обеспечение личной безопасности и безопасности ее детей и т.д.).

В связи с этим приобретает актуальность изучение зарубежного опыта противодействия насилию в семье в отношении женщин не только с научной, но и с практической точки зрения, что должно помочь выработке адекватной системы мер по эффективному воздействию на ситуацию, определить место и роль в ней всех субъектов профилактики.

Так, в Швеции насилие со стороны супруга расценивается как грубое нарушение неприкосновенности женщины и подпадает под более суровое наказание, нежели те же действия со стороны других лиц. В Австрии, Венгрии, Мексике, Португалии введена уголовная ответственность за сексуальное насилие в отношении женщин со стороны их мужей.

Одной из мер защиты женщин от физического насилия в США является охранный ордер, предоставляющий ее обладателям широкий спектр правовой защиты: виновник жестокого обращения должен прекратить преследование жертвы, какие-либо угрозы и физическое насилие.

В Израиле за нападение на члена семьи с нанесением телесных повреждений (побоев) может быть назначено наказание в виде семи лет лишения свободы, в то время как за подобное преступление вне семьи максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы. В случае умышленного причинения тяжкого вреда здоровью члена семьи может быть применено наказание в виде двадцати лет лишения свободы.

Практически во всех странах Западной Европы уже несколько десятилетий существуют специальные убежища для женщин, подвергшихся домашнему насилию (так называемые кризисные центры), которые не только предлагают безопасное убежище от жестокого обращения, но и оказывают женщинам юридическую помощь в защите нарушенных прав. В Израиле практикуется временная изоляция домашнего агрессора от семьи. Срок временной изоляции зависит от конкретной ситуации и варьируется от нескольких дней до трех месяцев.

Как правило, все кризисные центры имеют горячую линию, которая доступна не только самим жертвам, но и другим лицам, нуждающимся в информации о данном центре.

В нашей стране в последнее время на государственном уровне принимаются определенные меры по обеспечению защиты жертв домашнего насилия. В соответствии с Законом Республики Беларусь от 04.01.2014 N 122-З «Об основах деятельности по профилактике правонарушений» в сферу правового регулирования введен институт защитного предписания.

Вынесение защитного предписания является мерой индивидуальной профилактики правонарушений, оно выражается в установлении гражданину, совершившему насилие в семье, ограничений на совершение определенных действий.

В частности, защитное предписание применяется к гражданину после вынесения постановления о наложении административного взыскания за правонарушение, предусмотренное статьями 9.1, 9.3, 17.1 КоАП, совершенное по отношению к члену семьи.

Защитное предписание реализуется в двух направлениях.

Жертва семейного насилия по своей инициативе покидает собственное жилище, уезжает с ребенком к родителям, друзьям, обращается в кризисную комнату и т.д. В этом случае защитным предписанием домашнему агрессору запрещается предпринимать попытки выяснять место пребывания пострадавшего от насилия в семье, если жертва находится в месте, ему неизвестном; запрещается посещать места нахождения и пребывания пострадавшего; запрещается общаться с пострадавшим от насилия в семье, в том числе по телефону и посредством сети Интернет.

Другая ситуация: жертва семейного насилия не имеет возможности покинуть помещение, в котором проживает, но при этом очевидно, что нуждается в защите. В таком случае защитное предписание (с письменного согласия совершеннолетнего пострадавшего) обязывает гражданина, совершившего насилие в семье, временно покинуть общее жилое помещение и налагает запрет на распоряжение общей совместной собственностью <13>.

<13> В.В.Белокопытов, В.М.Филиппенков. Современные подходы к защите лиц от домашнего насилия [Электронный ресурс]: [по состоянию на 16.04.2014] / В.В.Белокопытов, В.М.Филиппенков.

Большую роль в предупреждении насилия в семье призваны играть органы внутренних дел. Однако не всегда правоохранительные органы стоят на страже интересов женщин, ставших жертвами семейно-бытового насилия. В основном возбуждаются уголовные дела по фактам насилия в семье в случае совершения убийства и причинения тяжких телесных повреждений. Совсем иная складывается ситуация с побоями, истязаниями, угрозами и оскорблениями в адрес женщины. Возбуждение и расследование данной категории дел имеет свою специфику, связанную с особым порядком их возбуждения (по заявлению самой потерпевшей) и с объективными трудностями, возникающими при сборе, проверке и анализе доказательств, необходимых для следствия. Большинство таких преступлений осуществляется между близкими людьми в отсутствие свидетелей. Женщины, пострадавшие от супружеского насилия, в суд обращаются крайне редко <14>.

<14> Криминальное насилие против женщин и детей: Международные стандарты противодействия: сб. документов / Сост. В.С.Овчинский. — М.: Норма, 2008. — С. 7 — 8.

Так, за 9 месяцев 2014 года в органы внутренних дел Республики Беларусь поступило 10,2 тыс. сообщений об умышленном причинении легких телесных повреждений, по 41,5% из которых принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, а по 40,6% — о прекращении проверки и разъяснении заявителю права возбудить уголовное дело частного обвинения. При этом большая часть пострадавших от таких преступлений (как правило, женщин) не воспользовалась возможностью возбуждения в суде уголовного дела частного обвинения и привлечения виновных к уголовной ответственности. За указанный период судами зарегистрировано лишь 127 преступлений, предусмотренных статьей 153 УК, хотя органами внутренних дел установлены факты совершения преступных деяний по 4,1 тыс. сообщений, однако в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством проверка по ним органами внутренних дел прекращена <15>.

<15> Сведения о рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях органами внутренних дел Республики Беларусь (на основании банка данных автоматизированной информационной системы «Единая книга»).

По оценкам социологов, лишь 5 — 10 процентов женщин — жертв супружеского насилия подают заявление в милицию. Только в отношении 3 процентов потерпевших дела доходят до судебного разбирательства. При этом судьи стремятся примирить стороны, как того требует закон, или не применять санкции, направленные на временную изоляцию виновника конфликта. Эта установка зачастую бывает ошибочной. В результате этого женщина, не получив никакой защиты, подвергается вторичной виктимизации.

В механизме совершения внутрисемейных насильственных преступлений во многих случаях важное (а подчас определяющее) место принадлежит поведению жертвы, которое в ситуации, предшествовавшей преступлению, и непосредственно в ситуации преступления может быть положительным, негативным или нейтральным.

Наиболее распространенным видом виновного поведения жертв внутрисемейных насильственных преступлений являются их провокационные действия в отношении причинителя вреда или других членов семьи.

В сфере семейных отношений провокации чаще всего имеют длительный характер и протекают в рамках конфликтных ситуаций. А долговременное неприятное воздействие на психику члена семьи аккумулирует в нем ненависть и в конечном итоге может привести к тому, что какой-нибудь незначительный инцидент породит бурную агрессивно-насильственную реакцию.

Вместе с тем наиболее опасным в плане виктимизации члена семьи является его агрессивно-провоцирующее поведение, поскольку оно особенно тесно связано с причинным комплексом рассматриваемых преступлений.

По оценкам исследователей, у более чем 40 процентов жертв внутрисемейных насильственных преступлений отмечалось непосредственно перед совершением против них криминального насилия агрессивно-провоцирующее поведение, они оскорбляли либо унижали преступника или других членов семьи, каждый пятый угрожал указанным лицам убийством или причинением телесных повреждений, а каждый четвертый наносил им побои <16>.

<16> Морчев, И.А. Виктимологические аспекты предупреждения насильственных преступлений, совершаемых в сфере семейных отношений. — Российский следователь. — 2006. — N 11.

При этом женщины значительно чаще, чем мужчины, совершают криминальное насилие в семье в ответ на агрессию потерпевшего. Так, женщины в отличие от мужчин в 2,7 раза чаще совершали рассматриваемые преступления в условиях угроз со стороны потерпевшего убийством или причинением телесных повреждений и в 3 раза чаще в ответ на нанесение потерпевшим побоев.

Так, в ноябре 2014 г. в Минской области Б. 1969 г.р. ножом убила спящего сожителя М. 1978 г.р., а жительница Могилевской области З. 1969 г.р. причинила тяжкое телесное повреждение неработающему мужу 1966 г.р., от которого он скончался.

В каждом четвертом случае криминального насилия в семье в качестве фактора, детерминирующего его совершение, выступали придирки, нравоучения и т.п. со стороны потерпевшего. К примеру, Ричард Джеллес собрал много результатов интервью с членами семей, в которых отмечались насильственные случаи. В этих интервью многие мужья и жены сообщали, что они сами досаждали придирками или допускали открытые оскорбления, провоцируя реакцию с применением насилия. Некоторые жены признавали, что если бы они не «пилили» своих мужей, то те не стали бы прибегать к рукоприкладству.

Несмотря на столь серьезные проблемы, существующие в семейно-бытовой сфере, насильственные посягательства в отношении женщин и детей по-прежнему скрываются, отрицаются, нередко толкуются как приемлемые культурные нормы и традиции. Поэтому изучение вопросов виктимологической профилактики насилия в семейно-бытовой сфере, реадаптации жертв домашних преступлений, привлечения граждан к участию в программах борьбы с бытовым насилием, влияния средств массовой информации на распространение агрессии и антисоциального стереотипа поведения, о роли правоохранительных органов в предупреждении правонарушений в семейно-бытовой сфере является весьма актуальным.

Многие проблемы предупреждения семейно-бытовой преступности могут и должны решаться субъектами специальной профилактики, прежде всего правоохранительными органами, с применением специально-криминологических мер, направленных на устранение или минимизацию действия криминогенных факторов, причин и условий, способствующих насилию в семье.

Именно сотрудники органов внутренних дел обязаны осуществлять профилактическую деятельность среди лиц, потерпевших от преступных посягательств, в целях изменения их виктимного поведения.

Однако виктимологическая профилактика в основном ограничивается пока что лишь вынесением представлений и профилактическими беседами с жертвами домашнего насилия.

Это можно отчасти объяснить как отсутствием специальных правовых норм уголовного законодательства, предусматривающих уголовную ответственность за насилие в отношении членов семьи в семейно-бытовой сфере, так и отсутствием государственной программы по реабилитации жертв домашнего насилия.

Кроме того, многим государственным структурам и правоохранительным органам следует активнее привлекать психологов и социальных работников для работы с конфликтными семьями, проводить с ними совместные тренинги, индивидуальные консультации, обсуждать правовые вопросы в сфере защиты женщин от домашнего насилия. Поэтому лишь скоординированные действия всех государственных структур, правоохранительных органов и общественных объединений, консолидация социально-правовых и медико-психологических мер позволят защитить женщин от насильственных посягательств в сфере семейно-бытовых отношений.

Наиболее эффективной мерой предупреждения насилия в семье является правовое воздействие в отношении лиц, его допускающих, осуществляемое в таких формах, как:

  • возбуждение уголовного дела превентивной направленности;
  • привлечение к административной ответственности;
  • направление в лечебно-трудовой профилакторий;
  • ограничение дееспособности;
  • лишение родительских прав;
  • постановка на профилактический учет;
  • вынесение защитных предписаний.

В соответствии с частью 9 статьи 46 Закона Республики Беларусь от 18.06.1993 N 2435-XII «О здравоохранении» при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью причинен в результате насильственных действий, информация, составляющая врачебную тайну, сообщается в правоохранительные органы в порядке, установленном законодательством Республики Беларусь.

В целях выявления фактов домашнего насилия органы внутренних дел проводят специальные комплексные мероприятия (СКМ) «Быт» и «Внимание — возраст». Основными целями и задачами СКМ «Быт» является повышение оперативности реагирования на сообщения о бытовых конфликтах и уровня взаимодействия с руководителями трудовых коллективов, педагогами, психологами, врачами-наркологами, работниками жилищно-эксплуатационных служб, товарищескими судами и членами общественных формирований правоохранительной направленности в проведении профилактической работы с лицами, допускающими правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений.

Основным мероприятием, которому в период проведения СКМ «Внимание — возраст» уделяется органами внутренних дел особое внимание, является посещение по месту жительства всех пожилых людей, проживающих с лицами асоциального поведения, с целью проведения с последними индивидуальной профилактической работы.

Изучение зарубежного опыта противодействия правонарушениям в семейно-бытовой сфере свидетельствует о практике усиления административной и уголовной ответственности за причинение вреда здоровью члена семьи по сравнению с аналогичным правонарушением в отношении посторонних лиц. В связи с этим целесообразно внесение в статью 7.3 «Обстоятельства, отягчающие административную ответственность» КоАП и статью 64 «Обстоятельства, отягчающие ответственность» УК дополнений, усиливающих ответственность лиц в случае совершения преступлений или административных правонарушений в отношении членов семьи.