Решение районного суда от 07.04.2016

Название документа: Решение районного суда от 07.04.2016

Обстоятельства: В случае, если один из законных представителей не согласен с порядком выезда из Республики Беларусь несовершеннолетнего, предусмотренным Законом Республики Беларусь «О порядке выезда из Республики Беларусь и въезда в Республику Беларусь граждан Республики Беларусь», он имеет право обратиться в суд с заявлением об определении иного порядка выезда из Республики Беларусь несовершеннолетнего

РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 7 апреля 2016 г.

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению К. к Д. о разрешении на выезд несовершеннолетнего из Республики Беларусь на постоянное место жительства за пределами Республики Беларусь и по встречному исковому заявлению Д. к К. об определении порядка выезда несовершеннолетнего из Республики Беларусь, установил:

К. в обоснование своих требований в иске суду указала, что в период с 2008 года по 2011 год состояла в зарегистрированном браке с Д., от которого имеется несовершеннолетний ребенок — дочь С., 2010 года рождения. В ноябре 2015 года она (К.) зарегистрировала брак с гражданином Королевства Нидерланды П., в связи с чем намерена выехать вместе с дочерью С. за пределы Республики Беларусь для постоянного проживания в стране супруга, однако Д. в добровольном порядке отказывает ей в выдаче соответствующего разрешения. В связи с этим К. просит суд разрешить несовершеннолетней С., 2010 года рождения, выезд из Республики Беларусь на постоянное проживание за пределами Республики Беларусь в Королевстве Нидерланды без согласия законного представителя — Д., а также взыскать с него в ее пользу все понесенные ею судебные расходы по данному гражданскому делу. Д. в обоснование своих требований во встречном исковом заявлении суду указал о том, что К. чинит ему препятствия в общении с несовершеннолетней дочерью С. Поэтому в случае выезда ребенка на постоянное место жительства за пределы Республики Беларусь он будет лишен возможности полноценного общения с ней, участия в ее воспитании и материальном обеспечении. В связи с этим Д. просит суд определить порядок выезда из Республики Беларусь несовершеннолетней дочери С., указав о том, что она имеет право на выезд за пределы Республики Беларусь только при наличии нотариально заверенного согласия отца с включением указанных сведений в банк данных о гражданах, право на выезд которых из Республики Беларусь временно ограничено.

В судебном заседании К. и ее представитель — адвокат Т. заявленные исковые требования поддержали в полном объеме, просили удовлетворить и отменить меры по обеспечению исполнения решения суда в виде ограничения К. в праве выезда за пределы Республики Беларусь; заявленные Д. во встречном исковом заявлении требования не признали, просили в их удовлетворении отказать.

В судебном заседании Д. заявленные К. и ее представителем — адвокатом Т. исковые требования не признал, просил в их удовлетворении отказать; заявленные им исковые требования во встречном исковом заявлении поддержал в полном объеме, просил их удовлетворить.

Представитель третьего лица — отдела образования, спорта и туризма администрации района г. Витебска — в судебном заседании полагала, что заявленные К. и ее представителем — адвокатом Т. исковые требования подлежат удовлетворению; заявленные Д. во встречном исковом заявлении требования удовлетворению не подлежат.

Выслушав К. и ее представителя — адвоката Т., Д., представителя третьего лица — отдела образования, спорта и туризма администрации района г. Витебска, исследовав материалы дела, суд находит заявленные К. и ее представителем — адвокатом Т. исковые требования подлежащими удовлетворению, заявленные Д. во встречном исковом заявлении требования удовлетворению не подлежащими исходя из следующего.

В соответствии со ст. 12 Закона Республики Беларусь от 20 сентября 2009 года N 49-З «О порядке выезда из Республики Беларусь и въезда в Республику Беларусь граждан Республики Беларусь» несовершеннолетние могут выезжать из Республики Беларусь по своим документам для выезда из Республики Беларусь и въезда в Республику Беларусь:

  • в сопровождении обоих законных представителей при предъявлении законными представителями несовершеннолетнего сотруднику органа пограничной службы документов, подтверждающих статус законных представителей несовершеннолетнего;
  • в сопровождении одного из законных представителей при предъявлении законным представителем несовершеннолетнего сотруднику органа пограничной службы документа, подтверждающего статус законного представителя несовершеннолетнего;
  • без сопровождения законных представителей при предъявлении несовершеннолетним или сопровождающим его лицом сотруднику органа пограничной службы письменного согласия обоих законных представителей, за исключением случаев, предусмотренных ст.ст. 13 — 16 настоящего Закона.

В случае, если один из законных представителей не согласен с порядком выезда из Республики Беларусь несовершеннолетнего, предусмотренным настоящим Законом, он имеет право обратиться в суд с заявлением об определении иного порядка выезда из Республики Беларусь несовершеннолетнего.

На основании решения суда об определении порядка выезда из Республики Беларусь несовершеннолетнего, отличного от порядка, предусмотренного настоящим Законом, сведения о несовершеннолетнем и об установленном порядке его выезда из Республики Беларусь включаются в банк данных о гражданах, право на выезд которых из Республики Беларусь временно ограничено.

В силу ст. 13 названного Закона в случае отсутствия одного из законных представителей или невозможности получения его согласия несовершеннолетний может выезжать из Республики Беларусь по своему документу для выезда из Республики Беларусь и въезда в Республику Беларусь без сопровождения законных представителей с письменного согласия одного законного представителя при предъявлении несовершеннолетним или сопровождающим его лицом сотруднику органа пограничной службы копии решения суда о возможности выезда из Республики Беларусь несовершеннолетнего без согласия другого законного представителя.

По настоящему делу установлено, что в период с 25 июля 2008 г. по 17 июня 2011 г. К. и Д. состояли в зарегистрированном браке, от которого имеют несовершеннолетнего ребенка — дочь С., 2010 года рождения. После расторжения брака судом 17 июня 2011 г. между Д. и К. несовершеннолетняя дочь С. по обоюдной договоренности между родителями осталась проживать с матерью К. Данные обстоятельства подтверждаются имеющейся в материалах дела копией решения суда от 17 июня 2011 г. о расторжении брака между К. и Д., копией свидетельства о рождении С., 2010 года рождения, и не оспариваются сторонами. 26 ноября 2015 г. К. вступила в брак с гражданином Польши П., зарегистрированным и постоянно проживающим в Королевстве Нидерланды. Данное обстоятельство подтверждается имеющимся в материалах дела свидетельством о заключении брака между К. и П., оформленным 26 ноября 2015 г. служащим отдела ЗАГС г. В. Королевства Нидерланды.

В ходе рассмотрения дела было установлено, что на территории Королевства Нидерланды К. и ее супругом П. для несовершеннолетней С., 2010 года рождения, созданы все надлежащие условия для ее комфортного и безопасного проживания в данной стране. В подтверждение этого в материалах дела имеются: документы, подтверждающие наличие у супруга К. — П. в собственности жилого дома, расположенного в Королевстве Нидерланды, приобретенного последним в 2014 году, общей площадью 146 кв. метров; документы, подтверждающие регистрацию и проживание К. и ее несовершеннолетней дочери С. в указанном доме; документы, свидетельствующие о предоставлении медицинского и социального страхования на территории Королевства Нидерланды как К., так и ее несовершеннолетней дочери С.; документы, свидетельствующие об участии несовершеннолетней С., 2010 года рождения, в Голландской национальной программе вакцинации; документы, свидетельствующие о трудовой деятельности П. и его доходах.

Согласно информации, предоставленной службой миграции и натурализации Министерства безопасности и юстиции Королевства Нидерланды, направленной в адрес К. 7 марта 2016 г., в отношении последней принято решение о выдаче ей вида на жительство на территории Королевства Нидерланды. Однако в отношении несовершеннолетней С. такое решение на момент получения К. вышеуказанной информации не принято в связи с отсутствием документа, подтверждающего ее право и возможность на постоянное проживание на территории данной страны.

В процессе рассмотрения данного гражданского дела педагогом-психологом ГУО «Социально-педагогический центр» Н. было проведено психологическое обследование несовершеннолетней С., 2010 года рождения, в ходе которого было установлено, что проживание ее отца Д. отдельно, минимизация его участия в жизни и развитии С. эмоционально дистанцировали ее от отца. В настоящее время С. не воспринимает Д. как полноправного члена своей семьи, не выражает открыто свою потребность в общении с ним, но вместе с тем С. не отвергает его знаков внимания, принимает от него подарки, поддерживает отношения с бабушкой — матерью Д., двоюродной сестрой по линии отца.

Вместе с этим С. доброжелательно относится и к П., и к его родственникам. С. проявляет заинтересованность к новому месту жительства с матерью К. и ее мужем, воспринимает их отношения как семейные. В ходе данного психологического обследования признаков негативного влияния на поведение ребенка ни со стороны К., ни со стороны Д. не выявлено. Результаты данного психологического обследования, иные письменные доказательства, предоставленные К., заключение представителя отдела образования, спорта и туризма администрации района г. Витебска в полной мере подтверждают заявленные К. исковые требования, поскольку таковые полностью соответствуют интересам несовершеннолетнего ребенка, не нарушают его прав и законных интересов, в том числе прав на полноценное физическое, умственное и духовное развитие, право на жизнь в семье в кругу близких родственников, на их заботу и внимание, несмотря на раздельное проживание К. и Д. Доводы Д. о том, что в случае проживания дочери С. за пределами Республики Беларусь последний не сможет принимать участие в ее воспитании и содержании, в данном случае суд находит несостоятельными в силу следующих оснований.

В ходе судебного заседания Д. неоднократно показывал о том, что на протяжении 2015 года крайне редко встречался с дочерью по причине, по его мнению, препятствий в общении с С. со стороны К. Однако эти доводы Д. несостоятельны, поскольку какими-либо доказательствами не подтверждены. Исковое заявление о порядке общения с дочерью Д. подано в суд лишь после обращения К. с исковым заявлением о разрешении на выезд несовершеннолетнего из Республики Беларусь на постоянное место жительства за пределами Республики Беларусь. Определением суда от 22 марта 2016 г. был определен порядок общения несовершеннолетней С. как с отцом, так и с бабушкой Н., в то время как К. обратилась в суд с вышеуказанным иском 17 декабря 2015 г. О несостоятельности доводов Д. свидетельствует и имеющаяся в материалах дела копия согласия Д. на выезд несовершеннолетней дочери С. за пределы Республики Беларусь в период с 15 марта 2015 г. по 1 января 2016 г., по условиям которого несовершеннолетняя С. имела право выезжать за пределы Республики Беларусь совместно с матерью — К.; информация, предоставленная в адрес суда ГУО «Детский сад», посещаемый С., согласно которой Д. участия в жизни ребенка не принимает, за питание ребенка не платит, распорядок дня ребенка не знает, на мероприятия дошкольного учреждения не приходит. Удовлетворительный акт обследования жилищно-бытовых условий по месту жительства Д. по адресу: г. В., пр-т П., положительные характеристики с предыдущего и настоящего места работы Д., сведения, предоставленные УЗ «Областной клинический центр психиатрии и наркологии», о том, что последний на учете у нарколога и психиатра не состоит, информация ИЦ УВД облисполкома о том, что Д. привлекался к административной ответственности лишь за нарушение правил дорожного движения, не являются основанием для отказа К. в удовлетворении заявленных ею исковых требований. Иных доказательств в обоснование своей позиции Д. в соответствии со ст. 179 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК) не предоставлено.

На основании изложенного суд приходит к выводу о том, что выезд несовершеннолетней С., 2010 года рождения, за пределы Республики Беларусь на постоянное место жительства в Королевство Нидерланды полностью соответствует ее интересам, что подтверждается совокупностью вышеуказанных исследованных в ходе судебного заседания доказательств. В связи с этим суд находит исковые требования, заявленные К., подлежащими удовлетворению в полном объеме, а исковые требования, заявленные Д., — удовлетворению не подлежащими. На основании ст. 124 ГПК с Д. в пользу К. взысканы расходы, связанные с оказанием ей юридической помощи, в размере 1 000 000 руб., в соответствии со ст. 142 ГПК с Д. в доход государства взыскана государственная пошлина в размере 630 000 руб.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 298 — 304, 306, 310, 311 ГПК, суд решил:

Исковые требования К. удовлетворить.

Разрешить несовершеннолетней С., 2010 года рождения, выезд из Республики Беларусь на постоянное место жительства за пределами Республики Беларусь в Королевстве Нидерланды без согласия другого законного представителя — Д.

Взыскать с Д. в пользу К. расходы, связанные с оказанием ей юридической помощи, в размере 1 000 000 (один миллион) руб.

Взыскать с Д. государственную пошлину в доход государства в размере 630 000 (шестьсот тридцать тысяч) руб. В иске Д. отказать.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в судебную коллегию по гражданским делам областного суда через районный суд в течение 10 дней со дня его вынесения.