Проблемные вопросы определения признаков криминального банкротства

Основным нормативным правовым актом, который обязаны применять временные (антикризисные) управляющие и эксперты при определении наличия (отсутствия) признаков ложной экономической несостоятельности (банкротства), преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства), сокрытия экономической несостоятельности (банкротства) или препятствования возмещению убытков кредитору (далее, если не указано иное, — признаки банкротства) в случаях и на основаниях, установленных Законом Республики Беларусь от 13.07.2012 N 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон N 415-З), является Инструкция о порядке определения наличия (отсутствия) признаков ложной экономической несостоятельности (банкротства), преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства), сокрытия экономической несостоятельности (банкротства) или препятствования возмещению убытков кредитору, а также подготовки экспертных заключений по этим вопросам, утвержденная постановлением Министерства экономики Республики Беларусь от 04.12.2012 N 107 (далее — Инструкция N 107).

В настоящей статье рассмотрим основные проблемные вопросы, возникающие в практике подготовки экспертных заключений при определении признаков банкротства.

Соотнесение норм Инструкции N 107 с общими принципами судебной экспертизы

Главой 5 Инструкции N 107 определен порядок подготовки экспертного заключения о наличии (отсутствии) признаков банкротства. Абзацем 4 части 2 пункта 24 Инструкции N 107 установлено, что экспертное заключение среди прочего должно содержать:

  • указание на действия (бездействие) собственника должника <1>, учредителей (участников) должника, индивидуального предпринимателя или иных лиц, в том числе руководителя должника, имеющих право давать обязательные для должника указания либо имеющих возможность иным образом определять его действия, которые являются или могли являться причиной возникновения или увеличения неплатежеспособности должника, в том числе имеющей или приобретающей устойчивый характер, и (или) причинили реальный ущерб должнику в денежной форме;
  • расчет размера ущерба, причиненного должнику (при наличии возможности определить его размер).

<1> В соответствии с абз. 9 ст. 1 Закона N 415-З под должником понимается неплатежеспособное юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией (за исключением унитарного предприятия, основанного на праве оперативного управления (казенного предприятия)) либо некоммерческой организацией, осуществляющей деятельность в форме потребительского кооператива, благотворительного и иного фонда, неплатежеспособный индивидуальный предприниматель.

Исследование на предмет установления наличия (отсутствия) признаков банкротства проводится экспертом в рамках соответствующего подвида судебной экономической экспертизы <2>.

<2> Пункт 18 перечня видов (подвидов) судебных экспертиз согласно приложению 3 к Инструкции о порядке выдачи свидетельства о присвоении квалификации судебного эксперта, внесения в него изменений, продления срока действия и прекращения действия указанного свидетельства, утвержденной постановлением Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь от 15.05.2014 N 8.

В соответствии с нормами процессуального законодательства Республики Беларусь экспертом является:

  • согласно ч. 1 ст. 61 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь — не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, обладающее специальными знаниями в науке, технике, искусстве, ремесле и иных сферах деятельности, которому поручено производство экспертизы;
  • согласно ст. 96 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь — любое лицо, обладающее специальными познаниями в области науки, техники, искусства и иных сферах деятельности;
  • согласно ч. 1 ст. 70 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь — лицо, обладающее специальными познаниями в области науки, искусства, техники или ремесла, необходимыми для дачи заключения, наделенное в порядке, установленном законодательством, полномочиями на проведение экспертизы и назначенное судом, рассматривающим экономические дела, в установленном порядке;
  • согласно ч. 1 ст. 4.7 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях — не заинтересованное в исходе дела об административном правонарушении лицо, обладающее специальными знаниями в науке, технике, искусстве, ремесле и иных сферах деятельности, которому судьей, должностным лицом органа, ведущего административный процесс, поручено производство экспертизы.

Таким образом, вне зависимости от того, в рамках какого процесса назначена экспертиза на предмет установления наличия (отсутствия) признаков банкротства, при ее проведении эксперт руководствуется специальными познаниями исключительно в области экономических наук и дисциплин.

В свою очередь, квалификация действий (бездействия) тех или иных лиц, установление причинно-следственных связей между такими действиями (бездействием) и наступившими последствиями носит правовой характер и выходит за пределы специальных познаний эксперта в области судебных экономических экспертиз.

В настоящее время законодательством Республики Беларусь не установлена единая методика определения размера ущерба субъекту хозяйствования, в том числе должнику, в результате действий (бездействия) названных выше лиц. Кроме того, понятие «ущерб» является правовой категорией и не относится к предмету изучения экономических наук, несмотря на то что в большинстве случаев имеет денежное выражение. С учетом изложенного, а также имеющейся в настоящее время экспертной практики определение размера ущерба не относится к компетенции эксперта-экономиста.

Следует также отметить особенности экспертного исследования при определении признаков сокрытия экономической несостоятельности (банкротства) должника. Так, согласно абз. 3 п. 21 Инструкции N 107 при определении наличия (отсутствия) указанных признаков экспертом проводится исследование документов, указанных в пункте 5 Инструкции N 107, с целью выявления фактов представления должником сведений, содержащих недостоверную информацию о платежеспособности должника, подделки, уничтожения документов, сокрытия сведений об имуществе, искажения бухгалтерского учета и отчетности путем внесения сведений, не соответствующих действительности, и другими способами, скрывающими действительное финансовое положение должника, являющегося неплатежеспособным или неплатежеспособность которого имеет или приобретает устойчивый характер. В свою очередь, из указанного в данном положении в компетенцию эксперта-экономиста не входит установление фактов подделки и уничтожения документов, а также сокрытия сведений об имуществе. Указанные факты подлежат установлению оперативным путем (на основании показаний фигурантов дела, свидетелей, сопоставления отдельных фактов и документов) либо путем назначения технических экспертиз документов (при установлении факта подделки документов).

Исходя из приведенных выше доводов в случае включения в заключение судебной экономической экспертизы выводов, содержащих указание на действия (бездействие) тех или иных лиц, которые являются или могли являться причиной возникновения или увеличения неплатежеспособности должника, в том числе имеющей или приобретающей устойчивый характер, и (или) причинили реальный ущерб должнику в денежной форме, расчет размера ущерба, причиненного должнику, а также на факты подделки и уничтожения документов, сокрытия сведений об имуществе должника данное заключение может быть подвергнуто уполномоченными на рассмотрение дела органами сомнению как содержащее выводы, выходящие за пределы компетенции эксперта. Следствием этого может явиться утрата доказательственного значения заключения эксперта.

На практике при производстве экспертиз по определению наличия (отсутствия) признаков банкротства экспертом-экономистом в пределах своей компетенции исследуется экономическая сторона деятельности организации, устанавливается объективная взаимосвязь между осуществлением отдельных хозяйственных операций и результатами финансово-хозяйственной деятельности организации, устанавливается влияние отдельных сделок на ее финансовое состояние (без анализа действий отдельных должностных лиц либо собственников организации). При этом в исследовательскую часть заключения эксперта включаются:

  • расчеты и обоснование вывода о наличии (отсутствии) признака ложной экономической несостоятельности (банкротства);
  • расчеты и обоснование вывода о наличии (отсутствии) признаков преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору с указанием сделок должника, а также событий, которые являются или могли являться причиной возникновения или увеличения неплатежеспособности должника, в том числе имеющей или приобретающей устойчивый характер;
  • расчеты и обоснование сокрытия экономической несостоятельности (банкротства) с указанием конкретных документально подтвержденных фактов представления должником сведений, содержащих недостоверную информацию о платежеспособности должника, искажения бухгалтерского учета и отчетности путем внесения сведений, не соответствующих действительности, и другими способами, скрывающими действительное финансовое положение должника, который является неплатежеспособным или неплатежеспособность которого имеет или приобретает устойчивый характер;
  • обоснование невозможности подготовки экспертного заключения (при отсутствии необходимых документов).

Недостаточная ясность в определении исследуемого периода

Согласно п. 3 Инструкции N 107 при определении наличия (отсутствия) признаков банкротства, а также подготовке экспертных заключений по этим вопросам анализируются документы, указанные в пункте 5 Инструкции N 107, за период продолжительностью не менее 2 лет, предшествовавших дате определения наличия (отсутствия) признаков банкротства (исследуемый период).

В свою очередь, неясно, что следует понимать под датой определения наличия (отсутствия) признаков банкротства: дату составления заключения эксперта, дату назначения экспертизы, дату составления отчета временного (антикризисного) управляющего либо иную дату.

Указанное обстоятельство существенно влияет на корректность определения исследуемого периода.

Несмотря на наличие рассматриваемой неясности, эксперт, как правило, определяет исследуемый период, исходя из обстоятельств дела, ориентируясь на дату подачи заявления об экономической несостоятельности (банкротстве) либо на дату назначения экспертизы (в случаях, когда такое заявление не подавалось). Кроме того, при необходимости исследования могут быть проведены и за период деятельности временного (антикризисного) управляющего.

Отсутствие разграничения признаков преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и признаков препятствования возмещению убытков кредитору

Одним из основных недостатков Инструкции N 107 является тот факт, что ее нормативными предписаниями не разграничены признаки преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и признаки препятствования возмещению убытков кредитору. В частности, исходя из буквального понимания названия Инструкции N 107 (в котором содержится формулировка «преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства)… или препятствования возмещению убытков кредитору») подразумевается возможность определения каждого из признаков в отдельности. В свою очередь, главой 3 Инструкции N 107 предусмотрен единый порядок определения наличия (отсутствия) признаков преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и препятствования возмещению убытков кредитору без соотнесения конкретных обстоятельств, подлежащих выяснению в ходе исследования, с признаками преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) либо препятствования возмещению убытков кредитору.

Пунктами 18 и 19 Инструкции N 107 регламентирован порядок формулирования выводов эксперта в результате проведенного исследования, согласно которому:

  • если значения коэффициентов текущей ликвидности, и (или) обеспеченности собственными оборотными средствами, и (или) обеспеченности финансовых обязательств активами, и (или) величины чистых активов за исследуемый период существенно ухудшились и выявлены обстоятельства, указанные в абзацах 2 и 3 части 1 пункта 15 Инструкции N 107, то признаки преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору усматриваются;
  • в отношении индивидуального предпринимателя и юридического лица, применяющего упрощенную систему налогообложения (далее — УСН), при выявлении фактов, указанных в абзаце 2 части 1 пункта 15 Инструкции N 107, или факта заключения сделки на заведомо невыгодных условиях признаки преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору усматриваются.

Ответственность за рассматриваемые противоправные деяния (в случае, если они образуют состав преступления) предусмотрена разными статьями Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК): ст. 240 «Преднамеренная экономическая несостоятельность (банкротство)» и ст. 241 «Препятствование возмещению убытков кредитору (кредиторам)». При этом диспозиции указанных статей предусматривают совершение отличающихся друг от друга действий, в частности:

  • ст. 240 УК — умышленные создание или увеличение неплатежеспособности индивидуального предпринимателя или юридического лица, совершенные этим индивидуальным предпринимателем или должностным лицом, учредителем (участником) либо собственником имущества этого юридического лица в личных интересах или в интересах иных лиц и повлекшие причинение ущерба в крупном размере;
  • ст. 241 УК — сокрытие, отчуждение, повреждение или уничтожение имущества индивидуального предпринимателя или юридического лица, неплатежеспособность которых имеет или приобретает устойчивый характер, с целью сорвать или уменьшить возмещение убытков кредитору (кредиторам), совершенные этим индивидуальным предпринимателем или должностным лицом, учредителем (участником) либо собственником имущества этого юридического лица, повлекшие причинение ущерба кредитору (кредиторам) в крупном размере.

С учетом содержания названных статей УК орган, назначивший экспертизу, заинтересован в получении от эксперта ответа о наличии (отсутствии) в деятельности организации признаков каждого из указанных преступлений в отдельности.

В свою очередь, как указывалось выше, нормативными предписаниями главы 3 Инструкции N 107 такая возможность не предусмотрена.

Следует, однако, отметить, что объективно в рамках проведения судебной экономической экспертизы представилось бы возможным (в случае соответствующего нормативного закрепления) установить признаки препятствования возмещению убытков кредитору только в части одного из действий, предусмотренных ст. 241 УК, — отчуждения имущества индивидуального предпринимателя или юридического лица. Например, вывод о наличии признаков препятствования возмещению убытков кредитору представляется логичным сделать в случае установления экспертом сделок, предусматривающих любые формы отчуждения имущества должника, если они не сопровождаются эквивалентным сокращением задолженности (такое условие совершения сделки предусмотрено п. 17 Инструкции N 107 в качестве заведомо невыгодного для должника для целей применения Инструкции N 107).

Совершение таких действий, как сокрытие, повреждение или уничтожение имущества, в контексте рассматриваемого состава преступления может быть установлено только оперативным путем. В рамках проведения судебной экономической экспертизы могут быть лишь отмечены факты повреждения либо уничтожения имущества в случае их документального оформления, в частности составления должностными лицами должника актов, протоколов и иных документов, удостоверяющих совершение указанных событий.

Таким образом, в результате проведения экспертизы в части установления наличия (отсутствия) рассматриваемых признаков представляется возможным сформулировать только единый вывод. При этом данный вывод вне зависимости от фактических обстоятельств дела должен содержать фиксированную словесную конструкцию «признаки преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору».

В такой ситуации эксперту особое внимание следует уделить четкой аргументации сформулированных выводов с описанием конкретных событий и сделок, указывающих на наличие признаков преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору. Это необходимо для правильной квалификации совершенных деяний уполномоченными органами.

Наличие в п. 15 Инструкции N 107 неточной формулировки

Абзацем 2 части 1 пункта 15 Инструкции N 107 установлено, что в целях проведения анализа на предмет установления признаков преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору необходимо исследовать документы, указанные в п. 5 Инструкции N 107, с целью выявления среди прочего сделок, направленных на увеличение размера платежных обязательств к должнику.

Словосочетание «платежные обязательства к должнику» не содержит указание на принадлежность обязательства. Подобная формулировка в нормативных правовых актах Республики Беларусь не встречается. Как правило, термин «обязательство» не применяется с предлогом «к», а используются иные формулировки, позволяющие достоверно установить стороны обязательств (обязательства перед кем-либо; чьи-либо обязательства).

Таким образом, примененное в п. 15 Инструкции N 17 словосочетание является некорректным и не позволяет однозначно утверждать, какую смысловую нагрузку оно несет: платежные обязательства должника или платежные обязательства перед должником.

Указанная неточность приобретает существенное значение в случае проведения исследования в отношении организации, применяющей УСН, поскольку:

1) согласно п. 18 Инструкции N 107 в случае, когда организация применяет общую систему налогообложения, признаки преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору усматриваются при одновременном установлении следующих фактов:

  • существенное ухудшение коэффициентов текущей ликвидности, и (или) обеспеченности собственными оборотными средствами, и (или) обеспеченности финансовых обязательств активами, и (или) величины чистых активов за исследуемый период;
  • наличие сделок, не соответствующих требованиям законодательства и (или) направленных на уменьшение стоимости или размера имущества должника либо на увеличение размера платежных обязательств к должнику (абз. 2 ч. 1 п. 15 Инструкции N 107);
  • наличие сделок, заключенных на заведомо невыгодных условиях, повлекших существенное изменение значений указанных выше показателей (абз. 3 ч. 1 п. 15 Инструкции N 107).

При этом для целей Инструкции N 107:

— под существенным изменением понимается:

  • изменение значений коэффициентов текущей ликвидности, и (или) обеспеченности собственными оборотными средствами, и (или) обеспеченности финансовых обязательств активами, и (или) величины чистых активов более чем на двадцать процентов в течение года;
  • изменение значений коэффициентов текущей ликвидности, и (или) обеспеченности собственными оборотными средствами, и (или) обеспеченности финансовых обязательств активами, приведшее к утрате платежеспособности или возникновению неплатежеспособности, имеющей или приобретающей устойчивый характер (п. 16);

— к заведомо невыгодным условиям заключения сделки для должника относятся:

  • занижение или завышение цены (тарифа) за поставляемые (приобретаемые) товары (работы, услуги) по сравнению со сложившейся рыночной конъюнктурой;
  • заведомо невыгодные для должника сроки и (или) способы оплаты реализованного (приобретенного) имущества;
  • любые формы отчуждения (обременения обязательствами) имущества должника, если они не сопровождаются эквивалентным сокращением задолженности;
  • предоставление имущества должника в пользование иным лицам безвозмездно или с заниженным размером вознаграждения по сравнению со сложившейся рыночной конъюнктурой;
  • списание имущества должника с нарушением установленного законодательством порядка его списания;
  • установление заработной платы и иных связанных с исполнением трудовых обязанностей выплат в размере, не обоснованном результатами деятельности и (или) с нарушением требований законодательства (п. 17).

Иными словами, вывод о наличии признаков преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору может быть сделан только в случае, когда условия сделок, указанных в абз. 2 и 3 ч. 1 п. 15 Инструкции N 107, отвечают критериям определения условий, заведомо невыгодных для должника;

2) в соответствии с пунктом 19 Инструкции N 107 в деятельности должника, применяющего УСН, признаки преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору усматриваются при выявлении фактов, указанных в абз. 2 ч. 1 п. 15 Инструкции N 107, или факта заключения сделки на заведомо невыгодных условиях.

Это означает, что при выявлении, например, одного из фактов, указанных в абз. 2 ч. 1 п. 15 Инструкции N 107, имеются основания для формулирования вывода о наличии признаков преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору в деятельности организации, применяющей УСН.

В свою очередь, неясность в понимании фразы «увеличение платежных обязательств к должнику», являющейся одной из составных частей абз. 2 ч. 1 п. 15 Инструкции N 107, затрудняет правильное применение рассматриваемого положения.

Недостаточная определенность признаков преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору в деятельности индивидуального предпринимателя и юридического лица, применяющего УСН

В развитие проблемы, изложенной выше, следует отметить, что приведенные в абз. 2 ч. 1 п. 15 Инструкции N 107 факты затрагивают достаточно широкий спектр сделок, которые часто имеют место при обычной деятельности организации.

Несмотря на это, нормы п. 19 Инструкции N 107 предписывают при выявлении таких сделок формулировать вывод о наличии в деятельности индивидуального предпринимателя и юридического лица, применяющего УСН, признаков преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору без проведения какого-либо дальнейшего анализа экономической сущности осуществленных операций (как это, например, предусмотрено в отношении организаций, применяющих общую систему налогообложения).

К сделкам, указанным в абз. 2 ч. 1 п. 15 Инструкции N 107, в результате формального подхода могут быть отнесены следующие случаи заключения сделок:

1) на практике при осуществлении субъектами хозяйствования предпринимательской деятельности часто имеют место незначительные отступления от норм законодательства, в том числе при заключении различных сделок. Такие отступления в большинстве случаев носят формальный характер и в целом не влияют на экономическую сущность сделок. Иными словами, могут иметь место случаи заключения сделок, не соответствующих нормам законодательства, но являющихся экономически выгодными для должника;

2) несмотря на неясность формулировки «платежные обязательства к должнику», под указанной формулировкой на практике понимаются сделки, влекущие увеличение платежных обязательств должника перед третьими лицами. В свою очередь, формально к таким сделкам можно отнести получение банковского кредита, займа от иной организации, приобретение имущества в лизинг, а также приобретение товаров (работ, услуг) с последующей оплатой (отсрочкой платежа), то есть сделки, осуществляемые в ходе обычной хозяйственной деятельности.

Очевидно, что приведенные выше сделки требуют более глубокого экономического анализа с точки зрения наличия признаков вывода активов должника. В свою очередь, нормы Инструкции N 107 проведение такого анализа не предусматривают. Данное обстоятельство снижает доказательственную ценность заключения эксперта.

Особенности определения признаков банкротства в отношении индивидуальных предпринимателей и организаций, применяющих УСН

В соответствии с пунктами 13, 19, 23 Инструкции N 107 в отношении индивидуальных предпринимателей и организаций, применяющих УСН, предусмотрен особый порядок определения признаков банкротства: без проведения анализа финансового состояния и платежеспособности, а также исследования динамики коэффициентов платежеспособности должника.

Очевидно, что это обусловлено тем, что в большинстве случаев индивидуальные предприниматели и организации, применяющие УСН, реализуют право отказаться от ведения бухгалтерского учета и составления отчетности, предоставленное в соответствии со ст. 2 Закона Республики Беларусь от 12.07.2013 N 57-З «О бухгалтерском учете и отчетности» и ст. 291 Налогового кодекса Республики Беларусь (далее — НК), с ведением учета в книге учета доходов и расходов организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения (далее — книга учета доходов и расходов).

У таких организаций отсутствуют источники информации для проведения анализа финансового состояния и платежеспособности (бухгалтерская отчетность), чем и обусловлено наличие указанных выше норм в Инструкции N 107.

В свою очередь, в соответствии с п. 2 ст. 10 НК УСН является одним из действующих в Республике Беларусь особых режимов налогообложения, порядок применения которого установлен главой 34 НК. Применение указанного режима налогообложения никоим образом не влияет на возможность ведения бухгалтерского учета. В соответствии со ст. 291 НК отдельным индивидуальным предпринимателям и организациям, применяющим УСН, вменено в обязанность ведение бухгалтерского учета, а отдельным предоставлено право выбора: осуществлять бухгалтерский учет в общеустановленном порядке либо в книге учета доходов и расходов.

В случае когда субъект хозяйствования, применяющий УСН, ведет бухгалтерский учет и составляет бухгалтерскую отчетность в общеустановленном порядке, у эксперта имеются источники информации для проведения полноценного анализа финансового состояния и платежеспособности должника. В свою очередь, проведение такого анализа Инструкцией N 107 не предусмотрено, что дает формальные основания в отношении таких организаций проводить исследование в упрощенном порядке.

По мнению автора, в пунктах 13, 19 и 23 Инструкции N 107 следовало конкретизировать круг субъектов хозяйствования, применив, например, формулировку «индивидуальные предприниматели и организации, применяющие УСН с ведением учета в книге учета доходов и расходов».

Установление причинно-следственных связей между существенным ухудшением коэффициентов платежеспособности, величины чистых активов и сделками, осуществленными на заведомо невыгодных для должника условиях

Как следует из содержания п. 18 и абз. 3 ч. 1 п. 15 Инструкции N 107, для установления наличия признаков преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору проводится анализ сделок должника, заключенных на заведомо невыгодных условиях, повлекших существенное изменение значений коэффициентов текущей ликвидности, обеспеченности собственными оборотными средствами и обеспеченности финансовых обязательств активами, а также величины чистых активов.

При этом Инструкция N 107 не содержит методики установления причинно-следственных связей между осуществлением отдельных сделок и ухудшением названных показателей.

В свою очередь, определение таких взаимосвязей представляется проблематичным. Обусловлено это в первую очередь тем, что только отдельные хозяйственные операции при их отражении на счетах бухгалтерского учета непосредственно вызывают ухудшение показателей платежеспособности и величины чистых активов.

Рассмотрим пример с продажей здания, принадлежащего должнику, по цене ниже его рыночной стоимости в двух вариантах: ниже остаточной стоимости и выше остаточной стоимости.

1. Если здание продано по цене ниже остаточной стоимости, то в бухгалтерском учете организации будет отражен убыток, что влечет уменьшение размера собственного капитала и, как следствие, величины чистых активов. В результате указанной сделки происходит также уменьшение активов организации (сумма отраженной в составе краткосрочных активов дебиторской задолженности либо поступивших денежных средств за здание ниже остаточной стоимости выбывшего основного средства), в результате чего ухудшается коэффициент обеспеченности обязательств активами.

2. Если здание продано по цене выше остаточной стоимости и с учетом сопутствующих расходов и уплаты налогов на счетах бухгалтерского учета организации отражена прибыль, то все коэффициенты платежеспособности и величина чистых активов покажут положительную динамику.

Иными словами, могут иметь место случаи осуществления сделок на заведомо невыгодных для должника условиях, которые не оказывают отрицательного влияния на показатели платежеспособности и величину чистых активов.

Отдельные категории сделок, совершенных на заведомо невыгодных для должника условиях, при их отражении на счетах бухгалтерского учета не вызывают какого-либо изменения коэффициентов платежеспособности и величины чистых активов. К таким сделкам относятся, например, сделки по предоставлению краткосрочных беспроцентных займов организациям и физическим лицам. В результате выдачи таких займов происходит трансформация краткосрочных активов (из денежных средств в краткосрочные финансовые вложения либо прочие краткосрочные активы), в то время как итоговое значение величины краткосрочных активов не изменяется. Указанные сделки могут оказывать влияние на названные показатели только опосредованно. Отрицательный экономический эффект заключается в вымывании оборотных активов, недостаток которых вызывает перебои в производственной деятельности организации. В результате происходит снижение объемов производства, увеличение в общей сумме издержек доли условно-постоянных расходов, что приводит к убыточной деятельности организации. Вместе с тем такую взаимосвязь необходимо аргументировать, последовательно исключив возможность влияния иных факторов на ухудшение показателей деятельности организации (падение спроса на продукцию, рост конкуренции, вызывающий снижение цен и, как следствие, доходности продаж, производственные факторы и т.д.).

На практике также встречаются случаи, когда суммы сделок, заключенных на заведомо невыгодных для должника условиях, являются незначительными (несопоставимыми с общей стоимостью имущества должника). Осуществление таких сделок объективно не может явиться причиной ухудшения финансового состояния организации.

С учетом вышеизложенного вывод о наличии либо отсутствии в деятельности должника признаков преднамеренной экономической несостоятельности (банкротства) и (или) препятствования возмещению убытков кредитору зависит от оценки характера влияния осуществленных сделок (событий) на изменение показателей платежеспособности и величины чистых активов. В такой ситуации на первый план выходит квалификация эксперта, что обуславливает вероятность влияния субъективного фактора на результаты проводимого анализа.