Решение экономического суда Могилевской области от 01.12.2015 (дело N 241-14/2015)

Обстоятельства: У должника имелось неисполненное денежное обязательство перед первоначальным кредитором. Право требования части образовавшейся задолженности было передано новому кредитору.

Требование: О взыскании суммы основного долга по договору уступки права требования.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку при заключении договора уступки права требования первоначального кредитора не было допущено нарушений требований законодательства.

Название документа: Решение экономического суда Могилевской области от 01.12.2015 (дело N 241-14/2015)

Примечание

Постановлением судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 03.03.2016 (дело N 241-14/2015/242А/253К) данное решение и постановление апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 12.01.2016 (дело N 241-14/2015/242А) оставлены без изменения.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 12.01.2016 (дело N 241-14/2015/242А) данное решение оставлено без изменения.

РЕШЕНИЕ

Экономический суд, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску индивидуального предпринимателя Г. (далее — ИП Г.), г. В., к индивидуальному предпринимателю М. (далее — ИП М.), г. М., о взыскании 42 724 500 руб. долга, при участии истца, ответчика, представителя ответчика,

Установил:

Иск заявлен о взыскании 42 724 500 руб. основного долга по договору уступки права требования от 28.05.2015.

В обоснование исковых требований истец ссылается на договор уступки права требования от 28.05.2015, согласно которому иностранное частное торгово-производственное унитарное предприятие «Р» (далее — ИЧУП «Р», первоначальный кредитор) передало ИП Г. (новому кредитору) свое право требования 42 724 500 руб. по судебному приказу экономического суда Могилевской области N 14-1/2015 от 25.04.2015 с должника ИП М.

Добровольно ответчик задолженность не погасил, в связи с чем на основании ст. ст. 290, 353 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) истцом предъявлена ко взысканию сумма долга.

Представитель истца в судебном заседании поддержал заявленные требования в полном объеме.

Ответчик и его представитель в судебном заседании и отзыве на иск с заявленными требованиями не согласились. Указали, что истец при заключении сделки нарушил требования ст. 100 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» и своевременно не уведомил суд о ее заключении, что является основанием для признания данной сделки ничтожной. Кроме того, ответчик, проанализировав фактические последствия заключения договора уступки права требования от 28.05.2015, считает, что в действительности сторонами был произведен зачет встречных требований, что запрещено законодательством в деле о банкротстве. Ответчик также обратил внимание, что со стороны предприятия банкрота договор заключен неуполномоченным лицом.

Ответчик отметил, что в результате совершения сделки, оформленной договором уступки права требования от 28.05.2015, антикризисным управляющим был нарушен установленный законодательством порядок выплаты вознаграждения. На основании вышеизложенного в иске просит отказать, взыскать с истца понесенные им расходы на юридические услуги в сумме 5 500 000 руб.

Заслушав представителей сторон, исследовав доказательства по делу, а также материалы дел N 14-1/2015 и 26-10Б/2013, суд пришел в соответствии со ст. ст. 290, 353, 359 ГК к выводу об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Как установлено в судебном заседании, правоотношения сторон возникли из договора уступки права требования от 28.05.2015.

Договор заключен между ИЧУП «Р» (первоначальный кредитор) в лице Ч., действующего на основании доверенности от 28.05.2015 в соответствии с решением общего собрания кредиторов ИЧУП «Р от 26.05.2015 (протокол), с одной стороны, и ИП Г. (новый кредитор) в лице Г.

По условиям договора первоначальный кредитор передает новому кредитору свое право требования 42 724 500 руб. по судебному приказу экономического суда Могилевской области N 14-1/2015 от 25.04.2015 с должника ИП М. в пользу ИЧУП «Р».

Новый кредитор в качестве оплаты за полученное право отказывается от требования к первоначальному кредитору на сумму 42 724 500 руб., включенных в список внеочередных платежей ИЧУП «Р», в том числе: в счет возмещения собственных средств, израсходованных на нужды банкрота, — 7 689 000 руб. и 35 035 500 руб. — в счет оплаты задолженности по минимальному вознаграждению на период с 01.03.2014 по 30.04.2015.

В силу ст. 288 ГК обязательства возникают из договора.

В соответствии со ст. ст. 290, 291 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями; односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, если иное не вытекает из законодательства или договора.

Согласно п. 1 ст. 353 ГК право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании акта законодательства.

Исходя из анализа данной нормы следует, что уступка требования в силу названия главы 24 ГК по своей сути является переменой лиц в обязательстве и не изменяет возникшего обязательства.

Пунктом 1 ст. 353 ГК установлено, что уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит законодательству или договору.

Факт наличия у ответчика задолженности перед первоначальным кредитором подтверждается решением N 14-1/2015 от 01.04.2015.

Определением от 15.05.2013 N 26-10/Б/2015 в отношении ИЧУП «Р» открыто конкурсное производство, в качестве управляющего по делу назначен ИП Г.

Решением от 19.08.2013 N 26-10/Б/2013 ИЧУП «Р» признано банкротом, в отношении него открыто ликвидационное производство, управляющему указано на необходимость осуществления ликвидации должника и представления суду отчета по итогам ликвидационного производства. Определением от 08.06.2015 отчет антикризисного управляющего в деле о банкротстве ИЧУП «Р» ИП Г. по итогам ликвидационного производства судом признан обоснованным. Ликвидационное производство в отношении должника завершено, оснований для признания недействительными итогов ликвидационного производства судом не установлено.

В силу ст. 53 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 N 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон) все судебные расходы, включая уплату государственной пошлины, расходы, связанные с публикацией сведений, относящихся к производству по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), а также расходы на выплату вознаграждения (заработной платы) управляющему покрываются за счет средств должника вне очереди без предварительного внесения на депозитный счет хозяйственного суда, если иное не установлено настоящим Законом.

Порядок выплаты вознаграждения временному (антикризисному) управляющему в производстве по делу о банкротстве, являющемуся индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом, за выполнение им обязанностей в процедурах экономической несостоятельности (банкротства) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей регламентирован в Положении о порядке назначения и выплаты вознаграждения временному (антикризисному) управляющему в производстве по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), утвержденном постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 28.02.2007 N 260 (далее — Положение).

Частями первой и второй п. 3 вышеуказанного Положения предусмотрено, что минимальное вознаграждение выплачивается управляющему за каждый месяц выполнения обязанностей в размере одной базовой величины за каждый календарный день соответствующего месяца путем перечисления денежных средств с расчетного счета должника на расчетный счет управляющего.

В ходе работы по делу о банкротстве управляющим были приняты меры по взысканию дебиторской задолженности должника, в связи с чем на расчетный счет были зачислены денежные средства, часть которых была направлена на выплату вознаграждения. В связи с наличием у должника активов управляющий обоснованно, руководствуясь Положением, произвел начисление минимального вознаграждения за каждый месяц выполнения обязанностей в размере одной базовой величины за весь период выполнения обязанностей в деле о банкротстве.

В соответствии со ст. 131 Закона в процедуре конкурсного производства в качестве расчета по обязательствам должника по решению управляющего кредитору может быть передано право (требование), принадлежащее должнику на основании обязательства. Права должника по обязательству переходят к кредитору с учетом очередности расчетов по обязательствам, установленной ст. 141 настоящего Закона.

Согласно ч. 6 ст. 100 Закона сделки, в совершении которых имеется заинтересованность управляющего, заключаются им только с согласия собрания (комитета) кредиторов после уведомления об этом суда, если иное не установлено законодательными актами, а также планом ликвидации.

К компетенции собрания кредиторов относятся принятие решения о согласовании или об отказе в согласовании сделок должника, заключаемых в соответствии с чч. 4 — 6 ст. 100 и ст. 118 настоящего Закона. На собрании кредиторов в присутствии представителей кредиторов, обладающих 100 % голосов от общей суммы установленных требований на дату проведения собрания, было принято решение о согласовании уступки права требования дебиторской задолженности. Данное решение кредиторов не нарушает очередности и не противоречит требованиям законодательства.

На основании вышеизложенного суд пришел к выводу, что при заключении договора уступки права требования управляющим не допущено нарушений требований законодательства. С момента получения уведомления об уступке права требования 05.09.2015 у ответчика возникли обязательства по оплате задолженности в сумме 42 724 500 руб. непосредственно перед истцом.

Ввиду того что погашение задолженности ответчиком в адрес истца не осуществлено, суд приходит к выводу об обоснованности предъявленных требований.

Не принимаются судом во внимание доводы ответчика о ничтожности сделки в связи с нарушением истцом требований ст. 100 Закона и неуведомлении суда до ее заключения. Порядок извещения не определен, впоследствии данная сделка судом была одобрена путем вынесения определения об утверждении отчета управляющего и завершении ликвидационного производства, оснований для признания недействительными итогов ликвидационного производства судом не установлено.

Доводы ответчика о заключении сделки от лица ИЧУП «Р» неуполномоченным лицом также не могут быть приняты судом во внимание, поскольку согласно ст. ст. 183, 186 ГК сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, законодательстве либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного управления и самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого. Доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому для представительства перед третьими лицами, удостоверенное в предусмотренном порядке. Договор уступки права требования от ИЧУП «Р» был подписан представителем по доверенности от 28.05.2015, что не противоречит главе 10 ГК. Нотариальное удостоверение доверенности для заключения договора данного вида также не предусмотрено.

В соответствии со ст. 133 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) расходы по госпошлине относятся на ответчика, основания для взыскания с истца в пользу ответчика расходов за оказанные юридические услуги отсутствуют.

Руководствуясь ст. ст. 133, 193, 194, 204, 207, 208, 269 ХПК, суд

Решил:

Иск удовлетворить в полном объеме.

Взыскать с ИП М. (г. М., пр-т М.) в пользу ИП Г. (г. В., ул. М.) 42 724 500 руб. основного долга по договору уступки права требования от 28.05.2015, а также 2 700 000 руб. в возмещение расходов по госпошлине.

Приказ на исполнение решения выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию экономического суда Могилевской области в течение 15 дней после его вынесения.