Взыскание убытков с подрядчика, который не обеспечил сохранность отремонтированного им транспортного средства

Название документа: Решение Экономического суда Гродненской области от 17.03.2016 (дело N 2-8/2016)

Требование: О взыскании убытков.

Обстоятельства: Подрядчик отремонтировал транспортное средство заказчика. После приемки работ оно не было возвращено заказчику и было похищено неустановленным лицом.

Решение: Требование было удовлетворено, так как подрядчик не исполнил обязательство по обеспечению сохранности транспортного средства до его передачи заказчику.

Примечание

Постановлением судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 14.06.2016 (дело N 2-8/2016/608К) данное решение оставлено без изменения.

РЕШЕНИЕ

Экономический суд Гродненской области с участием представителей истца — Ч., адвоката В., представителей ответчика — У., адвоката К., рассмотрев в открытом судебном заседании материалы дела по иску коммунального унитарного предприятия по обеспечению топливом «Г» (г. Г.) к индивидуальному предпринимателю У. (далее — ИП У.) (Г. обл., Н. р-н, д. К.) о взыскании 83 197 000 руб. убытков,

Установил:

Иск предъявлен о взыскании 83 197 000 руб. убытков. Истец в обоснование своих требований ссылается на условия договора на выполнение работ по ремонту автомобилей и поставке запасных частей от 11.11.2013. Истец обосновывает, что принадлежащий ему автомобиль, переданный для выполнения ремонтных работ ответчику, не был в установленном порядке возвращен истцу, поскольку удерживался ответчиком. Во время удержания транспортного средства произошло его хищение неустановленным истцом, в связи с чем истцу причинены убытки в размере рыночной стоимости автомобиля на момент его хищения. В судебном заседании истец поддержал заявленные исковые требования в полном объеме.

Ответчик представил в суд отзыв, согласно которому считает заявленные требования необоснованными и не подлежащими удовлетворению. Ответчик указывает на то, что отсутствовали обязательства ИП У. по обеспечению хранения автомобиля на момент его хищения неустановленным лицом. Ответчик полагает, что истцом выполненная работа была принята, автомобиль получен, о чем представителем истца Ч. учинена подпись в заказ-наряде N 80, в связи с чем ответчик не отвечает за сохранность транспортного средства после его передачи истцу.

Ответчик в отзыве также оспаривает заявленную истцом сумму убытков, поскольку при взыскании убытков может учитываться только остаточная стоимость автомобиля по данным бухгалтерского учета, которая и отражает реальный ущерб.

Представители лиц, участвующих в деле, в судебном заседании поддержали свои доводы и возражения.

Истцом в адрес ответчика 22.09.2015 была направлена претензия об уплате суммы причиненных убытков. Претензия была получена ответчиком 23.09.2015, на которую ответчиком дан ответ о несогласии с предъявленным требованием. Соответственно досудебный порядок урегулирования спора, во исполнение требований части 2 пункта 2 статьи 10 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) и Приложения к Хозяйственному процессуальному кодексу Республики Беларусь (далее — ХПК) «Претензионный порядок урегулирования спора», истцом соблюден.

По делу открывалась примирительная процедура, однако соглашение о примирении сторонами заключено не было.

Рассмотрев материалы дела, изучив представленные доказательства в их совокупности, заслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле, экономический суд установил следующее.

Между филиалом коммунального унитарного предприятия по обеспечению топливом «Г» (далее — заказчик, истец) и ИП У. (далее — исполнитель, ответчик) 11.11.2013 был заключен договор на выполнение работ по ремонту автомобилей и поставке запасных частей (далее — договор).

Предметом договора стороны определили выполнение исполнителем работ по комплексному техническому обслуживанию и ремонту автотранспорта заказчика, включая поставку необходимых для собственного потребления заказчиком запасных частей и материалов (пункт 1 договора).

На основании пунктов 2.5, 2.6 договора заказчик производит оплату выставленных счетов исполнителя в течение 3 банковских дней. Заказчик получает автотранспорт после поступления всей суммы за проведенные работы и установленные запчасти на расчетный счет исполнителя (по усмотрению исполнителя основанием для получения заказчиком автотранспорта может быть платежный документ, подтверждающий перечисление данной суммы).

Заказчик обязался принять работы, выполненные исполнителем согласно заказу, и забрать автотранспортное средство с территории исполнителя в срок не позднее 3 рабочих дней со дня уведомления (подпункт 3.1.3 договора), производить оплату работ и запчастей согласно выставленным исполнителем счетам в установленные сроки и в полном объеме (подпункт 3.1.4 договора).

Исполнитель принял обязательство в силу пункта 3.2 договора производить ремонт автотранспорта заказчика в соответствии с действующими нормативами и стандартами.

Согласно подпункту 3.2.7 договора исполнитель несет ответственность за сохранность автотранспортного средства заказчика с момента передачи его сотруднику исполнителя при въезде на СТО и до момента его возврата представителю заказчика.

К договору был приложен список автомобилей заказчика, подлежащих техническому обслуживанию и ремонту на СТО, в котором указан автомобиль «Фольксваген Пассат», 1998 г. в.

В день заключения договора (11.11.2013) исполнителем был составлен заказ-наряд N 73 на выполнение работ по ремонту передней и задней подвески автомобиля, работы были выполнены 16.11.2013 и приняты заказчиком без замечаний, что подтверждается подписью представителя истца Ч. в соответствующей графе заказ-наряда N 73 с проставлением печати организации.

Поскольку автомобилю требовался также ремонт двигателя, то по устной договоренности истца и ответчика, что подтверждено показаниями сторон в судебном заседании, автомобиль остался на территории СТО ответчика для дальнейшего ремонта после поступления необходимых запасных частей.

Заказ-наряд N 80 был оформлен 20.01.2014, а работы приняты заказчиком 23.01.2014 путем подписания соответствующих граф заказ-наряда N 80 и проставления печати организации, истец подтвердил объем выполненных ответчиком работ, претензии по которым у истца отсутствовали. В судебном заседании обе стороны подтвердили фактическое подписание заказ-наряда N 80 лишь 28.01.2014. Иных документов в подтверждение выполненных работ и передачи транспортного средства заказчику стороны не составляли.

Транспортное средство «Фольксваген Пассат» после выполнения ремонтных работ осталось у ответчика, было перемещено последним за территорию СТО и находилось на проезжей части возле территории СТО до 27.03.2014.

В период времени с 22.00 27.03.2014 по 03.40 28.03.2014 автомобиль «Фольксваген-Пассат» был похищен неустановленным лицом. По факту кражи было возбуждено уголовное дело. В рамках уголовного дела было вынесено постановление о назначении товароведческой экспертизы от 04.04.2014, которая была поручена экспертам-товароведам отделения БелТПП, перед экспертом поставлен вопрос: «Какова рыночная стоимость автомобиля на 27.03.2014 с учетом износа?». По результатам экспертизы было представлено заключение эксперта от 14.05.2014 о том, что рыночная стоимость похищенного автомобиля по состоянию на 27.03.2014 составляет 83 197 000 руб.

Производство предварительного расследования по факту хищения транспортного средства «Фольксваген Пассат» было приостановлено постановлением следователя РОСК от 28.05.2014 за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Оценив доводы представителей сторон, представленные сторонами доказательства в их совокупности, экономический суд пришел к следующим выводам.

Анализируя обстоятельства дела, учитывая мнения представителей сторон относительно правовой природы заключенного договора, суд исходит из того, что сложившиеся между сторонами правоотношения следует классифицировать как отношения, вытекающие из договора подряда на основании следующего.

Предметом договора определено выполнение исполнителем работ по комплексному техническому обслуживанию и ремонту автотранспорта заказчика. Работа как объект гражданских прав представляет собой деятельность, результат которой имеет материальное выражение и может быть отделим от исполнителя для удовлетворения потребностей организаций и (или) физических лиц. Услугой признается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности.

Договор возмездного оказания услуг в качестве объекта обязательства предусматривает не овеществленный результат действий исполнителя, передаваемый заказчику, а непосредственно сами действия исполнителя. Такие действия носят, как правило, нематериальный характер, тесно связаны с личностью исполнителя (неотделимы от субъекта, оказывающего услугу) и потребляются второй стороной в процессе их исполнения.

Объектом обязательства по договору подряда является овеществленный (материальный) результат действий подрядчика, который подлежит передаче второй стороне обязательства. В заключенном договоре на выполнение работ по ремонту автомобилей и поставке запасных частей от 11.11.2013 объектом обязательства выступают именно работы, материальный результат которых (отремонтированный автомобиль) подлежит передаче заказчику.

На основании статьи 656 ГК по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику в установленный срок, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (уплатить цену работы).

Договор подряда заключается на изготовление или переработку (обработку) вещи либо на выполнение другой работы с передачей ее результата заказчику (пункт 1 статьи 657 ГК).

Согласно заказ-наряда N 80 от 20.01.2014 исполнитель выполнил работы по ремонту двигателя, которые были переданы заказчику, а последним приняты 23.01.2014 (дата, указанная в заказ-наряде). Результат работ был выражен в виде отремонтированного двигателя автомобиля.

Истец в исковом заявлении, а также в судебном заседании, приводит довод о применении ответчиком такого способа обеспечения гражданско-правовых обязательств как удержание, которое было применено в отношении автомобиля «Фольксваген Пассат» до уплаты заказчиком соответствующих сумм за выполненные работы. Однако данный довод не подтверждается материалами дела.

На основании пункта 2.6 договора заказчик получает автотранспорт после поступления всей суммы за проведенные работы и установленные запчасти на расчетный счет исполнителя (по усмотрению исполнителя основанием для получения заказчиком автотранспорта может быть платежей документ, подтверждающий перечисление данной суммы).

Истец полагает, что на основании данного пункта договора ответчик не передал автомобиль после выполнения работ по ремонту двигателя, поскольку истцом не были оплачены выполненные работы по заказ-наряду N 80 от 20.01.2014, а также по заказ-наряду N 73 от 11.11.2013 (оплата по заказ-наряду N 73 поступила ответчику только 06.02.2014).

В силу статьи 666 ГК при неисполнении заказчиком обязанности уплатить установленную цену либо иную сумму, причитающуюся подрядчику в связи с выполнением договора подряда, подрядчик имеет право на удержание в соответствии со статьей 340 ГК результата работ, а также принадлежащих заказчику оборудования, переданного для переработки (обработки) вещи, остатка неиспользованного материала и другого оказавшегося у него имущества заказчика до уплаты заказчиком соответствующих сумм.

В силу пункта 1 статьи 340 ГК кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено.

Истцом не предоставлено никаких письменных доказательств, подтверждающих его довод об удержании автомобиля ответчиком. Само по себе наличие в договоре пункта 2.6 о получении автотранспорта заказчиком после поступления полной оплаты за ремонт и предусмотренной гражданским законодательством возможности удержания вещи не свидетельствует о том, что ответчик применил данный способ обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств.

На основании статьи 100 ХПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Доказательствами по делу являются полученные в соответствии с ХПК и иными законодательными актами сведения, на основании которых суд, рассматривающий экономические дела, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела (часть 1 статья 83 ХПК).

Поскольку истцом не приведено надлежащих доказательств, подтверждающих удержание автомобиля ответчиком, судом не принимается во внимание данный довод истца.

Истец также обосновывает, что поскольку обязанность исполнителя обеспечивать сохранность переданной ему вещи вытекает из заключенного договора на выполнение работ по ремонту автомобилей и поставке запасных частей, а именно подпункта 3.2.7, то в данной части к обязательствам сторон применяются нормы ГК о договоре хранения.

Однако автомобиль на хранение ИП У. не принимался и отдельный договор хранения не заключался. Предмет заключенного договора включает только выполнение работ по ремонту автомобиля и не предусматривает оказание услуг хранения исполнителем.

Предусмотренная подпунктом 3.2.7 договора ответственность исполнителя за сохранность автотранспортного средства заказчика с момента передачи его сотруднику исполнителя при въезде на СТО и до момента его возврата представителю заказчика корреспондирует статья 668 ГК, в соответствии с которой подрядчик несет ответственность за несохранность предоставленного заказчиком материала, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного имущества, оказавшегося во владении подрядчика в связи с исполнением договора подряда.

Таким образом, ответственность исполнителя за сохранность транспортного средства обусловлена общей нормой гражданского законодательства, распространяющей свое действие на любые подрядные отношения и закрепляющей обязательства подрядчика обеспечить сохранность вещи, переданной для выполнения работ, а также предусматривающей ответственность за ненадлежащее исполнение данной обязанности. Обеспечение сохранности вещи подрядчиком в силу норм закона и заключенного договора не означает одновременного возникновения у него обязательств по хранению, поскольку последние являются иными по своей правовой природе гражданско-правовыми отношениями обязательственного характера, предметом которых всегда выступают оказываемые услуги по хранению вещи. Соответственно суд критически оценивает довод истца о возникновении между сторонами гражданско-правовых обязательств по хранению вещи и возможности применения норм о хранении к возникшим между сторонами подрядным отношениям.

В подпункте 3.2.7 договора стороны в силу принципов свободы договора и диспозитивности гражданско-правового регулирования (статьи 2, 391 ГК) предусмотрели ответственность исполнителя за сохранность автотранспортного средства заказчика с момента передачи его сотруднику исполнителя при въезде на СТО и до момента его возврата представителю заказчика.

Исходя из содержания данной нормы, исполнитель перестает отвечать за сохранность транспортного средства лишь после его возврата представителю заказчика.

Судом не может быть принят довод ответчика, что подписание истцом заказ-наряда N 80 от 20.01.2014 означает передачу принятого для выполнения ремонтных работ автомобиля заказчику. Подпись представителя истца Ч. и проставление печати организации под строкой заказ-наряда, в которой указано: «Претензий к выполненным работам не имею, заказ получил», не означает при буквальном толковании получение заказчиком транспортного средства.

Заказ-наряд подтверждает объем выполненных работ исполнителем, используемые в процессе выполнения работ материалы и запасные части, а также их общую стоимость, подписывая заказ-наряд, заказчик принимает выполненные работы. В то же время, на основании действующего законодательства, подтверждением передачи транспортного средства заказчику служит иной документ, который, при наличии, мог быть надлежащим доказательством возврата транспортного средства заказчику.

Согласно Государственному стандарту Республики Беларусь 1175-2011 «Обслуживание транспортных средств организациями автосервиса» (далее — СТБ 1175-2011) при оформлении заказа, если работы выполняются не в присутствии заказчика (транспортное средство передается в организацию автосервиса для обслуживания), одновременно составляется в порядке, установленном организацией автосервиса, приемо-сдаточный акт, в котором отражаются комплектность, количество топлива, видимые наружные повреждения и дефекты транспортного средства. Два экземпляра приемо-сдаточного акта подписываются заказчиком (представителем заказчика, если заказчиком является юридическое лицо или индивидуальный предприниматель) и уполномоченным представителем организации автосервиса. При приемке транспортного средства заказчику выдается один экземпляр приемо-сдаточного акта (подпункт 5.2.9).

Государственный стандарт Республики Беларусь является техническим нормативным правовым актом согласно абзацу 26 статьи 1 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 N 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» и, соответственно, частью действующего законодательства Республики Беларусь.

Факт приема и передачи транспортного средства после выполнения обслуживания удостоверяется подписями заказчика (представителя заказчика, если заказчиком является юридическое лицо или индивидуальный предприниматель) и уполномоченного представителя организации автосервиса в приемо-сдаточном акте (подпункт 5.3.5 СТБ 1175-2011).

Заказчик, оформивший необходимые документы и принявший транспортное средство, обязан незамедлительно выехать с территории организации автосервиса. В случае отказа от получения транспортного средства организация автосервиса обязана письменно уведомить заказчика об исполнении заказа и необходимости получения транспортного средства (подпункт 5.3.5 СТБ 1175-2011).

Как было установлено судом, ответчик в нарушение правил СТБ 1175-2011 не оформлял приемо-сдаточного акта как при принятии транспортного средства для выполнения ремонтных работ, так и после их выполнения и принятия заказчиком. Кроме того, ответчиком не были представлены письменные уведомления, направленные в адрес заказчика, об исполнении заказа и необходимости получения транспортного средства.

Таким образом, ответчик в силу статьи 100 ХПК не доказал с помощью допустимых и достоверных доказательств факт надлежащего возврата транспортного средства истцу после выполнения ремонтных работ.

Поскольку подпунктом 3.2.7 договора предусмотрена ответственность исполнителя за сохранность автотранспортного средства заказчика до момента его возврата представителю заказчика, а хищение транспортного средства произошло до момента возврата в установленном законом порядке транспортного средства заказчику, на ответчика распространяется договорная ответственность за несохранность транспортного средства.

В силу статьи 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

На основании пункта 3 статьи 372 ГК, если иное не предусмотрено законодательством или договором, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение обязательства невозможно вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Поскольку ответчик не обеспечил сохранность транспортного средства до момента его возврата в установленном законом порядке заказчику, выразившуюся в перемещении транспортного средства из гаража и территории СТО на проезжую часть возле территории СТО, непринятие надлежащих мер по недопущению доступа посторонних лиц к ключу от похищенного транспортного средства, ответчик несет ответственность за несохранность транспортного средства.

При этом суд соглашается с доводом истца о том, что нет оснований для применения подпункта 2 пункта 1 статьи 659 ГК, согласно которому, если иное не предусмотрено ГК и иными актами законодательства или договором подряда, риск случайной гибели или случайного повреждения результата выполненной работы до ее приемки заказчиком несет подрядчик. В рассматриваемой ситуации отсутствует случайная гибель или повреждение имущества, а имеется хищение, при этом лицо, его совершившее, не установлено.

Согласно пункту 1 статьи 364 ГК должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

На основании статьи 14 ГК лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Суд приходит к выводу, что между ненадлежащим исполнением ответчиком принятого на себя договорного обязательства по обеспечению сохранности транспортного средства до его передачи заказчику и хищения транспортного средства, в результате которого произошла утрата имущества истца, имеется причинно-следственная связь, а ответчик несет ответственность без вины как профессиональный участник гражданского оборота, соответственно, присутствует состав гражданско-правовой ответственности.

Истец просит взыскать с ответчика сумму убытков в размере 83 197 000 руб., определенную по результатам товароведческой экспертизы отделения БелТПП на основании заключения эксперта от 14.05.2014.

Ответчик полагает, что рыночная стоимость похищенного автомобиля не может быть применена в качестве суммы причиненного реального ущерба, поскольку следует применять остаточную стоимость транспортного средства, которая числится по бухгалтерскому учету истца (восстановительная стоимость автомобиля в размере 64 909 781 руб. минус амортизация автомобиля в размере 58 951 063 руб.). Правовым основанием своего довода ответчик указывает Инструкцию по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденную постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 30.04.2012 N 26, постановление Совета Министров Республики Беларусь от 16 ноября 2001 г. N 1668 «О мерах по обеспечению перехода на новые условия начисления амортизации», постановление Министерства экономики Республики Беларусь от 30.09.2011 N 161 «Об установлении нормативных сроков службы основных средств и признании утратившими силу некоторых постановлений Министерства экономики Республики Беларусь», постановления Министерства экономики Республики Беларусь от 21.11.2001 N 186 «Об утверждении Временного республиканского классификатора основных средств и нормативных сроков их службы».

С данным доводом ответчика суд не может согласиться. Приведенные ответчиком в обоснование своего довода нормативные правовые акты имеют узкую область применения и используются сугубо для целей бухгалтерского учета. Фактически полный износ основного средства по бухгалтерскому учету не означает отсутствия ценности данного имущества как объекта гражданских прав. Возмещение причиненных убытков сводится к восстановлению нарушенного имущественного права потерпевшей стороны, т. е. расходы, которые лицо, чье право нарушено, должно будет произвести для восстановления нарушенного права, в частности, приобретение аналогичного по своим характеристикам транспортного средства такой же марки, года выпуска и комплектации, должны быть компенсированы нарушившей обязательство стороной. Поэтому для целей возмещения причиненных убытков судом принимается во внимание рыночная стоимость транспортного средства на момент хищения, определенная при проведении товароведческой экспертизы.

Остальные доводы лиц, участвующих в деле, не влияют на существо рассматриваемого спора.

В силу статьи 108 ХПК суд, рассматривающий экономические дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании доказательств, имеющихся в деле.

Никакие доказательства не имеют для суда, рассматривающего экономические дела, заранее установленной силы.

Суд, рассматривающий экономические дела, оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

При данных обстоятельствах исковые требования истца о взыскании с ИП У. 83 197 000 руб. убытков подлежат удовлетворению.

На основании статьи 133 ХПК судебные расходы распределяются между истцом и ответчиком пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований, в связи с удовлетворением исковых требований в полном объеме расходы истца по государственной пошлине в сумме 4 159 850 руб. относятся на ответчика.

Истец также просит суд взыскать с ответчика расходы за оказанную юридическую помощь в размере 2 700 000 руб.

Согласно статье 126 ХПК к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся, в том числе, расходы по оплате услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела, и признанные судом, рассматривающим экономические дела, необходимыми.

В обоснование понесенных расходов истцом представлены договоры на оказание юридической помощи юридическому лицу от 11.09.2015, от 30.10.2015, в рамках которых оказана следующая юридическая помощь: составление претензии к ИП У., составление искового заявления к ИП У., платежное поручение от 15.09.2015 на сумму 1 200 000 руб. за оказание юридической помощи согласно договору от 11.09.2015, платежное поручение от 06.11.2015 на сумму 1 500 000 руб. за оказание юридической помощи согласно договору от 30.10.2015.

С учетом положений пункта 12 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 18.12.2007 N 13 «О применении Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь при распределении издержек, связанных с рассмотрением дела в хозяйственном суде» требование о взыскании расходов по оплате услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь, не является материально-правовым, не включается в цену иска (заявления) и может быть разрешено только по делу, с рассмотрением которого связаны издержки. Критериями определения подлежащей возмещению суммы оказанной юридической помощи выступает характер спора и степень сложности дела, а также объем подлежащего защите нарушенного права.

Экономический суд, принимая во внимание обстоятельства, связанные с участием представителя в деле, признает понесенные расходы на юридическую помощь связанными с рассматриваемым делом, необходимыми, обоснованными и подлежащими взысканию с ответчика в пользу истца в сумме 2 700 000 руб.

В связи с удовлетворением иска в полном объеме и необоснованностью возражений ответчика поданное ответчиком заявление об отнесении понесенных ответчиком судебных расходов по оказанию юридической помощи адвокатом на истца не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь статьями 126, 133, 190 — 194, 204, 207 ХПК, экономический суд

Решил:

Взыскать с ИП У. (Г. обл., Н. р-н, К. с/с, д. К., ул. Ю.) в пользу коммунального унитарного предприятия по обеспечению топливом «Г» (г. Г., О. шоссе) 83 197 000 руб. убытков, а также 4 159 850 руб. расходов по уплате государственной пошлины и 2 700 000 руб. расходов на оказание юридической помощи.

После вступления решения в законную силу выдать судебный приказ.

Решение может быть обжаловано в экономический суд апелляционной инстанции экономического суда Гродненской области в течение 15 дней после его принятия.

До обращения с жалобой в вышестоящие судебные инстанции обязательно прохождение стадии апелляционного обжалования.