Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Беларусь от 16.05.2006 «О судебной практике по делам об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)»

Название документа: Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Беларусь от 16.05.2006 «О судебной практике по делам об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)»

Верховным Судом изучена и обобщена судебная практика по делам об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) с целью проверки правильности применения судами законодательства, регламентирующего основания и порядок разрешения вопросов, связанных с освобождением имущества от ареста, и выполнения постановления Пленума Верховного Суда от 10 декабря 1993 г. N 12 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)» (с изменениями и дополнениями) (далее — постановление Пленума Верховного Суда от 10 декабря 1993 г. N 12).

По данным судебной статистики, суды рассматривают значительное количество дел названной категории (в 2001 году поступило 889 дел, в 2002 — 861, в 2003 — 678, в 2004 — 873, в первом полугодии 2005 г. — 513 дел).

Большинство исковых требований об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) судами удовлетворяется. В 2001 году удовлетворено 90,9% исков, в 2002 — 89,8%, в 2003 — 88,3%, в 2004 — 90,3%, в первом полугодии 2005 г. — 90,9%.

Изучение дел показало, что некоторые суды при разрешении споров об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) не выполняют требования закона и постановления Пленума Верховного Суда от 10 декабря 1993 г. N 12, что свидетельствует как о незнании данных требований, так и о формальном отношении к их выполнению.

Состав лиц, участвующих в качестве ответчиков в деле об освобождении имущества от ареста, определяется теми основаниями, в связи с которыми произведен арест имущества.

Суды чаще всего не учитывают эти основания, не выясняют надлежащих ответчиков и не привлекают их к участию в деле либо привлекают в качестве ответчиков лиц и организации, которые таковыми не являются.

К. предъявил иск об освобождении от ареста имущества, подвергнутого аресту во исполнение приговора о взыскании с Л. вреда, причиненного хищением имущества конкретным физическим и юридическим лицам. Суд Дзержинского района привлек к участию в деле райфинотдел, а не лиц, в пользу которых взыскан вред, причиненный преступлением.

Родители М., осужденного за убийство с взысканием в пользу потерпевшей материального и морального вреда, предъявили иск об освобождении от ареста имущества, описанного в связи с осуждением их сына. Суд Центрального района г. Минска привлек к участию в деле инспекцию Министерства по налогам и сборам по Центральному району г. Минска, а не потерпевшую, в пользу которой взыскан материальный и моральный вред.

Установлено, что у судов разная практика привлечения в качестве ответчиков лиц в случае, если имущество подвергнуто аресту в связи с конфискацией по приговору суда. В п. 4 постановления Пленума Верховного Суда от 10 декабря 1993 г. N 12 разъяснено, что в случае наложения ареста на имущество в связи с его конфискацией, ответчиками являются осужденный и инспекция Государственного налогового комитета (в настоящее время — инспекция Министерства по налогам и сборам).

Исходя из указанного разъяснения, по большинству изученных дел суды привлекали в качестве ответчиков инспекции Министерства по налогам и сборам. Некоторые суды г. Минска привлекали в качестве таковых финансовые органы после того, как инспекции Министерства по налогам и сборам по г. Минску в своих письмах сообщали судам, что они не являются надлежащими ответчиками по искам об освобождении имущества от ареста в связи с его конфискацией.

Между тем постановлением Министерства по налогам и сборам от 4 июля 2003 г. N 75 утверждена Инструкция о порядке учета инспекциями Министерства по налогам и сборам имущества, изъятого, арестованного или обращенного в доход государства, а также актов описи и оценки такого имущества. Согласно п. 2 указанной Инструкции ее действие распространяется на имущество, изъятое, арестованное, а также конфискованное по приговору (определению) суда (постановлению судьи) либо по решению другого государственного органа, правомочного принимать такие решения, и имущество, обращенное в доход государства иным способом. Следовательно, ответчиками по исковым требованиям об освобождении от ареста имущества, конфискованного по приговору суда, должны являться инспекции Министерства по налогам и сборам.

Нередко арест на имущество налагается в связи с исполнением приговора, который предусматривает возмещение осужденным ущерба, причиненного преступлением, и конфискацию имущества. В таких случаях суды, как правило, не учитывают, что по установленной законом (ст. ст. 534, 535 ГПК) очередности исполнения конфискация имущества производится после удовлетворения всех предъявленных к осужденному (должнику) требований, и в качестве ответчиков привлекают только инспекции Министерства по налогам и сборам, тогда как при освобождении имущества от ареста затрагиваются интересы юридических и физических лиц.

Не привлекали к участию в деле наряду с инспекциями Министерства по налогам и сборам юридических и физических лиц, которым преступлением причинен ущерб, суды Октябрьского района г. Минска, Ленинского района г. Гродно и др.

Несмотря на то что в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда от 10 декабря 1993 г. N 12 указан перечень документов, которые должны быть приобщены к исковому заявлению, некоторые суды ограничиваются лишь представленными истцом документами, не требуя представления тех, без которых невозможно правильно разрешить спор.

Копии приговоров либо иных постановлений, во исполнение которых произведен арест имущества, отсутствуют в делах, рассмотренных судами Воложинского, Березовского, Дзержинского районов, Центрального, Московского районов г. Минска и др.

Так, в деле по иску Д. к своему мужу Ш. об исключении 1/2 части совместно нажитого имущества из описи имеется только квитанция об уплате государственной пошлины (ее размер определен неправильно), исковое заявление, копия заявления о регистрации брака, акт описи имущества, протокол судебного заседания (одна страница) и решение суда Московского района г. Минска.

Отсутствие необходимых документов лишает возможности установить, кто является взыскателем и должен привлекаться к участию в деле, решался ли в уголовном процессе вопрос об источниках приобретения имущества.

Вопреки требованиям ст. 489 ГПК, суды не во всех случаях приостанавливают исполнительное производство при предъявлении иска об освобождении от ареста (исключении из описи) имущества. Из 214 изученных дел исполнительное производство не приостановлено по 123 делам (57,4%).

Изучение дел выявило, что иногда исковые заявления об освобождении имущества от ареста оплачены только государственной пошлиной исходя из цены иска о признании права собственности на имущество, тогда как государственная пошлина, установленная для исковых заявлений, не оплачена, хотя в исковом заявлении объединены связанные между собой требования о признании права собственности на имущество и об исключении его из описи.

Разрешая исковые требования одного из супругов об освобождении от ареста принадлежащей ему доли имущества в общей совместной собственности, некоторые суды не учитывают, что согласно п. 11 постановления Пленума Верховного Суда от 10 декабря 1993 г. N 12 размер доли супругов в общем имуществе и какое конкретно имущество должно быть ему выделено суд определяет с учетом всего совместно нажитого имущества, включая и то, на которое в силу закона не может быть обращено взыскание по исполнительным документам или которое не подлежит конфискации. Вместе с тем на долю каждого из супругов должно быть выделено как имущество, на которое может быть наложен арест, так и имущество, которое не подлежало аресту.

Суд Светлогорского района удовлетворил иск П. об освобождении имущества от ареста, не определив долей в общем имуществе супругов, необоснованно исключив из состава совместно нажитого имущества вещи, не подлежащие аресту.

Президиум Гомельского областного суда по протесту прокурора Гомельской области отменил решение суда, как незаконное и необоснованное.

Правильное определение доли супруга с учетом всего нажитого имущества может быть обеспечено при соблюдении судебным исполнителем Инструкции по исполнительному производству, утвержденной постановлением Министерства юстиции от 20 декабря 2004 г. N 40.

Однако суды не всегда поручают судебным исполнителям составить опись и оценить все совместно нажитое в браке имущество, не выясняют, включено ли в акт описи все имущество.

Суд Московского района г. Бреста удовлетворил иск Г. и освободил от ареста квартиру, телевизор «Филипс», холодильник «Минск», как имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам. Указанное имущество было подвергнуто аресту в процессе предварительного следствия, проводимого в отношении мужа истицы.

Судебная коллегия по гражданским делам Брестского областного суда по кассационному протесту прокурора отменила решение. В кассационном протесте прокурор указал, что супруг истицы был осужден по ч. 3 ст. 424 УК с конфискацией имущества. Суд, разрешая спор об освобождении имущества от ареста, не принял меры к выявлению всего совместно нажитого супругами имущества. Судебным исполнителем все имущество, принадлежащее супругам Г., в том числе принадлежащие им на праве собственности две квартиры, не описано, не запрошены данные о другом недвижимом имуществе, отсутствуют сведения о наличии вкладов, автотранспорта.

Согласно п. 14 постановления Пленума Верховного Суда от 10 декабря 1993 г. N 12 действительная стоимость имущества определяется по свободным розничным ценам, действующим на день вынесения решения.

Некоторые суды, разрешая споры об освобождении имущества от ареста, исходят из цен на день описи имущества.

Л. в исковом заявлении просила освободить от ареста и исключить из акта описи 1/2 часть совместно нажитого с ответчиком — осужденным Л. имущества.

Суд Центрального района г. Минска удовлетворил иск исходя из стоимости имущества, в том числе недвижимого, определенной судебным исполнителем на день описи имущества.

Президиум Минского городского суда по протесту заместителя Председателя Верховного Суда отменил решение суда, указав, что суд при разрешении спора должен был исходить из действительной стоимости имущества, определенной по ценам на день вынесения решения, а также выяснить мнение ответчиков о стоимости имущества, указанной в акте описи. Кроме того, суд не установил объем всего имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, а также выделил истице имущество, которого на день рассмотрения дела судом в наличии не имелось.

Установлено, что суды зачастую поверхностно относятся к исследованию обстоятельств, позволяющих определить принадлежность арестованного имущества, не проверяют, соответствуют ли действительности обстоятельства, на которые ссылается истец, ограничиваясь голословными заявлениями истца и свидетелей.

Так, П. в исковом заявлении указала, что ее муж осужден по ч. 3 ст. 205 УК с конфискацией имущества. В ходе предварительного расследования подвергнуты аресту компьютер, музыкальный центр, пылесос, другое дорогостоящее имущество, 9 золотых украшений. Указанное имущество она просила исключить из акта описи, так как приобретено оно ею до вступления в брак с ответчиком, а золотые изделия ей подарила бабушка (умершая к этому времени).

Суд Центрального района г. Минска иск П. удовлетворил. При этом опись всего совместного имущества супругов судебным исполнителем не производилась.

В судебном заседании принадлежность имущества истице просто на словах подтвердили ее мать и сестра. Были представлены ксерокопии технических паспортов на некоторые вещи, но они не свидетельствовали о том, что спорное имущество принадлежит истице.

Только на основании голословных показаний свидетелей о принадлежности имущества истице суд Октябрьского района г. Минска удовлетворил иск Т. об освобождении от ареста имущества, описанного в связи с осуждением ее мужа.

С целью избежать изъятия арестованного имущества в некоторых случаях заключаются договоры дарения имущества близким родственникам. Если такие договоры заключены после привлечения лица к уголовной ответственности, суды обоснованно отказывают в удовлетворении исковых требований об освобождении имущества от ареста. В тех случаях, когда договор дарения имущества заключался до привлечения лица к уголовной ответственности, суды не выясняют подлинность такого договора, не привлекают дарителей к участию в деле с целью выяснения обстоятельств его заключения.

К. просила освободить от ареста и признать право собственности на садовый дом, подвергнутый аресту в связи с осуждением ее мужа по ч. 3 ст. 424 УК с конфискацией имущества. Суд Брестского района исковые требования истицы удовлетворил, взыскав с нее денежную компенсацию за принадлежащую ответчику долю. Вопрос об объеме всего совместно нажитого супругами имущества суд не исследовал.

В материалах дела имеется ксерокопия договора дарения от 12 сентября 1995 г., согласно которому мать истицы подарила ей вещи на сумму 42 млн. руб. Суд не дал оценки этому договору дарения, не привлек к участию в деле дарителя — мать истицы. Более того, из материалов дела видно, что истице принадлежит на праве собственности гараж, подаренный ей матерью. Суд же этот договор дарения не истребовал.

Иногда с исками об освобождении от ареста такого имущества, как автомашина, обращаются лица, которые указывают, что спорная автомашина приобретена у ответчика по договору купли-продажи с оформлением генеральной доверенности и принадлежит фактически истцу.

Суды такие иски удовлетворяют, признавая действительной сделку купли-продажи, не учитывая, что согласно п. 9 постановления Пленума Верховного Суда от 10 декабря 1993 г. N 12 должны принимать во внимание только допустимые средства доказывания, в частности нотариально удостоверенные документы, бесспорно подтверждающие, является ли истец собственником имущества.

А. указал в исковом заявлении, что на рынке приобрел автомобиль у К., который осужден по ст. 233 УК и с которого взыскано в доход государства свыше 15 млн. руб.

Во исполнение приговора наложен арест на спорный автомобиль. Просил считать сделку купли-продажи автомобиля действительной, признав за ним право собственности на автомобиль, освободив его от ареста. О том, что автомобиль приобретен истцом у К., в судебном заседании подтвердили два свидетеля, являющиеся соседями истца. Истец представил суду также расписку о получении К. денег за автомобиль и копию доверенности на его управление.

Суд Клецкого района исковые требования А. удовлетворил, критически не оценив как свидетельские показания, так и представленную расписку и доверенность.

При аналогичных обстоятельствах суд Ленинского района г. Гродно удовлетворил иск К. о признании права собственности на автомобиль и освобождении его от ареста.

Немало исковых требований об освобождении имущества от ареста (35,5% по изученным делам) заявляется членами семьи, родственниками, выдвигая мотив, что спорное имущество принадлежит им. Суды нередко удовлетворяют такие исковые требования только на основании ничем не подтвержденных заявлений истцов, свидетелей, без истребования необходимых доказательств, некритически оценивая представленные доказательства.

Суд Первомайского района г. Витебска удовлетворил иск родителей осужденного Т. об освобождении имущества от ареста на основании показаний истцов и свидетелей.

Судебная коллегия по гражданским делам Витебского областного суда по кассационному протесту прокурора отменила решение суда, указав, что истцы не представили никаких документов, подтверждающих приобретение ими указанных вещей или передачу им этого имущества сыном, поэтому нельзя согласиться с выводами суда о том, что истцами представлены доказательства, с достоверностью подтверждающие факт принадлежности им описанного имущества.

Только исходя из свидетельских показаний отца и сестры истицы Д. суд Ленинского района г. Гродно освободил от ареста компьютер, описанный в связи с осуждением ее мужа. Свидетели в судебном заседании заявили, что компьютер подарил дедушка сыну истицы на день рождения. Никаких других доказательств суду представлено не было.

На основании ничем не подтвержденных заявлений свидетелей удовлетворяли исковые требования об освобождении имущества от ареста суды Ленинского района г. Гродно, Пуховичского района, Полоцкого района и г. Полоцка, Центрального района г. Минска и др.

Иногда удовлетворяются исковые требования об освобождении от ареста изъятой у обвиняемых иностранной валюты на основании доказательств, которые нельзя признать достоверно подтверждающими принадлежность иностранной валюты именно истцу.

К. в заявлении суду указал, что его сын осужден по ч. 2 ст. 208 и ч. 2 ст. 209 УК с конфискацией имущества. Во время предварительного следствия у сына изъято и арестовано 520 долларов США, которые ему не принадлежат, поскольку он (К.) купил их в сбербанке и передал сыну, чтобы тот отвез больной бабушке. По дороге к бабушке сын был задержан, у него изъяты принадлежащие истцу доллары. В качестве доказательства истец представил ксерокопию кассового чека о покупке 700 долларов США.

Суд Ленинского района г. Гродно удовлетворил иск К. и освободил от ареста 520 долларов США.

Между тем факт покупки истцом иностранной валюты в банке не свидетельствует о том, что спорная валюта принадлежит истцу.

Разрешая споры об освобождении от ареста имущества, в том числе недвижимого, некоторые суды не выясняют характер исковых требований, выносят противоречивые и неисполнимые решения.

З. в исковом заявлении просила освободить от ареста и исключить из акта описи земельный участок в садовом товариществе и дачный дом, а также признать за ней право собственности на это имущество, которое было подвергнуто аресту в связи с осуждением ее дочери с конфискацией имущества.

Суд Минского района и г. Заславля, не уточнив у истицы исковые требования, постановил «исключить из акта описи дачный дом». Исковые требования о земельном участке остались не разрешенными, как и не разрешен иск о признании права собственности на данное имущество.

Изучение дел показало, что отдельные суды и прокуроры не учитывают правовые основания наложения ареста на имущество, смешивая конфискацию имущества по приговору суда и конфискацию вещей, являющихся непосредственным объектом административного правонарушения.

И. в заявлении суду указывала, что ее муж признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 154 КоАП (нарушение правил предпринимательской деятельности), и подвергнут штрафу с конфискацией автомобиля. Ссылаясь на то, что данный автомобиль приобретен за ее личные средства и является ее личной собственностью, просила освободить его от ареста.

Суд г. Новополоцка постановил освободить транспортное средство от ареста, взыскав с истицы денежную компенсацию в счет 1/2 доли имущества, принадлежащего ответчику в общей совместной собственности.

Прокурор Витебской области опротестовал решение суда, указав, что суд, вопреки разъяснениям, содержащимся в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда от 10 декабря 1993 г. N 12, не выяснил объем всего совместно нажитого супругами имущества и не определил долю каждого из супругов в совместно нажитом имуществе.

Президиум Витебского областного суда согласился с доводами прокурора и решение суда отменил.

При повторном рассмотрении дела суд г. Новополоцка вынес решение, аналогичное первоначальному. Между тем ни суды, ни прокурор не учли, что муж истицы не осужден по приговору суда с конфискацией имущества, поэтому не было правовых оснований для описи всего совместно нажитого имущества.

Как свидетельствует изучение дел, суды нередко излагают резолютивную часть решений по делам рассматриваемой категории таким образом, что исполнение решения затруднено либо оно неисполнимо (например, «признать право собственности на 1/2 долю автомобиля», «признать право собственности на 1/2 долю автомашины, 1/2 долю телевизора, 1/2 долю кухонного стола»).

Из резолютивной части решений зачастую не видно, какое конкретно имущество передается истице, какое остается в описи, как принадлежащее ответчику, не указывается стоимость вещей, подлежащих исключению из описи и оставленных в описи.

В ряде случаев в резолютивной части содержится только перечень имущества, подлежащего исключению из описи, без указания его стоимости.

Подобным образом изложены резолютивные части решений судов Железнодорожного района г. Гомеля, Центрального и Октябрьского районов г. Минска, Московского района г. Бреста, Ленинского района г. Бобруйска и др.

В кассационном порядке дела этой категории практически не обжалуются. По изученным делам обжаловано всего три решения. Следовательно, суды кассационной и надзорной инстанций не влияют на качество рассмотрения этих дел.

По большинству изученных дел представители налоговых органов, привлеченные в качестве ответчиков, не являлись в судебное заседание, а в тех случаях, когда они присутствуют в судебном заседании, их участие чаще всего носит формальный характер, они безмотивно полностью или частично признают иск либо вопрос о его обоснованности оставляют на усмотрение суда, решений суда не обжалуют.

Частные определения суды по изученным делам не выносили.

Прокуроры принимали участие в рассмотрении 89,3% изученных дел. Прокуроры не принимали участия в рассмотрении ряда дел в связи с тем, что эти дела были назначены к судебному разбирательству без их участия. Не извещали прокуроров о рассмотрении дел суды Березовского района, Минского района и г. Заславля, Ленинского района г. Гродно, Оршанского района и г. Орша и др.

Изучение дел показало, что, выступая в судебных заседаниях, прокуроры, как правило, высказывают мнение об удовлетворении исков, не заявляя ходатайств об истребовании дополнительных доказательств либо вызове свидетелей, проведении дополнительной описи.

В кассационном и надзорном порядке решения судов по делам этой категории опротестовываются прокурорами в единичных случаях.

Учитывая важность споров данной категории, Пленум Верховного Суда обсудил ход выполнения судами г. Минска постановления Пленума Верховного Суда от 10 декабря 1993 г. N 12, потребовав неукоснительного соблюдения закона при рассмотрении дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи).