Доводы должностных лиц предприятия-банкрота об отсутствии вины в их действиях по заключению сделок с организациями, не имевшими прав на осуществление предпринимательской деятельности

Инспекция Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь обратилась в суд с иском к Г.И. о взыскании в порядке привлечения к субсидиарной ответственности суммы 1447268952 руб. по долгам частного торгового унитарного предприятия.

Основанием для обращения в суд с иском к бывшему руководителю, главному бухгалтеру и учредителю частного торгового унитарного предприятия (далее — должник, предприятие) Г.И., выполнявшему указанные обязанности в период с 2009 года до открытия конкурсного производства, послужило неисполнение должником обязательств по оплате налоговых платежей в бюджет.

Обстоятельства дела.

Решением от 02.09.2010 хозяйственный суд г. М. признал частное торговое унитарное предприятие банкротом с ликвидацией. Определением от 01.10.2010 суд завершил ликвидационное производство в отношении должника. Сумма непогашенных кредиторских требований предприятия перед бюджетом составила 1447268952 руб.

Инспекция Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по завершении ликвидационного производства обратилась в хозяйственный суд с заявлением о взыскании непогашенной кредиторской задолженности с бывшего руководителя и главного бухгалтера должника Г.И. в порядке привлечения к субсидиарной ответственности. В качестве основания для предъявления иска налоговым органом указан подпункт 1.35 Указа Президента Республики Беларусь от 12.11.2003 N 508 «О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)» (далее — Указ N 508).

В частности, по результатам проведенной налоговым органом проверки частного торгового унитарного предприятия (акт от 03.03.2010) в доход бюджета подлежали взысканию налоговые платежи в сумме свыше 1,4 млрд.руб.

Возникновение задолженности должника, по мнению налогового органа, произошло по вине бывшего руководителя, главного бухгалтера Г.И., который не обеспечил надлежащий бухгалтерский учет на предприятии. В частности, руководителем принимались к учету первичные учетные документы (товарно-транспортные накладные), не имеющие юридической силы, поскольку выписывались субъектом хозяйствования (обществом с ограниченной ответственностью), который находился в стадии ликвидации и впоследствии был вообще исключен из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. О результатах проверки данное лицо было извещено надлежащим образом.

Ввиду неисполнения указанным лицом требований налогового органа об оплате задолженности последний обратился в суд с иском, в котором просит привлечь вышеуказанное лицо к субсидиарной ответственности и взыскать 1447268952 руб. по долгам частного торгового унитарного предприятия.

Позиции сторон.

Представитель истца в судебном заседании заявленные требования поддержал.

Представитель ответчика заявленные требования не признал по основаниям, изложенным в отзыве на иск. В судебном заседании пояснил, что между действиями ответчика и возникновением банкротства частного торгового унитарного предприятия отсутствует причинно-следственная связь, поскольку в действиях ответчика отсутствует вина. В частности, основанием для обвинения ответчика в доведении предприятия до банкротства послужило то, что должник в период с января по декабрь 2009 г. осуществлял деятельность с обществом с ограниченной ответственностью, которое в апреле 2009 г. было исключено из ЕГР. Однако, по мнению представителя ответчика, ему никто не сообщал о том, что общество с ограниченной ответственностью ликвидируется, поскольку печати и подписи на товарно-транспортных накладных не вызывали сомнения, а проверка первичных учетных документов на предмет их принадлежности отправителю не входит в обязанности субъекта. В связи с этим представитель ответчика полагает, что вся вина в доведении предприятия до банкротства ложится на общество с ограниченной ответственностью. На основании изложенного в удовлетворении иска он просит отказать.

Решение суда.

В соответствии с пунктом 3 статьи 52 ГК если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или другими лицами, в том числе руководителем юридического лица, имеющими право давать обязательные для этого юридического лица указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то на таких лиц при недостаточности имущества юридического лица возлагается субсидиарная ответственность по его обязательствам. Аналогичные основания привлечения к субсидиарной ответственности предусмотрены и подпунктом 1.35 пункта 1 Указа N 508.

Согласно пункту 9 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.10.2006 N 11 «О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности» при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, в том числе руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лиц указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 52 ГК, часть первая подпункта 1.35 пункта 1 Указа N 508), хозяйственным судам следует учитывать, что привлечение указанных лиц к субсидиарной ответственности обусловлено необходимостью установления следующих обстоятельств: наличия у соответствующего лица права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия; совершения соответствующим лицом действий (или его бездействие), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для юридического лица указания или использовании своих возможностей иным образом определять его действия; наличия причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом; недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов.

Как следует из материалов дела, лицом, имеющим право давать обязательные для должника указания либо возможность иным образом определять его действия, в период образования задолженности по платежам в бюджет в период с 2009 года до открытия конкурсного производства (акт проверки от 03.03.2010) был непосредственно руководитель, главный бухгалтер и учредитель должника Г.И.

Образование задолженности было обусловлено принятием к бухгалтерскому учету первичных учетных документов (товарно-транспортных накладных), не имеющих юридической силы, поскольку контрагент по сделке (общество с ограниченной ответственностью) в момент хозяйственных отношений согласно представленным налоговым органом данным, а также по имеющейся в распоряжении суда информации с декабря 2008 г. находился в процедуре банкротства и соответственно не имел законных оснований осуществлять хозяйственную деятельность. Доводы представителя ответчика о том, что в его обязанности не входила проверка принадлежности отправителю товарно-транспортных накладных, не были приняты во внимание, поскольку частота, период и характер правоотношений (заключенных сделок) с обществом с ограниченной ответственностью позволяли ответчику получить сведения о контрагенте и выяснить его правовой статус.

В соответствии со статьей 6 Закона Республики Беларусь «О бухгалтерском учете и отчетности» (далее — Закон) руководитель организации обязан организовать бухгалтерский учет и создать необходимые условия для правильного его ведения. Руководитель организации также должен обеспечить неукоснительное выполнение всеми подразделениями и работниками, имеющими отношение к учету, требований главного бухгалтера в части соблюдения правил ведения бухгалтерского учета, оформления и представления для учета документов и сведений. Организации и их должностные лица, нарушающие законодательство Республики Беларусь о бухгалтерском учете и отчетности, в силу статьи 17 Закона несут ответственность в соответствии с законодательством Республики Беларусь.

Принимая во внимание отраженные в акте проверки от 03.03.2010 обстоятельства совершенных руководителем должника правонарушений, а также обстоятельства того, что решение по акту проверки последним не оспорено, суд пришел к выводу, что непосредственно действия ответчика — Г.И. привели к возникновению задолженности перед бюджетом и увеличили кредиторскую задолженность должника, что оказало непосредственное влияние на признание его банкротом.