Изменение законодательства в сфере страхования, исчерпание математических резервов, сформированных для исполнения обязательств по договорам страхования, не является основанием для их расторжения

В соответствии со ст. 290 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно ст. 421 ГК существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.

Изменение обстоятельств признается существенным, если они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным п. 4 ст. 421 ГК, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:

  1. в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
  2. изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени добросовестности и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям гражданского оборота;
  3. исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
  4. из существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

В соответствии со ст. 422 ГК соглашение об изменении или расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из законодательства, договора не вытекает иное.

Требование об изменении или расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законодательством либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок. ГК, иными законами и актами Президента Республики Беларусь может быть установлен иной порядок расторжения договора.

Так, хозяйственным судом г. М. по иску ОАСО «Б» к ОАО «Б» о расторжении договоров добровольного страхования дополнительной пенсии по заявлениям от 11.07.1995, 27.09.1995, 27.12.1995, 30.11.1995, 11.12.1995 было установлено, что в 1995 году между ОАСО «Б» и ОАО «Б» были заключены договоры добровольного страхования дополнительной пенсии работников ОАО «Б» на условиях, предусмотренных Правилами добровольного страхования дополнительной пенсии, утвержденными Госстрахнадзором Республики Беларусь от 23.05.1995 (Правила страхования пенсии). Договоры заключались на основании заявлений ответчика с приложением списка подлежащих страхованию лиц. Всего по данным заявлениям было застраховано 163 человека.

Со стороны ответчика обязательства по договорам страхования выполнены в полном объеме. Согласно предоставленной истцом информации в их пользу страхователем были перечислены страховые взносы в общей сумме 397515 дол. США. Данное обстоятельство ответчиком также не оспаривалось.

Истец, ссылаясь в обоснование исковых требований на существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договоров (изменение налогового законодательства, изменение законодательства в сфере страхования, исчерпание математических резервов, сформированных для исполнения обязательств по договорам), просил расторгнуть договоры добровольного страхования дополнительной пенсии по заявлениям от 11.07.1995, 27.09.1995, 27.12.1995, 30.11.1995, 11.12.1995, заключенные между ОАСО «Б» и ОАО «Б».

Суд, выслушав пояснения сторон, исследовав письменные материалы дела, пришел к выводу о необоснованности исковых требований ОАСО «Б», исходя из следующего.

В силу ч. 2 ст. 100 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Вместе с тем, заявляя требование о расторжении договоров страхования на основании существенного изменения обстоятельств, истец не представил суду доказательств своей позиции.

Доводы истца о том, что по состоянию на июнь 2008 г. им были исчерпаны математические резервы, сформированные для целей выплаты страхового обеспечения по данному виду страхования, не являлись основанием для удовлетворения исковых требований.

Исходя из принципов свободы заключения договора, предусмотренных ст. 2, 391 ГК, а также принимая во внимание, что согласно гражданскому законодательству хозяйственное общество и его участники несут риск убытков, связанных с деятельностью данного общества, суд пришел к мнению о том, что исчерпание математических резервов, сформированных для целей выплаты страхового обеспечения, вне зависимости от того, вызвано ли это ошибками в расчете данных резервов либо сложившейся на рынке конъюнктурой и финансовой ситуацией, не является мерой ответственности страхователя или выгодоприобретателя и относится к финансовым рискам самого страховщика, т.е. его прибыли или убыткам.

По изложенным выше причинам не могли быть приняты во внимание и доводы истца об изменении налогового законодательства (увеличении налоговых изъятий в бюджет) и снижении прибыльности по размещаемым денежным средствам.

Доводы истца о том, что Декретом Президента Республики Беларусь от 28.09.2000 N 20 «О совершенствовании регулирования страховой деятельности в Республике Беларусь», а впоследствии и Указом Президента Республики Беларусь от 25.08.2006 N 530 «О страховой деятельности» был установлен запрет страховым организациям, осуществляющим страхование жизни, заниматься иными видами страхования, также являются несостоятельными, поскольку, во-первых, деятельность в сфере накопительной формы страхования и иных его видов не являются взаимосвязанными, во-вторых, расчет и формирование математических резервов по спорным договорам страхования должны были производиться и производились без учета поступления денежных средств по иным видам страхования.

Таким образом, поскольку математические резервы, формируемые для целей выплаты страхового обеспечения, подлежат расчету без учета привлечения денежных средств по иным видам страхования, то запрет страховой организации, осуществляющей страхование жизни, заниматься иными видами страхования не мог являться существенным изменением обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора.

Также являлись несостоятельными доводы истца о незаключенности договоров добровольного страхования дополнительной пенсии работников.

Так, в соответствии со ст. 4 ГК, если иное не предусмотрено Конституцией Республики Беларусь и принятыми в соответствии с ней иными законодательными актами, акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим:

после введения их в действие;

до введения их в действие в части прав и обязанностей, возникших после введения их в действие.

Согласно ст. 1136 ГК он вступает в силу с 1 июля 1999 г., за исключением положений, для которых в разделе VIII ГК установлены иные сроки вступления их в силу. По мере вступления в силу норм ГК считаются утратившими силу соответствующие нормы ГК БССР 1964 года.

В соответствии со ст. 1138 ГК по гражданским правоотношениям, возникшим до 1 июля 1999 г., ГК применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после вступления его в силу.

В силу подп. 1 ч. 2 п. 1 ст. 7 ГК гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законодательством, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законодательством, но не противоречащих ему.

Согласно положениям ст. 16, 17 Закона Республики Беларусь от 03.06.1993 N 2343-XII «О страховании» (действовавшего на момент заключения договоров добровольного страхования дополнительной пенсии) договор страхования заключается в письменной форме путем выдачи страховщиком страхового свидетельства (страхового полиса). Страховое свидетельство (страховой полис) должно изготавливаться в соответствии с требованиями, предъявляемыми к ценным бумагам.

Существенными условиями договора страхования признаются: объект страхования, размер страховой суммы, страховых взносов и сроки их уплаты, перечень страховых случаев, срок страхования, начало и окончание действия договора страхования.

В соответствии с п. 1.1, 1.2 Правил страхования срок страхования устанавливался как разница между сроком выхода на пенсию застрахованного и возрастом на момент заключения договора, но не менее 3 лет.

Страховым случаем являлось дожитие застрахованного лица до окончания срока действия договора страхования.

Как усматривалось из предоставленного ответчиком страхового полиса N 16707, в договоре страхования были четко определены все существенные условия: объект страхования — страхование пенсии; размер страховой суммы — 1040 дол. США; страховой взнос — 32038 дол. США; срок уплаты страхового взноса — единовременно; перечень страховых случаев — дожитие застрахованных лиц до пенсионного возраста; срок страхования — до выхода выгодоприобретателей на пенсию; начало и окончание действия договора страхования — с 27.12.1995 до выхода выгодоприобретателей на пенсию.

Поскольку законодательство в сфере страхования, действовавшее на момент заключения спорных договоров, не относило определения лимита ответственности страховщика к существенным условиям договора страхования, то доводы истца о незаключенности договоров являлись несостоятельными.

Кроме того, согласно ч. 3 ст. 106 ХПК не подлежат доказыванию установленные вступившим в законную силу постановлением общего суда обстоятельства, имеющие значение для дела, рассматриваемого хозяйственным судом, в котором участвуют те же лица или их правопреемники.

Решением суда Ф-го района г. Минска от 04.04.2011 по делу по иску граждан к ОАСО «Б» о взыскании суммы уже была дана оценка доводам ОАСО «Б» о подписании договоров без определения существенного условия договора страхования (лимита ответственности) и данные доводы были признаны несостоятельными.

Приведенное выше решение районного суда вступило в законную силу.

Таким образом, вступившим в законную силу решением общего суда было установлено обстоятельство заключения между сторонами договоров добровольного страхования дополнительной пенсии работников ОАО «Б», которые являлись предметом рассмотрения в комментируемом деле, на условиях согласования всех существенных условий договора.

Вынесенное в адрес ОАСО «Б» предписание Министерства финансов Республики Беларусь не могло являться обоснованием заявленных исковых требований, поскольку проверяющим органом были даны указания истцу устранить нарушения требований законодательства (действовавшего на период проведения проверки) и привести уже заключенные договоры страхования в соответствие с действующим законодательством.

В нарушение данного предписания истцом не было предложено ответчику внести изменения в договоры страхования и определить лимит ответственности по каждому договору.

Представленная истцом копия сопроводительного письма с предложением заключить дополнительные соглашения к договорам страхования с проставленной на нем датой исходящей корреспонденции не могла служить доказательством позиции истца, поскольку из представленного документа не представлялось возможным с достоверностью определить ни дату его создания, ни вообще факт его направления ответчику.

Как пояснила в судебном заседании представитель ответчика, уведомлений и писем с предложением о внесении изменений в договоры добровольного страхования от истца они не получали.

Достоверных доказательств обратного в виде обратных почтовых уведомлений, несмотря на предложение суда, истцом представлено не было.

Поскольку каких-либо иных доказательств своей позиции истцом не было представлено, судом исковые требования ОАСО «Б» к ОАО «Б» о расторжении договоров добровольного страхования дополнительной пенсии по заявлениям от 11.07.1995, 27.09.1995, 27.12.1995, 30.11.1995, 11.12.1995 были признаны необоснованными и не подлежащими удовлетворению.