Небрежность работников взыскателя и отсутствие в штате юриста не могут быть уважительной причиной пропуска срока для предъявления судебного приказа к исполнению

Решением хозяйственного суда от 18.05.2009 по делу взыскано с ОАО «Р» в пользу СООО «П» 5346101 руб. основного долга за поставленный товар, 2500000 руб. пени и 1371086 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, а также 536493 руб. расходов по оплате государственной пошлины.

Судом был выдан взыскателю соответствующий приказ, действительный для предъявления к исполнению не позднее 03.12.2009. Приказ был предъявлен взыскателем и возвращен банком 29.10.2009 из картотеки без исполнения.

В августе 2010 года в адрес суда от СООО «П» поступило заявление о восстановлении пропущенного срока для предъявления судебного приказа к исполнению.

В обоснование заявленного ходатайства взыскатель сослался на то, что при возврате платежного требования банк руководствовался недействующим нормативным актом, однако ввиду отсутствия в штате взыскателя юриста возврат платежного требования не был обжалован.

Из заявления взыскателя следовало, что срок предъявления судебного приказа истек 29.04.2009, в период действия нового срока в организации произошла смена главного бухгалтера, и при передаче дел 15.02.2010 была пропущена книга учета решений хозяйственного суда, в которой в июле 2010 года был обнаружен приказ хозяйственного суда от 03.06.2009, в связи с чем был пропущен срок.

Должник просил в удовлетворении заявления отказать, считая, что срок пропущен взыскателем по неуважительным причинам и необоснованный возврат банком судебного приказа дает возможность обратиться с требованиями материального характера непосредственно банку.

Оценив указанные взыскателем причины пропуска процессуального срока, учитывая при этом фактические обстоятельства дела, суд руководствовался следующим.

Согласно ст. 340 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь при пропуске срока для предъявления исполнительного документа хозяйственного суда к исполнению по причинам, признанным хозяйственным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

В качестве причин пропуска для предъявления исполнительного документа к исполнению взыскатель указал на то, что при смене должностного лица была упущена информация о наличии неисполненного судебного приказа хозяйственного суда, в связи с чем в оставшиеся два месяца срока предъявления исполнительного документа к исполнению он предъявлен не был, что и привело к пропуску данного срока.

Вместе с тем действия работника взыскателя по исполнению его обязательств считаются действиями взыскателя и взыскатель отвечает за эти действия.

Из представленных материалов усматривалось, что срок предъявления приказа к исполнению истек 29.04.2010, однако взыскатель с ходатайством о выдаче дубликата судебного приказа в связи с его утратой после истечения срока не обращался, с заявлением о восстановлении пропущенного срока обратился лишь в августе 2010 года.

В соответствии со ст. 7, 16 Закона Республики Беларусь от 18.10.1994 N 3321-XII «О бухгалтерском учете и отчетности» (с изменениями и дополнениями) руководитель взыскателя несет ответственность за организацию хранения первичных учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности, а главный бухгалтер обеспечивает контроль за движением активов и выполнением обязательств, в том числе за взысканием по исполнительным документам.

Перечисленные заявителем обстоятельства и указанные причины пропуска процессуального срока нельзя признать уважительными, так как срок пропущен по вине самого взыскателя и небрежность работников взыскателя по отношению к исполнительному документу не может быть признана уважительной причиной пропуска срока для предъявления судебного приказа к исполнению.

Отсутствие в штате юриста также не признано судом уважительной причиной, так как это не препятствовало привлечь соответствующих специалистов на договорной основе.

Таким образом, срок для предъявления приказа к исполнению был пропущен взыскателем по зависящим от него причинам.

В удовлетворении заявления взыскателя о восстановлении срока отказано. Определение суда в апелляционном порядке не обжаловалось.

Подводя черту под вышеизложенным, следует отметить, что небрежность и отсутствие четкой организации контроля за исполнительными документами, поступающими из хозяйственного суда, повлекли негативные последствия для предприятия, так как оно лишилось возможности вновь предъявить исполнительный документ к исполнению для принудительного взыскания дебиторской задолженности, что немаловажно при сложившейся в настоящее время непростой экономической ситуации.