Обзор Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь «Кассационной и надзорной практики Хозяйственного суда Витебской области за 4 квартал 2001 года и 1 квартал 2002 года по делам, связанным с применением некоторых норм Гражданского кодекса Республики Беларусь»

Название документа: Обзор Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь «Кассационной и надзорной практики Хозяйственного суда Витебской области за 4 квартал 2001 года и 1 квартал 2002 года по делам, связанным с применением некоторых норм Гражданского кодекса Республики Беларусь»

ВВЕДЕНИЕ

Настоящий обзор выполнен в соответствии с планом работы хозяйственного суда Витебской области на 1 полугодие 2002 года. В процессе подготовки обзора были изучены дела хозяйственного суда, которые пересматривались в кассационном и надзорном порядке в 4 квартале 2001 года и 1 квартале 2002 года.

Целью данного мероприятия являлся анализ причин отмен и изменений судебных актов, принятых судом первой инстанции, а также доведение до сведения судей хозяйственного суда и Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь складывающейся в суде судебной практики.

При подготовке обзора были проанализированы те дела, которые на момент подготовки обзора не пересматривались надзорными инстанциями Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, а также не использовались в качестве примеров, ранее приводимых в других обзорах и обобщениях.

За 4 квартал 2001 года и 1 квартал 2002 года хозяйственным судом рассмотрено 1096 дел (540 и 556 соответственно). При этом в кассационную инстанцию хозяйственного суда за этот же период поступило кассационных жалоб 135, из которых было рассмотрено 75. Из поступивших жалоб было возвращено 50.

В результате пересмотра судебных актов кассационной инстанцией в указанном периоде отменено и изменено 7 судебных актов, что составило 0,6% от общего количества рассмотренных судом дел или 9,3% от количества дел, рассмотренных в кассационном порядке. За первый квартал 2002 года изменено или отменено 4 судебных акта (в 1 квартале 2001 года — 5).

В надзорную инстанцию хозяйственного суда в 4 квартале 2001 года и 1 квартале 2002 года поступило 50 жалоб, из которых 3 возвращено, а по остальным в принесении протеста отказано. По результатам рассмотрения протеста, принесенного заместителем Председателя Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, надзорной инстанцией отменено решение суда.

По сравнению с 1 кварталом прошлого года в 1 квартале 2002 года количество поступивших в хозяйственный суд надзорных и кассационных жалоб возросло. Например, в 1 квартале 2001 года в хозяйственный суд поступило 8 надзорных жалоб, а в 1 квартале 2002 года — 44. Это объясняется тем, что из 44 надзорных жалоб 33 были направлены в суд РУП ПО «Нафтан» на судебные акты хозяйственного суда по делам о взыскании задолженности за поставленные нефтепродукты с солидарных должников райагропромснабов и райисполкомов (или комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Витебского облисполкома). Аналогичная ситуация в указанном периоде произошла и с кассационными жалобами.

ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С ПРИМЕНЕНИЕМ НЕКОТОРЫХ НОРМ

ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Отсутствие законных оснований для признания сделки состоявшейся стало причиной отказа истцу в иске о регистрации сделки. (Дело 244-4).

Решением хозяйственного суда индивидуальному предпринимателю в регистрации договора аренды от 26.07.2000 отказано.

Постановлением кассационной инстанции решение хозяйственного суда оставлено без изменения. В надзорном порядке решение и постановление не обжаловалось.

В ходе изучения материалов дела хозяйственным судом установлено, что истец и ответчик подписали договор аренды на сдачу в аренду производственного корпуса. Указанный договор в соответствии со ст. 580 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента регистрации.

Истцу областным коммунальным унитарным предприятием «Облтехинвентаризация» в государственной регистрации данного договора было отказано. Причиной этому стали возражения ответчика против регистрации договора.

В соответствии с частью 3 статьи 166 ГК, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда.

Из смысла данной статьи вытекает, что решение суда о регистрации сделки может быть вынесено при наличии следующих условий. Во-первых, прежде всего требуется наличие сделки. Во-вторых, она должна иметь надлежащую форму. В-третьих, одна из сторон уклоняется от ее регистрации.

В соответствии с частью 1 статьи 161 ГК сделка в простой письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, либо должным образом уполномоченными ими лицами.

Как усматривалось из материалов дела, договор аренды на стороне ответчика — арендодателя был подписан генеральным директором общества с ограниченной ответственностью без указания о наличии у него каких-либо полномочий. Неправомерное подписание генеральным директором договора подтверждено ответчиком учредительными документами. Хозяйственным судом было установлено на основании Устава общества с ограниченной ответственностью и Контракта с генеральным директором, что он не вправе заключать сделки с недвижимостью и основными средствами.

Согласно части 3 статьи 578 ГК в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается несогласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.

Из текста договора аренды от 26.07.2000 усматривалась передача в аренду производственного корпуса ответчика за исключением относящихся к нему проходной без его конкретизации (здание, сооружение, нежилое помещение), без отражения его площадей и места нахождения, что явно указывало на несогласование сторонами условий об объекте аренды, без чего нельзя считать договор заключенным.

Таким образом, хозяйственный суд первой и кассационной инстанций пришли к выводу об отсутствии законных оснований для признания сделки состоявшейся, так как отсутствует надлежащее волеизъявление ответчика на заключение данного договора, а также не согласовано сторонами такое существенное условие договора, как объект аренды.

Отсутствие документов, подтверждающих согласование сторонами в установленном порядке превышения договорной цены по договору подряда, вследствие выполнения истцом дополнительных работ, явилось основанием для удовлетворения иска частично о взыскании долга и пени за выполненные работы за ремонт помещения. (Дело 100-9).

Хозяйственный суд первой инстанции частично удовлетворил требования строительного предприятия о взыскании с коммунального унитарного предприятия задолженности за выполненные строительные работы.

Постановлением кассационной инстанции решение хозяйственного суда оставлено без изменения. В надзорном порядке решение и постановление не обжаловалось.

В качестве доводов о необходимости изменения решения истец указал на то, что при вынесении решения не приняты во внимание все представленные им дополнения, справки, не дана надлежащая оценка условиям договора, определяющим стоимость работ.

Пересматривая решение хозяйственного суда, кассационная инстанция указала, что доводы кассационной жалобы о частичной необоснованности решения хозяйственного суда противоречат материалам дела, так как оно принято в результате оценки всех доказательств, представленных сторонами. Между сторонами 5 апреля 2002 года был заключен договор подряда в соответствии с которым истец принял на себя обязательства по ремонту парикмахерской по ул. Скорины в г. Полоцке согласно проекту, утвержденному заказчиком.

В договоре стороны определили стоимость работ в размере 1300000 рублей и то, что она может быть изменена в процессе выполнения работ. Истец и ответчик установили, что дополнительные работы, не предусмотренные сметой, оплачиваются отдельно по дополнительной смете с изменением суммы, установленной договором.

На объем выполненных работ истцом составлены акты: за апрель — май N 2а и июнь N 2б. Акты за апрель и май были подписаны ответчиком на общую сумму 1451952 руб., которая оплачена им. В связи с тем, что сумма, оплаченная по двум актам, превысила цену работ, определенную договором, ответчик не подписал акт N 2б и у сторон возникли разногласия по оплате работ, отраженных в последнем акте.

В силу ст. 663 ГК цена работ может быть подтверждена путем составления сметы.

Если возникла необходимость в проведении дополнительных работ и по этой причине существенно превышается цена работы, определенная приблизительно, подрядчик обязан своевременно предупредить об этом заказчика. Заказчик, не согласившийся на превышение указанной в договоре подряда цены работы, вправе отказаться от договора. В этом случае подрядчик может требовать от заказчика уплаты ему цены за выполненную часть работы.

Подрядчик, своевременно не предупредивший заказчика о необходимости превышения указанной в договоре цены работы, обязан выполнить договор, сохраняя право на оплату работы по цене, определенной в договоре.

Поскольку материалами дела не подтверждено согласование сторонами в установленном порядке превышения договорной цены вследствие выполнения истцом дополнительных работ, кассационная инстанция указала, что хозяйственный суд правомерно, определяя взыскиваемую по акту N 2б стоимость работ, ограничил ее пределами локальной сметы, согласованной сторонами.

Также хозяйственный суд обоснованно отказал в удовлетворении иска в части взыскания пени за просрочку оплаты работ, так как договором подряда определена ответственность за просрочку оплаты счетов подрядчика, которые ему истцом не предъявлялись.

Неправильное определение истцом состава денежного обязательства, на который должны начисляться проценты, при взыскании процентов за пользование денежными средствами, стало причиной удовлетворения иска частично. (Дело 220-5/2001).

Решением хозяйственного суда исковые требования общества с ограниченной ответственностью о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами удовлетворены частично.

Постановлением кассационной инстанции решение хозяйственного суда оставлено без изменения, а кассационная жалоба — без удовлетворения.

В надзорной жалобе истец ставил вопрос о принесении протеста на принятые судебные акты, поскольку хозяйственным судом при рассмотрении дела было допущено неправильное применение норм материального (ст. ст. 7, 288, 366 ГК) и процессуального права (ст. 153 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь — далее ХПК).

Из материалов дела усматривалось, что решением хозяйственного суда по другому делу было установлено, что с 20.12.1999 ответчик допустил просрочку оплаты поставленного ему истцом товара стоимостью 297600 рублей.

Этим же решением с ответчика взыскано 297600 рублей долга и 133920 рублей пени, а также 21576 рублей в возмещение судебных расходов.

Взысканная судом сумма была погашена ответчиком частями: 15.05.2001 — 50000 руб., 11.06.2001 — 142500 руб., 18.09.2001 — 260596 руб.

При рассмотрении указанного дела с ответчика проценты за пользование чужими денежными средствами в связи с просрочкой денежного обязательства не взыскивались, поэтому общество с ограниченной ответственностью вновь обратилось в суд с требованием о взыскании с частного предприятия процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 385051 руб., из них: 240312 руб. — процентов, исчисленных по сумме основного долга на дату вынесения решения по делу N 178-11, и 144739 руб. — процентов на сумму денежного обязательства, возникшего из решения суда.

Хозяйственный суд решением по данному делу взыскал проценты за весь заявленный истцом период просрочки денежного обязательства в сумме 297600 руб. с 20.12.1999 по 28.11.2000 и с 15.01.2000 по день фактической уплаты. Во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами суд отказал.

В соответствии со статьей 366 ГК за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется учетной ставкой Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора исходя из учетной ставки Национального банка на день вынесения решения.

С целью обеспечения правильного и единообразного применения хозяйственными судами положений ГК о процентах за пользование чужими денежными средствами Президиум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь постановлением от 02.11.2001 N 25 «О некоторых вопросах применения нормы Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами» (пункты 16, 17) разъяснил хозяйственным судам, что правило пункта 1 статьи 366 ГК об определении размера процентов учетной ставки Национального банка, действующей на день полного или частичного исполнения денежного обязательства или на день вынесения судебного решения, применяется и в случаях, предусмотренных пунктом 3 этой же статьи, которым установлено, что проценты за пользование чужими денежными средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законодательством или договором для начисления процентов не установлен более короткий срок.

Исходя из этой нормы, кредитор, в случае неисполнения решения суда о взыскании суммы долга, вправе предъявить в общеисковом порядке требования в хозяйственный суд о взыскании суммы процентов вплоть до фактической уплаты суммы долга.

Предусмотренные пунктом 1 статьи 366 ГК проценты подлежат уплате только на соответствующую сумму денежных средств (первоначальную сумму основного обязательства) и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денежными средствами, неустойку и т. д., если иное не предусмотрено законодательством или договором.

На основании изложенного суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о необходимости взыскания только процентов за пользование чужими денежными средствами за весь заявленный истцом период просрочки исполнения денежного обязательства (долга в сумме 297600 руб.).

Таким образом, обществом с ограниченной ответственностью при взыскании процентов за пользование денежными средствами был неправильно определен состав денежного обязательства, на который должны начисляться проценты, что в результате стало причиной удовлетворения иска частично.

Доводы о том, что судом по собственной инициативе проведено судебное разбирательство в отношении незаявленных требований, не подтверждены материалами дела. Истцом ставился вопрос о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, однако методика исчисления процентов была применена неправильно, поэтому суд обоснованно произвел расчет взыскиваемой суммы на основании действующего законодательства. При таких обстоятельствах председателем хозяйственного суда отказано в принесении протеста на постановление кассационной инстанции.

В соответствии со ст. 52 Гражданского кодекса Республики Беларусь юридическое лицо отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом, поэтому неисследование судом возможности погашения задолженности за счет своего имущества стало основанием для отмены определения суда об отсрочке и рассрочке исполнения решения. (Дело N 220-3).

Хозяйственный суд определением от 31.01.2002 отсрочил исполнение решения в одной части взысканной суммы и рассрочил исполнение решения в другой части.

Постановлением кассационной инстанции данное определение хозяйственного суда отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

В соответствии со ст. 167 ХПК хозяйственный суд, рассмотревший дело, вправе по заявлению лиц, участвующих в деле, исходя из имущественного положения сторон или других обстоятельств, отсрочить или рассрочить исполнение решения, а также изменить способ и порядок его исполнения.

Оценивая имущественное положение сторон при предоставлении отсрочки и рассрочки исполнения решения, суд не исследовал возможность погашения задолженности ответчиком своим имуществом, так как в соответствии со ст. 52 ГК юридические лица отвечают по своим обязательствам всем своим имуществом.

При рассмотрении дела в кассационном порядке директор предприятия должника заявил, что завод может погасить задолженность перед истцом имеющимся у него имуществом.

Таким образом, при вынесении определения о предоставлении отсрочки и рассрочки исполнения решения суда судом было допущено неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.

Допущенная судом первой инстанции ошибка при применении Правил торговли на рынках Республики Беларусь, утвержденных Приказом Министерства торговли Республики Беларусь N 100 от 08.07.1998, явилась основанием для отмены судебного акта. (Дело N 252-9).

Решением от 18.02.2002 хозяйственный суд удовлетворил в полном объеме иск рынка к индивидуальному предпринимателю о взыскании платы за предоставление места.

Допущенная судом первой инстанции ошибка при применении Правил торговли на рынках Республики Беларусь, утвержденных Приказом Министерства торговли Республики Беларусь N 100 от 08.07.1998, явилась основанием для отмены судебного акта. (Дело N 252-9).

Решением от 18.02.2002 хозяйственный суд удовлетворил в полном объеме иск рынка к индивидуальному предпринимателю о взыскании платы за предоставление места.

Постановлением кассационной инстанции хозяйственного суда указанное решение отменено полностью с принятием нового решения об отказе в удовлетворении иска.

В надзорной жалобе истец просил принести протест на постановление кассационной инстанции для его отмены и оставлении решения хозяйственного суда в силе.

Обосновывая принятое решение, суд первой инстанции решил, что, поскольку павильон ответчика находится на территории рынка, и он оказывал на территории рынка платные услуги по ремонту ключей, замков, зонтов и получил от истца счет-фактуры, между сторонами в силу ст. ст. 7, 290 ГК возникли гражданские правоотношения и обязанности, а именно: у ответчика — обязанность уплатить за торговое место за период оказания предпринимателем платных услуг на территории рынка.

В пункте 2 Правил торговли определено, что торговое место на рынке — это часть торгового прилавка, торгового ряда, стола для размещения товаров или территории рынка для установки переносного приспособления или транспортного средства, необходимое для выкладки и реализации товаров с одним продавцом и ведением единого учета поступления и реализации товаров. Конкретный размер торгового места определяет собственник рынка.

На основании этого кассационная инстанция пришла к выводу, что павильон ответчика, находящийся на территории рынка, в котором оказываются платные услуги по ремонту ключей, замков и зонтов, не является торговым местом, и требования истца о взыскании платы за предоставление места на территории рынка не обоснованы.

Отказывая в принесении протеста, надзорная инстанция хозяйственного суда указала, что в соответствии с п. 5 Правил торговли на территории рынка (по согласованию с его собственником) могут быть расположены объекты розничной торговли (магазины, палатки, павильоны, киоски, ларьки и т. п.), общественного питания, бытового обслуживания населения, гостиницы, заготовительные ларьки и т. д., деятельность которых регулируется соответствующими правилами и настоящими правилами не регулируется.

Павильон индивидуального предпринимателя, в котором им оказываются платные услуги по ремонту ключей, замков, зонтов, является объектом бытового обслуживания населения, поэтому Правила торговли на него не распространяются.

Кроме Методических рекомендаций по расчету экономического обоснования платных услуг, оказываемых на рынках потребительской кооперации, утвержденных постановлением правления Белкоопсоюза N 63 от 27.03.2000 (далее — Методические указания), других правил, регулирующих деятельность объектов розничной торговли (магазины, палатки, павильоны, киоски, ларьки и т. п.), общественного питания, бытового обслуживания населения, гостиниц, заготовительных ларьков, павильонов на территории рын ков, законодательством не предусмотрено.

В соответствии с Методическими рекомендациями предоставление мест (площадей) под установку стационарных киосков, павильонов должно производиться рынками на основании заключенных договоров, согласованных с собственником.

В данном случае такой договор между сторонами не был заключен.

Следовательно, правомерен вывод кассационной инстанции об отсутствии оснований для взыскания с ответчика платы за предоставление торгового места на территории рынка.

Представляется, что рассмотрение данного дела выявило проблему, связанную с неурегулированностью вопроса по поводу расположения на территориях рынков объектов общественного питания, бытового обслуживания населения, гостиниц, заготовительных ларьков. В п. 5 Правил торговли указано, что на территории рынка (по согласованию с его собственником) могут быть расположены объекты розничной торговли (магазины, палатки, павильоны, киоски, ларьки и т. п.), общественного питания, бытового обслуживания населения, гостиницы, заготовительные ларьки и т. д., деятельность которых регулируется соответствующими правилами и настоящими правилами не регулируется. Однако на уровне официального нормативного акта эти правила не закреплены.

На основании изложенного следует внести предложение о рассмотрении вопроса по поводу совершенствования данных Правил торговли или об издании упомянутых в Правилах торговли соответствующих правил.

ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

  1. В целях формирования единой правоприменительной судебной практики и устранения в дальнейшем допущенных судебных ошибок обсудить обзор на оперативном совещании судей и специалистов хозяйственного суда.
  2. Направить данный обзор в Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь.
  3. Обратиться в Высший Хозяйственный Суд с предложением о необходимости исследовать вопрос о внесении предложений в Министерство торговли по поводу издания правил, регулирующих деятельность на территории рынков объектов розничной торговли (магазинов, палаток, павильонов, киосков, ларьков и т. п.), общественного питания, бытового обслуживания населения, гостиниц, заготовительных ларьков.