Определение судебной коллегии по гражданским делам городского суда от 28.03.2016

Название документа: Определение судебной коллегии по гражданским делам городского суда от 28.03.2016

Обстоятельства: Решение районного суда об отказе в выселении оставлено без изменений, поскольку судом при рассмотрении спора оценивались все доказательства в их совокупности и сделан правильный вывод об отсутствии оснований для выселения ответчиков из спорного помещения

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ГОРОДСКОГО СУДА 28 марта 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам городского суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе УП «ЖРЭО» и кассационному протесту прокурора на решение районного суда от 30.12.2015 по иску УП «ЖРЭО» к Б., Е. о выселении без предоставления другого жилого помещения и по встречному иску Б. к УП «ЖРЭО», администрации района о понуждении к переводу нежилого помещения в жилое и заключению договора найма жилого помещения коммерческого использования.

Заслушав доклад судьи, объяснение представителя УП «ЖРЭО» А., поддержавшей доводы кассационной жалобы, мнение прокурора, поддержавшей доводы кассационного протеста, судебная коллегия установила:

В заявлении суду представитель УП «ЖРЭО» указала, что спорная двухкомнатная квартира находится в ведении администрации района. На основании решения администрации района от 09.11.2011 с Б. заключен срочный договор найма на указанную квартиру сроком на три года. В квартире зарегистрированы и проживают Б., В. и Е. Поскольку срок договора найма указанного помещения истек, ответчики в добровольном порядке помещение не освобождают, просила суд выселить ответчиков из занимаемого ими помещения без предоставления другого жилого помещения. Б. во встречном иске указала, что спорная квартира, в которой проживает их семья, по плану значится как пионерская комната. В 1982 году указанная квартира была предоставлена ее отцу У. в качестве служебного жилого помещения. После смерти отца, умершего 14.08.2011, с нею как с бывшим членом семьи нанимателя, был заключен договор найма служебного жилого помещения государственного жилищного фонда сроком на 3 года. Данное помещение необоснованно было предоставлено ее отцу как служебное, поскольку оно не переводилось в жилое. В связи с чем просила суд обязать УП «ЖРЭО» и администрацию района рассмотреть вопрос о переводе спорного помещения из нежилого в жилое и заключить с ней договор найма жилого помещения коммерческого использования.

Решением районного суда от 30.12.2015 постановлено: УП «ЖРЭО» в иске к Б., Е. о выселении без предоставления другого жилого помещения отказать; Б. в иске к УП «ЖРЭО», администрации района о понуждении к переводу нежилого помещения в жилое и заключении договора найма жилого помещения коммерческого использования отказать; взыскать с Б. государственную пошлину в размере 1 080 000 рублей. В кассационной жалобе представитель УП «ЖРЭО» просит об отмене решения суда и указывает, что судом необоснованно не принято во внимание то обстоятельство, что в период времени, когда семье ответчиков предоставлялось спорное жилое помещение, жилищные правоотношения регулировались Положением о порядке предоставления жилой площади в Белорусской ССР, которым был установлен обязательный для всех исполкомов единый порядок предоставления жилой площади. В соответствии с п. 19 Положения жилплощадь предоставлялась в порядке очередности, решение принималось исполкомами на основании списков общественной комиссии по жилищным вопросам или администрации предприятий. Единственным документом, дающим право на занятие жилплощади, являлся ордер. 24.06.1981 Верховным Советом СССР приняты Основы жилищного законодательства, в соответствии со ст. 39 Основ жилое помещение включается в число служебных решением исполнительного комитета соответствующего Совета. Под служебные жилые помещения выделяются, как правило, отдельные квартиры. Служебные жилые помещения предназначались для заселения гражданами, которые в связи с характером трудовых отношений должны проживать по месту работы или вблизи от него. И, несмотря на то, что в техническом паспорте и поэтажных планах на жилой дом указано, что спорное помещение является пионерской комнатой, указанное помещение по всем санитарно-техническим нормам соответствует требованиям, предъявляемым к жилым помещениям. Поскольку ни в одном из указанных нормативных актов не был урегулирован порядок перевода нежилых помещений в жилые, администрацией района указанное помещение как соответствующее требованиям, предъявляемым к жилым помещениям, было включено в состав служебных жилых помещений. Судом не учтено, что УП «ЖРЭО» заявлено требование о выселении ответчиков из спорного помещения в связи с истечением срока действия договора найма, а не по основаниям выселения из служебного жилого помещения. Кроме того, ордер на занятие служебной квартиры, решение администрации от 09.11.2011 о заключении с Б. договора найма служебного жилого помещения, сам договор жилищного найма не признаны в установленном порядке недействительными. Более того, суд установил, что договор найма заключен с Б. неправомерно в части указания срока — «на три года», а не в связи с тем, что данное помещение является нежилым. Сама же Б. не оспаривала заключенный с ней договор. Кроме того, судом не принято во внимание и то, что ответчица Б. не относится к категории граждан, которые не подлежат выселению из служебных жилых помещений. Однако суд и этим обстоятельствам не дал оценки. В кассационном протесте прокурора ставится вопрос об отмене решения суда и указывается, что суд в мотивировочной части решения проанализировал жилищное законодательство за период с 1983 года и установил, что выселение из служебного жилого помещения членов семьи умершего работника, проработавшего на предприятии более 10 лет, без предоставления другого жилого помещения не допускается. Суд сделал вывод о том, что после смерти У. с Б. мог быть заключен договор найма на 10 лет, а не на 3 года. Вместе с тем суд не учел, что правовым основанием иска являлась норма ч. 1 ст. 85 Жилищного кодекса Республики Беларусь (далее — ЖК).

Предметом иска являлось требование о выселении ответчиков без предоставления другого жилого помещения в связи с истечением срока действия договора. Суд же, разрешая спор, вышел за пределы заявленных исковых требований и дал правовую оценку обоснованности выселения из служебного жилого помещения, а также законности заключенного договора найма служебного жилого помещения в части его срока (на 3 года). Обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного протеста, проверив материалы дела, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда, исходя из следующего. Из материалов дела усматривается, что истец в обоснование требований о выселении ответчиков из спорной двухкомнатной квартиры ссылался на те обстоятельства, что данное помещение относится к жилым помещениям государственного жилищного фонда, находится в ведении администрации района, с ответчицей был заключен срочный договор найма указанного жилого помещения, срок договора истек, в связи с чем семья ответчиков подлежит выселению без предоставления другого жилого помещения.

Суд, отказывая истцу в иске о выселении ответчиков Б. из спорного помещения, правомерно учитывал следующие обстоятельства. Судом установлено, что решением исполкома райсовета народных депутатов от 14.09.1982 утверждена в качестве служебной спорная двухкомнатная квартира и в последующем распределена в качестве служебного жилья слесарю ЖРЭО У. на семью из четырех человек. На право вселения У. в служебную квартиру выдан ордер. В связи со смертью У., умершего 14.07.2011, с его дочерью Б., являвшейся членом его семьи, 18.11.2011 был заключен договор найма служебного жилого помещения государственного жилищного фонда сроком на 3 года на эту же квартиру, что подтверждено лицевым счетом.

Суд правильно указал, что в силу положений ст. 221 ЖК и Указа Президента Республики Беларусь от 29.11.2005 N 565 «О некоторых мерах по урегулированию жилищных отношений» (в ред. от 19.03.2007 N 128) при заключении с Б. договора найма служебного жилого помещения срок договора должен был быть не менее 10 лет, поскольку отец Б. проработал в ЖРЭО более 10 лет и умер, а его дочь не подлежала выселению из спорного помещения без предоставления другого жилого помещения. Поэтому истечение трехлетнего срока договора, заключенного с Б., в данном случае не является основанием для ее выселения из спорного помещения без предоставления другого жилого помещения. Из дела видно также, что на обращение Б. в УП «ЖРЭО» по вопросу продления срока договора найма служебного жилого помещения директором УП «ЖРЭО» был дан ответ о невозможности продления срочного договора найма служебного жилого помещения, поскольку данное помещение является нежилым, оно не зарегистрировано в качестве жилого и фактически является общим имуществом многоквартирного жилого дома. Из имеющегося в материалах дела ответа РУП «Агентство по государственной регистрации и земельному кадастру» от 16.01.2015 следует, что сведений о регистрации спорного помещения как жилого в ЕГРНИ не имеется. Согласно техническому паспорту жилого дома по состоянию на 20.10.1977 и плану строения (копии документов приобщены в дело) установлено, что спорное помещение площадью 39,8 кв. м значится как пионерская комната. Суд установил также, что в соответствии с Гражданским кодексом Республики Беларусь 1964 года, ЖК 1983 года, которыми регулировались отношения по найму жилого помещения на период выделения У. служебного жилья, в жилищный фонд не входили нежилые помещения, предназначенные для бытовых и иных нужд непромышленного характера. С учетом изложенного суд сделал правильный вывод о том, что администрацией района в свое время спорное помещение, являющееся пионерской комнатой, было незаконно включено в состав служебных жилых помещений. С У. договор найма служебного жилого помещения не заключался. Ответчицей же Б. не оспаривался заключенный с ней в 2011 году на 3 года договор найма служебного жилого помещения, поскольку срок данного договора на период рассмотрения спора истек.

Суд сделал правильный вывод о том, что поскольку и УП «ЖРЭО» и администрация района признают, что спорное помещение является нежилым (пионерской комнатой), ответчица Б. проживает в указанном помещении более 32 лет и вселилась в него с разрешения компетентного органа, то она не может быть выселена из данного помещения по основаниям, предусмотренным ЖК. Отказывая в иске Б. к УП «ЖРЭО» и администрации района о понуждении к переводу спорного помещения из нежилого в жилое и заключении с Б. договора найма жилого помещения коммерческого использования, суд правомерно учитывал следующие обстоятельства.

Как установлено судом, решение о переводе спорного помещения из нежилого в жилое администрацией района не принималось. Вместе с тем согласно ответу ГУ «Центр гигиены и эпидемиологии района» от 10.07.2015, согласно ответу РОЧС от 23.07.2015 спорное помещение соответствует требованиям санитарных норм, правил, гигиенических нормативов, требованиям технических нормативных правовых актов системы противопожарного нормирования и стандартизации и может быть использовано как жилое. Суд установил также из пояснений представителей администрации района, что с учетом имеющихся заключений возможен перевод спорного помещения из нежилого в статус жилого помещения. Однако для принятия такого решения необходимо заключение проектной или научно-исследовательской организации, которого в настоящее время не имеется.

При таких обстоятельствах суд правомерно отказал Б. в удовлетворении заявленных требований. Судебная коллегия полагает, что поскольку Б. в иске отказано, то суд правомерно взыскал с нее в доход государства госпошлину по двум требованиям неимущественного характера в размере 1 080 000 рублей. Судебная коллегия считает, что доводы кассационной жалобы о том, что спорное помещение было включено в состав служебного в соответствии с действующим на тот период времени законодательством, и в частности ст. 39 Основ жилищного законодательства, не являются основанием к отмене решения суда, поскольку указанная норма закрепляла, что выделяемые в качестве служебных помещения должны быть жилыми (отдельные квартиры, комнаты). Вместе с тем суд установил, что У. было выделено в качестве служебного нежилое помещение, что не соответствовало требованиям законодательства.

Доводы жалобы и протеста о том, что судом не учтено, что УП «ЖРЭО» заявлено требование о выселении ответчиков из спорного помещения в связи с истечением срока действия договора найма, а не по основаниям выселения из служебного жилого помещения, коллегия полагает, не влекут отмену решения суда, поскольку из материалов дела видно, что с Б. был заключен один лишь договор — это договор найма служебного жилого помещения сроком на 3 года, которое таковым не является, так как является нежилым.

Доводы жалобы о том, что ордер на занятие служебной квартиры, решение администрации от 09.11.2011 о заключении с Б. договора найма служебного жилого помещения, сам договор жилищного найма не признаны в установленном порядке недействительными, коллегия считает, также не являются основанием к отмене решения суда, поскольку суд данным решением установил, что спорное помещение является нежилым, в связи с чем распределение данного помещения как служебного и последующее заключение договора найма указанного помещения как служебного жилого помещения противоречило действовавшему законодательству. Доводы жалобы о том, что ответчица Б. не относится к категории граждан, которые не подлежат выселению из служебных жилых помещений, коллегия полагает, не влекут отмену решения суда, поскольку суд установил, что спорное помещение является нежилым, а поэтому по основаниям, предусмотренным ЖК, ответчица не может быть выселена из спорного нежилого помещения.

Доводы протеста о том, что суд, разрешая спор, вышел за пределы заявленных исковых требований и дал правовую оценку обоснованности выселения из служебного жилого помещения, а также законности заключенного договора найма служебного жилого помещения в части его срока (заключен на 3 года), коллегия полагает, не влекут отмену решения суда, поскольку судом при рассмотрении настоящего спора оценивались все доказательства в их совокупности и сделан правильный вывод об отсутствии оснований для выселения Б. из спорного помещения, как и об отсутствии оснований на данный момент для понуждения к заключению с ней договора найма жилого помещения коммерческого использования.

Коллегией проверены и иные доводы кассационной жалобы и кассационного протеста, однако они не содержат правовых оснований к отмене законного и обоснованного решения суда Руководствуясь п. 1 ст. 425 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия определила:

Решение районного суда от 30.12.2015 оставить без изменения, а кассационную жалобу и кассационный протест — без удовлетворения.