Определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 23.10.2014 «Вывод районного суда о законности увольнения по п

Название документа

Определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 23.10.2014

«Вывод районного суда о законности увольнения по п. 5 ст. 42 Трудового кодекса Республики Беларусь признан судом кассационной инстанции обоснованным»

Источник публикации

Документ опубликован не был

Примечание к документу

Текст документа

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

23 октября 2014 г.

ВЫВОД РАЙОННОГО СУДА О ЗАКОННОСТИ УВОЛЬНЕНИЯ ПО П. 5 СТ. 42 ТРУДОВОГО КОДЕКСА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ПРИЗНАН СУДОМ КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ОБОСНОВАННЫМ

(Извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе истца на решение районного суда от 5 сентября 2014 г. по иску Б. к открытому акционерному обществу «Б» (далее — ОАО «Б») о признании увольнения незаконным, изменении даты и формулировки причин увольнения, взыскании компенсации в размере трех среднемесячных заработных плат, выходного пособия, среднего заработка за время вынужденного прогула, морального вреда и расходов по оказанию юридической помощи.

Заслушав доклад судьи, пояснения истца, поддержавшего доводы жалобы, представителя ответчика Е., возражавшего против жалобы, мнение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, коллегия

установила:

В заявлении суду и уточнениях к нему истец указал, что 12 ноября 2013 г. принят на должность водителя автотранспортного цеха в ОАО «Б». В марте 2014 года обратился к нанимателю с требованием о досрочном расторжении контракта за нарушение ответчиком законодательства о труде с выплатой причитающихся компенсаций, однако наниматель не дал своего согласия, мотивировав отказ отсутствием установленных уполномоченным органом каких-либо нарушений ОАО «Б» в сфере трудового законодательства. Приказом от 2 мая 2014 г. он уволен по п. 5 ст. 42 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее — ТК) за прогул без уважительных причин. Просил признать увольнение по п. 5 ст. 42 ТК незаконным, изменить дату и формулировку причин увольнения с п. 5 ст. 42 ТК на ст. 41 ТК, взыскать выходное пособие в размере двухнедельного среднего заработка, минимальную компенсацию в размере трех среднемесячных заработных плат, средний заработок за время вынужденного прогула, моральный вред в размере 10 000 000 руб. и расходы по оказанию юридической помощи в размере 800 000 руб.

Решением суда в удовлетворении требований истцу отказано.

В кассационной жалобе истец просит об отмене решения суда по тем основаниям, что достаточных и достоверных доказательств его отсутствия на работе 2 апреля 2014 г. более трех часов судом не приведено; данные камер наружного наблюдения не доказывают, что именно он выходил через весовую; доводы ответчика о запрете прохождения через весовую несостоятельны, поскольку все пользовались ею для выхода с территории предприятия; путевой лист не соответствует фактическому времени возвращения водителя из рейса; необоснованно не приняты во внимание его доводы и показания свидетеля С. об отсутствии на работе менее трех часов 2 апреля 2014 г.; его увольнение за прогул связано с заявлением требований о досрочном расторжении контракта в связи с нарушением нанимателем условий трудового договора.

Обсудив доводы жалобы, проверив материалы дела, коллегия считает решение суда законным и обоснованным по следующим основаниям.

Поданный прокурором протест отозван до начала судебного разбирательства.

Согласно ст. 41 ТК срочный трудовой договор подлежит расторжению досрочно по требованию работника в случае его болезни или инвалидности, иных уважительных причин, препятствующих выполнению работы по трудовому договору, а также в случае нарушения нанимателем законодательства о труде, коллективного договора, трудового договора.

Факт нарушения нанимателем законодательства о труде, коллективного договора, трудового договора устанавливается уполномоченным органом надзора за соблюдением законодательства о труде, профсоюзами и (или) судом.

В силу п. 2 постановления Совета Министров Республики Беларусь от 2 августа 1999 г. N 1180 «Об утверждении примерной формы контракта нанимателя с работником» установлена минимальная компенсация в размере трех среднемесячных заработных плат за ухудшение правового положения работника в случае досрочного расторжения контракта из-за невыполнения или ненадлежащего выполнения его условий по вине нанимателя.

Часть 5 ст. 42 ТК предусматривает, что трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, а также срочный трудовой договор до истечения срока его действия может быть расторгнут нанимателем в случае прогула (в том числе отсутствия на работе более трех часов в течение рабочего дня) без уважительных причин.

Судом установлено, что истец 12 ноября 2013 г. принят на должность водителя автотранспортного цеха в ОАО «Б». 7 марта 2014 г. Б. обращался к ответчику с просьбой уволить его за нарушение нанимателем условий контракта, однако без указания желаемой даты увольнения. Согласно ответу ОАО «Б» от 21 марта 2014 г. на заявление истца от 7 марта 2014 г. об увольнении за нарушение нанимателем условий контракта последнему было отказано ввиду неподтвержденности указанных в заявлении нарушений. Указанный ответ ни в профсоюзном комитете, ни в ином государственном органе в установленные законодательством сроки истцом обжалован не был. Приказом от 2 мая 2014 г. Б. уволен по п. 5 ст. 42 ТК за прогул без уважительных причин. О предстоящем увольнении Б. был уведомлен профсоюзный комитет ОАО «Б», согласно уведомлению о предстоящем увольнении от 14 апреля 2014 г. причиной увольнения послужило то обстоятельство, что истец отсутствовал на рабочем месте более трех часов 2 апреля 2014 г., что подтверждается докладными записками о нарушении трудовой дисциплины от 3 апреля 2014 г. В тот же день — 3 апреля 2014 г. — у истца Б. были затребованы объяснения по поводу его отсутствия, дать которые он отказался, о чем имеется составленный акт отказа работника от дачи объяснений по факту отсутствия на работе 2 апреля 2014 г. в период с 11:02 до 14:46. 3 апреля 2014 г. был составлен акт и об отказе работника от ознакомления с актом об отказе работника дать объяснения по факту дисциплинарного проступка, что подтверждается сторонами и свидетелями Ф., Т., О., Ж., Н., А., Л.

Судом проверялись доводы истца и его представителя о том, что истец отсутствовал на рабочем месте менее трех часов, а именно с 11:00 до 14:20 за вычетом перерыва для отдыха и питания (12:00 — 12:30), что составляет два часа пятьдесят минут, и обоснованно не приняты во внимание по следующему.

Так, согласно записям камер наружного видеонаблюдения, установленных на весовой, 2 апреля 2014 г. в 11:02 был зафиксирован проход Б. через транспортные ворота весовой. После этого он сел в личный автомобиль и выехал с автостоянки, и только в 14:46 камеры видеонаблюдения зафиксировали вход истца на территорию предприятия.

Истец не оспаривал в судебном заседании того обстоятельства, что проход через весовую работникам ОАО «Б» запрещен.

Кроме того, данное обстоятельство подтверждается положением о пропускном и внутриобъектовом режиме на ОАО «Б», утвержденным 17 декабря 2012 г.

Истец также не оспаривал, что с данным положением он был ознакомлен под роспись.

Согласно показаниям спутниковой программы АвтоГРАФ v3.5.0 в 10:46 истец заглушил двигатель рабочего автомобиля и только в 14:48 автомобиль вновь начал движение — перемещение на стоянку, после чего в 14:50 двигатель вновь был заглушен. В 15:00 Б. был подписан путевой лист.

Установленное также подтверждается представителем ответчика, свидетелями О. и Т.

При этом представленные ответчиком доказательства ни истцом, ни его представителем опровергнуты не были, дать объяснения по зафиксированному факту отсутствия Б. также затруднился.

Судом проверялись доводы истца о том, что его знакомый С. 2 апреля 2014 г. подвез его до транспортных ворот автовесовой не позднее 14:30, и показания свидетеля С., подтвердившего показания истца в этой части, и обоснованно не приняты во внимание, поскольку свидетель длительное время состоит с истцом в приятельских отношениях и является заинтересованным лицом.

Кроме того, эти показания также опровергаются записями камер наружного видеонаблюдения, показаниями спутниковой программы АвтоГРАФ v3.5.0, которые судом обоснованно признаны достоверными.

Иных доказательств, подтверждающих возвращение Б. на работу не позднее 14:30, ни истцом, ни его представителем не представлено.

По изложенным обстоятельствам вывод суда о том, что увольнение истца по п. 5 ст. 42 ТК правомерно, произведено с соблюдением требований действующего законодательства, является правильным и ему обоснованно отказано в удовлетворении заявленных требований.

Судебные издержки судом обоснованно отнесены на счет государства.

Решение суда постановлено в соответствии с законом, обстоятельствам по делу дана надлежащая оценка, и оснований к его отмене коллегия не находит.

Доводы жалобы истца о том, что данные камер наружного наблюдения не доказывают, что именно он выходил через весовую, не влекут отмены решения суда, поскольку истец не оспаривал в суде того обстоятельства, что он отсутствовал на работе в установленное судом время, и, кроме того, опровергаются данными спутниковой программы АвтоГРАФ v3.5.0.

Кроме того, истцом не дано пояснений по поводу того, почему лицо, которое он не опознал своим на видеозаписи, вышло из автомашины, закрепленной за ним, и по возвращению отогнало его автомобиль на парковку.

Данные обстоятельства позволяют прийти к выводу о том, что именно выход и возвращение истца зафиксировали камеры наружного наблюдения 2 апреля 2014 г. через весовую.

Доводы жалобы кассатора об отсутствии запрета на прохождение через весовую несостоятельны, поскольку опровергаются установленными судом обстоятельствами.

Тот факт, что путевой лист не соответствует фактическому времени возвращения водителя из рейса, по мнению коллегии, не опровергает выводов суда.

Доводы жалобы истца о том, что его увольнение за прогул связано с заявлением им требований о досрочном расторжении контракта в связи с нарушением нанимателем условий трудового договора, коллегия во внимание не принимает, поскольку факт совершения им прогула подтвержден достаточными и достоверными доказательствами.

Руководствуясь п. 1 ст. 425 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, коллегия

определила:

Решение районного суда от 5 сентября 2014 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу истца — без удовлетворения.