Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 05.01.1999 (дело N 151/29-98)

Название документа: Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 05.01.1999 (дело N 151/29-98)

Обстоятельства: В случае частичного перечисления консигнатором денежных средств за реализованный товар консигнант вправе в соответствии с договором и правом Республики Беларусь потребовать взыскания суммы задолженности и пени за просрочку оплаты

РЕШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ

5 января 1999 г. (дело N 151/29-98)

Истец: производственное объединение «А» (Республика Беларусь)

Ответчик: фирма «В» (США)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение договора консигнации

Применимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь

Состав суда: коллегиальный (два арбитра и арбитр-председатель)

1. В случае, если консигнатор не перечислил консигнанту в полном объеме денежные средства за реализованный товар в пользу последнего с консигнатора подлежит взысканию стоимость реализованного товара.

2. В случае, если в договоре консигнации предусмотрено взыскание с консигнатора неустойки за несвоевременное перечисление консигнанту денежных средств, указанная неустойка подлежит взысканию с виновной стороны.

3. Неточность наименования институционального арбитражного органа при Белорусской торгово-промышленной палате не влияет на подсудность спора Международному арбитражному суду при БелТПП, так как при Белорусской торгово-промышленной палате существует только один институциональный арбитражный орган.

4. Неявка ответчика без уважительных причин в судебное заседание, о котором он был надлежащим образом извещен, не препятствует рассмотрению спора и разрешению его по существу.

5. Наличие задолженности истца перед ответчиком по другим договорам не влияет на выносимое составом суда решение, если ответчик не произвел зачет однородных требований либо не предъявил встречный иск в рамках данного дела.

6. Если стороны внешнеэкономического договора достигли соглашения о применимом к их правам и обязанностям праве, то при возникновении между ними из данного договора спора состав суда применяет согласованное сторонами право.

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в г.Минске в помещении Международного арбитражного суда (ул. Я.Коласа, 65, комн. 18) на заседании, которое состоялось 30 октября 1998 г., дело N 151/29-98 по иску производственного объединения «А» (Республика Беларусь) к фирме «В» (США) о взыскании 49346 долларов США

установил:

В исковом заявлении истец утверждает, что согласно контракту консигнации, заключенному между ним и ответчиком 21.10.1995 г., последнему был поставлен товар на сумму 38860 долларов США.

Далее в исковом заявлении говорится, что лишь часть товара, переданного фирме «В» на консигнацию, была оплачена. Срок консигнации в соответствии с дополнением от 18.03.1996 г. к контракту истек 25.03.1996 г. Однако до настоящего времени ответчиком не оплачена оставшаяся часть долга в размере 17944 долларов США и продукция не возвращена в адрес истца. Истец предпринимал меры по урегулированию вопроса мирным путем, однако все его запросы и обращения остались без удовлетворения.

Истец просит состав суда взыскать с ответчика задолженность в сумме 17944 долларов США, пеню в размере 31402 долларов США, а также взыскать расходы по уплате арбитражного сбора.

В судебном заседании представитель истца (его интересы по доверенности от 01.06.1998 г. представляла главный юрисконсульт) поддержал свои исковые требования в полном объеме.

Ответчик в судебное заседание не явился. В заявлении от 7 июля 1998 г., подписанном Президентом фирмы «В», направленным в адрес Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, состав суда информируется о своей неявке по причине затруднительного финансового положения.

На основании статьи 43 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП и в соответствии с устным ходатайством истца состав суда полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившегося ответчика.

Подсудность спора Международному арбитражному суду при БелТПП предусмотрена п. 10.1 контракта от 21.10.1995 г. В нем предусмотрено, что «все споры или разногласия, которые могут возникнуть из настоящего контракта или в связи с ним, подлежат разрешению в Арбитражном суде при торгово-промышленной палате Республики Беларусь». В арбитражном соглашении название арбитражного органа указано не точно, однако сомнений в подведомственности дела Международному арбитражному суду при БелТПП у рассматривающего спор состава суда не возникает, так как при Белорусской торгово-промышленной палате существует только один арбитражный орган, который носит название Международный арбитражный суд.

В соответствии с п. 10.2 контракта от 21.10.1995 г., где «стороны согласились на применение материального права Республики Беларусь для разрешения споров и разногласий, возникших из настоящего контракта или в связи с ним», при разрешении спора подлежит применению законодательство Республики Беларусь.

Заслушав объяснения истца, а также изучив представленные суду письменные доказательства, состав суда считает установленным следующее.

Стороны 21.10.1995 г. действительно заключили между собой договор консигнации, в соответствии с которым истец предоставил ответчику товар общей стоимостью 38379 долларов США (спецификация N 237 к контракту) для продажи на условиях контракта. Ответчик обязался произвести оплату реализованного товара в течение срока консигнации.

Нереализованную часть товара ответчик обязался поставить обратно истцу до истечения срока консигнации.

В течение срока действия контракта часть товара была оплачена ответчиком, что подтверждается извещениями N 0011917 от 09.02.1996 г. на сумму 10495 долларов США, N 003931 от 26.03.1996 г. на сумму 265 долларов США, N 009840 от 13.08.1996 г. на сумму 9995 долларов США, а всего на общую сумму 20755 долларов США. Также ответчиком были оплачены услуги авиакомпании за перевозку груза в размере 161 доллара США. Таким образом, всего ответчиком было оплачено 20916 долларов США и исходя из общей суммы контракта в 38860 долларов США (включая стоимость товара, страховку, таможенное оформление, транспортные расходы — п. 2 контракта), его долг истцу составляет 17944 долларов США.

Первоначальный срок консигнации был ограничен 25.01.1996 г. В соответствии с дополнением к контракту от 18.03.1996 г. срок консигнации истек 25.03.1996 г. Однако до настоящего времени ответчиком не выполнены обязательства по контракту — не осуществлена оплата оставшейся части долга, и не произведен возврат нереализованного товара в адрес истца. Предъявленная в адрес ответчика претензия N 32/2169 оставлена без ответа.

Рассматривая имеющееся спорное правоотношение, арбитры отмечают, что истец реализовал свое право на защиту применительно к обязательствам, возникшим из контракта на консигнацию от 21.10.1995 г. Истец изложил свои материальные требования в исковом заявлении, в котором, в частности, указал, что «согласно контракта на консигнацию от 21.10.1995 г. ответчику был поставлен товар на сумму 38860 долларов США. Однако до настоящего времени ответчиком не оплачена оставшаяся часть долга…». Следовательно, предметом спора является наличие (или отсутствие) у ответчика задолженности и, как следствие, обязанности ее погашения по вышеупомянутому контракту.

В своем ответе в Международный арбитражный суд при БелТПП по поводу искового заявления истца Президент фирмы «В» полностью подтверждает долг ответчика. Он пишет о том, что согласно контракту от 21.10.1995 г. фирма «В» получила от истца товар на консигнацию на сумму 38860 долларов, где фирмой «В» было уплачено 20916 долларов, таким образом задолженность составляла 17944 долларов».

Причиной неуплаты оставшейся суммы ответчик называет якобы существующую задолженность истца в размере 97572 долларов США по иным договорам с истцом, заключенным в период совместной работы в течение 1993 — 1996 гг. от 21.10.1994 г. и от 11.01.1994 г.

Состав суда считает обоснованным требование истца о привлечении ответчика к предусмотренной контрактом ответственности за несвоевременную оплату переданного по контракту товара на консигнацию. В этой связи подлежит взысканию с ответчика и пеня за просрочку платежа в размере 31402 долларов США. Ответчик в письме от 7 июля 1998 г. указывает на наличие с его стороны задолженности в размере 17944 долларов США за поставленный в его адрес товар. Это дает составу суда основание полагать, что ответчик тем самым признает наличие своей обязанности произвести именно платеж по контракту от 21.10.1995 г., а не возвратить в адрес истца товар. Согласно же п. 8.1 контракта «за просрочку платежей, предусмотренных статьей 6 настоящего контракта, Консигнатор уплачивает Консигнанту пеню в размере 0,1% от суммы просроченного платежа за каждый день просрочки в течение первых 20 дней, а при задержке платежа сверх 20 дней Консигнатор уплачивает штраф в размере 1% от суммы просроченного платежа за каждый день просрочки». Таким образом, состав суда считает, что ответчик просрочил свои обязательства по проведению платежа и поскольку он не представил надлежащих доказательств отсутствия своей вины или обстоятельств, исключающих свою ответственность, то положения вышеуказанной статьи должны применяться в полном объеме.

Состав суда согласен с размером взыскиваемых имущественных санкций. В связи с тем, что истец не доказал иного момента возникновения обязанности ответчика оплатить стоимость товара, состав суда полагает, что так как товар не был возвращен истцу после окончания срока действия контракта, такое обязательство возникло после 25.03.1996 г., т.е. после окончания общего срока действия контракта на консигнацию. А поскольку представленный истцом расчет пени предусматривает период просрочки начиная с вышеупомянутой даты, то состав суда считает возможным согласиться с этим расчетом.

Состав суда отмечает тот факт, что в материалах дела имеется определенное количество документов, подготовленных ответчиком и приложенных к ответу на исковое заявление в качестве письменных доказательств. Среди них копии договоров от 21.10.1994 г. и от 11.01.1994 г., финансовый отчет ответчика, копия письма от 26 ноября 1997 г., копии иных писем и отчетов о затратах материальных средств и т.д. Однако, несмотря на то обстоятельство, что все эти документы упоминаются ответчиком в связи с обоснованием своей позиции, состав суда не находит законных оснований давать их правовую оценку, поскольку данный аспект не является определяющим спор в целом. Контракт от 21.10.1995 г. является самостоятельным договором и не связан своей реализацией с иными договоренностями сторон.

Статья 37 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП предоставляет ответчику право в 15-дневный срок после получения искового заявления отправить в арбитражный суд ответ на исковое заявление. Причем, содержание такового ответа должно включать, в том числе, возражения по существу заявленных истцом требований. 7 июля 1998 г. Ответчик представил суду ответ на исковое заявление. В нем ответчик изложил свое видение в отношении спорных фактов и причин неуплаты суммы задолженности. Ответчик не отрицает фактической реализации всего полученного от истца товара третьим лицам и наличие долга перед истцом, признавая его в полном объеме. Это подтверждает и содержание другого письма ответчика от 25 сентября 1998 г., которое состав суда расценивает лишь как просьбу ответчика учитывать в ходе рассмотрения дела имеющуюся у него иную информацию. Саму же задолженность, как уже было указано ранее, ответчик признал в полном объеме. Кроме того, состав суда со своей стороны также считает объективно доказанным наличие самой задолженности и права истца требовать ее уплаты.

В соответствии с частью 3 статьи 50 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП при применении норм материального права состав третейского суда исходит из содержания связывающего стороны договора или иного правоотношения. Ни сам контракт, ни имеющиеся в деле изменения и дополнения к контракту не содержат каких-либо ссылок, указывающих на существование иных связывающих стороны обязательств, которые могут влиять на содержание существующего правоотношения и / или должны применяться в качестве источников при рассмотрении спора по существу. Иными словами, состав суда устанавливает, что все представленные ответчиком доказательства не имеют отношения к существу рассматриваемого правоотношения. Они не дают и не могут давать оснований для освобождения ответчика от ответственности также, как не связаны с действиями истца, которые могут влиять на содержание решения по делу. Состав суда допускает, что между участниками спора могли существовать и / или существуют иные сделки, в которых могли быть нарушены и права ответчика. Однако, в настоящих условиях состав суда убежден, что ответчик фактически не реализовал свое право на подачу встречного иска.

Состав суда не находит оснований считать письмо от 7 июля 1998 г. встречным иском. Согласно статье 38 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП ответчик по делу имеет право предъявить истцу подобный иск. Причем, совместное рассмотрение обоих исков являются обязательным, если встречный иск направлен к зачету или если удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска. Однако, так как встречный иск должен соответствовать требованиям статьи 35 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП (за исключением п. 5) и может быть предъявлен не позже первого выступления ответчика по делу в ходе судебного разбирательства, а ответчик не выполнил данные требования, следовательно, у суда отсутствует обязанность рассматривать его совместно с первоначальным. Выводы состава суда не свидетельствуют о том, что со стороны истца нет и не может быть виновных действий по другим сделкам. Очевидно, что ответчик, не реализовав свое право на защиту путем подачи встречного иска, имеет право на предъявление отдельного самостоятельного иска.

Состав суда принимает к сведению информацию истца, что в случае официального рассмотрения претензий ответчика по иным договорам в отдельном самостоятельном производстве он готов к их рассмотрению и обсуждению.

На основании вышеизложенного и руководствуясь статьями 211, 212 и 402 Гражданского кодекса Республики Беларусь, а также статьями 3, 5, 19, 21, 23, 35, 37, 38, 43, 49, 50, 64, 70 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП состав суда

решил:

Иск удовлетворить в полном объеме. Взыскать с фирмы «В» (США) в пользу производственного объединения «А» (Республика Беларусь) 17944 долларов США основного долга, штрафные санкции в размере 31402 долларов США, а также 2574 долларов США в возврат расходов по уплате третейского сбора, а всего 51920 (пятьдесят одну тысячу девятьсот двадцать) долларов США.