Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 25.02.1999 (дело N 166/44-98)

Название документа: Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 25.02.1999 (дело N 166/44-98)

Обстоятельства: В случае частичной оплаты покупателем поставленного по договору поставки (международной купли-продажи) товара продавец вправе требовать взыскания суммы задолженности и неустойки за просрочку оплаты поставленного товара в размере, предусмотренном договором

РЕШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ 25 февраля 1999 г. (дело N 166/44-98)

Истец: компания «А» (Венгрия)

Ответчик: комбинат «Б» (Республика Беларусь)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров) П

рименимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь, Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.)

Состав арбитражного суда: единоличный арбитр

1. В случае частичной оплаты поставленного по договору поставки (международной купли-продажи) товара в пользу продавца подлежит взысканию сумма задолженности.

2. В случае, если во внешнеэкономическом контракте предусмотрено взыскание неустойки за просрочку оплаты поставленного товара, указанная неустойка подлежит взысканию с виновной стороны.

3. Если истец не представил доказательств размера процентов, подлежащих взысканию с ответчика в силу ст. 78 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.), состав суда отказывает в удовлетворении требования о взыскании названных процентов.

4. Если коммерческие предприятия сторон договора международной купли-продажи товаров находятся в государствах, являвшихся на момент заключения договора участниками Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.), состав суда считает, что отношения сторон регулируются Венской конвенцией, и ее предписания применимы для разрешения спора.

5. По внешнеэкономической сделке, к которой применяются нормы Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г., в случае несогласования сторонами права, которое применяется к их сделке, применению подлежит закон места совершения сделки.

6. Если содержащаяся во внешнеэкономическом договоре арбитражная оговорка предусматривает разрешение могущих возникнуть из данного договора споров в международном коммерческом арбитраже при Торгово-промышленной палате страны-ответчика, Международный арбитражный суд при БелТПП обладает компетенцией разрешать такой спор, если ответчик является субъектом Республики Беларусь. Тем более, что ответчик выразил согласие на рассмотрение дела в Международном арбитражном суде при БелТПП.

7. Неточность наименования институционального арбитражного органа при Белорусской торгово-промышленной палате не влияет на подсудность спора Международному арбитражному суду при БелТПП, так как при Белорусской торгово-промышленной палате существует только один институциональный арбитражный орган.

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в помещении Международного арбитражного суда (г. Минск, ул. Я. Коласа, 65, к. 18) на заседаниях, которые состоялись 11 ноября 1998 г., 25 ноября 1998 г., 16 декабря 1998 г. и 27 января 1999 г., дело N 166/44-98 по иску компании «А» (Венгрия) к комбинату хлебопродуктов (Республика Беларусь) о взыскании 78591 долларов США установил:

Истец в исковом заявлении указал, что 10 ноября 1997 г. компания «А» заключила с комбинатом «Б» контракт на поставку ответчику фуражной кукурузы на сумму 49000 долларов США. По условиям контракта продавец отгрузил 356,06 метрических тонн кукурузы на сумму 49848,4 долларов США. Оплата за поставленную продукцию должна была быть произведена (п. 7.1 контракта) в течение 20 календарных дней с даты получения товара, то есть 28 декабря 1997 г. Однако на это время было оплачено только 8776 долларов США. Сумма основного долга составила 41072,4 доллара США. Согласно п. 8.3 контракта (в редакции Изменения N 1) за несвоевременную оплату покупателем выплачивается штраф в размере 0,15% от суммы задолженности за каждый день просрочки. Общая сумма штрафных санкций по состоянию на 15 сентября составляет 16080 долларов США. Истец также утверждал, что фирма «А» понесла убытки в результате невозможности рассчитаться в срок по кредиту, который был получен в банке Magyar Kulkereskedelmi Bank Rt. под данный контракт. Убытки из средней ставки по кредиту в 72% с 1 января 1998 г. по 15 сентября 1998 г. составили 21439 долларов США. На обращения в адрес комбината «Б» истец ответов не получил. В качестве применимого права истец предложил нормы Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. и законодательство Республики Беларусь, так как контракт был заключен в Республике Беларусь. На основании статей 74 и 78 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров истец просил взыскать с ответчика 78591 доллар США, в том числе 41072,4 доллара США основного долга, 16080 долларов США в виде неустойки и 21439 долларов США убытков, а также арбитражный сбор, уплаченный при возбуждении дела.

Подсудность дела Международному арбитражному суду при Белорусской торгово-промышленной палате подтверждается арбитражной оговоркой, содержащейся в п. 8.4 заключенного сторонами контракта от 10 ноября 1997 г., в силу которого: «Любые разногласия и споры, возникающие при выполнении настоящего контракта, решаются, если это возможно путем переговоров между сторонами. Если стороны не могут уладить разногласия мирным путем, то спорные вопросы передаются на рассмотрение в международный коммерческий арбитраж при Торгово-промышленной палате страны-ответчика. Решение арбитража является окончательным и обязательным для заинтересованных сторон».

Ответчик в своем отзыве на исковое заявление согласился на рассмотрение дела единоличным арбитром, предложенным истцом, и в соответствии со ст. 19 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП суд рассмотрел дело в составе единоличного арбитра, согласованного сторонами. В судебное заседание 11 ноября 1998 г. явились представители обеих сторон (доверенности от 16.01.1998 г. и от 10 ноября 1998 г. в материалах дела).

В судебном заседании представитель истца поддержал заявленные требования, а представитель ответчика — возражения, изложенные в отзыве на исковое заявление.

Представитель ответчика представил доказательства оплаты части основного долга в сумме 20000 долларов 17 и 21 сентября 1998 г., признал долг в сумме 21053 долларов США, просил состав суда уменьшить размер неустойки, применив ст. 74 Гражданского кодекса Республики Беларусь при взыскании неустойки с учетом сокращенного (6 месяцев) срока исковой давности. Представитель ответчика также указал на то, что справка о кредите не содержит информации о сумме кредита и о сделке, для которой он выдавался, а название фирмы не соответствует названию фирмы-поставщика, то есть истца по делу.

Кроме того, представитель ответчика просил суд согласно п. 9.1 контракта от 10 ноября 1997 г. признать существовавшие с 17.01.1998 г. по 31.07.1998 г. ограничения на удовлетворение заявок на торгах МБВБ, установленные Национальным банком Республики Беларусь, обстоятельствами форс-мажора и освободить комбинат «Б» от уплаты пени за несвоевременный расчет.

Рассмотрение дела откладывалось по взаимному согласию сторон с целью урегулирования спора, а также для представления дополнительных доказательств представителями истца.

В последующих судебных заседаниях присутствовали директор компании «А», директор и юрисконсульт комбината «Б». По требованию состава суда представителями истца был представлен расчет заявленных исковых требований, в котором взыскание 21439 долларов США обосновывалось уже не невозможностью рассчитаться по кредиту, а наличием убытков, так как истец обязан оплатить штраф за несвоевременную оплату купленного у словацко-венгерской фирмы «R» (C. P.O) товара (зерно кукурузы) по контракту от 12 ноября 1997 г. и поставленного затем истцом ответчику. В судебных заседаниях 25 ноября 1998 г. и 16 декабря 1998 г. представители истца представили дополнительные расчеты исковых требований, в которых увеличили размер штрафных санкций по контракту от 10 ноября 1997 г. до 18811,4 долларов США, а размер убытков до 27396,4 долларов США, однако арбитражный сбор в связи с общим увеличением исковых требований не оплатили.

Представители ответчика представили доказательства погашения основного долга и поддержали первоначальные возражения против иска, а на заседании 27 января 1999 г. сообщили суду о ликвидации комбината «Б» ввиду его слияния с производственным объединением «С» и созданием акционерного общества «К» — правопреемника комбината «Б». Заслушав представителей сторон, а также изучив представленные сторонами доказательства, суд считает установленным следующее. Стороны действительно заключили 10 ноября 1997 г. контракт, по которому компания «А» обязалась продать, а комбинат «Б» — купить кукурузу фуражную по цене 140 долларов США за тонну в объеме 350 метрических тонн на общую сумму 49000 долларов США. Истец отгрузил ответчику 356,06 метрических тонн кукурузы на сумму 49848,4 долларов США. В соответствии с п. 7.1 контракта в редакции Изменения N 1 к контракту от 10 ноября 1997 г. оплата должна была производиться в долларах США в течение 20 календарных дней с даты получения товара. Днем оплаты считается день перечисления эквивалента белорусских рублей на МБВБ. Ответчик до возбуждения истцом дела согласно заявлениям на перевод оплатил 17.12.1997 г. 8776 долларов США, 17.09.1998 г. — 10000 долларов США, 21.09.1998 г. — 10000 долларов США и во время рассмотрения дела 29.10.1998 г. — 553 доллара США и 03.12.1998 г. 20500 долларов США. Всего ответчиком оплачен основной долг на сумму 49829 и с ответчика в пользу истца подлежат взысканию 19,4 долларов США основного долга. Ст. 74 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.) предусматривает возмещение стороной, нарушившей договор, убытков в сумме, равной тому ущербу, включая упущенную выгоду, который понесен другой стороной, а ст. 78 названной Конвенции предусматривает за просрочку в уплате цены право на проценты с просроченной суммы без ущерба для любого требования о возмещении убытков. Ответчик допустил просрочку уплаты цены, однако требование истца о взыскании процентов за пользование кредитом в сумме 21439 долларов США является необоснованным.

Судом установлено, что кредит в банке Magyar Kulkereskedelmi Bank Rt. со средним банковским процентом, включая страховку в 72%, получал не истец, а словацко-венгерское предприятие «R». К тому же проценты с просроченной суммы по ст. 78 названной конвенции взыскиваются исходя из обычного среднего процента, который получил бы истец в месте своего нахождения. Однако доказательств о размере таких процентов истец суду не представил. Согласно ч. 1 ст. 212 ГК Республики Беларусь, если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, установлена неустойка (штраф, пеня), то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Согласно п. 8.3 контракта, заключенного сторонами (в редакции Изменения N 1) за несвоевременную оплату поставленной продукции согласно п. 7.1 контракта покупатель уплачивает штраф в размере 0,15% от суммы задолженности за каждый день просрочки. Взыскание убытков сверх неустойки не предусмотрено.

Суд считает необоснованными возражения ответчика о наличии форс-мажорных обстоятельств, исключающих его ответственность за просрочку, в виде ограничения на удовлетворение заявок на покупку валюты на торгах МБВБ с 17.01.1998 г. по 31.07.1998 г. не в силу характера этих ограничений, а по причине невыполнения ответчиком дополнительных условий (п. 9.2 контракта от 10 ноября 1997 г. о необходимости известить другую сторону о наступлении форс-мажорных обстоятельств и о подтверждении сведений о них Торговой палатой). Однако суд считает обоснованными возражения ответчика в части сроков и размера взыскания неустойки, так как согласно ст. 74 Гражданского кодекса Республики Беларусь для ее взыскания действует сокращенный 6-месячный срок. За 6 месяцев просрочки, исчисленной от даты возбуждения дела в суде (16.10.1998 г. согласно инвойсу N 402 об оплате арбитражного сбора), ответчик обязан уплатить следующие суммы неустойки: с 17.04.1998 г. по 17.09.1998 г. — 41072,4 x 0,15% x 154 = 9487,72 долларов США; с 18.09.1998 г. по 21.09.1998 г. — 31072,4 x 0,15% x 4 = 186,43 долларов США; с 22.09.1998 г. по 16.10.1998 г. — 21072,4 x 0,15% x 25 = 790,21 долларов США; а всего 10464,25 долларов США. Поэтому требования истца о взыскании штрафа в большем размере состав суда считает необоснованными. Истцом в судебном заседании 25 ноября 1998 г. было заявлено дополнительное требование о взыскании возможных убытков с ответчика, возникших из-за просрочки ответчика, вызвавшей просрочку истца перед словацко-венгерской фирмой «R» (S. P.O) в связи с покупкой у нее товара для истца и признано, что штраф за просрочку еще не оплачен. 16 декабря 1998 г. размер убытков был увеличен до 27396,4 долларов США, однако достаточных доказательств в обоснование размера убытков представлено не было.

В судебном заседании 27 января 1999 г. представители истца утверждали, что документы о всех расчетах между фирмой «R» (S. R.O) и истцом в ближайшее время представить не смогут. Состав суда считает, что дополнительное требование к заявленному иску о взыскании убытков в части, не покрытой неустойкой и вызванных просрочкой ответчика могло быть заявлено и рассмотрено судом согласно ст. 41 Регламента МАС при БелТПП. Однако в данном случае его рассмотрение повлечет неоправданную затяжку процесса и к тому же оно не оплачено арбитражным сбором. Поэтому суд не допускает его рассмотрение в данном процессе. Исходя из цены заявленных исковых требований в размере 78591 доллара США и единоличного состава суда, истцом был оплачен арбитражный сбор на сумму 2000,41 долларов США.

Ответчиком признана задолженность по основному долгу на сумму 28776 долларов США, что согласно ст. 44 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП означает признание обязанности на возврат понесенных в этой части истцом расходов по делу. Состав суда считает подлежащим взысканию 19,4 доллара США основного долга, 10464,25 долларов США штрафных санкций. С учетом суммы, признанной ответчиком и оплаченной до вынесения решения, это составляет 39259,65 долларов США или 50% заявленных требований. Поэтому в пользу истца подлежат взысканию с ответчика пропорционально удовлетворенным требованиям 50% арбитражного сбора или 1000,2 доллара США. Стороны в договоре не определили применимое право. Поэтому, помимо Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (1980 г.), подписанной как Республикой Беларусь, так и Венгрией, где находятся спорящие стороны, следует руководствоваться ч. 1 ст. 561 ГК Республики Беларусь, в соответствии с которой права и обязанности по внешнеторговой сделке определяются по законам места ее совершения, если иное не установлено соглашением сторон. А поскольку контракт был заключен в Республике Беларусь, подлежит применению и законодательство Республики Беларусь.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 54, 74 и 78 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.), ст. ст. 74, 212, 561 Гражданского кодекса Республики Беларусь, а также ст. ст. 3, 5, 19, 41, 44, 49 — 50, 70 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате состав суда решил:

Иск удовлетворить частично.

Взыскать с акционерного общества «К» (Республика Беларусь) в пользу компании «А» (Венгрия) 19,4 долларов США основного долга, 10464,25 долларов США штрафных санкций, 1000,2 долларов США в возврат расходов по оплате арбитражного сбора, а всего 11483,85 (одиннадцать тысяч четыреста восемьдесят три и восемьдесят пять сотых) долларов США.