Решение районного суда от 06.08.2015 «При отказе работника от продолжения работы с изменившимися существенными условиями труда трудовой договор прекращается по п

Название документа

Решение районного суда от 06.08.2015

«При отказе работника от продолжения работы с изменившимися существенными условиями труда трудовой договор прекращается по п. 5 ст. 35 Трудового кодекса Республики Беларусь»

Источник публикации

Документ опубликован не был

Примечание к документу

Текст документа

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

6 августа 2015 г.

ПРИ ОТКАЗЕ РАБОТНИКА ОТ ПРОДОЛЖЕНИЯ РАБОТЫ С ИЗМЕНИВШИМИСЯ СУЩЕСТВЕННЫМИ УСЛОВИЯМИ ТРУДА ТРУДОВОЙ ДОГОВОР ПРЕКРАЩАЕТСЯ ПО П. 5 СТ. 35 ТРУДОВОГО КОДЕКСА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

(Извлечение)

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Д. к частному производственному унитарному предприятию «Т» (далее — ЧПУП «Т»), С. о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании денежной компенсации за нецелесообразность восстановления на работе, изменении формулировки увольнения, взыскании компенсации морального вреда,

установил:

В исковом заявлении Д. указал, что с 01.08.2002 он работал электромехаником по ремонту и обслуживанию медицинского оборудования в ЧПУП «Т». 10.01.2014 с ним был заключен трудовой договор на неопределенный срок. С апреля 2015 года наниматель перестал предоставлять истцу работу, при этом высказывая намерения уволить истца за прогулы по п. 5 ст. 42 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее — ТК). В мае 2015 года Д. получил письменное уведомление от 19.05.2015, подписанное директором ЧПУП «Т» С., об изменении режима работы, на которое истец в письменной форме сообщил о своем несогласии. Истец полагает, что его увольнение по п. 5 ст. 35 ТК было произведено с нарушением законодательства и просит суд взыскать средний заработок за время вынужденного прогула с 01.04.2015 по день восстановления на работе, взыскать денежную компенсацию за нецелесообразность восстановления на работе в размере десятикратного среднего заработка, изменить формулировку увольнения в связи с фактически установленными обстоятельствами, взыскать компенсацию морального вреда в размере 6 300 300 руб.

В судебном заседании истец Д. исковые требования поддержал в полном объеме по основаниям, изложенным в заявлении.

Представитель ответчика ЧПУП «Т» Б., действующий на основании договора о передаче полномочий от 27.05.2015, в судебном заседании иск не признал, пояснив, что увольнение Д. было произведено в соответствии с нормами законодательства.

Ответчик С. в судебное заседание не явилась, предоставила заявление с просьбой рассматривать дело в свое отсутствие.

Заслушав юридически заинтересованных в исходе дела лиц, исследовав письменные материалы дела, суд приходит к выводу о том, что требования Д. удовлетворению не подлежат ввиду своей необоснованности.

К изложенным в решении выводам суд пришел по нижеследующим основаниям.

Согласно ст. 32 ТК в связи с обоснованными производственными, организационными или экономическими причинами наниматель имеет право в порядке, предусмотренном указанной статьей, изменить существенные условия труда работника при продолжении им работы по той же специальности, квалификации или должности, определенных в трудовом договоре.

Существенными условиями труда признаются системы и размеры оплаты труда, гарантии, режим работы, разряд, наименование профессии, должности, установление или отмена неполного рабочего времени, совмещение профессий и другие условия, устанавливаемые в соответствии с ТК.

При отказе работника от продолжения работы с изменившимися существенными условиями труда трудовой договор прекращается по п. 5 ст. 35 ТК.

В соответствии со ст. 35 ТК трудовой договор может быть прекращен только по основаниям, предусмотренным ТК. Одним из указанных оснований является отказ работника от продолжения работы в связи с изменением существенных условий труда.

Пункт 3.2 Декрета Президента Республики Беларусь от 15.12.2014 N 5 «Об усилении требований к руководящим кадрам и работникам организаций» предоставляет руководителям организаций право изменять существенные условия труда работника в связи с обоснованными производственными, организационными или экономическими причинами, предупредив об этом его письменно не позднее чем за семь календарных дней.

В судебном заседании установлено, что 21.05.2015 истцу было предъявлено письменное уведомление об изменении существенных условий труда в части установления неполного рабочего времени с переводом на однодневную рабочую неделю.

26.05.2015 Д. письменно сообщил руководителю организации о своем несогласии с установлением неполного рабочего времени путем внесения соответствующей записи в бланк самого уведомления и проставлением личной подписи.

В судебном заседании истец также не оспаривал того факта, что с переводом на однодневную рабочую неделю он был не согласен.

Приказом руководителя ЧПУП «Т» от 01.06.2015 Д. был уволен с работы по п. 5 ч. 2 ст. 35 ТК за отказ от продолжения работы в связи с изменением существенных условий труда.

Исследовав имеющиеся по делу доказательства, суд считает, что нанимателем была соблюдена процедура увольнения по п. 5 ст. 35 ТК.

Так, согласно штатному расписанию на 2015 год в состав работников предприятия, занятых в сфере производства (выполнения работ), входили 4 человека, три из которых были уволены с 30.01.2015 по собственному желанию.

Единственным работником ЧПУП «Т», с которым трудовые отношения не были прекращены, являлся истец Д.

Кроме того, предоставленные суду сведения о валовой выручке ЧПУП «Т» за 2014 — 2015 годы подтверждают прогрессивное снижение прибыли организации на протяжении указанного периода.

Таким образом, суд считает, что у нанимателя действительно имелись производственные, экономические и организационные причины для изменения существенных условий труда работнику, о чем и было указано в уведомлении истца.

Полагая свое увольнение незаконным, Д. требований о восстановлении на работе не заявлял, просил суд заменить восстановление на работе выплатой десятикратного среднемесячного заработка.

Вместе с тем, согласно ч. 2 ст. 243 ТК, если суд посчитает невозможным или нецелесообразным восстановление работника по причинам, не связанным с совершением виновных действий работником, он имеет право предложить и, с согласия работника, возложить на нанимателя обязанность выплатить работнику возмещение в размере десятикратного среднемесячного заработка.

Таким образом, ч. 2 ст. 243 ТК применяется, если:

— суд пришел к выводу о невозможности или нецелесообразности восстановления работника на работе (если, например, предприятие ликвидировано; если к моменту вынесения решения по делу работник работает в другой организации или на место уволенного работника принят другой работник и т. п.);

— увольнение не связано с совершением работником виновных действий;

— предложение о такой замене исходит от суда. Истец не вправе заявлять требования о замене восстановления на работе на возмещение в размере десятикратного заработка;

— имеется согласие работника на замену.

Также в судебном заседании установлено, что с 01.04.2015 и до момента увольнения истец на работу не выходил (подтверждается табелями учета рабочего времени), заработная плата ему не начислялась. В адрес истца неоднократно направлялись письма с просьбой представить документы, подтверждающие причину отсутствия Д. на рабочем месте.

Таким образом, суд находит исковые требования Д. о взыскании в его пользу среднего заработка за период с 01.04.2015 не основанными на законе и удовлетворению не подлежащими.

Так, по смыслу трудового законодательства вынужденным прогулом считается время, в течение которого работник по вине нанимателя не выполняет трудовую функцию.

Поскольку в судебном заседании истец указал, что на работу он не выходил в связи с непредоставлением работы самим нанимателем, указанные обстоятельства нельзя считать вынужденным прогулом, влекущим выплату работнику среднего заработка.

В судебном заседании было также установлено, что окончательный расчет с истцом был произведен не в день его увольнения (01.06.2015), а только 26.06.2015, в связи с чем в судебном заседании истцу разъяснялось его право заявления дополнительных исковых требований, связанных с несвоевременной выплатой окончательного расчета, однако данным правом Д. не воспользовался.

При этом ст. 273 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК) предписывает, что суд рассматривает дело лишь в пределах заявленного искового требования. В соответствующих случаях судья обязан разъяснить истцу его право заявить дополнительные требования. Однако проводить по собственной инициативе судебное разбирательство в отношении незаявленного требования суд может лишь в случаях, прямо предусмотренных настоящим Кодексом и другими актами законодательства.

В судебном заседании также не установлено правовых оснований для изменения формулировки увольнения Д. с п. 5 ст. 35 ТК. Истец просил суд самостоятельно установить основания для расторжения трудового договора и применить их.

Исковые требования в указанной истцом формулировке не могут быть разрешены судом, поскольку именно на истца возложена обязанность по формированию своей процессуальной позиции по иску.

Судом установлено, что процедура увольнения по иным (кроме п. 5 ст. 35 ТК) основаниям между Д. и ЧПУП «Т» в предусмотренном трудовым законодательством порядке не инициировалась. Достоверных доказательств обратного суду представлено не было.

Отказывая в удовлетворении требований истца о компенсации морального вреда, суд исходил из следующего.

Статья 246 ТК предусматривает, что в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд вправе по требованию работника вынести решение о возмещении морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер морального вреда определяется судом.

Поскольку указанных оснований для возмещения морального вреда в ходе судебного заседания установлено не было, соответствующие исковые требования Д. суд считает необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Судом также установлено, что Д. состоял в трудовых отношениях непосредственно с ЧПУП «Т», которое в силу ст. ст. 44, 45 Гражданского кодекса Республики Беларусь является самостоятельным участником гражданских и трудовых правоотношений.

С С., к которой Д. изначально предъявил иск, истец в трудовых отношениях никогда не состоял, что является самостоятельным основанием к отказу в иске к данному ответчику.

Согласно подп. 1.6.1 п. 1.6 ч. 1 ст. 257 Налогового кодекса Республики Беларусь граждане по индивидуальным трудовым спорам освобождаются от государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах. На основании ст. 142 ГПК судебные расходы, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика в доход государства пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 302 — 306 ГПК, суд

решил:

В удовлетворении исковых требований Д. к ЧПУП «Т», С. — отказать в полном объеме.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в областной суд через районный суд в течение 10 дней со дня его оглашения.