Решение районного суда от 24.08.2015

Название документа: Решение районного суда от 24.08.2015

Обстоятельства: Жилое помещение, приватизированное совместно проживающими супругами, является их общей совместной собственностью, если оба супруга участвуют в приватизации этого помещения (в том числе денежными средствами, принадлежащими им на праве общей совместной собственности)

РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

24 августа 2015 г.

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К. к Г. о разделе квартиры,

установил:

Истец в исковом заявлении суду и в судебном заседании указал, что с 1978 года состоял с ответчицей в зарегистрированном браке, который был расторгнут решением суда от 06.04.2012. В период брака ими с учетом именных приватизационных чеков «Жилье», приобретенных за счет общих денежных средств и оформленных на имя ответчицы, была приватизирована по договору приватизации от 28.11.2004 двухкомнатная квартира, расположенная по адресу: г. П., ул. М., в которой они проживали. Право собственности на квартиру зарегистрировано за ответчицей. Указанная квартира является их общей совместной собственностью. В добровольном порядке ответчица решить вопрос о разделе спорного жилого помещения отказывается. В настоящее время его вещи находятся в комнате площадью 13,5 кв. м, а вещи ответчицы — в комнате площадью 16,8 кв. м. В связи с чем просил разделить квартиру в доме по ул. М. в г. П. общей площадью 49,5 кв. м и выделить ему на праве собственности жилую комнату размером 13,5 кв. м с прилегающей лоджией, а ответчице — жилую комнату размером 16,8 кв. м; подсобные помещения в квартире общей площадью 19,2 кв. м (кухня, коридор, встроенный шкаф, ванная, туалет) оставить в общем пользовании и общей долевой собственности; изменить доли в общей собственности и признать за ним право на 47/100 долей в праве собственности на спорную квартиру, за ответчицей — на 53/100 доли в праве собственности; взыскать с ответчицы в его пользу понесенные по делу судебные расходы, а также денежную компенсацию за превышение выделяемой в натуре доли в праве собственности на квартиру над идеальной долей исходя из рыночной оценки квартиры. Суду пояснил, что в случае выделения в собственность ответчицы жилой комнаты площадью 13,5 кв. м с прилегающей лоджией компенсация за превышение выделяемой в натуре доли в праве собственности на квартиру над идеальной долей в пользу ответчицы подлежит взысканию исходя из оценочной стоимости квартиры.

Ответчица в судебном заседании заявленные исковые требования не признала в полном объеме, суду пояснила, что спорная квартира была приватизирована ею за чеки «Жилье», которые были частично приобретены ею за ее денежные средства, а частично подарены ей ее племянницей Л. Истец не желал принимать участия в приватизации, в нотариальной конторе подписал отказ от участия в приватизации. Ранее принадлежавшие им чеки порвал. В связи с чем она являлась единственным участником приватизации и спорная квартира принадлежит на праве собственности только ей. В случае если суд придет к выводу о необходимости раздела спорной квартиры, просила выделить в ее собственность жилую комнату площадью 16,8 кв. м, а истцу — жилую комнату площадью 13,5 кв. м с прилегающей лоджией, поскольку в большей комнате находятся ее вещи, а в меньшей — вещи истца, последний повесил на нее замок.

Представитель ответчицы — адвокат С. исковые требования в судебном заседании не признал, поддержав доводы ответчицы. Суду пояснил, что факт неучастия истца в приватизации спорной квартиры подтверждается условиями договора приватизации, нотариально удостоверенным заявлением истца от 28.12.2004 о даче согласия на приватизацию без его участия с разъяснением ему последствий такого заявления, а также тем, что приватизация была произведена только с учетом именных приватизационных чеков «Жилье», оформленных на имя ответчицы. Ни договор приватизации от 28.12.2004, ни отказ от участия в приватизации от 28.12.2004 не были оспорены истцом, в связи с чем им пропущен срок исковой давности. В случае если суд придет к выводу о необходимости раздела спорной квартиры, полагает, что в собственность ответчицы подлежит выделению жилая комната размером 16,8 кв. м, а истцу — жилая комната размером 13,5 кв. м с прилегающей лоджией, поскольку между сторонами сложился соответствующий порядок пользования жилыми комнатами, а при определении размера компенсации за превышение выделяемой в натуре доли в праве собственности на квартиру над идеальной долей ответчицы необходимо учитывать стоимость лоджии, которая будет находиться только в собственности и пользовании истца.

Представитель третьего лица — РУП «Агентство по государственной регистрации и земельному кадастру» — в судебное заседание не явился, о дне и времени судебного заседания извещен надлежаще, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Заслушав истца, ответчицу и ее представителя — адвоката С., исследовав письменные материалы дела, суд приходит к выводу о необходимости раздела спорной квартиры и изменения долей в праве собственности на нее со взысканием в пользу истца с ответчицы денежной компенсации в связи с отступлением от идеальных долей в праве собственности на жилое помещение в сумме 10 290 500 руб. по следующим основаниям.

В судебном заседании установлено, что истец и ответчица с 08.02.1978 состояли в зарегистрированном браке, который был расторгнут решением суда от 06.04.2012, что подтверждается копией свидетельства о браке и копией решения суда от 06.04.2012. В период брака (28.12.2004) между горисполкомом и ответчицей был заключен договор, в соответствии с которым ответчица купила квартиру, расположенную в г. П. по ул. М., состоящую из двух жилых комнат, общей площадью по СНБ 51,2 кв. м, жилой площадью 30,3 кв. м со всеми коммунальными удобствами (далее — спорная квартира). Указанная квартира была в соответствии с условиями договора от 28.12.2004 продана в собственность ответчицы с учетом именных приватизационных чеков «Жилье» на общую сумму 970 руб., переоформленных по заявлениям в ОАО «Сберегательный банк «Беларусбанк», а остаточная стоимость квартиры после зачета проиндексированных чеков «Жилье» составила 0 руб.

В судебном заседании ответчица пояснила, что часть чеков «Жилье», вложенных в приватизацию спорной квартиры, была приобретена ею за собственные денежные средства, истец в то время не работал, а часть чеков «Жилье» была подарена ей ее племянницей Л.

Согласно ст. 23 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье (далее — КоБС) имущество, нажитое супругами в период брака, независимо от того, на кого из супругов оно приобретено либо на кого или кем из супругов внесены денежные средства, является их общей совместной собственностью; супруги имеют равные права владения, пользования и распоряжения этим имуществом, если иное не предусмотрено Брачным договором; супруги пользуются равными правами на совместно нажитое имущество и в том случае, если один из них в период брака был занят ведением домашнего хозяйства, уходом за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного заработка (дохода), если иное не предусмотрено Брачным договором.

Доводы ответчицы о том, что часть чеков «Жилье» была приобретена ею за ее денежные средства и, следовательно, принадлежала только ей, ничем по делу не подтверждаются и, кроме того, противоречат положениям ст. 23 КоБС, поскольку чеки «Жилье» приобретались во время брака между истцом и ответчицей, а денежные средства, зарабатываемые супругами, являются их общей совместной собственностью.

Объяснения ответчицы о том, что часть чеков «Жилье», вложенных в приватизацию спорной квартиры, была подарена ей ее племянницей Л., опровергаются исследованными по делу доказательствами. Так, истец суду пояснил, что все чеки были приобретены им и ответчицей за их общие денежные средства, для чего они вместе ходили в банк. Из копий именных приватизационных чеков «Жилье», с учетом которых была продана спорная квартира, видно, что чеки на сумму 470 руб. в количестве 5 штук были переоформлены на ответчицу по заявлению А. от 13.11.2004, чеки на сумму 200 руб. в количестве 2 штук — по заявлению И. от 12.11.2004, чек на сумму 300 руб. — по заявлению О. от 11.11.2004. Указанные обстоятельства исключают дарение указанных чеков ответчице ее племянницей Л., поскольку ни один из них не переоформлен на ответчицу по заявлению Л., владельцами указанных чеков являлись другие лица, по заявлению которых и производилось их переоформление на ответчицу.

Согласно ч. 2 ст. 7 Закона Республики Беларусь от 16.04.1992 N 1593-XII «О приватизации жилищного фонда в Республике Беларусь» (далее — Закон о приватизации), регулировавшего вопросы приватизации жилья на момент приватизации спорной квартиры, жилое помещение (доля в таком помещении), приватизированное совместно проживающими супругами, является их общей совместной собственностью, если оба супруга участвуют в приватизации этого помещения (в том числе денежными средствами, принадлежащими им на праве общей совместной собственности).

Из исследованных по делу доказательств следует, что в приватизации спорной квартиры участвовали и истец, и ответчица, поскольку приватизация осуществлялась за счет чеков «Жилье», приобретенных ими во время брака за общие денежные средства, истец и ответчица на момент приватизации спорной квартиры совместно проживали в ней, что никем из них не оспаривалось в судебном заседании и подтверждается данными поквартирной карточки. В связи с чем спорное жилое помещение в соответствии с положениями ч. 2 ст. 7 Закона о приватизации и ст. 23 КоБС является их общей совместной собственностью. Ссылки ответчицы и ее представителя — адвоката С. на заявление истца от 28.12.2004, в котором он дал согласие на приватизацию спорной квартиры ответчицей без его участия в приватизации с сохранением за ним проживания в квартире, судом не могут быть приняты в подтверждение обоснованности позиции ответчицы, поскольку фактически истец принял участие в приватизации спорного жилого помещения и, соответственно, правовых последствий в виде утраты им права совместной с ответчицей собственности на спорное жилое помещение его заявление не влечет.

Согласно чч. 1 и 3 ст. 24 КоБС в случае раздела имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, их доли признаются равными, если иное не предусмотрено Брачным договором; суд вправе отступить от признания долей равными, учитывая интересы несовершеннолетних и нуждающихся в помощи нетрудоспособных совершеннолетних детей или заслуживающие внимания интересы одного из супругов; доля одного из супругов, в частности, может быть увеличена, если другой супруг уклонялся от трудовой деятельности или расходовал общее имущество в ущерб интересам семьи. В случае, когда одному из супругов передаются предметы, стоимость которых превышает причитающуюся долю, другому супругу присуждается соответствующая денежная компенсация.

При разделе спорной квартиры суд исходил из того, что на основании указанных выше положений КоБС истцу и ответчице в спорном жилом помещении принадлежит по 1/2 доле каждому. Определяя, какая из двух жилых комнат подлежит выделению в собственность истца, а какая — в собственность ответчицы, суд исходил из фактически сложившегося между ними порядка пользования спорной квартирой. Как следует из объяснений сторон в судебном заседании, истец занимает меньшую комнату площадью 13,5 кв. м, в ней располагаются его вещи, в том числе выделенные на его долю судом при разделе имущества, истец повесил на нее замок, а ответчица занимает большую комнату площадью 16,8 кв. м, в ней находятся вещи, выделенные при разделе имущества на ее долю, она также повесила на нее замок. В связи с чем в собственность истца судом выделена жилая комната площадью 13,5 кв. м с прилегающей к ней лоджией, а в собственность ответчицы — жилая комната площадью 16,8 кв. м; подсобные помещения общей площадью 19,2 кв. м (кухня — 7 кв. м, коридор — 8,4 кв. м, встроенный шкаф — 0,5 кв. м, ванная — 2,2 кв. м, туалет — 1,1 кв. м) оставлены в общем пользовании и общей долевой собственности истца и ответчицы — по 1/2 доле в подсобных помещениях у каждого; доли сторон в праве общей собственности изменены и за истцом признано право на 47/100 долей в праве собственности на спорную квартиру, за ответчицей — на 53/100 доли в праве собственности на ту же квартиру. Поскольку выделенная ответчице доля в праве собственности на спорную квартиру превышает размер ее идеальной доли, с нее в пользу истца взыскана денежная компенсация в сумме 10 290 500 руб. При определении размера компенсации суд исходил из рыночной стоимости квартиры, равной 658 592 000 руб., определенной согласно заключению об оценке КУП «Центр предпринимательства и недвижимости», обоснованность которого ничем по делу не опровергается, а также учел, что в собственность истца выделена жилая комната с прилегающей к ней лоджией, стоимость которой согласно сообщению КУП «Центр предпринимательства и недвижимости» от 07.08.2015 составляет 21 867 313 руб.

Размер взысканной в пользу истца компенсации определен судом следующим образом:

  • на долю истца приходится 23,1 кв. м в спорном жилом помещении, на долю ответчицы — 26,4 кв. м;
  • стоимость 1 кв. м спорной квартиры составляет 12 863 125 руб., стоимость лоджии, выделенной истцу, — 21 867 313 руб.;
  • стоимость реальной доли истца с учетом лоджии составляет 319 005 500 руб. (21,3 кв. м х 12 863 125 руб.) + 21 867 313 руб.), реальной доли ответчицы — 339 586 500 руб.;
  • компенсация за разницу в долях составляет 10 290 500 руб. ((339 586 500 руб. — 319 005 500 руб.) / 2 = 10 290 050 руб.).

Возражая против удовлетворения заявленных исковых требований, представитель ответчицы С. указал на пропуск истцом срока исковой давности для обращения в суд. С данными доводами представителя ответчицы суд не соглашается по следующим основаниям. Согласно ч. 5 ст. 24 КоБС для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, устанавливается трехлетний срок исковой давности. Брак между истцом и ответчицей расторгнут по решению суда от 06.04.2012, с настоящим иском о разделе квартиры истец обратился в суд 09.02.2015. Кроме того, как видно из материалов дела, с момента приобретения спорной квартиры (как до расторжения брака, так и после его расторжения) истец свободно осуществлял правомочия владения и пользования спорной квартирой, поскольку был зарегистрирован и проживал в ней, его права общей совместной собственности с ответчицей на спорную квартиру не нарушались, следовательно, говорить об истечении сроков исковой давности для обращения в суд с требованием о ее разделе оснований не имеется.

Поскольку требования истца удовлетворены, с ответчицы в его пользу на основании положений ст. 116, 124, 135 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК) взысканы понесенные по делу судебные расходы в общей сумме 5 408 650 руб., в том числе по уплате государственной пошлины 3 397 050 руб., по оплате оценки спорной квартиры 1 061 600 руб., по оплате услуг адвоката с учетом сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение, 950 000 руб.

Руководствуясь ст. 300, 302, 306, 310 ГПК, суд

решил:

Разделить жилые комнаты в квартире дома по ул. М. в г. П. общей площадью 49,5 кв. м и выделить на праве собственности К. жилую комнату размером 13,5 кв. м с прилегающей лоджией, а Г. выделить на праве собственности жилую комнату размером 16,8 кв. м.

Подсобные помещения в квартире дома по ул. М. в г. П. общей площадью 19,2 кв. м (кухня — 7 кв. м, коридор — 8,4 кв. м, встроенный шкаф — 0,5 кв. м, ванная — 2,2 кв. м, туалет — 1,1 кв. м) оставить в общем пользовании и общей долевой собственности К. и Г. — по 1/2 доле в подсобных помещениях у каждого.

Изменить доли К. и Г. в общей собственности и признать за К. право на 47/100 долей в праве собственности на квартиру в доме по ул. М. в г. П., за Г. — на 53/100 доли в праве собственности на ту же квартиру.

Взыскать с Г. в пользу К. денежную компенсацию в связи с отступлением от идеальных долей в праве собственности на жилое помещение в сумме 10 290 500 руб.

Взыскать с Г. в пользу К. понесенные по делу судебные расходы в сумме 5 408 650 руб.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в областной суд через районный суд в течение 10 дней со дня его оглашения.