Решение районного суда от 24.11.2014

Обстоятельства: Физическое лицо, совершившее административное правонарушение, признанное виновным и подлежащее административной ответственности, обязано возместить вред, причиненный административным правонарушением

РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 24 ноября 2014 г.

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К. к А. о взыскании денежной компенсации морального вреда,

установил:

К. обратилась в суд с иском к А. о взыскании денежной компенсации причиненного морального вреда, указав, что А. 19 августа 2014 г. в 20.12, находясь в г. Г. по ул. И., со своего мобильного телефона на ее мобильный телефон прислала СМС-сообщение оскорбительного содержания, чем унизила ее честь и достоинство.

По данному факту совершения правонарушения А. согласно постановлению районного суда от 25 сентября 2014 г. признана виновной в оскорблении (умышленном унижении чести и достоинства личности, выраженном в неприличной форме), то есть в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 9.3 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП), и подвергнута административному взысканию в виде штрафа в размере двух базовых величии, что составляет 300 000 руб.

Противоправными действиями ответчицы ей причинен моральный вред.

Согласно ст. 7.8 КоАП физическое лицо, совершившее административное правонарушение, или юридическое лицо, признанное виновным и подлежащее административной ответственности, обязаны возместить вред, причиненный административным правонарушением.

В соответствии со ст. 152 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) моральный вред выражается в физических и нравственных страданиях.

В связи с происшедшим она понесла не только нравственные, но и физические страдания, которые выразились в обострении имеющихся у нее хронических заболеваний, что вызывает необходимость обращения за медицинской помощью.

Свои нравственные и физические страдания она оценивает в 3 000 000 руб.

При составлении данного искового заявления она воспользовалась услугами адвоката, в связи с чем понесла материальные затраты, которые для нее являются необходимыми.

На основании ст. 152, ч. 2 ст. 970 ГК, ст. 7.8 КоАП, постановления Пленума Верховного суда Республики Беларусь N 7 от 28 сентября 2000 г. «О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда» с изменениями и дополнениями К. просит взыскать с А. денежную компенсацию причиненного морального вреда в размере 3 000 000 руб., расходы по оказанию юридической помощи в размере 1 000 000 руб., расходы по оплате государственной пошлины в сумме 450 000 руб.

В судебном заседании представитель истца по доверенности адвокат Х. поддержал заявленные исковые требования по изложенным в заявлении основаниям, дополнив, что после нанесенного оскорбления К. обращалась к врачу, о чем имеется медицинская справка. При определении денежной компенсации причиненного морального вреда просил учесть материальное положение истицы, а именно то, что за ней зарегистрирована трехкомнатная квартира по ул. В. в г. Г., заработная плата К. составляет около 6 000 000 руб. в месяц.

Ответчик А. в суде иск о возмещении морального вреда признала частично и пояснила, что стала общаться с К. с февраля 2014 года, так как они учредили ООО «Н». Собранием учредителей директором предприятия был назначен муж истицы.

В процессе деятельности общества у них возникли разногласия. Она попросила К. дать для ознакомления учредительные документы, на что та ответила отказом.

В августе 2014 года она позвонила директору ООО «Н» В., мужу истицы, и предложила встретиться для обсуждения вопросов деятельности общества. При этом трубку телефона подняла К. В ходе разговора В. стал ругаться на ее мужа и отказался от встречи. После разговора она на своем телефоне набрала текст СМС оскорбительного содержания и направила его на телефон К. Ей пришел отчет о доставке СМС.

25 сентября 2014 г. она была привлечена к административной ответственности за оскорбление. Постановление не обжаловала, так как вину свою признала.

С размером денежной компенсации морального вреда не согласна, считает его чрезмерно высоким. Перед К. она извинилась.

При определении денежной компенсации морального вреда просит учесть, что у нее на иждивении находятся трое несовершеннолетних детей: М., 1 сентября 2006 года рождения, А., 29 октября 2007 года рождения, А., 1 ноября 2011 года рождения, она не работает. Алименты на содержание детей не получает.

Выслушав ответчика, представителя истца, исследовав письменные доказательства, обозрев материалы административного дела, суд находит заявленные К. требования о возмещении морального вреда обоснованными и подлежащими удовлетворению.

При вынесении решения по делу суд исходил из следующего.

В соответствии со ст. 7.8 КоАП физическое лицо, совершившее административное правонарушение, или юридическое лицо, признанное виновным и подлежащее административной ответственности, обязаны возместить вред, причиненный административным правонарушением.

Согласно ст. 152 ГК, если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законодательством, гражданин вправе требовать от нарушителя денежную компенсацию указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В судебном заседании установлено, что постановлением судьи районного суда от 25 сентября 2014 г. А. была привлечена к административной ответственности по ст. 9.3 КоАП к штрафу в размере 300 000 руб. за то, что 19 августа 2014 г. в 20.12 по ул. И., используя СМС-сообщение, оскорбила К. в неприличной форме, унизив ее честь и достоинство.

Ответчик А. в суде пояснила, что постановление о привлечении к административной ответственности она не обжаловала, так как вину в совершении административного правонарушения признала.

Согласно выписке из медицинских документов от 20 ноября 2014 г. областной клинической поликлиники, К. обращалась в больницу 22 сентября 2014 г. с диагнозом СВД по смешанному типу, 14 ноября 2014 г. — СВД по смешанному типу, астено-невротический синдром.

В исковом заявлении К. указала, что оскорбление, нанесенное ей А., вызвало обострение имеющихся у нее хронических заболеваний и обращение за медицинской помощью. Данное обстоятельство в суде подтвердил и представитель истца по доверенности адвокат Х., пояснив также, что нравственные страдания выразились в психологических переживаниях К. в связи с оскорблением со стороны А.

Ответчик А. не представила доказательств, опровергающих эти доводы.

Таким образом, по мнению суда, виновными действиями А. К. были причинены нравственные и физические страдания в результате оскорбления.

Оценив исследованные доказательства в совокупности, суд приходит к убеждению о наличии у К. права на возмещение морального вреда в денежном выражении.

Согласно ч. 2 ст. 970 ГК размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

В соответствии с п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь с целью обеспечения требований разумности и справедливости для каждого конкретного случая суду необходимо учитывать степень нравственных и физических страданий потерпевшего исходя из тяжести (значимости) для него наступивших последствий и их общественной оценки. В зависимости от характера спорного правоотношения следует учитывать обстоятельства причинения морального вреда, возраст потерпевшего, состояние его здоровья, условия жизни, материальное положение и иные индивидуальные особенности.

С учетом обстоятельств причинения морального вреда, а именно, что оскорбление было нанесено в связи с наличием у сторон конфликтной ситуации, степени физических и нравственных страданий потерпевшей, приведшей к ее обращению за медицинской помощью, наличия у ответчика на иждивении трех несовершеннолетних детей и нахождения ее в социальном отпуске, материального положения сторон, требований разумности и справедливости, суд приходит к убеждению, что размер денежной компенсации причиненного К. морального вреда следует определить в 700 000 руб.

К. заявлены требования о взыскании с ответчика расходов по оплате юридических услуг в сумме 1 000 000 руб., помощи представителя в сумме 1 200 000 руб., комиссионных банку — 24 000 руб., расходов по оплате государственной пошлины в сумме 450 000 руб.

В качестве документов, подтверждающих понесенные расходы, К. представлены: кассовый чек от 3 ноября 2014 г. на уплату государственной пошлины в сумме 450 000 руб., квитанция от 28 октября 2014 г. областной коллегии адвокатов об оплате услуг за составление искового заявления на сумму 1 000 000 руб., кассовый чек от 19 ноября 2014 г. об оплате за оказание юридической помощи в сумме 1 200 000 руб. и комиссионное вознаграждение банку в сумме 24 000 руб.

Согласно ч. 1 ст. 135 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК) стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства.

Поскольку истцом доказано право на возмещение морального вреда, а вопрос о размере денежной компенсации морального вреда находится в компетенции суда, с А. в пользу К. подлежат взысканию в полном объеме понесенные ею расходы по уплате государственной пошлины в сумме 450 000 руб., за составление искового заявления в сумме 1 000 000 руб., комиссионное вознаграждение банку в сумме 24 000 руб.

Согласно ст. 124 ГПК стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возмещение понесенных ею расходов по оплате помощи представителя за счет другой стороны исходя из сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение.

При определении подлежащих взысканию с ответчика расходов по оплате помощи представителя суд учитывает, что адвокатом Х. в рамках договора на оказание юридической помощи 18 ноября 2014 г. был сделан запрос в учреждение «Гомельская областная клиническая поликлиника», который представлен в суд вместе с ответом.

Кроме того, представитель истца в первом же судебном заседании без заявления ходатайства об отложении дела представил информацию о материальном положении истца, достоверность которой не вызвала сомнений у ответчика и суда.

Ответчик в суде иск о возмещении морального вреда признала частично, привела свои возражения, что свидетельствует о достаточной сложности рассматриваемого в суде спора.

Таким образом, с учетом сложности дела, времени, затраченного на его рассмотрение, а также профессиональной работы представителя истца, позволившей рассмотреть дело в первом судебном заседании, что избавило стороны от дополнительных расходов, суд считает, что расходы по оплате помощи представителя в сумме 1 200 000 руб. подлежат взысканию с А. в пользу К. в полном объеме.

Руководствуясь ст. ст. 301 — 306 ГПК, суд

решил:

Взыскать с А. в пользу К. в возмещение причиненного морального вреда 700 000 руб., в возмещение расходов по оплате юридических услуг — 1 000 000 руб., помощи представителя — 1 200 000 руб., комиссионных банку — 24 000 руб., по уплате государственной пошлины в сумме 450 000 руб., а всего — 3 374 000 руб.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в кассационном порядке в областной суд через суд в течение десяти суток со дня вынесения или в тот же срок со дня вручения кассатору по его требованию этого решения с мотивировочной частью.