Совокупность обстоятельств, подтверждающих оставление перевозчиком транспортного средства без присмотра и повлекших хищение груза путем прямого доступа к транспортному средству, не освобождает перевозчика от ответственности за утрату груза

Производственно-коммерческое общество с ограниченной ответственностью обратилось в суд с иском к частному унитарному предприятию о взыскании 437271 рос.руб. убытков.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика суд привлек к участию в дело перевозчика — транспортное предприятие.

Обстоятельства дела.

По договору транспортной экспедиции от 16.09.2014, заключенному между сторонами, на основании заявки от 12.03.2012 ответчик принял на себя обязательства оказать истцу услуги по перевозке груза (краски в бочках стоимостью 437271 рос.руб.) из д. Г (Республика Беларусь) в г. М (Российская Федерация).

На основании заключенного ответчиком договора на транспортно-экспедиционное обслуживание и перевозку грузов от 15.12.2013 N 488П к перевозке груза истца было привлечено третье лицо — транспортное предприятие.

Груз по СМR-накладной был принят транспортным предприятием к перевозке и доставлен в г. М.

Вместе с тем в месте доставки груз уполномоченным лицам грузополучателя передан не был, поскольку был похищен.

На основании изложенного истец обратился в суд с иском, в котором просит взыскать с ответчика 437271 рос.руб. убытков.

Показания свидетеля.

Опрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля водитель третьего лица (лицо, непосредственно перевозившее груз) по существу спора пояснил, что по указанию своего руководителя принял груз к перевозке. При погрузке груза от грузоотправителя были получены инструкции, что груз необходимо доставить в г. М в любое время. В г. М по факту доставки груз подлежал перегрузке на г. С. По прибытии на место разгрузки (примерно около 2 часов ночи) на территорию складов грузополучателя груз допущен не был. Охранник предложил подождать до утра. Утром до открытия складов по месту разгрузки прибыл человек, который представился грузополучателем и в беседе предложил перегнать машину на другую стоянку для перегрузки. После того как машина была перемещена на другую стоянку, свидетель с «грузополучателем» вместе с документами поехали в офис в г. М. По прибытии в г. М свидетель вышел из такси, а «грузополучатель» скрылся в неизвестном направлении. Документов у представившегося грузополучателем лица свидетель не проверял. Груз в машине следовал неопечатанным, без замков.

Решение суда.

Согласно пункту 1 статьи 755 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) по договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента — грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза.

Как усматривается из материалов дела, в соответствии с условиями договора транспортной экспедиции от 16.09.2014 истец поручил, а ответчик принял на себя обязательства по перевозке принадлежащего истцу груза по маршруту: д. Г (Республика Беларусь) — ООО «В», г. М, Российская Федерация.

Доводы ответчика о том, что стороны не вступили в правоотношения по перевозке груза, т.к. заявка не содержала всех необходимых реквизитов и ответчик в силу пункта 2.1 договора не представил подтверждения заявки истца, были признаны судом несостоятельными.

В частности, пунктом 2.1 договора от 16.09.2014 стороны предусмотрели, что на осуществление каждой отдельной перевозки клиент представляет поручение экспедитору по форме согласно приложению к настоящему договору либо иной согласованной сторонами форме, содержащей все необходимые условия. Поручение является неотъемлемой частью настоящего договора применительно к каждой отдельной перевозке и содержит специальные требования для каждой отдельной перевозки. Поручение отправляется по факсимильной связи на фирменном бланке с печатью организации и подписью должностного либо ответственного лица, имеющего право подписи. Экспедитор должен письменно подтвердить принятие поручения к исполнению.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, согласованная форма поручения к договору в судебное заседание сторонами представлена не была, порядок согласования формы заявки на перевозку и письменного подтверждения принятия поручения сторонами утвержден не был.

После получения заявки истца от 12.03.2015 ответчиком на основании договора от 15.12.2013 третьему лицу был сделан транспортный заказ от 12.03.2015 с отражением места и даты загрузки, маршрута перевозки, места и даты разгрузки, характеристик груза. Изложенные в указанном транспортном заказе реквизиты с учетом указания адреса загрузки полностью соответствовали условиям заявки истца, адресованной ответчику.

В соответствии с пунктом 3 статьи 408 ГК совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.д.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законодательством или не указано в оферте.

Принимая во внимание совершение ответчиком действий по вступлению в правоотношения с третьим лицом по перевозке принадлежащего истцу груза, суд пришел к выводу о том, что ответчик акцептовал оферту истца (заявку на перевозку) и соответственно стороны (истец и ответчик) вступили в договорные отношения по перевозке принадлежащего истцу груза. Учитывая отсутствие между сторонами согласованной формы письменного подтверждения ответчика о принятии поручения к исполнению, суд отметил, что таким подтверждением в рассматриваемом случае выступает согласованный ответчиком с третьим лицом транспортный заказ от 12.03.2015.

Как отмечено выше, по прибытии перевозчика (третьего лица) в место разгрузки груз был похищен путем свободного доступа из грузового транспортного средства, что подтверждено постановлением СО отдела МВД России о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству.

В соответствии со статьей 750 ГК перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, уполномоченному им лицу или лицу, уполномоченному на получение багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Оценивая обстоятельства утраты третьим лицом груза, суд пришел к следующим выводам. В частности, принимая во внимание установленный факт хищения груза путем прямого доступа к транспортному средству третьего лица, оставление водителем третьего лица без согласования с грузоотправителем места разгрузки, оставление водителем третьего лица транспортного средства с грузом без присмотра, несовершение действий по проверке полномочий лица, представившегося грузополучателем, суд согласился с позицией истца о том, что водитель третьего лица не предпринял надлежащих мер по обеспечению сохранности груза и не проявил ту степень заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась в целях надлежащего исполнения своих обязательств. Из этого следует, что перевозчик при соблюдении вышеуказанных мер предосторожности и осмотрительности мог предотвратить факт хищения груза.

С учетом указанных обстоятельств письменные возражения третьего лица со ссылкой на пункт 2 статьи 17 Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) (заключена в г. Женеве 19.05.1956) не были судом приняты во внимание, т.к. перевозчик не доказал наличие обстоятельств, избежать которых транспортер (третье лицо) не мог и последствия которых он не мог предотвратить.

Таким образом, учитывая изложенное, суд пришел к выводу о том, что основания для освобождения перевозчика от ответственности отсутствуют.

Согласно статье 756 ГК за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору экспедиции экспедитор несет ответственность по основаниям и в размере, которые определяются в соответствии с правилами главы 25 настоящего Кодекса.

Если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик.

При этом в силу части 2 статьи 758 ГК возложение исполнения обязанности на третье лицо не освобождает экспедитора от ответственности перед клиентом за исполнение договора.

В ходе судебного разбирательства установлено, что хищение груза произошло в результате ненадлежащего выполнения обязательств перевозчиком — третьим лицом.

В соответствии с пунктом 2 статьи 750 ГК ущерб, причиненный при перевозке груза или багажа, возмещается перевозчиком, в частности, в случае утраты или недостачи груза или багажа в размере стоимости утраченного или недостающего груза или багажа.

Стоимость груза или багажа определяется исходя из его цены, указанной в счете продавца или предусмотренной договором, а при отсутствии счета или указания цены в договоре — исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары.

В ходе судебного заседания установлено, что по СМR-накладной и счету-фактуре перевозчиком (третьим лицом) к перевозке был принят груз на сумму 437271 рос.руб.

Таким образом, учитывая обстоятельства утраты принятого к перевозке груза, суд пришел к выводу об обоснованности требований истца в сумме 437271 рос.руб.