Иные (по сравнению с торговым обычаем) источники lex mercatoria как правовая основа для вынесения составом международного арбитража решения (часть 2)

1. (2) Разнообразие практики арбитражных составов Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (суд, арбитраж) по рассматриваемому вопросу можно показать на примере следующих дел.

1.1. Вначале необходимо указать на ряд дел, в рамках которых арбитражные составы признавали применение Принципов Международного института унификации частного права «Международных коммерческих договоров» (совершены в г. Риме 01.01.1994) (далее — Принципы УНИДРУА) для восполнения пробелов Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров (заключена в г. Вене 11.04.1980) (далее — Венская конвенция) даже в тех случаях, когда стороны договора не указывали на применение Принципов УНИДРУА к их отношениям. При этом к отношениям сторон по договору наряду с Венской конвенцией применялось законодательство Республики Беларусь, но в праве Республики Беларусь не было никакого прямого указания на возможность применения Принципов УНИДРУА при разрешении внешнеэкономических споров (то есть речь идет о делах, рассмотренных до даты принятия, а точнее до начала активного применения постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 07.06.2001 N 3 «О практике рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц») (далее — постановление N 3).

1.1.1. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 14.07.1999 (дело N 192/14-99).

Суть дела заключалась в следующем.

Между АО «А» (Чешская Республика) и ООО «Б» (Республика Беларусь) был заключен договор международной купли-продажи товаров. В соответствии с указанным договором АО «А» (будущий истец) поставило ООО «Б» (будущему ответчику) ветеринарный препарат. ООО «Б» оплатило поставку частично.

В связи с этим АО «А» подало иск в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, в рамках которого в том числе потребовало проценты за просрочку оплаты поставленного товара.

По поводу данного требования арбитражный состав отметил, что в соответствии со статьей 78 Венской конвенции устанавливается ничем не ограниченное право стороны договора международной купли-продажи товаров требовать от другой стороны, просрочившей уплату любой суммы по договору, уплаты процентов с просроченной суммы. Поэтому арбитражный состав не принимает во внимание довод ответчика о том, что проценты за просрочку оплаты товара не подлежат взысканию, так как такая мера ответственности не предусмотрена заключенным сторонами договором.

При этом в соответствии с частью третьей статьи 50 Регламента Белорусской торгово-промышленной палаты от 28.02.1997 «Регламент Международного арбитражного суда при Белорусской Торгово-промышленной палате», утвержденного решением Президиума Белорусской торгово-промышленной палаты от 28.02.1997, арбитражный состав учитывает сложившуюся деловую и судебную практику. Принципы УНИДРУА являются общепризнанным обобщением правил деловой практики. Следовательно, в соответствии с пунктом 2 статьи 7.4.9 Принципов УНИДРУА размер процентов, взыскиваемых за просрочку оплаты товара по договору, должен составлять среднюю банковскую ставку по краткосрочному кредитованию первоклассных заемщиков, превалирующую в отношении валюты платежа в месте платежа.

Истец в исковом заявлении рассчитывает сумму процентов, исходя из среднедневных ставок процентов по привлеченным срочным валютным депозитам юридических лиц без права досрочного отзыва, установленных АКБ «Белвнешэкономбанк», в котором открыт счет представительства истца в Республике Беларусь, и времени просрочки исполнения ответчиком своих обязательств по договору. Поскольку процент по депозитам в банках всегда меньше процента по кредитам, предложенные истцом ставки для исчисления процентов не являются менее благоприятными для ответчика, и, поскольку ответчик не высказался в судебном заседании относительно ставки и порядка исчисления процентов, у суда нет достаточных оснований отвергать предложенную истцом ставку исчисления процентов. В то же время суд считает необходимым рассчитывать проценты исходя из срока просрочки каждого платежа по договору, а не из общего размера задолженности в течение определенного периода, как предлагает истец.

1.1.2. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 30.05.2000 (дело N 233/55-99).

Суть дела заключалась в следующем.

Фирма «А» (Франция) заключила с малым предприятием «Б» (Республика Беларусь) договор международной купли-продажи товаров, в соответствии с которым фирма «А» продала малому предприятию «Б» напольное покрытие. Последнее же оплатило поставку лишь частично.

В связи с указанным фирма «А» подала иск в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, в рамках которого в качестве одного из требований указала взыскание процентов с просроченной суммы.

Арбитражный состав удовлетворил указанное требование согласно статье 78 Венской конвенции, отметив, что размер процентов (3% годовых) исходя из представленного истцом ответа на его запрос АКБ «Белбизнесбанк» соответствует требованиям пункта 2 статьи 7.4.9 Принципов УНИДРУА. И это несмотря на то что в действительности на основании Принципов УНИДРУА средневзвешенная ставка должна была определяться на основе процентных ставок банков истца, а не банка, обслуживающего ответчика.

1.1.3. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 31.05.2000 (дело N 241/06-00).

Суть дела заключалась в следующем.

Фирма «А» (Франция) заключила договор международной купли-продажи товаров с АО «Б» (Республика Беларусь), в рамках которого сделала предоплату за поставку 5 грузовиков доски обрезной для изготовления тары.

АО «Б» поставило фирме «А» лишь 1 грузовик и, несмотря на расторжение договора со стороны фирмы «А» и ее требование о возврате предоплаты, предоплату не возвратило.

На основании изложенного фирма «А» обратилась в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате с иском, содержащим в том числе и требование о взыскании процентов в связи с несвоевременной оплатой товаров.

При этом в обоснование указанного требования истец сослался на статьи 762 и 770 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), так как в соответствии со статьей 770 ГК правила, предусмотренные главой 42 ГК, распространяются и на коммерческий заем, под которым понимается и предоплата.

Однако, по мнению арбитражного состава, истец не учел того обстоятельства, что для случаев предварительной оплаты товаров пунктом 4 статьи 457 ГК, регулирующим договоры купли-продажи, установлено иное правило для взыскания процентов (согласно статье 366 ГК).

В связи с этим арбитражный состав отказался от изложенных выше обоснований истца и указал, что поскольку истец так же, как и ответчик, при пояснении своей правовой позиции ссылался на пункт 2 статьи 7.4.9 Принципов УНИДРУА, то состав суда считает возможным использовать для определения размера процентов размер, установленный пунктом 2 статьи 7.4.9 Принципов УНИДРУА. При этом суд отметил, что размер ставки, о применении которой просил истец, не превышал среднюю банковскую ставку, которая могла быть исчислена на основании имевшихся в материалах дела сведений, а раз так, то арбитражный состав пришел к выводу, что обоснованным было требование истца о взыскании процентов в соответствии со ставкой в размере 4,726 процентов годовых.

1.1.4. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 01.08.2001 (дело N 277/04-01).

Суть дела заключалась в следующем.

Продавец поставил в адрес белорусского унитарного предприятия продовольственную и фуражную рожь, которая была принята покупателем в соответствии с условиями договора. Приняв все поставки, произведенные продавцом, покупатель с существенным нарушением сроков, предусмотренных в договоре, произвел несколько платежей в адрес продавца, оплатив при этом лишь часть полученной ржи.

Переговоры между продавцом и покупателем не привели к полному исполнению последним взятых на себя обязательств. После этого продавец заключил договор об уступке требования по договору между ним и покупателем компании из Южной Африки. Данная компания, не получив удовлетворения своих требований от покупателя, обратилась в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате с иском, включающим требование о взыскании процентов за просрочку оплаты.

Рассматривая указанное требование, арбитражный состав признал право истца на применение статьи 78 Венской конвенции. При этом арбитражный состав отметил, что в Венской конвенции отсутствует правило об определении ставки процентов по просроченным денежным обязательствам, право на получение которых имеет истец. Следовательно, этот вопрос должен решаться на основании предписаний применимого национального права. Статья 366 ГК предусматривает взыскание процентов за неисполнение денежного обязательства, размер которых определяется учетной ставкой Национального банка Республики Беларусь. Поскольку эта ставка процентов установлена для денежных обязательств, выраженных в белорусских рублях, она не может быть применена в данном случае.

Сам факт того, что установление ставки процентов в системе применимого права вызывает определенные трудности в связи с его неурегулированностью, не должен, по мнению арбитражного состава, лишать истца возможности получения процентов. Исходя из вышеизложенного, состав арбитража признал обоснованной ссылку истца на Принципы УНИДРУА.

1.2. В практике Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, начиная с 2002 года по декабрь 2005 г. включительно (период утраты силы постановления N 3), присутствует значительное количество дел, при вынесении решений по которым арбитражные составы признавали применение Принципов УНИДРУА для восполнения пробелов Венской конвенции даже в тех случаях, когда стороны договора не указывали на применение Принципов УНИДРУА к их отношениям, но не напрямую, а через нормы постановления N 3.

В частности, речь идет о следующих делах:

1.2.1. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 28.02.2002 (дело N 297/24-01).

1.2.2. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 07.08.2002 (дело N 305/32-01).

1.2.3. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 16.04.2003 (дело N 358/53-02).

1.2.4. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 05.09.2003 (дело N 373/14-03).

1.2.5. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 16.03.2004 (дело N 402/43-03).

1.2.6. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 30.04.2004 (дело N 380/21-03).

1.2.7. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 30.04.2004 (дело N 381/22-03).

1.2.8. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 06.10.2004 (дело N 454/29-04).

1.2.9. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 07.06.2005 (дело N 445/20-04) и др.

В решениях по всем таким делам арбитражные составы, используя различные формулировки, указывали на применение Принципов УНИДРУА к отношениям сторон по договору и в качестве акта, на основании которого разрешается спор, отмечая, что состав арбитража согласно части третьей статьи 36 Закона Республики Беларусь от 09.07.1999 N 279-З «О международном арбитражном (третейском) суде» и части третьей пункта 42 постановления N 3 посчитал возможным применить в качестве обычаев международного делового оборота Принципы УНИДРУА. Исходя из положений пункта 2 статьи 7.4.9 Принципов УНИДРУА размер процентов годовых должен составлять среднюю банковскую ставку по краткосрочному кредитованию первоклассных заемщиков, превалирующую в отношении валюты платежа в месте платежа. Поскольку место платежа стороны не установили в договоре, то согласно подпункту а) пункта 1 статьи 6.1.6 Принципов УНИДРУА местом исполнения денежного обязательства следует считать место, где находится коммерческое предприятие кредитора.

При этом, однако, несмотря на приведенный нормативный подход, арбитражные составы по некоторым делам признавали правильными и удовлетворяли требования истцов при расчете процентов, исходя не из ставок банков места нахождения истца, а из ставок белорусских банков, которые применительно к указанным делам являлись банками местонахождения ответчика. (Далее будут рассмотрены дела, в рамках которых арбитражные составы в связи с наличием последнего обстоятельства отказывали в удовлетворении требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на основе Принципов УНИДРУА.)

1.3. Анализируя практику применения арбитражными составами Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате статьи 7.4.9 Принципов УНИДРУА, нельзя также не указать на ряд дел, в рамках которых арбитражный состав был согласен применить статью 7.4.9 Принципов УНИДРУА к отношениям сторон по договору международной купли-продажи товаров даже в том случае, когда стороны не указали на применение Принципов УНИДРУА в договоре, но отказал в удовлетворении требования о взыскании процентов в связи с тем, что данные проценты рассчитывались не в соответствии с буквальным подходом к положениям статьи 7.4.9 Принципов УНИДРУА. В качестве примеров упомянутых дел можно указать следующие.

1.3.1. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 01.07.2005 (дело N 492/07-05).

Суть дела заключалась в следующем.

Между ТОО «А» (ФРГ) и УП «Б» (Республика Беларусь) был заключен договор международной купли-продажи товаров, в рамках которого ТОО «А» поставило УП «Б» картофелесажалки с оборудованием для жидкого протравливания семян.

УП «Б» полностью не уплатило стоимости поставки. В связи с этим ТОО «А» обратилось в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате с иском, одно из требований которого заключалось во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

При этом ТОО «А» обосновало указанное требование нормами статьи 78 Венской конвенции, пункта 42 постановления N 3 и статьи 7.4.9 Принципов УНИДРУА.

Состав арбитража, рассматривая указанное требование, действительно признал, что статья 78 Венской конвенции предусматривает возможность взыскания процентов с просроченной суммы платежа. Часть третья пункта 42 постановления N 3 допускает определение размера таких процентов, если валютой платежа является иностранная (по отношению к белорусским рублям) валюта, на основании международных обычаев, не противоречащих законодательству Республики Беларусь, в том числе принципов международных коммерческих договоров.

Однако состав арбитража указал на то, что пунктом 2 статьи 7.4.9 Принципов УНИДРУА предусмотрено определение размера процентов исходя из средневзвешенной банковской ставки по краткосрочному кредитованию первоклассных заемщиков, превалирующей в отношении валюты платежа в месте платежа. А следовательно, речь должна идти о средневзвешенной ставке, определяемой на основании данных германских банков. Истец же представил процентные ставки, исходя из данных по краткосрочному кредитованию белорусских банков.

На основании указанного обстоятельства арбитражный состав отказал в удовлетворении рассматриваемого требования истца.

1.3.2. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 18.10.2005 (дело N 514/29-05).

Суть дела заключалась в следующем.

Между ООО «С» (Российская Федерация) и УСПП «Б» (Республика Беларусь) был заключен договор международной купли-продажи товаров, по которому ООО «С» поставило с территории Украины зерновую концентрированную смесь для производства комбикормов.

Однако УСПП «Б» не полностью оплатило указанную поставку, а произвело лишь частичный расчет путем отгрузки куриного яйца по отдельным договорам.

После этого ООО «С» совершило с фирмой «А» (США) договор уступки требования на оставшуюся сумму оплаты.

Затем фирма «А» и УСПП «Б» заключили арбитражное соглашение с указанием, что спор по договору рассматривается в Международном арбитражном суде при Белорусской торгово-промышленной палате.

После этого фирма «А» подала иск в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, в котором в качестве одного из требований указывалось взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами.

Требование обосновывалось нормами статьи 78 Венской конвенции и статьей 7.4.9 Принципов УНИДРУА. Для подтверждения размера процентов были представлены данные по краткосрочному кредитованию одного из системообразующих банков Республики Беларусь.

Состав арбитража указал на применение к отношениям сторон Венской конвенции, а раз так, то и статьи 78 Венской конвенции, применительно к указанному требованию. Подтвердил возможность, исходя из положений части третьей пункта 42 постановления N 3, применить Принципы УНИДРУА.

Однако отметил, что требование истца о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами должно подтверждаться не данными белорусских банков, а данными банков США.

В связи с отсутствием таких данных состав арбитража отказал в удовлетворении заявленного рассматриваемого требования.

1.4. Арбитражные составы Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате применяли Принципы УНИДРУА и в тех случаях, когда в ходе производства по делу стороны достигали соглашения о применении к их отношениям Принципов УНИДРУА.

В качестве примера такого дела можно привести Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 21.03.2006 (дело N 534/49-05).

Суть дела заключалась в следующем.

ТОО «А» (ФРГ) заключило с УП «Б» (Республика Беларусь) договор международной купли-продажи товаров, в соответствии с которым поставило УП «Б» сельскохозяйственную технику. УП «Б» не уплатило полностью стоимости поставленного товара.

В связи с изложенным ТОО «А» обратилось в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате с иском, содержащим в том числе и требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. В основу указанного требования легли нормы статьи 78 Венской конвенции, статьи 1093 ГК (применимым к договору было право Республики Беларусь) и статьи 7.4.9 Принципов УНИДРУА.

Применение Принципов УНИДРУА в договоре согласовано не было.

Однако в процессе рассмотрения дела представитель ответчика признал требование истца о размере процентов, основанных на Принципах УНИДРУА.

Арбитражный состав в связи с этим указал на то, что Принципы УНИДРУА не противоречат законодательству Республики Беларусь, расчет процентов произведен правильно, стороны достигли соглашения о применении к их отношениям Принципов УНИДРУА, а раз так, то рассматриваемое требование истца подлежит удовлетворению.

1.5. В практике Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате можно найти дела, в рамках которых арбитражные составы признавали применение Принципов УНИДРУА для восполнения пробелов Венской конвенции даже в тех случаях, когда стороны договора не указывали на применение Принципов УНИДРУА к их отношениям. При этом в праве Республики Беларусь (которое применялось к отношениям сторон по договору) уже не было прямого указания на возможность применения Принципов УНИДРУА при разрешении внешнеэкономических споров (то есть речь идет о делах, рассмотренных после декабря 2005 г., то есть после утраты силы постановления N 3).

В качестве примера такого дела можно привести Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 06.11.2007 (дело N 607/42-06).

Суть дела заключалась в следующем.

Между УП «А» (Республика Беларусь) и ООО «В» (Российская Федерация) был заключен договор международной купли-продажи товаров, по которому УП «А» поставило продукцию ООО «В». При этом УП «А» выполнило свои обязательства надлежащим образом, а ООО «В» не оплатило поставленный товар.

В связи с указанным обстоятельством УП «А» обратилось в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате с иском, одним из требований которого было взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами.

Принципы УНИДРУА в качестве акта, регламентирующего отношения сторон по договору, согласованы не были.

Однако состав суда, основываясь на статье 78 Венской конвенции, пункте 1 статьи 1093 ГК, пришел к выводу, что статья 7.4.9 Принципов УНИДРУА для определения размера процентов является надлежащим нормативным регулятором.

При этом валюта платежа по договору — российские рубли, а раз так, то истец представил данные системообразующих банков Республики Беларусь о средней процентной ставке по предоставляемым ими краткосрочным кредитам в российских рублях в запрашиваемый период.

Состав арбитража с расчетами истца согласился.