Мировое соглашение и отказ от иска в гражданском процессе

Принятие мер к примирению сторон является важной составляющей современного гражданского судопроизводства. Процессуальные документы, принятые судом по результатам примирительных процедур, направлены на реализацию принципа процессуальной экономии в сфере правосудия, влияют на его качество и оперативность, снижают нагрузку на судью. Примирение сторон в суде решает комплекс не только правовых вопросов, но и социальных, поскольку позволяет нормализировать родственные, семейные, дружеские, партнерские отношения между сторонами, снижает конфликтность в обществе и повышает правовую культуру граждан.

Результатами проведенных примирительных процедур в гражданском процессе могут быть мировое соглашение, частичный или полный отказ от иска, частичное или полное признание иска. С января 2014 г. действуют положения гражданского процессуального законодательства, регламентирующие медиацию, но широкого распространения в судебной практике указанная новация пока не получила, медиация по гражданским делам применяется в единичных случаях. Вместе с тем полагаем, что медиация является перспективным направлением примирительных процедур, поскольку в силу ст. 285-1 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК) при заключении сторонами медиативного соглашения возрастет количество гражданских дел, завершающихся мировым соглашением, отказом истца от иска, признанием иска ответчиком.

Как показывает анализ судебной практики, наиболее распространенными результатами примирительных процедур являются мировое соглашение и отказ от иска в связи с добровольным урегулированием спора.

Утверждение мировых соглашений судом согласно национальному процессуальному законодательству возможно в любой стадии гражданского процесса по отдельным категориям дел только искового производства. Изучение мировых соглашений, утвержденных судами Брестской области в 2015 году, показывает, что наиболее часто они заключались сторонами по таким категориям дел, как:

  • споры, вытекающие из брачно-семейных отношений (раздел имущества супругов; споры, связанные с воспитанием и содержанием детей), — 27%;
  • трудовые споры — 19%;
  • жилищные споры — 12%;
  • споры о защите прав потребителей — 10%;
  • споры, вытекающие из договоров займа, — 8%;
  • споры о возмещении ущерба — 7%;
  • прочие споры искового производства — 15%.

Согласно теории гражданского процесса мировые соглашения могут быть заключены как по искам о присуждении, так и по искам о признании на взаимоприемлемых для сторон условиях [1]. Вместе с тем стороны не могут в мировых соглашениях изменять императивные нормы материального права. Анализ национального законодательства позволяет сделать вывод, что мировые соглашения не могут быть заключены по следующим категориям исков: о лишении родительских прав; об отобрании ребенка у родителей без лишения родительских прав; о восстановлении в родительских правах; об отмене усыновления; о взыскании с родителей расходов по содержанию детей, находящихся на государственном обеспечении; об уменьшении размера подлежащих взысканию расходов по содержанию детей при наличии у обязанного лица на содержании и воспитании несовершеннолетних детей (ребенка); об освобождении обязанного лица от уплаты задолженности по возмещению расходов по содержанию детей, находящихся на государственном обеспечении; об установлении отцовства либо материнства; о расторжении брака; о признании брака недействительным; о признании сделок недействительными; о признании завещания недействительным; о признании наследника недостойным и отстранении от наследования; о признании недействительными свидетельств о праве на наследство; о признании недействительной государственной регистрации создания, изменения, прекращения существования недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним и др.

На практике суды допускают единичные ошибки и заключают мировые соглашения и по вышеуказанным категориям дел.

Определением суда Барановичского района и г. Барановичи утверждено мировое соглашение по иску Р.К. к С.С. о расторжении договора дарения жилого дома и признании права собственности на него. По условиям мирового соглашения был расторгнут договор дарения и отменена государственная регистрация договора дарения и перехода права собственности на жилой дом.

Согласно принципу диспозитивности и в силу п. 3 ст. 262 ГПК при подготовке дела к судебному разбирательству судья разъясняет сторонам их процессуальные права и обязанности, в том числе право на добровольное урегулирование спора путем заключения мирового соглашения либо применения медиации, которую стороны вправе проводить на любой стадии судебного разбирательства, а также последствия таких действий.

При утверждении мирового соглашения в предварительном судебном заседании цели гражданского судопроизводства достигаются наиболее экономичным способом. В связи с этим перед судом стоит задача по разъяснению сторонам преимуществ окончания дела посредством заключения мирового соглашения и положений налогового законодательства, регламентирующих возврат либо зачет государственной пошлины; того, что по своей юридической силе определение об утверждении мирового соглашения не уступает решению суда и в случае необходимости подлежит принудительному исполнению; преимуществ добровольного исполнения мирового соглашения; необходимости соблюдения процедуры утверждения мирового соглашения (статьи 61, 68, 79, 137, 164, 285 ГПК).

В соответствии с разъяснением, содержащимся в п. 25 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.06.2001 N 7 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса при рассмотрении дел в суде первой инстанции», судам следует иметь в виду, что в силу ч. 2 и 3 ст. 285 ГПК условиями принятия отказа истца от иска и утверждения мирового соглашения являются внесение заявления истца об отказе от иска и условий мирового соглашения сторон в протокол судебного заседания и подписание их ими, а также представителями сторон, если они участвовали в судебном заседании. Последствия этих распорядительных действий должны быть разъяснены истцу, ответчику, сторонам, их представителям и отражены в протоколе судебного заседания.

При этом условия мирового соглашения следует изложить четко и определенно, с тем чтобы не было неясностей и споров по поводу его содержания при исполнении.

Если суд признает необходимым, в протоколе судебного заседания могут быть подписаны также объяснения сторон, их представителей, других юридически заинтересованных в исходе дела лиц, а также показания свидетелей.

Таким образом, при утверждении мирового соглашения в протокол судебного заседания вносятся условия мирового соглашения, которые подписываются соответственно сторонами и их представителями, а также они подписывают разъяснение им судом последствий этих распорядительных действий. Условия мирового соглашения подлежат внесению в протокол судебного заседания и стороны их соответственно должны подписать и в том случае, если условия мирового соглашения письменно изложены сторонами и приобщены к материалам дела.

При утверждении мировых соглашений по искам прокуроров в интересах юридических лиц и граждан судом выясняется мнение прокурора.

При заключении мировых соглашений должны присутствовать все юридически заинтересованные в исходе дела лица либо их представители с надлежаще оформленными доверенностями. Вместе с тем судом Барановичского района и г. Барановичи утверждено мировое соглашение по иску Л.А. к К.Н., К.А., К.Н.Н., Ч.Н., Ч.И. о возмещении материального вреда в отсутствие не явившихся ответчиков К.А. и К.Н., что не соответствует требованиям гражданского процессуального законодательства.

В силу ч. 2 ст. 79 ГПК права представителя на полный или частичный отказ от иска, признание иска, заключение мирового соглашения должны быть специально оговорены в доверенности, выданной представляемым.

При применении указанной нормы законодательства имеют место ошибки: не всегда при принятии отказа от иска, утверждении мировых соглашений суды проверяют полномочия представителей. Так, судом Столинского района принят отказ от иска по иску прокурора в интересах ОАО к В.И. о взыскании расходов за хранение автомобиля в связи с добровольным урегулированием спора. Вместе с тем представитель ОАО согласно имеющейся в материалах дела доверенности не имел полномочий на отказ от иска.

Заявление сторон о заключении мирового соглашения, а также отказ истца от иска не является безусловным основанием для утверждения мирового соглашения либо принятия отказа от иска судом. Наряду с процессуальным аспектом важной составляющей является проверка судом соответствия указанных распорядительных действий сторон закону, а также того, не нарушают ли они чьи-либо права и охраняемые законом интересы.

Судом Барановичского района и г. Барановичи утверждено мировое соглашение, которым взысканы с Ц.А. в пользу С.О. средства на ее содержание до достижения ребенком трехлетнего возраста. В качестве основания иска истец указала ч. 1 ст. 29 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье (далее — КоБС), предусматривающую, что супруги обязаны материально поддерживать друг друга. Нуждающиеся в материальной помощи жена в период беременности, супруг, осуществляющий уход за общим ребенком до достижения им трех лет, общим ребенком-инвалидом до достижения им восемнадцати лет, общим нетрудоспособным совершеннолетним ребенком, а также нетрудоспособный супруг имеют право в судебном порядке требовать предоставления содержания от другого супруга, обладающего необходимыми для этого средствами. Вместе с тем, как усматривается из материалов дела, стороны никогда в зарегистрированном браке не состояли, ответчик добровольно установил отцовство в отношении сына.

Мировое соглашение по общему правилу заключается по предмету заявленных требований. Практика показывает, что при заключении мирового соглашения стороны готовы идти на взаимные уступки, которые могут не ограничиваться лишь заявленными исковыми требованиями. Представляется, что при дальнейшем совершенствовании гражданского процессуального законодательства следует предусмотреть возможность включения сторонами в мировое соглашение положений, которые связаны с заявленными требованиями, но не были предметом судебного разбирательства.

В судебной практике имеются примеры таких мировых соглашений.

С.А. в исковом заявлении в суд просила истребовать из чужого незаконного владения у Т.А. принадлежащий ей на праве собственности автомобиль, которым ответчик длительное время пользуется и не желает возвращать добровольно. Судом Барановичского района и г. Барановичи утверждено мировое соглашение между сторонами на следующих условиях: ответчик Т.А. выплачивает истцу С.А. стоимость спорного автомобиля, определенную в мировом соглашении, и понесенные судебные расходы по уплате государственной пошлины. Стороны обязуются в срок, установленный в мировом соглашении, обратиться в МРЭО ГАИ для оформления договора купли-продажи спорного автомобиля. Указанное мировое соглашение вступило в законную силу и было добровольно исполнено сторонами.

Мировое соглашение в гражданском процессе являлось предметом научных исследований, его правовая природа определяется по-разному: оно рассматривается и как юридический факт гражданского процессуального права, и как гражданско-правовая сделка, и как акт распоряжения процессуальным и материальным правом. Следует согласиться с теми авторами, которые считают, что мировое соглашение влечет как материально-правовые, так и процессуальные последствия, поэтому заключение мирового соглашения в гражданском процессе представляет собой акт реализации процессуальных и материальных прав одновременно [2].

Определение суда об утверждении мирового соглашения является судебным актом. Автор разделяет мнение С.К.Загайновой, которая отмечает следующие характерные черты судебных актов. Во-первых, они выносятся в порядке, установленном процессуальным законом, который подробно регламентирует процедуру вынесения, форму, структуру, содержание и требования, которым они должны отвечать. Во-вторых, выступают в качестве юридических фактов. В-третьих, имеют особый порядок проверки и отмены. В-четвертых, только судебные акты вступают в законную силу и имеют особый порядок исполнения. В-пятых, судебные акты по гражданским делам имеют трансграничное действие, т.е. могут исполняться на территории иностранных государств [3, с. 156 — 172].

В то же время мировое соглашение, которое по своим правовым последствиям приравнивается к решению суда, одновременно имеет определенные отличия от судебного решения. Остановимся на нескольких аспектах данного вопроса. В силу ст. 324 ГПК к определению применяются нормы, регулирующие содержание, порядок и последствия вынесения решения, если иное не установлено ГПК или не противоречит существу определения.

В теории гражданского процесса с учетом его стадийности определения, выносимые судом первой инстанции, условно разделяют на виды: связанные с возбуждением и подготовкой дела к судебному разбирательству; связанные с собиранием доказательственного материала; определения, которыми заканчивается судебное разбирательство по делу, в том числе определения об утверждении мировых соглашений, отказе от иска; о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам; определения, выносимые в стадии исполнительного производства.

В ГПК нет специальной нормы, посвященной процессуальным особенностям мирового соглашения, как это урегулировано в Хозяйственном процессуальном кодексе Республики Беларусь (глава 10). Полагаем, что при дальнейшем развитии гражданского процессуального законодательства в контексте унификации цивилистических процессов при совершенствовании процессуальных форм осуществления правосудия следует детализировать правовое регулирование мирового соглашения. На практике возникают вопросы о применении к мировому соглашению положений ГПК, регулирующих порядок разъяснения решения, исправления описок и явных счетных ошибок, отсрочки или рассрочки исполнения, изменения способа и порядка исполнения, индексации присужденных денежных сумм. Представляется, что положения гражданского процессуального законодательства, регулирующие исправление описок, а также индексацию денежных сумм, в случае неисполнения в установленный срок применимы в силу ст. 324 ГПК к определениям об утверждении мировых соглашений и не противоречат их правовой природе.

Именно по указанному пути идет и судебная практика. Так, определением суда Ленинского района г. Бреста в порядке ст. 318-2 ГПК проиндексирована денежная сумма, взысканная по мировому соглашению с Н.В. в пользу Х.А. по договору займа, поскольку в установленный в мировом соглашении срок указанная сумма в добровольном порядке ответчиком не выплачена. При индексации денежных средств в порядке ст. 318-2 ГПК суд применяет индекс роста потребительских цен.

Исходя из существа определения об утверждении мирового соглашения и теории гражданского процесса к нему неприменимы положения о его разъяснении, об отсрочке или рассрочке исполнения мирового соглашения, об изменении способа и порядка его исполнения. Это логично, поскольку стороны именно на таких условиях, как утверждено в мировом соглашении, разрешили существующий между ними спор. Поэтому при утверждении мирового соглашения важно, чтобы оно было исполнимым, то есть содержало согласованные, четко сформулированные сторонами условия и определяло сроки исполнения обязательств. Суд не должен входить в обсуждение вопроса равноценности взаимных уступок сторон. Рассматривая вопрос об утверждении мирового соглашения, суд исследует фактические обстоятельства спора и представленные лицами, участвующими в деле, доводы и доказательства, дает этому оценку, но лишь в части проверки соответствия мирового соглашения требованиям закона и отсутствия нарушения прав и законных интересов других лиц. В то же время мировое соглашение не может быть условным.

Постановлением президиума Брестского областного суда отменено определение суда Ленинского района г. Бреста об утверждении мирового соглашения между Г.А. и Г.М. о разделе совместно нажитого имущества и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. По условиям мирового соглашения между бывшими супругами разделены транспортные средства, а также за Г.М. признано право собственности на незавершенное незаконсервированное капитальное строение и земельный участок со взысканием в пользу истца денежной компенсации в размере более 350 млн.руб. Мировое соглашение о выплате денежной компенсации в установленный срок Г.М. не было исполнено в связи с отсутствием денежных средств. Г.А. просил выдать исполнительный лист на принудительное исполнение. Вместе с тем, как следует из материалов дела, Г.М. указывала в суде первой инстанции, что не имеет денежных средств для выплаты компенсации, а вместо денежной компенсации она подарит принадлежащую ей долю в праве собственности на квартиру. Таким образом, утвержденное судом мировое соглашение являлось неисполнимым, не соответствовало фактической договоренности сторон, на условиях которой они были согласны заключить мировое соглашение, не отражало действительную волю сторон и соответственно нарушало их права и охраняемые законом интересы.

Мировое соглашение, по которому прекращается производство по делу по всем заявленным требованиям, соответственно должно содержать условия по всем заявленным исковым требованиям. Так, судом Кобринского района было утверждено мировое соглашение по иску П.О. к Х.И., Х.А. о защите чести и достоинства и взыскании денежной компенсации морального вреда, по условиям которого ответчик Х.И. принесла истцу извинения в судебном заседании за сведения, порочащие честь и достоинство, содержащиеся в письменном электронном обращении от 18.05.2014 в органы здравоохранения. Ответчики возмещают истцу понесенные судебные расходы, определенные в мировом соглашении. Производство по делу было прекращено. Вместе с тем в мировом соглашении не нашел разрешения вопрос по заявленным исковым требованиям истца о возмещении морального вреда.

Практически третья часть мировых соглашений утверждается судами по спорам, вытекающим из брачно-семейных отношений: по искам о разделе совместно нажитого имущества супругов, о воспитании и содержании детей, взыскании средств на содержание супруги. Мировые соглашения по указанной категории дел приобретают особую значимость в контексте нормализации родственных и семейных отношений, укрепления родительско-детских отношений. Следует отметить, что судебная практика заключения мировых соглашений по указанным делам является стабильной. В силу ст. 38 КоБС в целях обеспечения прав и законных интересов своих несовершеннолетних детей супруги при расторжении брака могут заключить между собой Соглашение о детях в порядке, установленном ГПК для заключения мировых соглашений. В Соглашении о детях супруги могут определить, с кем из них будут проживать дети, порядок общения с детьми и участия в их воспитании отдельно проживающего родителя, размер алиментов на детей, порядок выезда из Республики Беларусь детей и иные вопросы воспитания и содержания детей после расторжения брака, если это не нарушает права и законные интересы детей и других лиц и не противоречит законодательству Республики Беларусь.

Полагаем, что судьи при рассмотрении дел о расторжении брака должны более подробно разъяснять гражданам положения брачно-семейного законодательства, регламентирующие основания и порядок заключения Соглашения о детях, и преимущества указанного механизма правового регулирования.

Судебная практика заключения Соглашений о детях является незначительной, но одновременно указанный вид мировых соглашений служит важным правовым инструментом сокращения судебной нагрузки и последующих конфликтных ситуаций и судебных споров между сторонами по вопросам, связанным с воспитанием и содержанием детей. В данном контексте являются весьма актуальными и отвечающими интересам детей разъяснения, содержащиеся в ч. 4 п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 22.06.2000 N 5 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», о том, что соглашение об уплате алиментов на детей в размере большем, чем установлено законом, или продление срока уплаты, например до окончания высшего учебного заведения, следует признавать правомерным.

Заключение мирового соглашения в кассационной инстанции имеет свои особенности, поскольку в данной стадии гражданского процесса не ведется протокол судебного заседания. Стороны представляют на утверждение в письменном виде мировое соглашение, подписанное ими. Судебная коллегия разъясняет им под роспись последствия этих распорядительных действий. В силу п. 3 ст. 425 ГПК суд кассационной инстанции, утверждая мировое соглашение, отменяет решение и прекращает производство по делу. В случае отказа в утверждении мирового соглашения судебная коллегия выносит об этом определение и продолжает рассмотрение дела.

Судебная практика заключения мировых соглашений в кассационной инстанции не является обширной, но имеет место. Судебной коллегией по гражданским делам Брестского областного суда при рассмотрении кассационной жалобы на решение суда Брестского района по иску П.В. к К.И. о разделе совместно нажитого имущества супругов, о признании права собственности на земельный участок и определении порядка пользования им и по встречному иску К.И. к П.В. о разделе совместно нажитого имущества супругов отменено решение суда и утверждено мировое соглашение с прекращением производства по делу. По условиям мирового соглашения за К.И. признано право собственности на капитальное строение — жилой дом с мансардой, а также бытовую технику и мебель. К.И. выплачивает в пользу П.В. денежную компенсацию в срок до 31 июля 2015 г. за принадлежащую ему долю в праве собственности на жилой дом и движимое имущество, размер которой стороны определили в 382700000 руб. Судебные расходы сторон взаимно погашаются. Судебная коллегия приняла также отказ П.И. от иска к К.И. о признании права собственности на земельный участок и определении порядка пользования земельным участком. Производство по делу прекращено.

В надзорной практике Брестского областного суда не было случаев заключения мировых соглашений, но теоретически это возможно и в данной стадии процесса в силу п. 3 ст. 447 ГПК. Вместе с тем в порядке надзора имеют место отмены определений судов об утверждении мировых соглашений.

Постановлением президиума Брестского областного суда отменено определение суда Московского района г. Бреста об утверждении мирового соглашения, по условиям которого был произведен между Я.Л. и Е.Л. раздел жилого дома. Истец выплачивает ответчику единовременно денежную компенсацию за долю в праве собственности на указанный жилой дом в сумме, эквивалентной 24000 дол. США по курсу Национального банка Республики Беларусь на день выплаты. Признано право собственности на весь жилой дом за Я.Л. От исковых требований о разделе дома в натуре и определении порядка пользования земельным участком стороны отказываются. Судебные расходы сторон взаимно погашаются. Производство по делу прекращено.

В постановлении президиума указано, что, утверждая по делу мировое соглашение и прекращая производство по делу, суд не учел, что к мировому соглашению предъявляются такие требования, как законность, определенность, безусловность, неальтернативность, и что мировое соглашение должно урегулировать спор между сторонами, являться результатом свободного волеизъявления сторон, быть исполнимым.

Как усматривается из жалобы в порядке надзора истца, ей отказано РУП «Брестское агентство по государственной регистрации и земельному кадастру» в регистрации определения суда об утверждении мирового соглашения по тем основаниям, что право собственности на долю в размере 1/2 земельного участка зарегистрировано за Е.Л. и по условиям мирового соглашения указанная доля участка в собственность истца не переходит. Истец полагала, что в сумму денежной компенсации, выплаченной Е.Л., входила стоимость доли в размере 1/2 дома и 1/2 земельного участка.

Таким образом, определение суда об утверждении мирового соглашения является неисполнимым, суд должным образом не убедился в действительности сделанных сторонами волеизъявлений и не проверил, не нарушаются ли при этом их права и охраняемые законом интересы, а также права и интересы других лиц.

Определение суда об утверждении мирового соглашения может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам при наличии оснований, предусмотренных ст. 452 ГПК.

Важным материальным стимулом для достижения примирения сторон в суде и отказа истца от иска в связи с добровольным удовлетворением иска являются нормы налогового законодательства, предусматривающие возврат или зачет государственной пошлины.

Согласно подпункту 2.1.7 пункта 2 ст. 259 Налогового кодекса Республики Беларусь (далее — НК) плательщику производятся возврат или зачет пятидесяти (50) процентов уплаченной государственной пошлины при достижении примирения в суде и (или) отказе истца от иска в связи с добровольным удовлетворением исковых требований ответчиком, за исключением судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, экономических судов областей (города Минска), по всем требованиям.

При прекращении судебного производства по части требований в связи с утверждением мирового соглашения сторон и (или) отказом истца от иска в связи с добровольным удовлетворением исковых требований ответчиком возврат или зачет государственной пошлины производится пропорционально размеру требований, по которым достигнуто примирение.

Вопрос распределения судебных расходов между сторонами при утверждении мирового соглашения является важной составляющей его законности и регулируется ст. 137 ГПК. Согласно ч. 4 п. 22 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 02.06.2011 N 1 «О практике взыскания судебных расходов по гражданским делам и процессуальных издержек по уголовным делам» мировое соглашение сторон может считаться достигнутым при условии урегулирования вопроса о распределении судебных расходов посредством их взаимного погашения либо на иных условиях. Необходимость достичь соглашения о распределении судебных расходов суд должен разъяснить сторонам мирового соглашения.

Постановлением президиума Брестского областного суда отменено определение суда Барановичского района и г. Барановичи об утверждении мирового соглашения по иску О.Е. к О.Н. о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка в твердой денежной сумме. При утверждении мирового соглашения остался неразрешенным вопрос о взыскании с ответчика государственной пошлины, от уплаты которой истец была освобождена в силу подпункта 1.1.11 пункта 1 ст. 257 НК.

Представляется правильным, что суды при утверждении мировых соглашений наряду с государственной пошлиной в доход государства также взыскивают издержки, связанные с рассмотрением дела, которые, как правило, включают в себя почтовые расходы по направлению судебной корреспонденции.

Возврат либо зачет государственной пошлины при утверждении мирового соглашения или принятии отказа от иска в связи с добровольным удовлетворением исковых требований ответчиком суды при наличии заявления плательщика государственной пошлины производят по-разному: непосредственно в определении об утверждении мирового соглашения или принятии отказа от иска обязывают инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь возвратить 50% от уплаченной суммы; одновременно с утверждением мирового соглашения или принятием отказа от иска выносят отдельное определение о возврате государственной пошлины. Представляется правильным, когда суды в определении о возврате государственной пошлины указывают, что ее возврат следует производить после вступления в законную силу определения об утверждении мирового соглашения либо принятия отказа от иска. Если заявление стороны, уплатившей государственную пошлину, поступило после вступления в законную силу судебных постановлений об утверждении мирового соглашения либо принятия отказа от иска, суд производит возврат государственной пошлины путем вынесения определения с извещением юридически заинтересованных лиц. Вся вышеуказанная практика не противоречит действующему законодательству. Следует отметить, что в силу ст. 117 ГПК судебные постановления по вопросам, связанным с судебными расходами, подлежат обжалованию и опротестованию в кассационном порядке.

Стороны исполнительного производства также вправе заключить мировое соглашение, которое в силу п. 2 ч. 1 ст. 492 ГПК утверждается судом и влечет в последующем при его утверждении прекращение судебным исполнителем исполнительного производства. В соответствии с ч. 10 п. 23 Инструкции по исполнительному производству, утвержденной постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 20.12.2004 N 40, мировое соглашение, заключенное взыскателем и должником в процессе исполнения, подается судебному исполнителю в письменной форме, который в трехдневный срок обращается к судье с представлением о разрешении вопроса о его утверждении.

Гражданское процессуальное законодательство не регламентирует порядок рассмотрения судом вопроса об утверждении мирового соглашения в исполнительном производстве, следовательно, должны соблюдаться нормы ГПК, регламентирующие порядок заключения мировых соглашений при судебном разбирательстве. Также законодательно не урегулирован вопрос о том, какой суд (по месту исполнения или по месту вынесения решения) должен рассматривать заявление сторон исполнительного производства об утверждении мирового соглашения. Представляется, что с учетом стадийности гражданского процесса, сущности исполнительного производства, правовой природы мирового соглашения и судебной практики порядок утверждения мирового соглашения в исполнительном производстве должен быть следующим. Утверждение мирового соглашения в рамках исполнительного производства должен осуществлять суд, постановивший решение, на основании которого выданы исполнительные листы, в рамках рассмотренного гражданского дела, с извещением юридически заинтересованных в исходе дела лиц, ведением протокола судебного заседания, соблюдением положений ст. 285 ГПК. На указанное определение суда может быть подана частная жалоба или принесен кассационный протест.

Резюмируя изложенное, полагаем, что мировое соглашение и отказ от иска является наиболее предпочтительным для сторон способом окончания спора. Как показывает практика, количество гражданских дел, оканчивающихся примирением сторон, увеличивается.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Гражданское процессуальное законодательство: комментарий / под ред. М.К.Юкова. — М.: Юрид. лит., 1991. — С. 95; Тихиня, В. Мировое соглашение как примирительная процедура в гражданском судопроизводстве / В.Тихиня // Юстыцыя Беларусi. — 2012. — N 10. — С. 13 — 15.

2. Курылев, С.В. Избранные труды / С.В.Курылев. — Краснодар: Совет. Кубань, 2010. — С. 148 — 172; Лутченко, Ю. Судебные мировые соглашения / Ю.Лутченко // Суд. весн. — 2003. — N 4. — С. 51 — 52; Белова, Т. Мировое соглашение в процессуальной доктрине, законодательстве и практике судов общей юрисдикции / Т.Белова // Суд. весн. — 2014. — N 1. — С. 72 — 74.

3. Загайнова, С.К. Судебные акты в механизме реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе / С.К.Загайнова. — М.: Волтерс Клувер, 2007. — 389 с.