Ненадлежащая проработка конкурсного задания влечет возможность поставки некачественного товара

В статье 20 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 N 419-З «О государственных закупках товаров (работ, услуг)» (далее — Закон) представлены требования для описания товара, который заказчик желает приобрести. Так, при описании предмета государственной закупки необходимо указать потребительские, технические и экономические показатели (характеристики) предмета государственной закупки; объем (количество), срок (сроки) и место поставки (или приобретения иным способом). При этом должно даваться полное представление о предмете государственной закупки, а описание должно быть изложено таким образом, чтобы исключить заведомый выбор товаров (работ, услуг), поставляемых или реализуемых иным способом (выполняемых, оказываемых), только одним поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

При описании технических показателей (характеристик) предмета государственной закупки должны использоваться характеристики, требования, символы и термины в соответствии с техническими регламентами, техническими кодексами установившейся практики, стандартами, техническими условиями. При этом технические показатели (характеристики) предмета государственной закупки не должны содержать ссылок на конкретные товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования, патенты, эскизы или модели, конкретный источник происхождения товара (работы, услуги) и его производителя или поставщика (подрядчика, исполнителя).

Если такие ссылки вызваны отсутствием конкретного способа описания требований к предмету государственной закупки, то технические показатели (характеристики) должны содержать слова «или аналог». Следует иметь в виду достаточно четкую норму о том, что должны быть указаны именно эти слова в конкурсных, аукционных документах, запросе ценовых предложений, а не слова «типа», «равноценное» и др.

Исключение составляют случаи, когда использование аналогов недопустимо в целях обеспечения совместимости с ранее закупленными товарами (выполненными работами, оказанными услугами). Обоснование необходимости обеспечения совместимости входит в компетенцию заказчика.

Как свидетельствует судебная практика, недостаточная проработка конкурсных заданий обуславливает в последующем возможность выбора товара, качество которого не будет соответствовать целям использования товара. Последнее, в свою очередь, обуславливает возникновение судебных споров.

Приведем пример.

Иск был заявлен об обязании ответчика заменить товар ненадлежащего качества на товар, соответствующий договору: эллиптический эргометр, велэргометр на эллиптический эргометр, велэргометр надлежащего качества.

В обоснование своих требований истец ссылается на условия заключенного сторонами договора поставки от 18.11.2013, содержание конкурсной документации, факты поломки поставленного ответчиком товара в период гарантийного срока.

Ответчик в отзыве на иск и в судебном заседании требования не признал, указал на нарушения порядка эксплуатации истцом поставленного оборудования.

Рассмотрев материалы дела, изучив и оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, экономический суд установил следующее.

Истцом была проведена процедура государственной закупки снарядов и инвентаря для занятий гимнастикой, легкой и тяжелой атлетикой: тренажеров и спортивного инвентаря.

Задание на закупку с требованиями к поставляемому оборудованию было утверждено истцом 02.09.2013.

В названном задании истец указал о потребности приобрести в том числе:

— тренажер профессиональный эллиптический: электрический (220 В), допустимая масса пользователя — не менее 150 кг, дисплей, предустановленные программы, гарантийное и послегарантийное обслуживание — 2 шт.;

— тренажер профессиональный «Велосипед»: электрический (220 В), допустимая масса пользователя — не менее 150 кг, дисплей, предустановленные программы, регулируемое в 3 направлениях (вверх-вниз, вперед-назад, по углу наклона) сиденье, гарантийное и послегарантийное обслуживание — 2 шт.

Какие-либо иные потребительские характеристики оборудования, особенности материала конструкции и т. п. в задании истцом оговорены не были. Как пояснил в судебном заседании истец, описание предмета государственной закупки (потребительские, технические и экономические показатели (характеристики) оборудования) было подобрано членами конкурсной комиссии — А. и Б., после чего утверждено руководителем истца.

В соответствии со статьей 20 Закона описание потребительских, технических и экономических показателей (характеристик) предмета государственной закупки, включая при необходимости технические спецификации, планы, чертежи и эскизы, а также объем (количество), срок (сроки) и место поставки или приобретения иным способом товаров (выполнения работ, оказания услуг), являющихся предметом государственной закупки, должно давать полное представление о предмете государственной закупки и быть изложено таким образом, чтобы исключить заведомый выбор товаров (работ, услуг), поставляемых или реализуемых иным способом (выполняемых, оказываемых), только одним поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

При описании технических показателей (характеристик) предмета государственной закупки должны использоваться характеристики, требования, символы и термины в соответствии с техническими регламентами, техническими кодексами установившейся практики, стандартами, техническими условиями.

Анализ действующего законодательства Республики Беларусь свидетельствует об отсутствии в нем описания термина «профессиональный тренажер», в связи с изложенным его толкование имеет оценочную категорию.

Согласно содержанию толкового словаря русского языка С. И.Ожегова и Н. Ю.Шведовой «профессиональный — это такой, который полностью отвечает требованиям данного производства, данной области деятельности». Таким образом, под профессиональным тренажером следует понимать тренажер, полностью отвечающий целям своего использования при профессиональных, систематических занятиях физическими тренировками людей на нем, а также обеспечивающий свою работоспособность согласно заявленным целям при данном режиме работы.

Указанное оборудование приобреталось в рамках лота N 2 в названной процедуре государственной закупки.

Согласно протоколу от 03.10.2013 победителем по лоту N 2 был признан ответчик с предложением о поставке названного оборудования. При этом в своем конкурсном предложении ответчик предлагал поставить в том числе:

— эллиптический эргометр / степпер, страна происхождения — Германия, максимальный вес пользователя — 160 кг — 1 шт.;

— эллиптический эргометр, страна происхождения — Германия, максимальный вес пользователя — 150 кг — 1 шт;

— велэргометр, страна происхождения — Германия, максимальный вес пользователя — 160 кг — 2 шт.

В ответе от 06.11.2013 на запрос истца ответчик подтвердил, что указанное оборудование полностью соответствует заявленным потребительским, техническим и экономическим характеристикам предмета государственной закупки, в том числе в части профессиональных целей использования.

При этом суд отметил, что в названном письме ответчик указал, что страной сборки указанного оборудования является не Германия, а Китай и Тайвань, в подтверждение чего им были представлены сертификаты соответствия Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 25 Закона договор между заказчиком и участником-победителем (участником процедуры закупки из одного источника) заключается на условиях, указанных в предложении такого участника и документах, представляемых участнику для подготовки предложения.

В связи с признанием ответчика согласно протоколу от 03.10.2013 победителем по лоту N 2 с ним истцом был заключен договор поставки от 18.11.2013. Во исполнение названного договора по товарно-транспортной накладной от 09.12.2013 истцу было поставлено оборудование, в том числе:

  • эллиптический эргометр / степпер, страна происхождения — Германия, максимальный вес пользователя — 160 кг — 1 шт.;
  • эллиптический эргометр, страна происхождения — Германия, максимальный вес пользователя — 150 кг — 1 шт.;
  • велэргометр, страна происхождения — Германия, максимальный вес пользователя — 160 кг — 2 шт.

Вместе с оборудованием истцу были переданы гарантийные талоны на него.

Согласно содержанию указанных гарантийных талонов заводом-производителем предусмотрено использование оборудования:

  • эллиптический эргометр / степпер — бытовое / коммерческое;
  • эллиптический эргометр — бытовое;
  • велэргометр — бытовое / коммерческое.

Оборудование было установлено у истца 21.05.2014.

Ответчиком в условиях спорного договора был установлен срок гарантии на поставленное оборудование — 18 месяцев, который не истек на момент рассмотрения настоящего спора.

Как следует из содержания пунктов 35, 38 — 39 Положения о поставках товаров в Республике Беларусь, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 08.07.1996 N 444 (далее — Положение о поставках), гарантийный срок эксплуатации исчисляется с момента получения товара покупателем (получателем), если иное не предусмотрено стандартами, другой нормативно-технической документацией, договором или законодательством. Поставщик обязан безвозмездно (за свой счет) исправить недостатки товара, на который установлен гарантийный срок, или заменить его, если не докажет, что недостатки возникли вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения. В случае устранения дефектов в товаре, на который установлен гарантийный срок эксплуатации, этот срок продлевается на время, в течение которого товар не использовался из-за обнаруженных дефектов. При замене товара в целом гарантийный срок исчисляется заново со дня замены.

В период гарантийного срока по всем 4 тренажерам истцом предъявлялись ответчику многократные гарантийные требования в связи с многочисленными их поломками. При этом на момент рассмотрения спора оборудование находилось в неисправном состоянии после многочисленных ремонтов, в том числе связанных с поломкой металлических деталей.

Факты поломок подтверждались отметками в гарантийном талоне, дефектными актами, перепиской между сторонами по делу, фототаблицами, а также подтверждены сторонами в судебном заседании.

В соответствии со статьями 100 и 101 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) суд, рассматривающий экономические дела, исходя из оснований требований и возражений лиц, участвующих в деле, и с учетом содержания подлежащих применению норм права определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора или рассмотрения дела (предмета доказывания).

В соответствии с принципом состязательности каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до завершения подготовки дела к судебному разбирательству или в пределах срока, установленного судом, рассматривающим экономические дела, если иное не установлено ХПК.

Лица, участвующие в деле, в процессе доказывания определяют объем фактов, подлежащих доказыванию, собирают доказательства, подтверждающие факты, подлежащие доказыванию, представляют доказательства, участвуют в исследовании доказательств в судебном заседании, высказывают суду свое мнение по оценке доказательств.

Объем фактов, подлежащих доказыванию, может быть изменен в суде, рассматривающем экономические дела, первой инстанции в связи с изменением истцом основания или предмета иска и (или) предъявлением ответчиком встречного иска.

Доказательства представляются лицами, участвующими в деле, в суды, рассматривающие экономические дела, первой и апелляционной инстанций в порядке, установленном ХПК.

Таким образом, ХПК возлагает обязанность на лиц, участвующих в деле, доказывать свои доводы и возражения путем представления соответствующих доказательств.

При этом в соответствии со статьей 104 ХПК (принцип допустимости) обстоятельства дела, которые согласно законодательству должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами.

Согласно статье 446 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) в отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы.

Довод ответчика о том, что причиной поломки оборудования стало превышение истцом нагрузок на него, предусмотренных заводом-изготовителем, непроведение регламентного обслуживания оборудования, надлежащими доказательствами ответчик подтвердить не смог, указав в судебном заседании на отсутствие у него подобных доказательств.

При этом, по мнению суда, поломки металлических деталей по местам сварных швов объективно не могут быть связаны с непроведением регламентного обслуживания (смазка, уборка и т. п.).

Кроме того, как уже было отмечено выше, в письме от 06.11.2013 на запрос истца ответчик подтвердил соответствие оборудования требованиям к оборудованию, приобретавшемуся истцом для профессионального использования.

В переписке с истцом ответчик факт наличия гарантийных недостатков у поставленного оборудования признал. При этом, как следует из названных писем и пояснений ответчика в заседании, причиной их неустранения стал спор между сторонами относительно расходов по доставке оборудования в ремонт по месту нахождения ответчика — в г. Минск. В договоре указанный вопрос сторонами урегулирован не был.

Согласно статье 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства.

Согласно статье 476 ГК по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования их в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

В условиях спорного договора стороны согласовали, что качество товара должно было соответствовать условиям договора, а также национальным стандартам и техническим условиям Республики Беларусь, документации производителя товара.

В соответствии со статьями 439, 440 ГК, пунктом 24 Положения о поставках продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. При отсутствии в договоре условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется. Если продавец при заключении договора был поставлен покупателем в известность о конкретных целях приобретения товара, продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для использования в соответствии с этими целями.

Товар, который продавец обязан передать покупателю, должен соответствовать названным требованиям в момент передачи покупателю и в пределах разумного срока должен быть пригодным для целей, для которых товар такого рода обычно используется.

При этом, как следует из содержания статей 445 и 488 ГК, в случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружения неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени или выявляются неоднократно либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков) покупатель вправе по своему выбору:

1) отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы;

2) потребовать замены товара ненадлежащего качества на товар, соответствующий договору.

Покупатель (получатель), которому поставлен товар ненадлежащего качества, вправе предъявить поставщику требования, предусмотренные статьей 445 ГК, за исключением случая, когда поставщик, получивший уведомление покупателя о недостатках поставленных товаров, без промедления заменит поставленные товары товарами надлежащего качества.

Поскольку замена поставленных товаров товарами надлежащего качества ответчиком по делу не осуществлена, с учетом подтверждения факта многочисленных поломок поставленного оборудования в течение гарантийного срока, затрудняющих использование оборудования истцом по назначению, суд пришел к выводу об обоснованности требований истца, заявленных по настоящему спору.

При данных обстоятельствах исковые требования об обязании ответчика заменить товар ненадлежащего качества на товар, соответствующий договору эллиптический эргометр, велэргометр на (эллиптический эргометр, велэргометр надлежащего качества), признаны судом подлежащими удовлетворению.

Приведенный пример свидетельствует о том, что нарушения процедуры госзакупки, в том числе недостаточное описание предмета государственной закупки (потребительские, технические и экономические показатели (характеристики) оборудования), обусловили поставку некачественного товара и возникновение в последующем судебного спора между сторонами.

Кроме того, выбор истцом в процедуре государственной закупки некачественного оборудования, в свою очередь, обусловил длительные его ремонтные простои и, следовательно, причинение ущерба истцу в виде недополученной прибыли от использования тренажеров.

Следует также отметить, что необходимо отличать правовое и фактическое обоснование подобных требований от требований по расторжению договора в связи с поставкой в рамках государственной закупки товара, не соответствующего характеристикам товара, указанным покупателем в конкурсном задании. Поставка товара ненадлежащего качества, соответствующего заявленным характеристикам, и поставка товара, не соответствующего заявленным характеристикам, являются различными самостоятельным понятиями, влекущими различные правовые последствия.

Статья 445 ГК предоставляет покупателю два правомочия, связанных с существенным нарушением требований к качеству товара (обнаружением неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени или выявляются неоднократно либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков). В частности, покупатель вправе по своему выбору не только потребовать замены товара ненадлежащего качества на товар, соответствующий договору, как было указано в вышеприведенном примере, но и отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

Приведем другой пример.

Судом был рассмотрен иск ООО «А» к ОАО «Б» о взыскании 7050,3 евро стоимости продукции.

В обоснование исковых требований истец сослался на ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по договору поставки в части качества поставленного товара.

Представитель истца заявленные исковые требования поддержал в полном объеме, указав, что заключениями двух экспертиз доводы истца о наличии в поставленной ткани скрытых дефектов производственного характера (пиллингуемости) подтверждены.

При этом истец указал, что заключение РУП «В» не могло являться надлежащим доказательством, поскольку выводы, указанные по результатам испытаний на стойкость к пиллингообразованию, относились к проверке явных производственных дефектов, а в поставленной ответчиком ткани имелись дефекты скрытого производственного характера.

Представители ответчика заявленные исковые требования не признали в полном объеме, указав, что качество поставленной ткани соответствовало условиям договора поставки (ГОСТ 28000-2004), поскольку, если на материале после 500 циклов истираний с момента начала испытания пиллинга не обнаружено, испытания прекращают (ГОСТ 9913-90). При этом ответчик согласен с выводами РУП «В» по результатам испытаний.

В ходе рассмотрения спора по существу суд установил, что между ответчиком (поставщиком) и истцом (покупателем) был заключен договор поставки ткани от 06.08.2008, предметом которого являлась поставка ткани (состав: шерсть — 45%, ПЭ — 55%). Качество ткани должно соответствовать ГОСТ 28000-2004, ГОСТ 29223-91.

При приемке товара стороны договорились руководствоваться Положением о приемке товаров по количеству и качеству, утвержденным постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 03.09.2008 N 1290.

Во исполнение договора поставки по CMR-накладной ответчиком истцу поставлена ткань (арт. 08С60С, шерсть — 45%, ПЭ — 55%) стоимостью 7050,30 евро; оплата произведена истцом в полном объеме.

Со ссылкой на существенные недостатки поставленной ткани (повышенная пиллингуемость) и заключение досудебной экспертизы истец в порядке статьи 445 ГК направил ответчику уведомление об отказе от исполнения договора поставки и потребовал возвратить уплаченные за товар денежные средства.

Суд, заслушав пояснения представителей сторон, экспертов, исследовав материалы дела, пришел к выводу об удовлетворении заявленных исковых требований на основании следующего.

Статьей 476 ГК установлено, что по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования их в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Согласно пункту 1 статьи 488 ГК покупатель (получатель), которому поставлен товар ненадлежащего качества, вправе предъявить поставщику требования, предусмотренные статьей 445 ГК, за исключением случая, когда поставщик, получивший уведомление покупателя о недостатках поставленных товаров, без промедления заменит поставленные товары товарами надлежащего качества.

В соответствии с пунктом 2 статьи 445 ГК в случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружения неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени или выявляются неоднократно либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков) покупатель вправе по своему выбору в том числе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

Согласно статье 493 ГК односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннее его изменение допускаются в случае существенного нарушения договора одной из сторон (пункт 2 статьи 420 ГК).

Нарушение договора поставки поставщиком предполагается существенным в случае поставки товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок.

Как следует из заключения экспертизы и пояснений эксперта, проводившего данную экспертизу, пиллингуемость очень часто проявляется в новых видах используемого сырья в швейных и трикотажных изделиях, в связи с чем методом установления данного дефекта скрытого характера является именно экспериментальная носка, что определено понятием эксплуатационных испытаний согласно ГОСТ 16504-81 «Испытания и контроль качества продукции. Основные термины и определения». По результатам эксплуатационных испытаний исследуемой ткани, поставленной ответчиком истцу, установлено, что ткань имела дефект скрытого производственного характера — пиллингуемость, который проявился в процессе эксплуатации изделий, изготовленных из нее; причиной образования дефекта являлась совокупность факторов, заложенных в исследуемую ткань при ее выработке: волокнистый состав, переплетение, отсутствие крутки в нитях и механическая нагрузка. При этом эксперт пояснила, что пиллинг относится к дефектам скрытого характера.

Доводы истца подтвердились также и заключением судебной товароведческой экспертизы, в выводах которой указано о наличии дефекта «пиллингуемость ткани», причиной которого являлась совокупность факторов и свойств, заложенных в исследуемую ткань при ее выработке. При этом проводивший судебную экспертизу эксперт пояснила, что по ГОСТ 28000-2004, указанному в договоре, проводится проверка ткани по явным дефектам, а не скрытым дефектам производственного характера, к которым относится пиллингуемость. Эксперт пояснила, что понятие скрытого дефекта определено ГОСТ 15467-79 «Управление качеством продукции. Основные понятия, термины и определения»: скрытый дефект — дефект, для выявления которого в нормативной документации, обязательной для данного вида контроля, не предусмотрены соответствующие правила, методы и средства.

В силу перечисленных норм законодательства и установленных судом фактических обстоятельств, заключений досудебной и судебной экспертиз и пояснений экспертов в судебном заседании, учитывая направление истцом ответчику уведомления об одностороннем отказе от исполнения договора поставки, суд пришел к выводу, что требование о взыскании уплаченной за поставленную ткань денежной суммы в размере 7050,30 евро правомерно.

Доводы истца о существенном нарушении требований к качеству товара, то есть о наличии в поставленной ткани неустранимых скрытых недостатков производственного характера, выразившихся в повышенной пиллингуемости ткани, доказаны.

Доводы ответчика о том, что требования по качеству поставленной ткани и по проверке качества, в том числе наличия скрытых дефектов, должны определяться согласно условиям договора только на основании ГОСТ 28000-2004, в котором делается ссылка на ГОСТ 9913-90 «Материалы текстильные. Методы определения стойкости к истиранию», по которому, если на материале после 500 циклов истирания пиллинга не обнаружено, испытания прекращают, были опровергнуты заключениями экспертов, а также вышеперечисленными техническими нормативными правовыми актами, согласно которым данные ГОСТ не распространяются на установление скрытых дефектов производственного характера.

По аналогичным аспектам суд оценил и заключение специалиста — РУП «В», проводившего испытания по проверке соответствия качества ткани только ГОСТ 28000-2004 «Ткани одежные чистошерстяные, шерстяные и полушерстяные. Общие технические условия».

Принимая решение о выборе первого (замена товара на аналогичный) или второго (возвращение денежных средств) способа защиты, следует учитывать, что, заменив некачественный товар на такой же, покупатель, вероятно, может опять столкнуться с прежними недостатками в течение вновь начавшегося гарантийного срока.