Споры по охраноспособности товарных знаков (из судебной практики рассмотрения гражданских дел судебной коллегией по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь)

В соответствии с п. 1 ст. 1 Закона Республики Беларусь от 05.02.1993 N 2181-XII «О товарных знаках и знаках обслуживания» (далее — Закон) товарным знаком и знаком обслуживания (далее — товарный знак) признается обозначение, способствующее отличию товаров и (или) услуг (далее — товары) одного лица от однородных товаров других лиц.

Основная функция товарного знака заключается в том, чтобы способствовать отличию товаров одного субъекта хозяйствования от однородных товаров другого субъекта. В качестве товарного знака могут быть зарегистрированы любые обозначения, позволяющие различить товары: словесные, включая имена собственные, буквенные, цифровые, изобразительные, объемные, включая форму товара или его упаковку, а также комбинации таких обозначений.

Для того чтобы товар был узнаваемым и потребитель смог соотнести его с определенным производителем, товарные знаки должны обладать различительной способностью. Обозначения, которым не может быть предоставлена правовая охрана в качестве товарных знаков, перечислены в ст. 4 и 5 Закона. Критерии, по которым обозначения могут быть отнесены к неохраняемым, установлены п. 14 — 17 Положения о порядке регистрации товарного знака и знака обслуживания, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 28.12.2009 N 1719 (далее — Положение).

Отличительной особенностью дел, связанных с охраноспособностью товарных знаков, является предусмотренный законодательством обязательный досудебный порядок разрешения споров в административном порядке, который реализуется путем подачи жалобы на решение предварительной экспертизы об отказе в принятии заявки к рассмотрению или на решение экспертизы об отказе в регистрации товарного знака (ст. 11 Закона), а также путем подачи возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку (ст. 25 Закона) в Апелляционный совет при государственном учреждении «Национальный центр интеллектуальной собственности» (далее — Апелляционный совет).

Решения Апелляционного совета, принятые по результатам рассмотрения вышеуказанных жалоб и возражений, могут быть обжалованы в Верховный Суд Республики Беларусь в течение шести месяцев с даты их получения заявителями (п. 3 ст. 11 и п. 4 ст. 25 Закона).

Как показывает судебная практика, охраноспособность товарных знаков определяется судом на основании законодательства, действующего на дату приоритета товарного знака, то есть дату подачи заявки на его регистрацию. По состоянию на ноябрь 2015 г. практика рассмотрения данной категории дел не изменилась.

Так, согласно подп. 1.1 п. 1 ст. 4 Закона (в редакции от 07.05.2007) не допускается регистрация товарных знаков, не имеющих признаков различия.

Заявитель — КО «Ф. Ф.», Республика Молдова, в жалобе просил суд отменить решение от 19.05.2011 Апелляционного совета при патентном органе, которым было удовлетворено возражение УЧ ПКП «Т» и регистрация товарного знака «INGALIPT ИНГАЛИПТ» в отношении всех заявленных к охране товаров класса 05 МКТУ признана недействительной полностью как произведенная в нарушение подп. 1.1 п. 1 ст. 4 Закона. Признавая данную регистрацию товарного знака по указанному основанию недействительной, Апелляционный совет аргументировал свое решение тем, что обозначение «INGALIPT ИНГАЛИПТ» ввиду длительности его использования различными лицами для обозначения товаров класса 05 МКТУ «Противовоспалительные, антимикробные средства для горла» на дату подачи заявки на оспариваемый товарный знак (12 декабря 2007 г.) потеряло признаки различия в отношении указанных товаров, в связи с чем не может выполнять основную функцию товарного знака — способствовать отличию товаров одних лиц от однородных товаров других лиц.

Проверив законность принятого Апелляционным советом решения, судебная коллегия сочла правильным указанный вывод Апелляционного совета по следующим основаниям.

По делу было установлено, что обозначение «ИНГАЛИПТ» до даты подачи заявки на регистрацию товарного знака (12 декабря 2007 г.) было введено в гражданский оборот в Республике Беларусь различными хозяйствующими субъектами в качестве торгового названия лекарственного средства «ИНГАЛИПТ», которое является тождественным одному из элементов товарного знака «INGALIPT ИНГАЛИПТ».

Сведения о лекарственном средстве «ИНГАЛИПТ» как о противовоспалительном, антисептическом препарате, применяемом при заболеваниях полости рта и горла, а также его свойствах и показаниях к применению, формах выпуска были включены в 70 — 90-х гг. XX столетия в медицинские справочники, пособия по фармакотерапии, издания по медицинской тематике, то есть задолго до даты подачи заявителем заявки на регистрацию обозначения «INGALIPT ИНГАЛИПТ» в качестве товарного знака.

Факт длительного использования различными хозяйствующими субъектами обозначения «ИНГАЛИПТ» как торгового названия лекарственного средства «ИНГАЛИПТ» и факты поставки его в значительных объемах на территорию Республики Беларусь подтверждались представленными суду многочисленными письменными доказательствами.

Объемы и длительность использования обозначения «ИНГАЛИПТ» в гражданском обороте в Республике Беларусь в качестве торгового названия лекарственного средства «ИНГАЛИПТ» не оспаривались представителем заявителя.

Судебная коллегия, установив, что лекарственный препарат «ИНГАЛИПТ» выпускался несколькими производителями под одним и тем же обозначением «ИНГАЛИПТ», которое использовалось в Республике Беларусь до даты подачи заявки в течение длительного времени (с 1996 по 2007 год) как название лекарственного средства «ИНГАЛИПТ», имеющего один и тот же состав и определенное назначение, обладающего едиными качественными характеристиками для товаров класса 05 МКТУ «Противовоспалительные, антимикробные средства для горла», пришла к выводу о том, что указанное обозначение на дату приоритета (12 декабря 2007 г.) не имело признаков различия, которыми должен обладать товарный знак, и не могло выполнять основную функцию товарного знака — отличать товары одних производителей от однородных товаров других производителей.

Не был принят во внимание как не основанный на законе и довод представителя заявителя о том, что не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков только те обозначения, которые по своим внутренним свойствам и индивидуальным характеристикам лишены каких бы то ни было отличительных черт, в связи с чем, по мнению представителя, положения подп. 1.1 п. 1 ст. 4 Закона могут быть применены только к обозначениям, которые перечислены в подп. 4.1 п. 4 Правил составления и подачи заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных приказом Государственного патентного комитета Республики Беларусь от 23.02.2001 N 7 «Об утверждении нормативных правовых актов», действовавших на момент подачи заявки.

Оценив указанный довод, судебная коллегия в решении указала, что положения подп. 1.1 п. 1 ст. 4 Закона подлежат применению в отношении и тех обозначений, которые в силу длительного их использования в гражданском обороте утратили различительную способность, поскольку абсолютные основания для отказа в регистрации, указанные в ст. 4 Закона, относятся ко всем обозначениям, которые не могут выполнять функцию товарного знака по отличию товаров одних производителей от однородных товаров других производителей.

В связи с изложенным судебная коллегия отказала в удовлетворении жалобы заявителя, считая решение Апелляционного совета законным и обоснованным.

Согласно подп. 3.4 п. 3 ст. 5 Закона не регистрируются в качестве товарных знаков обозначения, воспроизводящие названия известных в Республике Беларусь произведений науки, литературы и искусства, цитаты или персонажи из них, произведения искусства или их фрагменты без согласия обладателя (обладателей) авторского права или его (их) правопреемника (правопреемников).

Заявитель в жалобе указал, что товарный знак «ФУНТИК» по свидетельству N 35254 воспроизводит известный персонаж мультипликационного сериала «Приключения поросенка Фунтика», снятого в 1986 — 1988 гг., а также детских книг «Неуловимый Фунтик», «Фунтик почти попался», «Фунтик в цирке», «Фунтик и старушка с усами» автора Ш. Известность персонажа подтверждается данными социологического опроса, в связи с чем, по мнению заявителя, предоставление правовой охраны словесному обозначению «ФУНТИК» без согласия обладателя авторского права противоречило подп. 3.4 п. 3 ст. 5 Закона.

Проверяя законность и обоснованность оспариваемого решения, судебная коллегия установила, что Апелляционный совет, отказывая в признании недействительной регистрации товарного знака «ФУНТИК» на основании подп. 3.4 п. 3 ст. 5 Закона, аргументировал решение тем, что словесное обозначение «ФУНТИК» не воспроизводит персонаж мультипликационного фильма «Приключения поросенка Фунтика», а также литературных произведений автора Ш. «Неуловимый Фунтик», «Фунтик почти попался», «Фунтик в цирке», «Фунтик и старушка с усами» — поросенка Фунтика.

Судебная коллегия посчитала правильным указанный вывод Апелляционного совета, исходя из следующего.

По делу было установлено, что под персонажем понимается часть произведения как элемент его формы: в мультипликационном фильме это изображение, в литературном произведении — словесное описание героя. В связи с указанным судебная коллегия сочла, что персонажем вышеуказанных произведений, на которые ссылался в жалобе заявитель, является поросенок Фунтик, а не слово «ФУНТИК», зарегистрированное в качестве товарного знака.

Учитывая, что слово «ФУНТИК» не является фантазийным, поскольку имеет несколько смысловых значений, что не оспаривалось юридически заинтересованными в исходе дела лицами, судебная коллегия пришла к выводу, что словесный товарный знак по свидетельству N 35254 «ФУНТИК» не воспроизводит персонаж вышеуказанных произведений — поросенка Фунтика.

При таких обстоятельствах довод представителей заявителя — ОАО «Б. м.» о том, что персонажем мультипликационного фильма «Приключения поросенка Фунтика» и вышеуказанных литературных произведений является не поросенок Фунтик, а само слово «ФУНТИК», судебная коллегия посчитала несостоятельным.

В связи с изложенным судебная коллегия не нашла оснований для отмены решения Апелляционного совета, считая его законным и обоснованным.

В силу п. 3 ст. 991 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) при предоставлении на территории Республики Беларусь охраны произведению в соответствии с международными договорами Республики Беларусь обладатель авторских прав произведения определяется по законодательству государства, на территории которого имело место действие или событие, послужившее основанием для обладания авторским правом.

В жалобе заявитель — ЗАО «Т. И.», Литовская Республика, просил отменить решение Апелляционного совета, которым ему было отказано в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны изобразительному товарному знаку по международной регистрации N 821713А, зарегистрированному в Международном бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности на имя ООО «С. ДИ», Российская Федерация, и признать предоставление правовой охраны в Республике Беларусь товарному знаку по международной регистрации N 821713А недействительным полностью.

По мнению заявителя, предоставление правовой охраны в Республике Беларусь указанному товарному знаку противоречило требованиям подп. 3.4 п. 3 ст. 5 Закона, поскольку обозначение, зарегистрированное в качестве товарного знака, воспроизводило без согласия авторов Р. Г. и К. Д., граждан Литовской Республики, созданное ими произведение изобразительного искусства.

Проверяя законность принятого Апелляционным советом решения, коллегия установила, что 7 июня 2010 г. Вильнюсским окружным судом Литовской Республики было постановлено решение по делу по иску ЗАО «Т. И.» к компании «K. J.» о признании международной регистрации товарного знака «Р+» недействительной. Данным решением, вступившим в законную силу, было установлено, что произведение «Р+» было создано соавторами Р. Г. и К. Д., гражданами Литовской Республики, имущественные авторские права на него по договору от 27.08.2001 были переданы ЗАО «Т», а по договору от 15.10.2008 — ЗАО «Т. И.».

Учитывая, что Литовская Республика и Республика Беларусь являются членами Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений от 09.09.1886 (с изменениями от 28.09.1979) (далее — Бернская конвенция) (даты присоединения — 14 декабря 1994 г. и 12 декабря 1997 г. соответственно), а произведение графики «Р+», о котором возник спор, было создано 20 августа 2001 г. на территории Литовской Республики, судебная коллегия пришла к выводу о том, что указанное произведение охраняется на территории Республики Беларусь в силу Бернской конвенции и Закона Республики Беларусь от 16.05.1996 N 370-XIII «Об авторском праве и смежных правах».

Также было установлено, что товарному знаку по международной регистрации N 821713А, воспроизводящему произведение графики «Р+», правовая охрана в Республике Беларусь была предоставлена без согласия обладателя авторских прав на указанное обозначение.

При таких обстоятельствах, а также ссылаясь на ст. 52 и 53 Договора между Республикой Беларусь и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, согласно которым решения судов Литовской Республики должны признаваться на территории Республики Беларусь без специального производства, судебная коллегия сочла необоснованным вывод Апелляционного совета о том, что решение Вильнюсского окружного суда от 07.06.2010 г. не имеет в данном случае правового значения.

Поскольку к правам на интеллектуальную собственность применяется право страны, где испрашивается защита этих прав (п. 1 ст. 1132 ГК), а предоставление в Республике Беларусь правовой охраны указанному товарному знаку противоречило требованиям национального законодательства — подп. 3.4 п. 3 ст. 5 Закона, судебная коллегия отменила решение Апелляционного совета.

В силу подп. 1.1 п. 1 ст. 5 Закона (в редакции от 20.07.2006) не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до их смешения с зарегистрированными или заявленными на регистрацию в Республике Беларусь на имя другого лица и обладающими более ранним приоритетом товарными знаками в отношении однородных товаров.

Заявитель — компания «А», Соединенные Штаты Америки, обратился в суд с жалобой на решение Апелляционного совета об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны в Республике Беларусь комбинированному товарному знаку «ПЕНЕТРАТ» (далее — товарный знак «ПЕНЕТРАТ»), в которой просил суд отменить указанное решение Апелляционного совета как незаконное и необоснованное и признать предоставление правовой охраны товарному знаку «ПЕНЕТРАТ» на имя ЗАО «П», Республика Беларусь, недействительным полностью.

Данное требование было аргументировано тем, что правовая охрана товарному знаку «ПЕНЕТРАТ» была предоставлена, по мнению заявителя, в нарушение требований подп. 1.1 п. 1 ст. 5 Закона, поскольку товарный знак «ПЕНЕТРАТ» является сходным до степени смешения с зарегистрированным в Республике Беларусь на его (заявителя) имя словесным товарным знаком «PENETRON» (далее — товарный знак «PENETRON»), обладающим более ранним приоритетом в отношении однородных товаров классов 01 и 17 МКТУ, для которых знак зарегистрирован.

В жалобе заявитель также указал, что при оценке сходства сравниваемых обозначений Апелляционным советом необоснованно не приняты во внимание документы, содержащие сведения об использовании сравниваемых товарных знаков, а также сведения о смешении на рынке Республики Беларусь товаров, маркированных товарными знаками «PENETRON» и «ПЕНЕТРАТ».

В результате сравнительного анализа товарных знаков «ПЕНЕТРАТ» и «PENETRON» судебной коллегией было установлено, что указанные словесные обозначения имеют звуковое (фонетическое) сходство, которое, по мнению коллегии, состоит в том, что словесные элементы имеют одинаковое количество гласных и согласных букв, одинаковую длину и количество звуков, тождественное звучание начальных частей слов (совпадают 5 из 7 звуков), одинаковое место совпадающих гласных звуков в составе обозначений, одинаковое количество совпадающих слогов и их расположение в составе товарных знаков («ПЕ-НЕТ-РАТ», «PE-NET-RON»); сходный характер совпадающих частей обозначений; ударение на последнем слоге.

Несовпадение фонетического звучания конечных частей слов (АТ / ON) в данном случае не может быть признано достаточным основанием для вывода об отсутствии фонетического сходства товарных знаков «ПЕНЕТРАТ» и «PENETRON» в целом, поскольку имеет место совпадение большинства указанных в п. 122 Положения признаков.

В решении судебной коллегии также указано, что анализ сходства товарных знаков «PENETRON» и «ПЕНЕТРАТ» по графическому (визуальному) критерию проводился Апелляционным советом на основе сопоставления отдельных элементов знаков, а не товарных знаков в целом, в связи с чем является неправильным. Апелляционным советом не учтено и то, что общим критерием сходства товарных знаков является вероятность их смешения потребителем, который при восприятии знака обычно руководствуется общими впечатлениями о знаке, увиденном ранее, не имея возможности непосредственно сравнить знаки в том виде, как они зарегистрированы в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания.

Оценив пространственное положение изобразительного элемента товарного знака «ПЕНЕТРАТ» относительно словесного элемента «ПЕНЕТРАТ», судебная коллегия пришла к выводу о явном визуальном доминировании словесного элемента, на котором, по мнению коллегии, будет акцентировано внимание потребителя при восприятии всего обозначения в целом, ввиду масштаба его выполнения по сравнению с изобразительным элементом.

При сравнении товарных знаков «ПЕНЕТРАТ» и «PENETRON» с учетом их общего зрительного впечатления судебной коллегией был сделан вывод о том, что графическое (визуальное) сходство сравниваемых знаков обусловлено одинаковым графическим написанием словесных элементов знаков (печатные, заглавные буквы); одинаковым количеством входящих в товарные знаки шрифтовых единиц, влияющих на зрительное восприятие обозначений; стандартным шрифтом сравниваемых словесных элементов; одинаковым расположением букв по отношению друг к другу, а также низкой степенью способности изобразительного элемента (в виде двух капель в круге) выполнять отличительную функцию товаров одних производителей от товаров других производителей.

В связи с изложенным судебной коллегией было установлено, что товарный знак «ПЕНЕТРАТ» является сходным до степени смешения с товарным знаком «PENETRON», ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия. Общее восприятие товарных знаков «ПЕНЕТРАТ» и «PENETRON» одинаково, несмотря на наличие в оспариваемом товарном знаке изобразительного элемента. При маркировке однородных товаров сходными товарными знаками у потребителя создается представление о принадлежности их одному изготовителю.

Также судебная коллегия в решении указала, что Апелляционным советом не была исследована вероятность смешения противопоставленных товарных знаков потребителями с учетом имеющихся сведений об известности товарного знака «PENETRON» и длительности его использования в гражданском обороте Республики Беларусь до даты подачи заявки на регистрацию товарного знака «ПЕНЕТРАТ». Апелляционным советом не было учтено и то, что для признания сходства товарных знаков достаточно уже самой вероятности смешения, а не реального смешения потребителем товарных знаков и товаров, ими маркированных. О том, что на дату подачи заявки на товарный знак «ПЕНЕТРАТ» (4 августа 2010 г.) существовала вероятность смешения товарных знаков и товаров, ими маркированных, свидетельствовали имеющиеся в материалах дела Апелляционного совета копии писем юридических лиц, а также данные социологического отчета по теме «Характер восприятия потребителями Беларуси товаров с обозначениями «PENETRON» и «ПЕНЕТРАТ» государственного научного учреждения «Институт социологии» Национальной академии наук Беларуси, представленные заявителем в судебное заседание, из которого следовало, что среди специалистов так же, как и среди населения, большинство опрошенных (83,5%) считало, что обозначения, зарегистрированные в качестве товарных знаков «ПЕНЕТРАТ» и «PENETRON», сходны, объясняя этот факт как визуальным (37,1%), фонетическим (77,8%), так и семантическим сходством (7,8%); при этом 93% от всех опрошенных считало, что обозначения на этикетках сравниваемых упаковок сходны.

В решении суда также было указано, что товары класса 17 МКТУ «Материалы для изоляции» и класса 19 МКТУ «Неметаллические строительные материалы», для которых сравниваемые товарные знаки зарегистрированы, являются неоднородными, в связи с чем довод представителя заявителя и вывод Апелляционного совета об однородности указанных товаров признаны необоснованными.

С учетом сходства до степени смешения оспариваемого товарного знака «ПЕНЕТРАТ» с товарным знаком «PENETRON», имеющим более раннюю дату регистрации — 5 октября 2006 г., судебной коллегией был сделан вывод о том, что предоставление правовой охраны товарному знаку «ПЕНЕТРАТ» в отношении однородных товаров класса 01 МКТУ «Химические добавки для строительных целей, химические добавки для бетона, гидрофобизаторы для гидроизоляционных растворов» с более поздним приоритетом (4 августа 2010 г.) противоречит положениям подп. 1.1 п. 1 ст. 5 Закона.

В связи с указанным решение Апелляционного совета было отменено частично: предоставление правовой охраны товарному знаку «ПЕНЕТРАТ» на имя ЗАО «П» в отношении товаров класса 01 МКТУ было признано недействительным; предоставление правовой охраны товарному знаку «ПЕНЕТРАТ» в отношении товаров класса 17 МКТУ «Материалы для изоляции» было оставлено в силе.

Согласно подп. 3.1 п. 3 и п. 4 ст. 5 Закона (в редакции от 20.07.2006) не регистрируются в качестве товарных знаков обозначения, воспроизводящие известные на территории Республики Беларусь в отношении однородных товаров фирменные наименования (или их части), принадлежащие другим лицам. Известность указанных в подп. 3.1, 3.4, 3.4-1, 3.5 п. 3 ст. 5 Закона объектов определяется патентным органом на дату приоритета обозначения, заявленного на регистрацию в качестве товарного знака.

Заявитель — компания «С», Италия, в жалобе просил суд отменить как незаконное и необоснованное решение Апелляционного совета при патентном органе, которым ему (заявителю) было отказано в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны в Республике Беларусь комбинированному товарному знаку по свидетельству N 26713 на имя компании «Р», Великобритания, в отношении товаров класса 05 МКТУ «Фармацевтические и ветеринарные препараты; гигиенические препараты для медицинских целей; диетические вещества для медицинских целей», а также просил признать регистрацию указанного товарного знака недействительной полностью.

Свое требование заявитель аргументировал тем, что правовая охрана комбинированному товарному знаку по свидетельству N 26713 предоставлена в Республике Беларусь в нарушение требований подп. 3.1 п. 3 ст. 5 и подп. 5.1 п. 5 ст. 4 Закона.

По мнению заявителя, в комбинированном товарном знаке по свидетельству N 26713 воспроизведено его (заявителя) фирменное наименование, которое на дату приоритета указанного товарного знака было известно в Республике Беларусь в отношении товаров, являющихся однородными товарам класса 05 МКТУ, для которых в Республике Беларусь предоставлена правовая охрана на имя заявителя.

Заявитель также считал, что в связи с известностью в Республике Беларусь его фирменного наименования в отношении товаров класса 05 МКТУ, а также известностью используемого им (заявителем) на упаковках и сопроводительной к товарам документации комбинированного обозначения, состоящего из тех же словесных и изобразительных элементов, что и товарный знак по свидетельству N 26713, и охраняемого в других странах в качестве товарного знака по международной регистрации N 904575, потребитель будет введен в заблуждение относительно производителя товаров класса 05 МКТУ при маркировке их комбинированным товарным знаком по свидетельству N 26713, в котором в качестве доминирующего элемента воспроизведено его (заявителя) фирменное наименование.

Решением Апелляционного совета в удовлетворении возражения компании «С» было отказано полностью; предоставление правовой охраны в Республике Беларусь комбинированному товарному знаку «R ROTAPHARM» по свидетельству N 26713 на имя компании «Р» оставлено в силе.

Проверяя законность и обоснованность обжалуемого решения, судебная коллегия сочла, что Апелляционный совет пришел к правильному выводу о том, что фирменное наименование компании «С» по состоянию на 5 марта 2007 г. (дату приоритета оспариваемой регистрации товарного знака по свидетельству N 26713) не было известно в Республике Беларусь в отношении товаров класса 05 МКТУ, поэтому оснований для отказа в предоставлении правовой охраны товарному знаку «R ROTAPHARM» на имя компании «Р» на территории Республики Беларусь не имелось.

Факт ввоза и продажи в Республике Беларусь в период с 2005 по 2007 год лекарственного средства «Дона» и средств для гигиены тела, маркированных обозначением «Саугелла», не может свидетельствовать о том, что на дату приоритета оспариваемой регистрации товарного знака фирменное наименование заявителя — компании «С» приобрело известность в Республике Беларусь в отношении товаров класса 05 МКТУ, поскольку поставки таких товаров в Республику Беларусь и объем их реализации были незначительными (около 26500 упаковок лекарственного средства «Дона» и около 6500 упаковок средств для гигиены тела «Саугелла») и непродолжительными по времени. Кроме того, производителем части этих товаров являлась компания «R», Ирландия, а не заявитель — компания «С», Италия, что не способствовало приобретению известности фирменного наименования последнего на территории Республики Беларусь, индивидуализирующего его как производителя и поставщика товаров класса 05 МКТУ.

Как следовало из объяснений представителя заявителя — компании «С», указанный товар и соответственно фирменное наименование заявителя в Республике Беларусь не рекламировались. Социологический опрос потребителей товаров на предмет известности фирменного наименования производителя лекарственного средства «Дона» и средств для гигиены тела под названием «Саугелла» не проводился.

При таких обстоятельствах доводы представителя заявителя об известности потребителям на территории Республики Беларусь фирменного наименования заявителя судебная коллегия признала несостоятельными.

Поскольку факт известности фирменного наименования на территории Республики Беларусь является одним из условий, предусмотренных подп. 3.1 п. 3 ст. 5 Закона для отказа в регистрации товарного знака, а доказательств, с достоверностью свидетельствующих об известности и узнаваемости фирменного наименования заявителя — итальянской компании «С» в определенном сегменте рынка Республики Беларусь, заявителем представлено не было, судебная коллегия отказала в удовлетворении жалобы по указанному основанию.