Возмещение вреда здоровью и морального вреда, причиненного гражданину

В соответствии со ст. 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В случае причинения гражданину вреда здоровью у него также возникает право на компенсацию морального вреда.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законодательством, гражданин вправе требовать от нарушителя денежную компенсацию указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред (ст. 152 ГК).

Затраты на восстановление здоровья можно подтвердить документально, а вот размер компенсации морального вреда оценивается потерпевшим и устанавливается судом по правилам ст. 970 ГК.

Нередко для восстановления своих прав при причинении вреда здоровью граждане вынуждены обращаться в суд. Рассмотрим пример.

Фактические обстоятельства дела

11 августа 2016 г. гражданка М. вышла на балкон квартиры, собственником которой она является.

В этот момент подул сильный ветер, и с балкона квартиры N, находящейся этажом выше, стал падать лежавший на перилах балкона и не закрепленный металлопрофиль (в указанной квартире велись ремонтные работы).

Одна из металлических балок ударила и повредила ногу гражданки М.

После этого гражданка М. обратилась за медицинской помощью в травмпункт центральной районной поликлиники, где ей поставили диагноз — ушиб левой стопы.

Кроме того, из-за перенесенного стресса у гражданки М. диагностировали распространенный нейродермит и назначили лечение.

Посчитав, что вред здоровью и моральный вред был причинен ей ввиду действий и бездействия гражданки Л. (собственника квартиры N) и жилищно-эксплуатационной службы (ЖЭС), гражданка М. обратилась к ним с исковым заявлением о возмещении причиненного вреда здоровью и морального вреда.

Позиция истца

Гражданка М. обосновывала свои требования к гражданке Л. и ЖЭС следующими доказательствами.

На лечение травмы ноги гражданкой М. было потрачено 56 руб., что подтверждается соответствующими документами (рецептами на лекарственные средства и квитанциями об их приобретении).

Кроме того, в результате действий гражданки Л. по размещению на балконе квартиры N незафиксированных металлических балок и ее бездействия, выразившегося в необеспечении надлежащего технического состояния балкона, гражданке М. был причинен моральный вред, а именно:

1. Физические страдания, которые выражаются в следующем:

1.1. Была получена травма левой стопы (подтверждается справкой из травмпункта).

В результате травмы гражданка М. испытывала сильную физическую боль в стопе, которая сохранялась даже после использования обезболивающей мази.

Травма и постоянная физическая боль вызвали функциональное расстройство организма: гражданке М. было тяжело перемещаться по квартире, она не могла выполнять работу по дому.

1.2. По причине полученной травмы, испуга и стресса на теле гражданки М. появились красные шершавые пятна, которые вызывали зуд, был поставлен диагноз — распространенный нейродермит.

2. Нравственные страдания, которые выражаются в следующем:

2.1. Из-за распространенного нейродермита (красные шершавые пятна в основном были на кистях рук и несколько из них — на лице) гражданка М. испытывала дискомфорт и стыд при посещении общественных мест — магазинов, поликлиник и т.п.

2.2. После обрушения ограждения балкона верхнего этажа гражданка М. стала опасаться выходить на свой балкон.

2.3. Постоянный стресс по причине необходимости затрат личного времени на защиту своих прав.

Ответственность ЖЭС истица обусловливала следующим.

Согласно п. 2 ст. 15 Жилищного кодекса Республики Беларусь организации, осуществляющие эксплуатацию жилищного фонда и (или) предоставляющие жилищно-коммунальные услуги, обязаны проводить ежегодное обследование состояния многоквартирных жилых домов и их придомовых территорий. Осмотры должны проводиться планово весной и осенью в соответствии с законодательством.

Однако осмотр дома, в котором проживает гражданка М., не проводился в установленные сроки, иначе бы ответственное лицо выявило бы факт загромождения балкона квартиры N.

Если бы своевременно был выявлен факт загромождения балкона квартиры N, обрушение с него балок удалось бы избежать.

Согласно ч. 1 п. 1 ст. 937 ГК юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Бездействие работников ЖЭС привело к созданию аварийной ситуации на балконе квартиры N, к получению гражданкой М. травмы стопы и причинению гражданке М. нравственных и физических страданий.

Таким образом, причиненные физические и нравственные страдания гражданка М. оценила в 1000 руб.

Лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно (ч. 1 ст. 949 ГК).

На основании ст. 14, 152, 949, 970 ГК гражданка М. просила взыскать солидарно с гражданки Л. и ЖЭС 56 рублей, затраченных на лечение, и 1000 руб. в качестве компенсации морального вреда.

Позиция ответчиков

Оба ответчика признали, что вред здоровью гражданки М. был причинен их виновными действиями (бездействием).

Однако они также пояснили, что заявленный истицей размер компенсации морального вреда явно завышен (ей был причинен легкий вред здоровью, никаких серьезных необратимых последствий не наступило, за психологической помощью она не обращалась).

Оба ответчика просили суд снизить размер компенсации морального вреда до 100 руб.

Мировое соглашение

Суд с учетом обстоятельств дела предложил сторонам самостоятельно урегулировать спор и заключить мировое соглашение.

Истица и ответчики согласились обсудить мирное разрешение спора, а после перерыва сообщили суду, что достигли согласия по условиям мирового соглашения.

Гражданка Л. и ЖЭС обязывались выплатить гражданке М. по 28 руб. в возмещение затрат на лечение и по 250 руб. в качестве компенсации морального вреда.

Суд установил, что мировое соглашение не нарушает прав и интересов сторон спора и третьих лиц, разъяснил сторонам последствия его заключения и утвердил его в соответствии со ст. 285 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь.