Взыскание оплаты за перевозку по законодательству Российской Федерации

Транспортно-экспедиционная деятельность является трансграничной, в связи с чем перевозчики и экспедиторы вынуждены применять как отечественное, так и зарубежное законодательство наряду с международными нормами права — Конвенцией Организации Объединенных Наций «О договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ)» (заключена в г. Женеве 19.05.1956), Европейским соглашением о международной дорожной перевозке опасных грузов (ДОПОГ) и другими конвенциями. В соответствии с пунктом 1 статьи 1124 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК Республики Беларусь) в договоре стороны вправе указать применимое к их взаимоотношениям законодательство. Часто в качестве такового стороны указывают гражданское законодательство Российской Федерации. Подобное разрешение содержится и в пункте 1 статьи 1210 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК России). Если этого не было сделано, применимое право определяется компетентным судом на основании коллизионных норм национального гражданского законодательства. В частности, например, согласно подпункту 6 пункта 1 статьи 1125 ГК Республики Беларусь при отсутствии соглашения сторон договора о подлежащем применению праве к этому договору применяется право страны, где имеет основное место деятельности сторона, являющаяся перевозчиком, — в договоре перевозки. Аналогичная норма содержится и в подпункте 6 пункта 2 статьи 1211 ГК России. Действующее гражданское законодательство Российской Федерации и Республики Беларусь является схожим. В связи с этим представляет интерес сравнительный анализ применяемых норм права Российской Федерации по требованиям экспедиторов (перевозчиков) к заказчикам перевозки, связанным с ненадлежащим исполнением договорных обязательств.

Приведем пример.

Иск был заявлен о взыскании с ответчика 2300 евро основного долга за оказанные транспортно-экспедиционные услуги, 400 евро неустойки, 90 евро процентов за пользование чужими денежными средствами, а всего 2790 евро. В обоснование своих требований истец ссылается на условия заключенного между сторонами по делу договора на перевозку грузов и транспортно-экспедиционное обслуживание. Ко дню судебного заседания от истца поступило заявление о поддержании исковых требований. Ответчик отзыв на иск не представил, в судебное заседание не явился, надлежаще извещен согласно определению Арбитражного суда Российской Федерации. В качестве применимого права в соответствии с пунктом 1 статьи 1124 ГК Республики Беларусь сторонами в пункте 2.1 договора определено законодательство Российской Федерации и нормы международного права, регулирующие дорожную перевозку грузов. Компетентным судом в соответствии со статьями 52, 237 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК), пунктом 9 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 31.10.2011 N 21 «О некоторых вопросах рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц», пунктом 8.1 договора является экономический суд.

Рассмотрев материалы дела, изучив и оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, экономический суд установил следующее. Претензионный порядок урегулирования спора сторонами соблюден. Между сторонами был заключен договор на перевозку грузов и транспортно-экспедиционное обслуживание, и ответчиком выдана истцу заявка на перевозку б/н от 21.10.2013. Согласно статье 309, пункту 1 статьи 790 и части первой пункта 1 статьи 801 ГК России обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. По договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента-грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза. За перевозку грузов, пассажиров и багажа взимается провозная плата, установленная соглашением сторон, если иное не предусмотрено законом или иными правовыми актами. В пунктах 3.6 и 5.1 договора на перевозку грузов и транспортно-экспедиционное обслуживание стороны согласовали обязанность ответчика оплачивать оказанные истцом услуги на основании счета, международной товарно-транспортной накладной «CMR» (далее — CMR-накладная) и акта сдачи-приемки оказанных услуг. Услуга истцом оказана, что подтверждается содержанием CMR-накладной от 24.10.2013, акта от 30.10.2013. Основной долг ответчиком своевременно не оплачен (не представлены доказательства своевременной оплаты). Задолженность на дату рассмотрения дела составляет 2300 евро. В соответствии с пунктом 1 статьи 330 ГК России неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков. В пункте 2 статьи 10 Федерального закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» установлено, что клиент несет ответственность за несвоевременную уплату вознаграждения экспедитору и возмещение понесенных им в интересах клиента расходов в виде уплаты неустойки в размере одной десятой процента вознаграждения экспедитору и понесенных им в интересах клиента расходов за каждый день просрочки, но не более чем в размере причитающегося экспедитору вознаграждения и понесенных им в интересах клиента расходов. Произведенный истцом расчет неустойки в сумме 400 евро суд признает обоснованным. Согласно статье 395 ГК России за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора (а если кредитором является юридическое лицо — в месте его нахождения) учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором. При этом в соответствии со статьей 1218 ГК России основания взимания, порядок исчисления и размер процентов по денежным обязательствам определяются по праву страны, подлежащему применению к соответствующему обязательству. Согласно пункту 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление от 01.07.1996) в случаях, когда в соответствии с законодательством о валютном регулировании и валютном контроле денежное обязательство выражено в иностранной валюте (ст. 317 ГК России) и отсутствует официальная учетная ставка банковского процента по валютным кредитам на день исполнения денежного обязательства в месте нахождения кредитора, размер процентов определяется на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора. Если отсутствуют и такие публикации, размер подлежащих взысканию процентов устанавливается на основании представляемой истцом в качестве доказательства справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им ставку по краткосрочным валютным кредитам. Названные доказательства истцом суду не представлены. Примененная в расчете 84 евро процентов за пользование чужими денежными средствами ставка рефинансирования Центрального банка Российской Федерации применяется при предоставлении Центральным банком Российской Федерации кредитов коммерческим банкам в российских рублях, т. е. не по месту нахождения кредитора-истца и не по кредитам в евро. Доказательств обратного суду истцом не представлено. В соответствии со статьями 100 и 101 ХПК суд, рассматривающий экономические дела, исходя из оснований требований и возражений лиц, участвующих в деле, и с учетом содержания подлежащих применению норм права определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора или рассмотрения дела (предмета доказывания). Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством. Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до завершения подготовки дела к судебному разбирательству или в пределах срока, установленного судом, рассматривающим экономические дела, если иное не установлено ХПК. Лица, участвующие в деле, в процессе доказывания определяют объем фактов, подлежащих доказыванию, собирают доказательства, подтверждающие факты, подлежащие доказыванию, представляют доказательства, участвуют в исследовании доказательств в судебном заседании, высказывают суду свое мнение по оценке доказательств. Объем фактов, подлежащих доказыванию, может быть изменен в суде, рассматривающем экономические дела, первой инстанции в связи с изменением истцом основания или предмета иска и (или) предъявлением ответчиком встречного иска. Доказательства представляются лицами, участвующими в деле, в суды, рассматривающие экономические дела, в порядке, установленном ХПК. С учетом изложенного требования истца о взыскании 84 евро процентов за пользование чужими денежными средствами надлежащим образом обоснованы не были. При данных обстоятельствах исковые требования о взыскании с ответчика 2300 евро основного долга за оказанные транспортно-экспедиционные услуги, 400 евро неустойки, а всего 2700 евро подлежат удовлетворению. В части взыскания 90 евро процентов за пользование чужими денежными средствами следует отказать. Что касается приведенного примера, в завершение следует отметить, что согласно пункту 52 постановления от 01.07.1996 в случаях, когда в соответствии с законодательством о валютном регулировании и валютном контроле денежное обязательство выражено в иностранной валюте (ст. 317 ГК России) и отсутствует официальная учетная ставка банковского процента по валютным кредитам на день исполнения денежного обязательства в месте нахождения кредитора, размер процентов определяется на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора. Если отсутствуют и такие публикации, размер подлежащих взысканию процентов устанавливается на основании представляемой истцом в качестве доказательства справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им ставку по краткосрочным валютным кредитам. В отличие от указанной нормы согласно пункту 5 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21.01.2004 N 1 «О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами» поскольку учетная ставка Национального банка Республики Беларусь устанавливается только для обязательств в белорусских рублях, а официально установленной ставки Национального банка Республики Беларусь по обязательствам в иностранной валюте не существует, то при использовании иностранной валюты в расчетах по обязательствам в случаях, порядке и на условиях, допускаемых и определяемых законодательством, нормы статьи 366 ГК Республики Беларусь не применяются, если иное не установлено законодательством или договором. Указанное отличие следует принимать во внимание при выборе применимого права к отношениям сторон договора перевозки и экспедиции. Одним из видов ответственности по договорам транспортной экспедиции и перевозки является оплата штрафов за простой транспортных средств по вине заказчика перевозки. При доказывании факта простоя и правомерности начисления штрафа за него следует руководствоваться Таможенным кодексом Таможенного союза, Федеральным законом от 27.11.2010 N 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации», а также ГК России. Приведем пример. Согласно подпункту 1.1 заключенного между истцом (экспедитором) и ответчиком (заказчиком) по рассмотренному судом делу договора транспортно-экспедиционного обслуживания от 10.11.2009 ответчик поручил, а истец принял на себя обязательство за вознаграждение и за счет ответчика выполнять или организовывать выполнение перевозок грузов транспортом по маршруту и в сообщении, избранных ответчиком, а также связанных с ними операций согласно принятому истцом поручению ответчика. В целях исполнения договора истец заключил с третьим лицом договор на транспортно-экспедиционное обслуживание и перевозку грузов автомобильным транспортом в международном сообщении от 01.03.2010, а последний в свою очередь заключил договор с перевозчиком на транспортно-экспедиционное обслуживание от 01.02.2010. В рамках исполнения договора истцом на основании поручения ответчика от 19.04.2010 была организована перевозка груза по маршруту г. Вена (Австрийская Республика) — г. Москва (Российская Федерация). Факт выполнения услуги по договору подтверждался CMR-накладными от 30.04.2010 и не оспаривался сторонами. Ставка фрахта за организацию данной перевозки в размере 2250 евро оплачена ответчиком в полном объеме. В поданном в суд исковом заявлении истец указал, что при выполнении перевозки был допущен по вине ответчика сверхнормативный простой транспортного средства. Так, согласно отметкам грузополучателя в листе простоя транспортное средство прибыло на место разгрузки 06.05.2010, а покинуло его 25.05.2010. Счет истца от 25.05.2010 на сумму 81093 рос. руб. 39 коп. (14 x 150 x 38,6159) за сверхнормативный простой с 12.05.2010 по 25.05.2010 частично оплачен ответчиком в сумме 35754 рос. руб. 31 коп. (9 дней (с 12.05.2010 по 20.05.2010) из расчета 100 евро в сутки). В связи с тем что ответчик свои обязательства исполнил не в полном объеме, истец просил взыскать с ответчика 46339,08 рос. руб. штрафа за простой транспортного средства и 2316,95 рос. руб. пени за несвоевременную оплату суммы основного долга. Ответчик, не признавая исковые требования в полном объеме, в отзыве на исковое заявление указал, что рассчитанная истцом сумма штрафа за вынужденный простой транспорта в размере 81093 рос. руб. 39 коп. неверна. При расчете суммы штрафа истец ошибочно исходил не из того размера штрафа, который был согласован сторонами в подпункте 6.6 договора (100 евро за сутки простоя), а из указанного в поручении экспедитору от 19.04.2010 (150 евро за сутки простоя). При этом стороны никаким соглашением, которое должно быть подписано в том же порядке, в каком был заключен договор, не вносили изменений в условия договора в части размера штрафа за вынужденный простой транспорта, а лица, подписавшие поручение экспедитору, не имели полномочий вносить изменения в договор. Кроме того, при расчете суммы штрафа за вынужденный простой транспорта истец неверно исходил из количества дней вынужденного простоя транспорта (14 календарных дней — с 12.05.2010 по 25.05.2010). В действительности в период с 21.05.2010 по 24.05.2010 включительно (4 календарных дня, из них 22.05.2010 и 23.05.2010 — выходные дни) простой транспорта происходил по вине самого перевозчика, т. к. водитель перевозчика самовольно покинул место стоянки транспортного средства с грузом на таможенном терминале владельца склада временного хранения в месте доставки, что делало невозможным выгрузку при проведении таможенными органами таможенного контроля (досмотра) при осуществлении таможенного оформления товара в таможенном органе места назначения. Отсутствие водителя на месте в период с 21.05.2010 по 24.05.2010 подтверждается актами, составленными представителями со стороны владельца склада временного хранения и ответчика. Указанная истцом причина вынужденного простоя транспорта — задержка таможенного оформления товара, по мнению ответчика, необоснованна, т. к. таможенное оформление товара, как и таможенный контроль, в соответствии с действовавшим на тот период времени Таможенным кодексом Российской Федерации (далее — ТмК России) (статья 403 ТмК России) является функцией таможенных органов, за которую ответчик не отвечает, как и не отвечает за решения и действия (бездействие) таможенных органов и их должностных лиц при осуществлении ими таможенного контроля и таможенного оформления. Представитель истца в судебном заседании исковые требования поддержал в полном объеме, в дополнении к иску указал, что согласно актам, представленным ответчиком, водитель отсутствовал только два дня: 21.05.2010 и 24.05.2010. Следовательно, 22.05.2010, 23.05.2010 и 25.05.2010 должны рассматриваться как периоды простоя транспортного средства на основании условий заявки и подпункта 6.6 договора. По договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента-грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза (часть первая пункта 1 статьи 801 ГК России). В подпункте 2.2 договора стороны согласовали, что ответчик поручает истцу выполнить или организовать выполнение перевозки и связанной с нею операции в соответствии с направляемым письменным поручением, которое является экспедиторским документом — поручением экспедитору, в котором должны быть указаны необходимые сведения для его выполнения. Поручение экспедитору может быть отправлено заказчиком по факсу либо по электронной почте. Также в подпункте 2.3 договора указано, что после получения поручения заказчика экспедитор в течение 3 (трех) часов направляет заказчику письменное подтверждение принятия поручения к исполнению в виде содержащейся в нем подписи уполномоченного лица и печати организации экспедитора и указанных в нем экспедитором сведений о подаваемом транспорте и водителе (представителе перевозчика). После такого подтверждения со стороны экспедитора поручение заказчика является неотъемлемой частью договора. Условия, оговоренные в поручении, имеют приоритет по отношению к условиям, оговоренным в настоящем договоре. Анализ поручения на осуществление перевозки от 19.04.2010 показал, что содержащиеся в нем условия достаточны для оказания услуги, а отметки истца свидетельствуют о его принятии к исполнению. Материалами дела подтверждалось и не оспаривалось сторонами, что предусмотренная договором и поручением на осуществление перевозки от 19.04.2010 услуга оказана и оплачена в полном объеме. Согласно пункту 1 статьи 330 ГК России неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. В случае задержки поданного транспорта по вине заказчика сверх согласованного сторонами срока (простоя) последний обязуется уплатить экспедитору по его требованию штраф за каждые сутки простоя, включая выходные и праздничные дни, в размере 100 евро на территории Европы и на территории стран Союза Независимых Государств (СНГ). Простой оплачивается при наличии карты простоя либо отметки в товарно-транспортной накладной (CMR-накладной) или по дополнительному согласованию сторон (подпункт 6.6 договора). Однако стороны в пункте 7 поручения на осуществление перевозки от 19.04.2010 согласовали, что штрафные санкции за сверхнормативный простой составляют 150 евро в сутки. Поскольку условия поручения в силу подпункта 2.3 договора имеют приоритет по отношению к условиям, оговоренным в договоре, суд посчитал, что штраф за сверхнормативный простой составляет 150 евро в сутки, а не 100 евро, как указывал ответчик. При определении периода простоя суд принял во внимание, что согласно актам, представленным ответчиком, водитель отсутствовал 21.05.2010 и 24.05.2010. Таким образом, сумма штрафа за сверхнормативный простой составит 900 евро (34754,31 рос. руб. по курсу Центрального банка Российской Федерации на дату подачи иска). Утверждение ответчика об отсутствии водителя на рабочем месте в иные дни не подтверждалось материалами дела, а иных доказательств ответчиком не представлено. Кроме этого, согласно письму Московской областной таможни от 23.04.2012 в соответствии с пунктом 1 статьи 153 ТмК России таможенный орган уведомил покупателя о выявлении несоблюдения условий выпуска товаров, предусмотренных статьей 149 ТмК России, а именно об отсутствии фактического поступления денежных средств на счета таможенного органа. Денежные средства поступили на счет таможенного органа лишь 26.05.2010, и в этот же день был осуществлен выпуск товара. За несвоевременную оплату счетов заказчик выплачивает экспедитору за каждый день просрочки оплаты пеню в размере 0,1% от неоплаченной суммы (подпункт 6.8 договора). Вместе с тем материалами дела подтверждалось, что сумма основного долга ответчиком уплачена своевременно, а пеня насчитана на штраф за простой транспортного средства, который включен истцом в счет, т. е. на неустойку. Таким образом, оснований к удовлетворению требования о взыскании пени за просрочку оплаты счета не имеется. Поскольку в удовлетворении требования о взыскании пени отказано, ходатайство ответчика о снижении на основании статьи 333 ГК России размера подлежащей взысканию неустойки суд отклонил. Решение суда в апелляционном, кассационном порядке не обжаловалось, вступило в законную силу.

В завершение следует отметить, что, так же как и выбор применимого права, выбор компетентного суда, который должен рассматривать споры между сторонами договора транспортной экспедиции (перевозки), возможен на основании соглашения сторон, содержащегося в договоре.