Законодательство о третейских судах в России: что нового?

1 сентября 2016 г. в России вступил в силу новый Федеральный закон Российской Федерации от 29.12.2015 N 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее — Закон об арбитраже в России), а также Федеральный закон Российской Федерации от 29.12.2015 N 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона «О саморегулируемых организациях» в связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Данные нормативные акты вносят значительные изменения в порядок образования и деятельности третейских судов и постоянно действующих арбитражных учреждений на территории Российской Федерации, а также арбитражный процесс (третейское разбирательство). Потребность в реформировании существующей системы третейских судов в России была обусловлена рядом причин. К ним относят недостатки законодательного регулирования, зависимость третейских судов от организаций, при которых они созданы, непрозрачность процедуры назначения арбитров, подверженность коррупции, использование третейского разбирательства для легализации незаконных операций. Закон об арбитраже в России призван устранить вышеуказанные проблемы.

В настоящей статье остановимся на некоторых нововведениях в порядке создания постоянно действующих арбитражных учреждений и вопросах арбитрабельности корпоративных споров, а также проведем сравнение с правовым регулированием данных вопросов в законодательстве Беларуси и Украины. Согласно ч. 1 ст. 44 Закона об арбитраже в России постоянно действующие арбитражные учреждения будут создаваться только при некоммерческих организациях и только при условии получения такой организацией специального разрешения, предоставляемого актом Правительства Российской Федерации. Ранее постоянно действующие третейские суды в России могли быть образованы при любом юридическом лице. При этом регистрация третейского суда осуществлялась по заявительному принципу: организация, образовавшая постоянно действующий третейский суд, должна была направить в компетентный государственный суд копии документов, свидетельствующих об образовании третейского суда. Нововведение относительно регистрации постоянно действующих арбитражных учреждений было воспринято неоднозначно в российском арбитражном сообществе. Есть опасение, что такие нормы не только не позволят преодолеть существующие злоупотребления, но могут серьезно повредить развитию третейского разбирательства в России <2>. Вероятно, что иностранные арбитражные учреждения не захотят проходить процедуру регистрации для осуществления деятельности по разрешению споров на территории России и предпочтут этому не работать в стране вовсе.

Также возможно, что норма о государственной регистрации третейских судов будет иметь временный характер. По мнению вице-президента Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Вадима Чубарова, «она вводится, чтобы навести порядок в числе тех, кто заявляет, что занимается третейским судопроизводством, но на самом деле третейским судопроизводством не занимается».

Закон об арбитраже в России предусматривает возможность администрирования спора на территории Российской Федерации иностранным арбитражным учреждением без регистрации в качестве постоянно действующего арбитражного учреждения. Однако решения незарегистрированных арбитражных судов будут рассматриваться как арбитражные решения, принятые третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора (далее — арбитраж ad hoc). Закон об арбитраже в России устанавливает некоторые различия в правовом регулировании третейского разбирательства, осуществляемого постоянно действующим арбитражным учреждением и арбитражем ad hoc. Например, стороны в арбитраже ad hoc не могут исключить возможность назначения арбитра государственным судом в случае недостижения между сторонами соглашения по формированию состава арбитража (ч. 4 ст. 11 Закона об арбитраже в России). Также в отличие от решений постоянно действующего арбитражного учреждения в отношении решений арбитража ad hoc стороны не могут предусмотреть, что такое решение будет окончательным для сторон и не подлежащим отмене. В Республике Беларусь в настоящее время постоянно действующий третейский суд может быть создан в форме некоммерческой организации или в форме обособленного подразделения юридического лица (ч. 1 ст. 3 Закона Республики Беларусь от 18.07.2011 N 301-З «О третейских судах» (далее — Закон о третейских судах в Беларуси)). При этом постоянно действующие третейские суды, созданные в качестве некоммерческих организаций, подлежат государственной регистрации, а постоянно действующие третейские суды, созданные в качестве обособленных подразделений (подразделений) юридических лиц — постановке на учет. Государственная регистрация соответственно осуществляется Министерством юстиции Республики Беларусь, а постановка на учет — главным управлением юстиции областного (Минского городского) исполнительного комитета по месту нахождения юридического лица. В украинском законодательстве закреплен свой подход: в ч. 1 ст. 8 Закона Украины от 11.05.2004 N 1701-IV «О третейских судах» (далее — Закон о третейских судах в Украине) приведен перечень организаций, при которых может быть создан постоянно действующий третейский суд. К ним относятся: всеукраинские общественные организации; всеукраинские организации работодателей; фондовые и товарные биржи; саморегулируемые организации профессиональных участников рынка ценных бумаг; торгово-промышленные палаты; всеукраинские ассоциации кредитных союзов; Центральный союз потребительских обществ Украины; объединения, ассоциации субъектов предпринимательской деятельности — юридических лиц, в том числе банков. При этом постоянно действующие третейские суды в Украине создаются без наделения их статусом юридического лица и также подлежат регистрации. Следует отметить, что требование о государственной регистрации постоянно действующих третейских судов не является новинкой. Такое требование в настоящее время закреплено в праве таких государств, как Казахстан, Китай, Латвия, Чехия и Словакия. Вместе с тем в ряде стран особые требования к регистрации арбитражных институтов отсутствуют, они могут быть созданы в форме некоммерческой организации (non-profit organization) и при этом не требуют специальной регистрации или аккредитации со стороны государства.

Требования, предъявляемые к регистрации постоянно действующих арбитражных учреждений. Согласно Закону об арбитраже в России предоставление права выполнения функций постоянно действующего арбитражного учреждения будет осуществляться на основании соответствия некоммерческой организации, при которой создается постоянно действующее арбитражное учреждение, следующим требованиям:

  1. соответствие представленных правил постоянно действующего арбитражного учреждения требованиям Закона об арбитраже в России;
  2. наличие у постоянно действующего арбитражного учреждения рекомендованного списка арбитров;
  3. достоверность представленной информации о некоммерческой организации, при которой создано постоянно действующее арбитражное учреждение, и ее учредителях (участниках);
  4. репутация некоммерческой организации, при которой создается постоянно действующее арбитражное учреждение.

При этом иностранному арбитражному учреждению право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения на территории России будет предоставляться, если указанное учреждение имеет широко признанную международную репутацию. Соблюдение других требований, кроме вышеуказанных, при предоставлении иностранному арбитражному учреждению права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения проверяться не будет. Таким образом, репутация некоммерческой организации и (или) иностранного арбитражного учреждения является одним из ключевых критериев при принятии решения о предоставлении права осуществлять функции постоянно действующего арбитражного учреждения на территории Российской Федерации. К вопросу об арбитрабельности корпоративных споров. В связи с отсутствием четкого правового регулирования в России на протяжении долгого времени оставался обсуждаемым вопрос о возможности передать на рассмотрение арбитража корпоративный спор. С принятием Закона об арбитраже в России данный вопрос разрешен в пользу арбитрабельности корпоративных споров. Важно отметить, что определенный круг корпоративных споров может рассматриваться только постоянно действующим учреждением (для арбитража ad hoc такой возможности не предусмотрено) и только согласно специально утвержденным, размещенным и депонированным правилами арбитража корпоративных споров. К таким спорам относятся споры, связанные с созданием в Российской Федерации юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, включая споры по искам участников юридического лица в связи с правоотношениями юридического лица с третьим лицом, если у участников юридического лица есть право на подачу таких исков в соответствии с Законом об арбитраже в России. Такие споры, как, например, споры, связанные с принадлежностью акций, или споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг, могут рассматриваться в рамках арбитража, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением при отсутствии специальных правил.

К корпоративным спорам, которые могут рассматриваться в рамках арбитража, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением при отсутствии специальных правил, относятся все споры, предусмотренные п. 2 и 6 ч. 1 статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В законодательстве Республики Беларусь возможность передать корпоративный спор на рассмотрение третейского суда напрямую не предусмотрена. Согласно ст. 19 Закона о третейских судах в Беларуси третейский суд разрешает любые споры, возникающие между сторонами, заключившими третейское соглашение, за исключением:

  1. споров, стороной которых является учредитель постоянно действующего третейского суда, созданного в качестве некоммерческой организации, либо юридическое лицо, обособленным подразделением (подразделением) которого является такой третейский суд;
  2. споров, непосредственно затрагивающих права и законные интересы третьих лиц, не являющихся сторонами третейского соглашения;
  3. споров, которые не могут быть предметом третейского разбирательства в соответствии с законодательством Республики Беларусь;
  4. споров, которые не могут быть предметом третейского разбирательства в соответствии с законодательством иностранного государства, если применение законодательства иностранного государства предусмотрено третейским соглашением или иным договором между сторонами.

Также не могут быть предметом третейского разбирательства споры, отнесенные к исключительной компетенции (специальной подведомственности) экономических судов (ч. 1 ст. 47 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК)). Кроме того, в решении Конституционного Суда Республики Беларусь от 07.07.2011 N Р-619/2011 «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О третейских судах» обращается внимание на то, что при определении компетенции третейских судов необходимо исходить из договорной природы третейского суда, что допустимо лишь в гражданско-правовых отношениях. Указание на гражданско-правовой характер спора как критерий его возможного разрешения посредством третейского разбирательства означает, что в системе действующего правового регулирования не допускается передача на рассмотрение третейского суда споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, а также дел, рассматриваемых в порядке особого производства. Таким образом, анализ ст. 19 Закона о третейских судах в Беларуси, ст. 47 ХПК, названного решения Конституционного суда Республики Беларусь позволяет сделать вывод, что определенный круг корпоративных споров не исключен из подведомственности третейских судов. Корпоративные споры, которые вытекают из гражданско-правовых отношений и не подпадают под исключительную компетенцию экономического суда, могут быть предметом третейского разбирательства.

В Украине в настоящее время отсутствует возможность передачи корпоративного спора на рассмотрение третейского суда. Согласно ст. 6 Закона о третейских судах в Украине третейские суды могут рассматривать любые дела, возникающие из гражданских и хозяйственных правоотношений, за исключением (среди прочего) дел, возникающих из корпоративных отношений в спорах между хозяйственным обществом и его участником (учредителем, акционером), в том числе участником, который выбыл, а также между участниками (учредителями, акционерами) хозяйственных обществ, связанных с созданием, деятельностью, управлением и прекращением деятельности этих обществ, а также других дел, которые в соответствии с законом подлежат решению исключительно судами общей юрисдикции или Конституционным Судом Украины. Как следует из вышеизложенного, вопрос об арбитрабельности корпоративных споров по-разному регламентируется в законодательстве России, Беларуси и Украины. Необходимо это учитывать еще на стадии составления и заключения арбитражного соглашения между контрагентами из разных стран. В заключение отметим, что реформа национального третейского законодательства в настоящее время является глобальной тенденцией. Реформа третейского законодательства в России вносит много в большей степени положительных изменений и направлена на устранение пробелов в правовом регулировании. Несмотря на то что третейское законодательство России, Беларуси и Украины не идентично, вместе с тем существует много похожих подходов и схожих пробелов. Таким образом, возможно, пересмотр третейского законодательства в России также станет толчком к принятию решения о необходимости третейских реформ в законодательстве Беларуси и Украины.