Постановление апелляционной инстанции экономического суда Брестской области от 02.06.2015 (дело N 7-3/2015/86А)

Обстоятельства: Поскольку факт совершения руководителем действий, приведших должника к банкротству установлен актами проверок, решение экономического суда о взыскании в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам должника оставлено без изменения

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда Брестской области от 02.06.2015 (дело N 7-3/2015/86А)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА БРЕСТСКОЙ ОБЛАСТИ

Апелляционная инстанция экономического суда Брестской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Б., г. Б., на решение экономического суда Брестской области от 15.04.2015 по иску общества с ограниченной ответственностью «М» (далее — ООО «М»), г. Б., в лице управляющего по делу о банкротстве — индивидуального предпринимателя Ч. к Б. о взыскании 551 583 600 руб. в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «М» (с учетом увеличения размера исковых требований), третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца — инспекция Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по району г. Бреста, Главное управление Министерства финансов Республики Беларусь по области, открытое акционерное общество «С» (далее — ОАО «С»), г. Б., иностранное общество с ограниченной ответственностью «Л» (далее — ИООО «Л»), Б. обл., Б. р-н, Т. с/с, с участием ответчика — Б., представителя ответчика — адвоката, представителя инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по району г. Бреста

Установила:

Решением от 15.04.2015 экономический суд Брестской области взыскал с Б. в пользу ООО «М» 524 736 658 руб. в порядке возложения субсидиарной ответственности по обязательствам перед кредиторами ООО «М».

В остальной части иска отказано.

Кроме того с Б. в доход республиканского бюджета взыскано 19 166 879 руб. государственной пошлины.

С ООО «М» в доход республиканского бюджета взыскано 980 629 руб. государственной пошлины.

В апелляционной жалобе Б. просит решение суда первой инстанции от 15.04.2015 в части взыскания 524 736 658 руб. отменить и принять по делу новое постановление, которым в иске отказать.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте слушания дела судом апелляционной инстанции.

В судебном заседании апеллянт и его представитель доводы апелляционной жалобы поддержали.

Представитель третьего лица — инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по району г. Бреста в судебном заседании пояснил, что с доводами апелляционной жалобы не согласен, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

В судебном заседании апеллянт пояснил, что он обжалует решение суда первой инстанции только в части взыскания 524 736 658 руб.

Представитель третьего лица в судебном заседании не возражал против пересмотра решения суда первой инстанции только в обжалуемой части.

Применительно к части 4 статьи 277 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) экономический суд апелляционной инстанции проверяет обоснованность и законность решения экономического суда от 15.04.2015 по делу N 7-3/2015 только в обжалуемой части.

Обосновывая апелляционную жалобу, апеллянт указал, что, по его мнению, при рассмотрении данного дела экономический суд первой инстанции пришел к неверным выводам, не соответствующим фактическим обстоятельствам дела.

Апеллянт считает, что обстоятельства, которые суд посчитал установленными, не доказаны достаточными доказательствами, а также судом первой инстанции применены не подлежащие применению нормы материального права.

По мнению апеллянта, основания, необходимые для привлечения учредителя (руководителя) к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «М» перед кредиторами в размере сумм неудовлетворенных требований кредиторов, в данном конкретном случае отсутствовали.

Ответчик считает, что между действиями ответчика, указанными в иске, как руководителя организации, признанной банкротом, и с наступившим банкротством истца не имеется причинно-следственной связи.

Так, ответчик полагает, что им приняты все меры, направленные на организацию бухгалтерского учета и создания необходимых условий для его правильного ведения.

Приказом от 06.08.2008 в ООО «М» был принят на должность главный бухгалтер, с которой был заключен трудовой контракт от 06.08.2008.

Впоследствии с ней перезаключались трудовые контракты 01.04.2009 и 01.03.2011 на новый срок.

Согласно должностной инструкции именно главный бухгалтер обеспечивает правильное начисление и перечисление налогов и сборов в республиканский и местный бюджет, принимает меры по предупреждению нарушений финансового и хозяйственного законодательства, обеспечивает сохранность бухгалтерских документов, оформления и сдачи их в архив.

Таким образом, поскольку именно на главного бухгалтера организации возложен контроль за выполнением обязательств, включая налоговые обязательства, неуплата и (или) неполная уплата (в том числе по неосторожности) налоговых платежей в бюджет, по мнению ответчика, произошла исключительно по вине главного бухгалтера организации, а не ее руководителя.

Кроме того, ответчик полагает, что те нарушения, которые вменяются ему согласно акту инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по району г. Бреста, к увеличению денежных обязательств истца не привели и не могли привести.

Не согласен ответчик и с выводом суда первой инстанции в той части, что обязательство истца перед ОАО «С» в размере 72 752 261 руб. возникло в результате действий ответчика, который согласно акту проверки, произведенной Комитетом государственного контроля по области, допустил необоснованное включение в акты сдачи-приемки работ, выполненных на объекте «Р» (далее — Объект), завышенной стоимости использованных при производстве работ строительных материалов, что привело к завышению стоимости работ на указанную сумму.

Руководитель ООО «М» Б. приказом от 01.02.2011 закрепил и назначил ответственным лицом за производство строительных работ с возложением обязанностей руководства на Объекте мастера, который был ознакомлен с приказом под роспись.

Именно мастер Т., действуя в соответствии с данным приказом, осуществлял в период 15 — 20 мая 2011 г. приемку от генерального подрядчика (ОАО «С») конструкций балюстрады и ограждающих стен выше кровли под устройство кровли из титан-цинка.

В ходе выполнения строительно-монтажных работ мастер Т. контролировал согласно приказу качество и объемы выполняемых на Объекте работ, вел учет фактически выполненных видов и объемов работ и отражал данные о фактически выполненных работах в журнале производства работ (по видам работ и датам их выполнения) и в накопительном журнале (по объемам выполненных работ, использованным при производстве работ материалам в количественных показателях).

По окончании отчетного периода (месяца) мастер Т. предоставлял данные журнала производства работ и накопительного журнала в ПТО инженеру Ж., в должностные обязанности которой входило оформление актов сдачи-приемки выполненных строительно-монтажных и иных специальных работ, расчета стоимости выполненных работ, оформление справок о стоимости выполненных работ. Инженер ПТО Ж., осуществляя оформление вышеуказанных документов, получала в бухгалтерии предприятия от главного бухгалтера Ф. данные о стоимости материалов.

По мнению апеллянта, суд первой инстанции при рассмотрении данного дела не установил, какие конкретно действия Б. как руководителя ООО «М» привели к образованию денежного обязательства перед кредитором ОАО «С» в сумме 72 752 261 руб.

Не учтено судом первой инстанции и то обстоятельство, что при выполнении субподрядных работ на Объекте генподрядчиком (ОАО «С») осуществлялся контроль за качеством выполнения работ при их приемке в соответствии с п. 2.1.4 заключенного договора субподряда. Со стороны заказчика работ осуществлялся технический надзор (закреплено ответственное лицо — П.), авторский надзор. Представители соответствующих организаций контролировали оформление и подписание исполнительной документации, ее соответствие заключенному договору, что также обеспечивало достоверность вносимых в акты сдачи-приемки данных.

Апеллянт считает, что не доказан с достоверностью тот факт, что именно по вине руководителя Б., в результате его конкретных действий было допущено завышение стоимости выполнявшихся истцом в качестве субподрядчика работ на Объекте.

Не согласен ответчик с вменением ему деяния, доведшего истца до банкротства и выразившегося в ненадлежащем исполнении обязательств по государственным контрактам на выполнение ремонтно-строительных работ, заключенным с КУП «ЖРЭУ г. Бреста», так как полагает, что в решении суда первой инстанции отсутствует какая-либо мотивировка по данному обстоятельству.

Не доказано, по мнению ответчика, вмененное ему управляющим в качестве деяния, доведшего истца до банкротства, необеспечение сохранности газовых баллонов, арендованных у ИООО «Л». В этой части требований в вынесенном судом первой инстанции решении, по мнению ответчика, также отсутствуют какие-либо выводы.

Изучив материалы дела N 7-3/2015, материалы дела N 64-3Б/2014 о банкротстве ООО «М», г. Б., доводы, изложенные в апелляционной жалобе, заслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле в судебном заседании, экономический суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что решение суда первой инстанции не подлежит отмене.

Согласно статье 280 ХПК основаниями к изменению или отмене решения суда первой инстанции в апелляционном порядке являются его полная или частичная необоснованность, незаконность решения или неправомерность процесса.

Как следует из материалов дела N 7-3/2015, материалов дела N 64-3Б/2014 о банкротстве ООО «М», г. Б., и установлено судом апелляционной инстанции, определением экономического суда Брестской области от 16.07.2014 в отношении ООО «М», г. Б., как отсутствующего должника было возбуждено производство по делу о банкротстве N 64-3Б/2014 и открыто конкурсное производство, управляющим назначен индивидуальный предприниматель Ч.

Решением экономического суда от 01.10.2014 истец признан банкротом и в отношении него открыто ликвидационное производство.

Согласно заключению управляющего в деле N 64-3Б/2014, на основании которого принято решение о банкротстве истца, причинами возникновения неплатежеспособности истца как должника в деле о банкротстве стали нарушения налогового законодательства и неуплата в бюджет обязательных платежей в период с 01.12.2010 по 31.12.2012, а также нарушение сроков выполнения подрядных работ по госконтрактам, что привело к существенным экономическим санкциям.

В процессе конкурсного производства управляющим в реестр были включены требования шести конкурсных кредиторов на общую сумму 526 476 876 руб.

В ходе ликвидационного производства в деле о банкротстве за недостаточностью имущества истца непогашенными остались требования четырех из шести конкурсных кредиторов (инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по району г. Бреста, Главного управления Министерства финансов Республики Беларусь по области, ОАО «С» и ИООО «Л») на общую сумму 524 736 658 руб.

Данная непогашенная сумма вошла в состав исковых требований, заявленных управляющим к ответчику в порядке субсидиарной ответственности.

Требование о привлечении ответчика к субсидиарной ответственности заявлены управляющим по основанию, предусмотренному частью 2 статьи 11 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 N 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), как лица, наделенного полномочиями давать истцу обязательные для исполнения указания, своими деяниями довел истца до банкротства.

В качестве деяний управляющий указал следующее:

  • ответчик в бытность директора истца довел истца до банкротства тем, что не обеспечил надлежащего ведения бухгалтерского учета на возглавляемом им предприятии, в связи с чем по результатам налоговой проверки, проведенной инспекцией Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по району г. Бреста, истцу ко взысканию с истца были доначислены налоги, сборы и пени на общую сумму 261 835 569 руб., в том числе 105 068 123 руб. — налог на добавленную стоимость за 2010 — 2011 годы, 23 777 400 руб. — подоходный налог за 2010 — 2012 годы, 1 084 936 руб. — отчисления в инновационный фонд Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь за 2010 год и 131 905 110 руб. — пеня, начисленная на просроченные платежи в бюджет, позднее включенные в реестр требований кредиторов в деле о банкротстве истца в сумме 220 005 927 руб. и не погашенные за недостаточностью его имущества;
  • по вине ответчика как руководителя истца было допущено завышение стоимости выполнявшихся истцом как субподрядчиком работ по установке стропильной системы на Объекте, что привело к возникновению задолженности перед генеральным подрядчиком (ОАО «С») в сумме 72 752 261 руб., также включенной в реестр требований кредиторов в деле о банкротстве истца и не погашенной за недостаточностью его имущества;
  • ответчик как руководитель истца допустил ненадлежащее исполнение истцом обязательств по государственным контрактам на выполнение ремонтно-строительных работ, заключенным с коммунальным унитарным предприятием «Ж», повлекшее издание Главным управлением Министерства финансов Республики Беларусь по области приказов о принудительном взыскании с истца денежных средств в общей сумме 205 007 459 руб., также включенной в реестр требований кредиторов в деле о банкротстве истца и не погашенной за недостаточностью его имущества;
  • как руководитель истца ответчик не обеспечил сохранность баллонов, полученных истцом как арендатором у ИООО «Л» как арендодателя по договору аренды баллонов от 04.08.2009 и не возвращенных последнему в связи с их утерей, что повлекло начисление истцу 27 399 588 руб., составляющих стоимость утерянных баллонов, также включенных в реестр требований кредиторов в деле о банкротстве истца и не погашенных за недостаточностью его имущества.

Согласно части 2 статьи 11 Закона о банкротстве, если экономическая несостоятельность (банкротство) должника — юридического лица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или иными лицами, в том числе руководителем должника, имеющими право давать обязательные для должника указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то такие лица при недостаточности имущества должника для расчета с кредиторами солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Как указано выше, управляющим по делу N 64-3Б/2014 о банкротстве ООО «М» сделано заключение, что причинами возникновения неплатежеспособности истца как должника в деле о банкротстве стали нарушения налогового законодательства и неуплата в бюджет обязательных платежей в период с 01.12.2010 по 31.12.2012, а также нарушение сроков выполнения подрядных работ по госконтрактам, что привело к существенным экономическим санкциям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 49 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законодательством и учредительными документами.

В соответствии с частью 1 пункта 9 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.10.2006 N 11 «О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности» при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, в том числе руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть 2 пункта 3 статьи 52 ГК), судам следует учитывать, что привлечение указанных лиц к субсидиарной ответственности обусловлено необходимостью установления следующих обстоятельств: наличия у соответствующего лица права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия; совершения соответствующим лицом действий (или его бездействие), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для юридического лица указания или использовании своих возможностей иным образом определять его действия; наличия причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом; недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов.

В силу положений пунктов 6.18, 6.19, 6.20 устава ООО «М» исполнительным органом общества является его директор, который осуществляет текущее руководство деятельностью общества, принимает и увольняет работников, применяет к ним меры поощрения и дисциплинарного взыскания, в пределах своей компетенции распоряжается имуществом, в том числе средствами общества, заключает договоры от имени общества, издает приказы и дает указания, обязательные для всех работников общества.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что Б. в период образования задолженности, приведшей к банкротству истца, как его участник и руководитель являлся лицом, имевшим право давать обязательные для истца указания либо возможность иным образом определять его действия.

Факт банкротства ООО «М», г. Б., установленный вступившим в законную силу решением суда, имеет место.

Факт отсутствия у истца имущества, достаточного для удовлетворения требований его кредиторов в сумме, исчисленной управляющим ко взысканию, подтверждается материалами данного дела и дела N 64-3Б/2014.

В соответствии со статьей 6 Закона Республики Беларусь от 18.10.1994 N 3321-XII «О бухгалтерском учете и отчетности» (далее — Закон о бухгалтерском учете) руководитель организации обязан организовать бухгалтерский учет и создать необходимые условия для правильного его ведения.

Согласно части 4 статьи 16 Закона о бухгалтерском учете руководитель организации несет ответственность за организацию хранения первичных учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности.

В силу статьи 17 Закона о бухгалтерском учете должностные лица организаций, нарушающие законодательство Республики Беларусь о бухгалтерском учете и отчетности, несут ответственность в соответствии с законодательством Республики Беларусь.

Статьей 9 Закона о бухгалтерском учете факт совершения хозяйственной операции подтверждается первичным учетным документом, имеющим юридическую силу, который составляется ответственным исполнителем совместно с другими участниками операции.

Согласно акту проведенной инспекцией Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по району г. Бреста выездной внеплановой налоговой проверки истца от 15.05.2014 (с учетом внесенных в него изменений от 23.05.2014) истцом в 2010 — 2012 годах в бюджет не уплачены налоги и сборы в общей сумме 129 930 459 руб., в том числе налог на добавленную стоимость за 2010 — 2011 годы в сумме 105 068 123 руб., отчисления в инновационный фонд Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь за 2010 год в сумме 1 084 936 руб., а также подоходный налог за 2010 — 2012 годы в сумме 23 777 400 руб. (при этом неуплата в бюджет подоходного налога была допущена с сумм материальной помощи, выплаченной ответчику и главному бухгалтеру).

В этой связи истцу были начислены пени за просрочку исполнения налоговых обязательств в общей сумме 131 905 110 руб.

По результатам указанной проверки налоговым органом 10.06.2014 было принято решение, которым с истца в доход бюджета взыскано 261 835 569 руб. налогов, сборов и пени за неисполнение налогового обязательства.

Суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что ответчик, как руководитель истца своим бездействием не обеспечил соблюдение законодательства по вопросам бухгалтерского и налогового учета (не обеспечил соответствия данных бухгалтерского учета, представленных налоговому органу, данным, отраженным в декларациях (расчетах) по налогам (сборам).

Данные обстоятельства подтверждаются материалами дела, в частности, в том числе и актом проведенной инспекцией Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по району г. Бреста выездной внеплановой налоговой проверки истца от 15.05.2014 (с учетом внесенных в него изменений от 23.05.2014) истцом в 2010 — 2012 годах в бюджет не уплачены налоги и сборы в общей сумме 129 930 459 руб., в том числе налог на добавленную стоимость за 2010 — 2011 годы в сумме 105 068 123 руб., отчисления в инновационный фонд Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь за 2010 год в сумме 1 084 936 руб., а также подоходный налог за 2010 — 2012 годы в сумме 23 777 400 руб.

Вина директора в необоснованном включении в акты сдачи-приемки работ, выполненных на Объекте, подтверждается актом проверки, проведенной Комитетом государственного контроля Республики Беларусь по области.

С учетом изложенного суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что ответчиком как руководителем истца (т. е. лицом, наделенным правом давать истцу обязательные для исполнения указания иным образом определять его действия) совершены деяния, находящиеся в причинно-следственной связи с наступившим банкротством истца, а следовательно, суд первой инстанции обоснованно возложил на ответчика субсидиарною ответственность по обязательствам истца как должника по делу о банкротстве N 64-3Б/2014 перед его кредиторами.

Суд первой инстанции дал правовую оценку всем приведенным ответчиком возражениям, в том числе и в части ответственности иных лиц за доведение истца до банкротства.

Таким образом, суд первой инстанции оценил все имеющиеся в деле доказательства и обоснованно пришел к выводу о том, что с ответчика в пользу истца следует взыскать 524 736 658 руб. в порядке возложения субсидиарной ответственности по обязательствам перед кредиторами ООО «М».

У суда апелляционной инстанции отсутствуют основания для переоценки доказательств по делу.

С учетом изложенного доводы апелляционной жалобы являются необоснованными.

Оснований для отмены решения суда первой инстанции нет.

Расходы по госпошлине за подачу апелляционной жалобы следует отнести на апеллянта согласно статье 133 ХПК.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 276 — 279, 281 ХПК, апелляционная инстанция

Постановила:

Решение экономического суда Брестской области от 15.04.2015 по делу N 7-3/2015 оставить без изменения, а апелляционную жалобу Б., г. Б., — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента принятия, может быть обжаловано (опротестовано) в течение одного месяца со дня вступления в законную силу в кассационную инстанцию Верховного Суда Республики Беларусь в порядке, установленном статьями 282 — 286 ХПК.