Постановление об отказе в удовлетворении требования о возмещении вреда окружающей среде в результате заготовки и вывоза древесины

Обстоятельства: Лесохозяйственному учреждению вменялось причинение вреда окружающей среде в результате заготовки и вывоза древесины, приобретенной в результате биржевых торгов по лесорубочным билетам, выданным до регистрации биржевых договоров.

Требование: О возмещении вреда.

Решение: Требование не было удовлетворено, так как допущенные нарушения являлись формальными, не повлекшими причинения реального вреда природе.

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 18.04.2016 (дело N 480-6/15/102а)

Примечание

Постановлением судебной коллегии по экономическим делам Верховного суда Республики Беларусь от 28.06.2016 (дело N 480-6/2015/102А/629К) данное постановление и решение экономического суда Минской области от 16.03.2016 (дело N 480-6/2015) оставлены без изменения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА МИНСКОЙ ОБЛАСТИ

Суд апелляционной инстанции экономического суда Минской области с участием представителей, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь (далее — Государственная инспекция охраны животного и растительного мира) (истца) на решение экономического суда Минской области от 16.03.2016 по делу N 480-6/15 по иску Государственной инспекции охраны животного и растительного мира к государственному лесохозяйственному учреждению «С» (далее — ГЛХУ «С») о взыскании 7 332 869 954 белорусских рублей (5 461 904 700 белорусских рублей в возмещение вреда, причиненного окружающей среде, и 1 870 965 254 белорусских рублей стоимости незаконно добытой древесины),

Установил:

Решением от 16.03.2016 суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска Государственной инспекции охраны животного и растительного мира к ГЛХУ «С» о взыскании 7 332 869 954 белорусских рублей, в том числе 5 461 904 700 белорусских рублей в возмещение вреда, причиненного окружающей среде, и 1 870 965 254 белорусских рублей стоимости незаконно добытой древесины.

Государственная инспекция охраны животного и растительного мира не согласна с решением суда первой инстанции в полном объеме, просит отменить решение по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе (с учетом дополнений), поддержанной представителем апеллянта в судебном заседании.

ГЛХУ «С» отклонило доводы истца отзывом на апелляционную жалобу, поддержанным представителями ответчика в судебном заседании; просит оставить в силе решение суда первой инстанции.

Для представления апеллянтом копии регламента биржевых торгов по секции лесопродукции в ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа», на который в обоснование отмены решения суда первой инстанции ссылается Государственная инспекция охраны животного и растительного мира, в судебном заседании, открытом 14.04.2016, объявлялся перерыв по 18.04.2016.

Согласно статье 280 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) основаниями для изменения или отмены судебного постановления суда первой инстанции являются нарушение или неправильное применение норм материального и (или) процессуального права, недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд посчитал установленными, а также несоответствие изложенных в судебном акте выводов обстоятельствам дела.

Заслушав представителей истца и ответчика, исследовав представленные по делу доказательства, в том числе договоры на приобретение ответчиком на ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа» древесины на корню (лесосечного фонда), лесорубочные билеты, протоколы и постановления по делам об административных правонарушениях, составленные в отношении ГЛХУ «С», регламент биржевых торгов по секции лесопродукции в ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа», проанализировав доводы апелляционной жалобы и возражений против нее, суд апелляционной инстанции считает, что при разрешении спорного правоотношения материальное и процессуальное право применено судом первой инстанции правильно, выводы суда соответствуют обстоятельствам дела, полно и всесторонне исследованным судом, а поэтому решение от 16.03.2016 по делу N 480-6/15 не подлежит отмене, а апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению исходя из следующего.

По данному делу Государственная инспекция охраны животного и растительного мира предъявила в экономический суд иск к ГЛХУ «С» о взыскании 5 461 904 700 белорусских рублей в возмещение вреда, причиненного окружающей среде, и 1 870 965 254 белорусских рублей стоимости незаконно добытой древесины на основании акта проверки от 18.08.2014.

По совокупной оценке представленных по делу доказательств суд пришел к выводу об отсутствии законных оснований для удовлетворения исковых требований ввиду недоказанности отрицательных изменений окружающей среды, на которые указывал истец.

Государственная инспекция охраны животного и растительного мира не согласна с выводами суда по следующим основаниям.

По мнению апеллянта, выводы суда основаны на письме ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа» от 10.03.2016 за подписью первого заместителя председателя правления биржи, касающемся вопросов отнесения операции по продаже древесины на корню, древесины в заготовленном виде либо покупке услуг по заготовке древесины при совпадении в одном лице продавца и покупателя биржевой сделки и необходимости регистрации соответствующих договоров на бирже.

Из указанного письма следует, что, по мнению ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа», факт заключения биржевой сделки отсутствует, если в момент окончания времени подачи заявок на продажу или покупку предложение организации, ведущей лесное хозяйство, подавшей соответствующую заявку на покупку услуг по заготовке древесины либо заявку на продажу древесины на корню либо древесины в заготовленном виде, являлось по цене лидирующим или единственным. В таком случае в соответствии с локальными нормативными правовыми актами биржи торговая система биржи фиксирует соответствующее намерение приобрести древесину на корню либо древесину в заготовленном виде либо осуществить самостоятельную заготовку древесины, а биржевой договор не заключается и, соответственно, не регистрируется на бирже.

Применение судом данного письма в качестве обоснования отказа в удовлетворении апеллянт считает необоснованным, так как судом не выяснено, имел ли право первый заместитель толковать локальные нормативные акты, принятые правлением ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа»; в письме отсутствует ссылка на конкретные пункты и локальные нормативные правовые акты, на основании которых сделан вывод, содержащийся в письме; при этом сам вывод сделан на основании пункта 3.12 регламента биржевых торгов услугами по заготовке древесины по секции лесопродукции в ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа», который (регламент) распространяется только на биржевые сделки по торговле услугами по заготовке древесины и не распространяется на биржевые сделки по продаже древесины на корню. Для продажи древесины на корню в ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа» действует регламент биржевых торгов по секции лесопродукции в ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа», не содержащий таких норм, на основании которых сделаны выводы в письме.

ГЛХУ «С» во всех спорных случаях, указанных в исковом заявлении, подавал заявки на участие в торгах по лотам, выставленным самой организацией, полностью соблюдал процедуры торгов как покупатель, брал на себя обязательства по исполнению условий торгов и сделок, после подписи договоров подавал заявления о регистрации биржевых договоров по установленной форме. В связи с чем сделанный судом вывод о том, что биржевой договор в указанной ситуации не требовал регистрации на бирже, апеллянт считает противоречащим действующим нормативным актам.

С выводом суда относительно недоказанности факта наличия отрицательных изменений окружающей среды в ходе лесопользования апеллянт не согласен по тем основаниям, что при определении «вредного воздействия на окружающую среду» суд посчитал обязательным признаком только «наличие отрицательных изменений окружающей среды».

Сам апеллянт считает, что отрицательным изменением окружающей среды следует считать любое незаконное уничтожение, изъятие и повреждение до степени прекращения роста деревьев, в том числе совершенное по указанным в исковом заявлении лесорубочным билетам, выданным без каких-либо оснований, с нарушением установленного порядка: такое толкование прямо следует из пункта 9 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 18.12.2003 N 13 «О применении судами законодательства об ответственности за правонарушения против экологической безопасности и природной среды», из которого следует, что «под незаконной порубкой деревьев и кустарников следует понимать действия, направленные на рубку, опиливание, а равно повреждение до прекращения их роста без разрешительного документа, или хотя и по разрешительному документу, но выданному с нарушением установленного порядка, а также рубку, производимую не на отведенном участке, сверх установленного количества, не тех пород, которые указаны в разрешительном документе, до или после указанных сроков».

Свои доводы в данной части апеллянт обосновывает также и текстом статьи 1 Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды», из которой следует, по его мнению, что отрицательное изменение окружающей среды или отдельных компонентов природной среды, природных или природно-антропогенных объектов, выразившееся в повреждении, уничтожении, незаконном изъятии, — это воздействие на окружающую среду, связанное с нарушением требований в области охраны окружающей среды, иным нарушением законодательства Республики Беларусь. Что и имело место в спорных случаях со стороны ГЛХУ «С».

В спорных случаях ГЛХУ «С» в нарушение требований пунктов 3 и 38 Правил отпуска древесины на корню и ее заготовки в лесах Республики Беларусь, утвержденных Указом Президента Республики Беларусь от 07.05.2007 N 214 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности в сфере лесного хозяйства», пунктов 5 и 10 Инструкции о порядке учета, хранения, заполнения и выдачи лесорубочного билета, ордера и лесного билета, утвержденной постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 27.09.2006 N 1276, выдал лесорубочные билеты, перечисленные в исковом заявлении от 11.12.2015, не имея оснований для их выдачи, и на сроки, в которые право лесопользования не может осуществляться, так как право лесопользования возникает с даты выдачи лесорубочного билета; то есть выдал незаконно.

Учитывая, что в силу Положения о порядке исчисления размера возмещения вреда, причиненного окружающей среде, и составления акта об установлении факта причинения вреда окружающей среде, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 17.07.2008 N 1042, вред окружающей среде считается причиненным при установлении факта незаконного изъятия, уничтожения и (или) повреждения деревьев или кустарников до степени прекращения роста, сотрудники Государственной инспекции охраны животного и растительного мира не могли игнорировать и на законных основаниях составили акты в отношении ГЛХУ «С».

Поэтому отклонение судом доводов Государственной инспекции охраны животного и растительного мира апеллянт считает некорректным.

При этом апеллянт обращает внимание на то, что судом не было учтено также и требование части 5 статьи 101 Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды», согласно которой факт причинения вреда окружающей среде, установленный государственным органом при осуществлении контроля в области охраны окружающей среды, рационального использования природных ресурсов, не подлежит доказыванию.

По фактам нарушения установленного порядка использования лесосечного фонда, заготовки и вывозки древесины, порядка предоставления участков лесного фонда в пользование для заготовки древесины по эпизодам, указанным в исковом заявлении, в отношении ГЛХУ «С» составлены протоколы об административных правонарушениях по статье 15.21 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП). Однако судом при постановлении решения по данному делу материалы административных дел также не были учтены.

Апеллянт указывает и на то, что само ГЛХУ «С», обратившись в Министерство лесного хозяйства Республики Беларусь, обращаясь к Президенту Республики Беларусь с ходатайством об освобождении от уплаты вреда и стоимости, фактически признало причинение им вреда окружающей среде и стоимости незаконно добытой древесины в полном объеме. Этому обстоятельству судом также не дана надлежащая оценка.

Суд апелляционной инстанции отклоняет доводы Государственной инспекции охраны животного и растительного мира по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 100 ХПК исходя из оснований требований и возражений лиц, участвующих в деле, и с учетом содержания подлежащих применению норм права обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора или рассмотрения дела (предмета доказывания), определяет суд, рассматривающий экономические дела.

Что и было сделано судом первой инстанции по данному делу в соответствии с требованиями процессуального закона: суд рассмотрел те требования, которые были заявлены, объективно и всесторонне исследовав все обстоятельства, которые имеют значение для правильного разрешения по существу именно заявленных требований.

Из материалов дела следует, что при плановой проверке ГЛХУ «С» в 2014 году было установлено всего 24 факта нарушения установленного порядка выдачи лесорубочных билетов по биржевым договорам.

По шести эпизодам в 2014 году были вынесены постановления о привлечении юридического лица по части 2 статьи 15.22 КоАП и одновременно с ГЛХУ «С» были взысканы вред и стоимость незаконно добытой древесины.

По остальным эпизодам вред и стоимость незаконно, как считает апеллянт, добытой древесины в ходе рассмотрения дел об административных правонарушениях в отношении ГЛХУ «С» Государственной инспекцией охраны животного и растительного мира не взыскивался в связи с тем, что Министерство лесного хозяйства Республики Беларусь обратилось к Президенту Республики Беларусь с ходатайством об освобождении от уплаты вреда и стоимости незаконно добытой древесины, исчисленной Государственной инспекцией охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь.

Распоряжением Президента Республики Беларусь от 16.04.2015 N 68рп ГЛХУ «С» освобождена от уплаты вреда и стоимости древесины только в размере 1 002 900 001 рубля.

За освобождением его от уплаты остальной части вреда ГЛХУ «С» не обращалось и в установленном порядке не освобождалось от уплаты вреда и стоимости незаконно добытой древесины.

Согласно акту проверки и исковому заявлению причинение ГЛХУ «С» вреда окружающей среде имело место, по мнению истца, в результате нарушения ответчиком порядка использования лесосечного фонда, незаконного уничтожения, изъятия и повреждения до степени прекращения роста деревьев в лесах 2-й группы лесного фонда, выразившегося в заготовке и вывозке в 2012 — 2013 годах древесины, приобретенной в результате биржевых торгов в ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа» (12 биржевых договоров), по лесорубочным билетам, выданным ответчиком лесничествам до регистрации биржевых договоров в ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа».

Суд первой инстанции при отказе в иске принял во внимание то, что документы, на которые ссылается истец, не содержат указания на второго участника биржевых договоров помимо ГЛХУ «С»: все лесорубочные билеты были выданы ответчиком лесничествам, то есть своим же структурным подразделениям; все правила, на нарушение которых ответчиком ссылается истец, не имеют прямого природоохранного значения; при этом отступлений от условий лесопользования, определенных в выданных ответчиком лесорубочных билетах, материалами проверки не установлено.

При наличии в совокупности вышеперечисленных обстоятельств, а также принимая во внимание, что все биржевые договоры были зарегистрированы на бирже (хотя и после выдачи лесорубочных билетов), суд первой инстанции посчитал допущенные ответчиком нарушения формальными, не влекущими причинения реального вреда природе: в силу статьи 1 Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды» вредное воздействие на окружающую среду имеет место в случаях наличия отрицательных изменений окружающей среды.

Текстом постановленного по данному делу судебного решения не подтверждаются доводы апеллянта относительно того, что судом не были учтены материалы проверки, договоры и лесорубочные билеты, а также материалы административных дел.

Так, на странице первой решения суд прямо указал, какие фактические основания, указанные истцом, были приняты к анализу судом, а на страницах 3 и 4 при перечислении установленных судом действий ГЛХУ «С» перечислены все восемнадцать лесорубочных билетов, выданных со ссылками на биржевые договоры, номера и даты которых также приведены в решении.

В результате анализа Правил биржевой торговли ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа» суд пришел к такому выводу относительно порядка вступления в законную силу биржевых договоров, как и сам истец: суд прямо указал, что биржевой договор является заключенным с момента его регистрации на бирже, и только с этого момента он порождает юридические последствия для сторон.

Соответственно, по изучении биржевых договоров и лесорубочных билетов судом был сделан вывод относительно того, что все лесорубочные билеты были выданы ответчиком до регистрации биржевых договоров. В связи с чем суд прямо указал в решении, что ссылки ГЛХУ «С» на письмо ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа» от 10.03.2016 противоречат фактическим действиям биржи по регистрации биржевых договоров ответчика.

Поэтому доводы апеллянта относительно того, что вышеуказанное письмо было применено судом в качестве обоснования отказа в иске, прямо опровергаются текстом судебного решения.

Из решения следует, что суд при разрешении спорного правоотношения принял во внимание не мнение первого заместителя председателя правления биржи, а фактические обстоятельства, следующие из лесорубочных билетов, а именно то, что все лесорубочные билеты были выданы ответчиком своим структурным подразделениям.

Таким образом, из решения по делу не следует какое-либо расхождение в выводах суда и истца относительно фактических обстоятельств, а также в части того, что, выдав лесорубочные билеты до регистрации биржевых договоров, ГЛХУ «С» допустило нарушение требований действующего законодательства, регулирующего порядок выдачи указанных разрешительных документов, дающих право на заготовку древесины, в том числе требований пункта 38 Правил отпуска древесины на корню и ее заготовки в лесах Республики Беларусь, на которые ссылается апеллянт.

Соответственно, суд не ставил под сомнение также и наличие в действиях ГЛХУ «С» состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 15.22 КоАП (незаконное уничтожение, изъятие либо повреждение деревьев и кустарников до степени прекращения роста, совершенные в остальных, за исключением лесов первой группы лесного фонда, лесах лесного фонда).

Однако при разрешении спорного правоотношения суд не согласился с доводами истца относительно наличия отрицательного изменения окружающей среды в результате фактических действий ГЛХУ «С»: суд при отказе в иске о взыскании вреда и возмещении стоимости древесины руководствовался тем, что по норме статьи 1 Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды» вредное воздействие на окружающую среду имеет место в случаях наличия отрицательных изменений окружающей среды.

В ходе проведенной проверки истцом не было установлено отступлений от условий лесопользования: исковое заявление не содержит сведений о том, что при осуществлении лесопользования ответчиком были нарушены условия пользования, указанные в выданных ответчиком лесорубочных билетах, либо требования технических нормативных актов об условиях лесопользования.

Напротив, материалами дела подтверждается, что в спорных случаях ГЛХУ «С» производило рубки древесины только на отведенных для этого участках, в пределах установленного количества и пород древесины, отведенных для рубки согласно разрешительным документам. Поэтому наличия отрицательных изменений окружающей среды в результате действий ГЛХУ «С» суд не усмотрел, ввиду чего и оставил иск без удовлетворения.

При оценке данного судом толкования статьи 1 Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды» суд апелляционной инстанции исходит из того, что правильная правовая квалификация отношений сторон является одним из условий вынесения законного и обоснованного решения, в силу чего суд не связан толкованием законодательства, которое приводится лицами, участвующими в деле (апеллянтом в данном случае).

Суд первой инстанции исходил из буквального текста абзацев 6 и 7 статьи 1 Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды», в которых законодатель указал буквально следующее:

Вред, причиненный окружающей среде, — имеющее денежную оценку отрицательное изменение окружающей среды или отдельных компонентов природной среды, природных или природно-антропогенных объектов, выразившееся в их загрязнении, деградации, истощении, повреждении, уничтожении, незаконном изъятии и (или) ином ухудшении их состояния, в результате вредного воздействия на окружающую среду, связанного с нарушением требований в области охраны окружающей среды, иным нарушением законодательства Республики Беларусь; а вредное воздействие на окружающую среду — любое прямое либо косвенное воздействие на окружающую среду хозяйственной и иной деятельности, последствия которой приводят к отрицательным изменениям окружающей среды.

Из определения отрицательного воздействия на окружающую среду, данного законодателем (абзац 6), следует, что такое воздействие (в том числе вследствие незаконного изъятия и (или) иного ухудшения состояния окружающей среды или отдельных компонентов природной среды) подпадает под определение отрицательного воздействия при наличии в совокупности двух условий: наличия реального вреда (в виде перечисленных законодателем загрязнения, деградации, истощения, повреждения, уничтожения, незаконного изъятия и (или) иного ухудшении их состояния), последовавшего за совершением таких действий, право на совершение которых у причинителя вреда отсутствовало как таковое.

В спорных случаях выдачей ответчиком лесорубочных билетов до вступления в законную силу биржевых договоров не оказано никакого негативного воздействия на окружающую среду и защитные функции леса: тот же объем древесины в тех же лесосеках был бы заготовлен и в случае, если бы лесорубочные билеты были выданы после регистрации заключенных на бирже договоров на приобретение древесины на корню (лесосечных фондов), но заготовка была бы произведена в иные сроки. И не более того.

Согласно материалам дела заготовка древесины на участках лесного фонда, на которые ГЛХУ «С» выдало лесорубочные билеты до регистрации договоров на бирже, была назначена к рубке по проекту лесоустройства, прошедшему экологическую экспертизу в порядке статьи 59 Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды».

Чем и руководствовалось (как то следует из соответствующего обоснования, копия которого представлена суду апелляционной инстанции ответчиком) Министерство сельского хозяйства Республики Беларусь при обращении к Президенту Республики Беларусь по вопросу освобождения лесхозов от возмещения вреда и уплаты стоимости незаконно добытой древесины (обращение направлено по результатам проверок Государственной инспекции охраны животного и растительного мира, зафиксировавших нарушения, аналогичные указанным истцом по данному делу).

Принятие Президентом Республики Беларусь распоряжения от 16.04.2015 N 68рп «Об освобождении от уплаты возмещения вреда и стоимости незаконно добытой древесины» свидетельствует, по мнению суда апелляционной инстанции, что законодатель в лице Главы государства также исходил из неправомерности возложения имущественной ответственности за нарушения, не повлекшие негативного воздействия на окружающую среду и защитные функции леса, то есть не причинившие реального ущерба.

Соответственно, иной подход противоречит экономическим интересам государства. Что также было принято во внимание судом первой инстанции.

Поэтому ссылки апеллянта на часть 5 статьи 101 Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды» судом апелляционной инстанции также отклоняются: сам истец (апеллянт) не представил суду доказательств, подтверждающих факт реального причинения вреда окружающей среде и лесному фонду (кроме факта выдачи лесорубочных билетов до регистрации биржевых договоров).

При этом согласно буквальному тексту выше указанной нормы не подлежит доказыванию установленный государственным органом при осуществлении контроля в области охраны окружающей среды факт причинения вреда окружающей среде, а не факт нарушения требований законодательства по вопросам лесопользования (например, регулирующего порядок и сроки выдачи разрешительных документов — лесорубочных билетов).

Из совокупного анализа Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды» и законодательства, регулирующего вопросы лесопользования (в том числе актов, на которые ссылается апеллянт), следует, что законодатель не отождествляет нарушение требований законодательства и причинение вреда (как указано в решении, нарушение «автоматически» не влечет причинение вреда): факт реального отрицательного воздействия на окружающую среду (лес в данном случае) должен быть установлен и доказан надлежащим образом.

Нарушения же (допущенные в спорных случаях ответчиком в том числе) свидетельствуют о наличии в действиях лесхоза административного правонарушения, но не более того.

Поэтому привлечение ГЛХУ «С» к административной ответственности для данного дела не имеет, по мнению суда апелляционной инстанции, доказательственного значения с точки зрения факта причинения (или непричинения) действиями ответчика вреда окружающей среде: согласно диспозиции части 2 статьи 15.22 КоАП для квалификации действий по этой норме достаточно факта нарушения требований законодательства о порядке выдачи разрешительных документов на заготовку древесины (наличие такого нарушения со стороны ГЛХУ «С» не отрицает ни суд, ни сам ответчик) безотносительно наступления или отсутствия негативных последствий для окружающей среды.

По совокупности изложенных обстоятельств суд апелляционной инстанции считает правомерным и обоснованным подход суда первой инстанции к оценке обстоятельств данного дела и представленных по делу доказательств и не усматривает наличия предусмотренных статьей 280 ХПК оснований для изменения или отмены решения суда первой инстанции от 16.03.2016, постановленного по делу N 480-6/15, а поэтому апелляционная жалоба Государственной инспекции охраны животного и растительного мира удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 276, 277, 279, 281 ХПК, суд апелляционной инстанции

Постановил:

Решение экономического суда Минской области от 16.03.2016 по делу N 480-6/15 оставить без изменения, а апелляционную жалобу Государственной инспекции охраны животного и растительного мира — без удовлетворения.

Постановление суда апелляционной инстанции вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 32 ХПК.