Отказ в удовлетворении требования об отказе во взыскании ущерба по договору на транспортно-экспедиционное обслуживание перевозок грузов автомобильным транспортом в международном сообщении

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 18.02.2016 (дело N 297-6/15/37А)

Требование: Об отказе во взыскании ущерба по договору на транспортно-экспедиционное обслуживание перевозок грузов автомобильным транспортом в международном сообщении.

Обстоятельства: В процессе перевозки груз был уничтожен в результате возгорания.

Решение: Требование не удовлетворено, поскольку транспортер не представил доказательств наличия обстоятельств, освобождавших его от ответственности.

Примечание

Постановлением судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 24.05.2016 (дело N 297-6/2015/37А/520К) данное постановление и решение экономического суда Минской области от 05.01.2016 (дело N 297-6/2015) оставлены без изменения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА МИНСКОЙ ОБЛАСТИ

Апелляционная инстанция экономического суда Минской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Р» (далее — ООО «Р», ответчик, перевозчик) на решение экономического суда Минской области от 05.01.2016 по делу N 297-6/2015 по иску общества с ограниченной ответственностью «Т» (далее — ООО «Т», истец, заказчик) к ООО «Р» о взыскании 763 577,56 российского рубля; третьи лица на стороне истца, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, — общество с дополнительной ответственностью «С» (далее — ОДО «С») и общество с ограниченной ответственностью «А» (далее — ООО «А»), третье лицо на стороне ответчика, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, — Ш.; с участием представителей: истца — директора Т., Б.; ответчика — С.; третьего лица ООО «А» — директора О.; третьи лица Ш. и ОДО «С» не участвовали,

Установила:

Экономический суд Минской области решением от 05.01.2016 по делу N 297-6/2015 частично удовлетворил исковые требования ООО «Т», взыскав в его пользу с ООО «Р» (перевозчика) 511 228 российских рублей ущерба в виде стоимости утраченного при перевозке товара, принятого ответчиком к перевозке по товарно-транспортным накладным от 05.06.2015 (CMR-накладная) и от 08.06.2015 (CMR-накладная) во исполнение договора от 26.03.2015 на транспортно-экспедиционное обслуживание перевозок грузов автомобильным транспортом в международном сообщении, и 5602,50 российского рубля процентов в соответствии со статьей 27 Конвенции Организации Объединенных Наций о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) (заключена в г. Женеве 19.05.1956, далее — КДПГ).

В удовлетворении остальной части исковых требований (ущерб от утраты груза по ТТН, CMR-накладная) истцу отказано по изложенным в решении основаниям.

ООО «Р» не согласилось с решением суда первой инстанции в части взыскания с него 511 228 российских рублей ущерба и 5602,50 российского рубля процентов; по изложенным в апелляционной жалобе основаниям просит изменить решение суда первой инстанции в данной части, отказав истцу в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

В судебном заседании представитель апеллянта поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе.

ООО «Т» по основаниям, изложенным в отзыве, просит полностью отказать в удовлетворении апелляционной жалобы, оставив обжалуемое решение без изменений.

В судебном заседании представитель ООО «А» поддержал позицию истца.

С учетом мнения явившихся в судебное заседание лиц рассмотрение апелляционной жалобы проведено без участия извещенных надлежащим образом третьих лиц ОДО «С» и Ш., не явившихся в суд апелляционной инстанции.

Учитывая изложенную в судебном заседании позицию истца относительно решения суда первой инстанции об отказе истцу в части иска, пояснившего, что в отказной части решение истцом не обжаловалось и не будет обжаловаться, суд апелляционной инстанции проверяет обоснованность и законность принятого по данному делу судебного постановления только в обжалуемой части.

Согласно статье 280 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) основаниями для изменения или отмены судебного постановления суда, рассматривающего экономические дела, первой инстанции являются: неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд, рассматривающий экономические дела, посчитал установленными; несоответствие выводов, изложенных в судебном акте, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Исследовав представленные по делу доказательства, доводы апелляционной жалобы и возражений против нее, выслушав представителей истца, ответчика, третьего лица, суд апелляционной инстанции считает, что решение экономического суда Минской области от 05.01.2016 по делу N 297-6/2015 не подлежит изменению, так как является законным и обоснованным с учетом следующих обстоятельств, установленных судом апелляционной инстанции.

Спорные правоотношения вытекают из исполнения договора от 26.03.2015 на транспортно-экспедиционное обслуживание перевозок грузов автомобильным транспортом в международном сообщении, в соответствии с которым ООО «Р» обязался осуществлять перевозки грузов по разовым транспортным заявкам ООО «Т» в полном соответствии с условиями КДПГ.

Как следует из материалов дела, в соответствии с заявкой истца от 04.06.2015 на перевозку в соответствии с договором от 26.03.2015 груза льна (в мешках, кипах и рулонах) из г. М. и дер. С., М. обл., в г. С., Российская Федерация, ООО «Р» 05.06.2015 приняло к перевозке груз в г. М. от грузоотправителя ООО «А» (ТТН и соответствующая CMR-накладная), а 08.06.2015 — груз от грузоотправителя ОДО «С» (ТТН и соответствующая CMR-накладная) для доставки грузополучателю ООО «Т» в г. С.

Весь груз был погружен на принадлежащее апеллянту транспортное средство «Вольво», управлял которым в процессе транспортировки также работник апеллянта — водитель Ш.

08.06.2015 в процессе транспортировки груза в результате возгорания вышеуказанного транспортного средства апеллянта на подъезде к г. О. (н. п. А.) перевозившийся на нем груз льна был полностью уничтожен.

Материалами дела подтверждается и представителями сторон не оспаривается, что конкретные причины пожара и лица, которые могли быть виновны в возникновении пожара, не установлены; выводы специалистов ориентированы на расположение очага возгорания во внутреннем пространстве полуприцепа, но более точное место расположения очага, как и конкретный вид зажигания, определить не представилось возможным.

Из заключения специалиста от 23.06.2015 (составлено по обращению ООО «Р») следует, что возможность возникновения пожара в результате процессов теплового, химического либо микробиологического самовозгорания веществ и материалов (то есть перевозившегося груза) также исключается.

В результате оценки совокупности представленных по делу доказательств суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии в спорном случае установленных КДПГ (пункты 2 и 4 статьи 17) или договором обстоятельств, при которых транспортер может быть освобожден от ответственности за потерю груза, с учетом чего суд посчитал, что обязательство по возмещению причиненного истцу ущерба возникло у ООО «Р». Доводы ответчика (перевозчика по договору) об отсутствии оснований для возложения на него ответственности судом расценены как имеющие характер предположений, не подтвержденных документально.

В апелляционной жалобе ООО «Р» указывает на то, что суд первой инстанции, по мнению апеллянта, неполно выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела.

Так, суд не выяснил, чье конкретно право нарушено: грузоотправителей (ООО «А» и ОДО «С») или грузополучателя (ООО «Т»).

Поскольку из ответов на неоднократные запросы суда следует, что окончательная экспертиза не проведена, апеллянт считает недоказанным факт невозможности занесения источника возгорания в транспортное средство в период загрузки. При этом апеллянт обращает внимание на то, что в заключении специалиста было указано, что, если тлеющее табачное изделие будет заглублено в массу горючего материала, есть вероятность развития горения.

С учетом чего апеллянт указывает, что для выводов суда относительно причин и обстоятельств пожара необходимы специальные познания, которыми суд не обладает, а поэтому считает выводы противоречащими имеющимся в материалах дела доказательствам.

ООО «Р» считает, что поскольку по данному делу им доказана возможность ряда рисков, перечисленных в части 4 статьи 17 КДПГ (подпункты а, с и d части 4), которые в силу статьи 18 КДПГ являются основанием для освобождения транспортера от ответственности за потерю груза, законных оснований для возложения на него ответственности за сгоревший 08.06.2015 груз не имеется в принципе.

В соответствии с пунктом 5.3 договора от 26.03.2015 на транспортно-экспедиционное обслуживание перевозок грузов автомобильным транспортом в международном сообщении перевозчик несет материальную ответственность за убытки, причиненные заказчику за полную или частичную утрату, повреждение груза, ухудшение его качества, а также потерю товарного вида, с момента приема груза к перевозке и до момента передачи его грузоотправителю.

В соответствии с условиями пунктов 2.1 и 3.2 контракта от 15.04.2015, заключенного между истцом и ОДО «С», а также пункта договора поставки от 07.05.2015, заключенного истцом с ООО «А», право собственности на товар (груз, принятый ООО «Р» для доставки грузополучателю ООО «Т») перешло к покупателю.

С учетом чего судом апелляционной инстанции отклоняются как необоснованные доводы апеллянта относительно невыяснения судом первой инстанции того, чье право было нарушено в спорном случае: материалами дела подтверждается, что все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора по существу, были обстоятельно и всесторонне исследованы судом первой инстанции, в результате чего и был сделан вывод о наличии оснований для взыскания суммы ущерба с ООО «Р» в пользу истца. Нарушения судом требований части 1 статьи 100 ХПК в части определения предмета доказывания по данному делу судом апелляционной инстанции не установлены.

Являются необоснованными, а поэтому также отклоняются судом апелляционной инстанции и доводы апеллянта в части ссылок на пункт 4 статьи 17 КДПГ.

Выводы суда первой инстанции в отношении обстоятельств, связанных с возгоранием транспортного средства, основаны на совокупности доказательств: заключениях эксперта, пояснениях истца, ответчика, третьих лиц, привлеченных к участию в деле. В результате чего судом установлены максимально возможные по представленным в дело доказательствам фактические обстоятельства относительно порядка загрузки транспортного средства, временных промежутков частичных погрузок, обстоятельств погрузки в каждом из мест погрузки, возможных причин возгорания груза.

Так, в материалах РОВД имеется информация о том, что возможной причиной пожара явилась техническая неисправность транспортного средства. Данный вывод следствия подтверждается показаниями свидетелей: в соответствии с объяснениями представителей перевозчика (в том числе водителя ООО «Р» Ш.) несвоевременность подачи транспортного средства под загрузку 05.06.2015 и 06.06.2015 была вызвана наличием технической неисправности в частности.

Однако выводы суда, которые апеллянт полагает требующими специальных познаний, касаются только фактических обстоятельств дела. И в результате анализа фактических обстоятельств суд пришел к выводу о недоказанности материалами дела (соответственно, недоказанности апеллянтом тех обстоятельств, на которые ссылался именно апеллянт) таких источников возгорания, которые подтвердили бы отсутствие оснований для возложения ответственности за потерю груза на ответчика.

При этом суд апелляционной инстанции отмечает также, что и сам апеллянт также делает вывод, который тоже, по мнению суда апелляционной инстанции, требует специальных познаний: о том, что источник движения не мог бы вызвать пожар даже в том случае, когда источник возгорания попал бы на массу материала в ходе движения, так как для развития горения необходимо заглубление источника горения в массу горючего материала.

Выводы же суда об обоснованности иска основаны на условиях договора и нормах КДПГ.

Так, в частности, согласно названной норме с соблюдением постановлений, содержащихся в пунктах 2 и 5 статьи 18 КДПГ, транспортер освобождается от лежащей на нем ответственности, когда потеря или повреждение груза являются следствием особого риска, неразрывно связанного с одним или несколькими из перечисленных ниже обстоятельств.

Однако в соответствии со статьей 9 КДПГ при отсутствии в накладной мотивированных транспортером оговорок имеется презумпция, что груз и его упаковка были внешне в исправном состоянии в момент принятия груза транспортером и что число грузовых мест, а также их разметка и номера соответствовали указаниям накладной. Какие-либо отметки в накладных, представленных в материалы дела, отсутствуют. А пояснения водителя и документы подтверждают исправное состояние упаковки груза.

Не представлены ответчиком также и доказательства наличия непреодолимых препятствий стихийного характера, проявления им как транспортером степени заботливости и осмотрительности, которые от него требовались по характеру обязательства и условиям гражданского оборота в целях надлежащего исполнения обязательства, и для этого им предприняты все необходимые меры, в том числе и по недопущению участия в дорожном движении транспортного средства, имеющего неисправности, либо же документы, доказательства или правовые обоснования в отношении особого характера груза.

А презумпция согласно статье 18 КДПГ, на которую ссылается апеллянт, не допускается в случае, упомянутом в подпункте а пункта 4 статьи 17 (если убыль превышает нормально допустимую или при потере грузового места), такого превышения в спорном случае также не имеется.

На основании изложенного суд апелляционной инстанции отклоняет доводы апеллянта, изложенные в апелляционной жалобе, по причине их несостоятельности, поскольку выводы суда первой инстанции соответствуют предмету доказывания по иску, основаны на фактических обстоятельствах дела и не противоречат законодательству Республики Беларусь. По существу доводы апеллянта направлены на переоценку обстоятельств, установленных судом первой инстанции, а суд апелляционной инстанции не находит оснований для такой переоценки.

Принимая во внимание изложенное, установленных статьей 280 ХПК оснований для отмены решения суда первой инстанции от 05.01.2016 по делу N 297-6/2015 при рассмотрении апелляционной жалобы не установлено, а поэтому жалоба апеллянта не подлежит удовлетворению.

Расходы по оплате юридических услуг, понесенные истцом, признаны судом апелляционной инстанции необходимыми в размере 1 500 000 рублей.

Руководствуясь статьями 276, 277, 279, 281 ХПК, апелляционная инстанция

Постановила:

Решение экономического суда Минской области от 05.01.2016 по делу N 297-6/2015 оставить без изменения, а апелляционную жалобу ООО «Р» — без удовлетворения.

Взыскать с ООО «Р» в пользу ООО «Т» 1 500 000 (один миллион пятьсот тысяч) белорусских рублей в возмещение расходов по оплате юридических услуг.

Выдать судебный приказ.

Постановление суда апелляционной инстанции вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 32 ХПК.