Признание недействительным договора займа в связи с тем, что решение общего собрания участников ООО по вопросу совершения сделки займа не принималось

Обстоятельства: ООО перечислило заемщику денежную сумму в качестве займа. Решение общего собрания участников ООО по вопросу совершения сделки займа не принималось.

Требование: О признании недействительным договора займа.

Решение: Иск был удовлетворен, поскольку сделка, совершенная на указанную в деле сумму, подлежала заключению на основании решения общего собрания ООО-заимодавца.

Название документа: Решение апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 04.04.2016 (дело N 43-13/2015)

Примечание

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 12.05.2016 (дело N 43-13/2015/465а) данное решение оставлено без изменения.

РЕШЕНИЕ

Экономический суд г. Минска с участием представителей, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску общества с ограниченной ответственностью «Р» к обществу с ограниченной ответственностью «Ф» о признании недействительным заключенного между обществом с ограниченной ответственностью «Р» и обществом с ограниченной ответственностью «Ф» договора займа от 29.02.2012 и изменений и дополнений нему в виде новой редакции от 25.10.2012, а также о применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с общества с ограниченной ответственностью «Ф» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Р» 1 400 000 000 руб., перечисленных в качестве займа по недействительной сделке, с привлечением к участию в деле Б. и Е. в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца и П. в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика

Установил:

В исковом заявлении истец указал, что зарегистрирован в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей 17.07.2001. Участниками общества являются Б. и Е. с долями в уставном фонде в размере по 50% у каждого. Директором общества являлся Б. Определением экономического суда г. Минска от 02.04.2014 в отношении истца возбуждено производство по делу о банкротстве и открыто конкурсное производство. Решением экономического суда г. Минска от 30.10.2014 истец признан банкротом и в отношении него открыто ликвидационное производство.

Антикризисному управляющему истца стало известно, что согласно заключенному между истцом в лице директора Б. и ответчиком договору займа от 29.02.2012 истец (заимодавец) выдает ответчику (заемщику) заем в размере 1 336 000 000 руб. без указания целевого назначения. Во исполнение данного договора истец перечислил ответчику 20 000 000 руб. платежным поручением от 21.03.2012 и 280 000 000 руб. платежным поручением от 23.03.2012.

25.10.2012 договор займа был изложен в новой редакции, в соответствии с которой сумма предоставляемого истцом ответчику займа составляет 1 400 000 000 руб., предоставленная до подписания новой редакции договора часть суммы займа в размере 300 000 000 руб. засчитывается в общую сумму подлежащего предоставлению займа. Во исполнение договора истец перечислил ответчику 400 000 000 руб. платежным поручением от 05.12.2012 и 600 000 000 руб. платежным поручением от 11.12.2012.

30.12.2014 антикризисному управляющему истца от ответчика стало известно, что после заключения оспариваемого договора вытекающее из него право требования истца к ответчику было уступлено на основании договора уступки права требования от 18.12.2012 гр-ну П., который в свою очередь передал истцу свои требования к гр-ну Б. в той же сумме. Таким образом, должником истца является не ответчик, а директор истца Б.

Согласно данным бухгалтерского баланса истца на 31.12.2012 стоимость активов истца по состоянию на 31.12.2011 составила 3 779 000 000 руб. Таким образом, поскольку оспариваемый договор займа заключен на сумму 35% балансовой стоимости активов истца, для совершения соответствующей сделки, являющейся для хозяйственного общества крупной, требовалось решение общего собрания его участников.

В связи с тем, что в нарушение требований законодательства решение общего собрания участников истца по вопросу совершения оспариваемой сделки не принималось, истец в исковом заявлении просил признать недействительным заключенный между обществом с ограниченной ответственностью «Р» и обществом с ограниченной ответственностью «Ф» договор займа от 29.02.2012 и применить последствия недействительности сделки в виде взыскания с общества с ограниченной ответственностью «Ф» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Р» 1 300 000 000 руб., перечисленных в качестве займа по недействительной сделке.

В заявлении от 17.09.2015 истец дополнил предмет иска и увеличил размер второго искового требования на 100 000 000 руб., просил признать недействительным заключенный между обществом с ограниченной ответственностью «Р» и обществом с ограниченной ответственностью «Ф» договор займа от 29.02.2012 и его новую редакцию от 25.10.2012, применить последствия недействительности сделки в виде взыскания с общества с ограниченной ответственностью «Ф» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Р» 1 400 000 000 руб., перечисленных в качестве займа по недействительной сделке. Также истец указал, что с учетом цели деятельности истца и закрепленных в его уставе видов деятельности предоставление беспроцентного займа на основании оспариваемой сделки не относилось к категории сделок, совершенных обществом в процессе его обычной хозяйственной деятельности. Истец сослался на заключение старшего эксперта отдела финансово-экономических экспертиз управления экономических экспертиз главного управления технических экспертиз Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь У., проведшего на основании постановления УДФР КГК Республики Беларусь по г. Минску и области по материалам проверки финансово-экономическую экспертизу в отношении должностных лиц общества с ограниченной ответственностью «Р», из которого следует, что заключение указанным обществом договоров займа, в том числе договора займа от 29.02.2012, не соответствовало основной цели деятельности хозяйственного общества, поскольку вместо осуществления предпринимательской деятельности с целью получения прибыли произошло безвозмездное отвлечение на длительные сроки денежных средств как наиболее ликвидного вида активов из хозяйственного оборота.

В заявлении от 17.02.2016 истец просил признать недействительным с момента совершения заключенный между сторонами договор займа от 29.02.2012, в том числе изменения и дополнения к нему в виде новой его редакции от 25.10.2012, применить последствия недействительности сделок, взыскав с ответчика в пользу истца 1 400 000 000 белорусских рублей, перечисленных в качестве займа по недействительной сделке.

Определением о назначении дела к судебному разбирательству от 18.02.2016 ходатайство истца об увеличении размера исковых требований было удовлетворено как не противоречащее законодательству.

В заявлении от 14.03.2016 истец просил признать недействительным с момента совершения заключенный между сторонами договор займа от 29.02.2012 и изменения и дополнения к нему в новой редакции от 25.10.2012, применить последствия недействительности сделок, взыскав с ответчика в пользу истца 1 400 000 000 белорусских рублей.

При отсутствии возражений участвующих в деле лиц протокольным определением от 16.03.2016 экономический суд удовлетворил заявленное уполномоченным действовать от имени истца лицом ходатайство, к рассмотрению принял исковые требования с дополненным их предметом.

В судебном заседании антикризисный управляющий истца заявленные исковые требования с учетом увеличенного их размера и дополнения предмета поддержала в полном объеме. В обоснование факта нарушения прав и законных интересов истца посредством совершения оспариваемых сделок антикризисный управляющий истца суду пояснила, что заключение подобных соглашений не было выгодно для хозяйственного общества и его участников, нарушало права и законные интересы последних, в том числе на выход из состояния уже имевшейся на протяжении длительного периода времени (нескольких лет) неплатежеспособности и на возможное получение прибыли от деятельности общества, по состоянию на дату заключения соответствующих соглашений у истца имелись неисполненные обязательства перед кредиторами, возбужденные в отношении истца исполнительные производства, предоставление займов усугубляло и без того имевшую место неплатежеспособность и на безвозмездной основе на длительный срок отвлекало из оборота неплатежеспособного истца принадлежащее ему высоколиквидное имущество.

В судебном заседании представитель ответчика иск не признал в полном объеме по основаниям, изложенным в отзыве на иск и дополнениях к отзыву, в частности поскольку оспариваемый договор не является крупной сделкой (неоднократное перечисление денежных средств истцом ответчику в период с 21.03.2012 по 11.12.2012 во исполнение подписанного сторонами 29.02.2012 договора представляет собой не одну сделку, а несколько взаимосвязанных сделок займа, каждая из которых считается заключенной с момента перечисления денежных средств получателю; для определения того, являются ли эти взаимосвязанные сделки крупной сделкой хозяйственного общества, необходимо соотносить общую сумму договора в размере 1 400 000 000 руб. с балансовой стоимостью активов истца, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дате последнего платежа, т. е. с балансовой стоимостью активов по состоянию на 30.11.2012; истцом не представлена бухгалтерская отчетность на указанную дату, при этом согласно данным бухгалтерской отчетности истца по состоянию на 31.12.2012, т. е. по состоянию на ближайшее к этой дате число, сумма оспоренной сделки не превышает 20% балансовой стоимости активов последнего, а составляет лишь 18,72 % от такой стоимости; балансовая стоимость активов истца по состоянию на 31.12.2011 не может приниматься во внимание для определения оспариваемой истцом сделки как крупной, поскольку названная дата не является датой последнего отчетного периода, предшествующего дате принятия решения о совершении сделки, указанная годовая бухгалтерская отчетность не является для истца промежуточной, именно промежуточная бухгалтерская отчетность за февраль 2012 года должна применяться для анализа сделки как крупной, поскольку именно указанный месяц предшествует дате первого платежа по предоставлению займа; размер последующих платежей следует также соотносить с данными бухгалтерской отчетности истца за последний отчетный месяц, предшествующий дате соответствующего платежа по предоставлению займа, названная промежуточная бухгалтерская отчетность истца по состоянию на указанные даты истцом не представлена, балансовая стоимость активов истца за 2012 год существенно увеличилась, поэтому предоставление истцом промежуточной (месячной) отчетности имеет существенное значение); оспариваемая сделка была совершена истцом в процессе его обычной хозяйственной деятельности, поскольку займы представлялись истцом другим лицам неоднократно и условия таких займов, в том числе сроки возврата, существенно не отличались от условий оспариваемой сделки; зафиксированное в копии протокола общего собрания участников истца от 18.12.2012 решение высшего органа управления истца, подтвержденное объяснениями Б. в ходе проверки ОБЭП УВД администрации района г. Минска, свидетельствует о последующем одобрении истцом оспариваемой сделки; представленная истцом копия бухгалтерского баланса по состоянию на 31.12.2012 не подписана руководителем истца и на ней отсутствует дата составления (подписания) указанного документа; представленный истцом бухгалтерский баланс следует признать недостоверным доказательством, поскольку стоимость основных средств в нем указана неверно (в собственности истца имелась установка для приготовления водно-мазутных эмульсий балансовой стоимостью более 176 млн. руб. по состоянию на 31.12.2011, в то время как согласно данным бухгалтерского баланса должника стоимость основных средств на указанную дату составляет 2 млн. руб.).

В судебном заседании Е. полагал иск подлежащим удовлетворению, письменный отзыв на иск не предоставил, суду пояснил, что никакие действия по одобрению оспариваемой сделки он как участник общества не совершал, согласие на подписание Б. от имени истца договора уступки права требования от 18.12.2012 не давал, протокол общего собрания участников истца от 18.12.2012 не подписывал.

В судебном заседании представитель П. полагал иск не подлежащим удовлетворению по основаниям, изложенным в отзыве, в частности поскольку оспариваемая сделка не привела к нарушению прав или охраняемых законом интересов общества; истцом не доказано, что такая сделка повлекла причинение убытков истцу либо его участнику Е.; истец не лишен права обратиться к должнику Б. с требованием о взыскании долга; ответчик не знал и не должен был знать о совершении оспариваемой сделки истцом в нарушение положений законодательства; приняв решение о заключении договора уступки права требования истца по оспариваемой сделке в пользу П., общее собрание участников истца фактически одобрило ранее совершенную директором общества сделку по предоставлению займа ответчику, причем решение общего собрания участников общества от 18.12.2012 не оспорено и недействительным не признано; для определения того, является ли оспариваемая сделка крупной или нет, необходимо руководствоваться данными бухгалтерского баланса истца по состоянию на 30.09.2012, поскольку новая редакция договора была подписана сторонами 25.10.2012, а поскольку такой баланс истцом не представлен, исковые требования истца следует считать недоказанными.

В судебное заседание Б. не явился (извещен надлежащим образом), письменный отзыв на иск экономическому суду не предоставил.

В судебном заседании представитель ответчика ходатайствовал о назначении по делу судебной бухгалтерско-экономической экспертизы для разрешения вопросов о достоверности сведений о стоимости активов истца по состоянию на 31.12.2011, указанных в бухгалтерском балансе по состоянию на 31.12.2012, и соответствии таких сведений данным бухгалтерского учета истца и первичным учетным документам. По мнению представителя ответчика, у суда должны возникнуть сомнения в достоверности сведений о балансовой стоимости активов истца по состоянию на 31.12.2011, поскольку указанная в балансе стоимость основных средств не соответствует данным иных бухгалтерских документов, в частности, карточке счета 01 «Основные средства», в которой, в отличие от бухгалтерского баланса, отражена стоимость принадлежащей истцу приобретенной последним в 2010 году установки для приготовления водно-мазутных эмульсий балансовой стоимостью более 176 млн. Кроме того, данные в бухгалтерском балансе о размере принадлежащих должнику денежных средств также, вероятнее всего, не соответствуют действительности, поскольку у истца были миллиардные обороты, было открыто множество расчетных счетов в различных банках. Помимо этого, согласно письму инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по району г. Минска от 20.08.2015 выручка и налоговые вычеты истца не соответствуют данным бухгалтерского учета.

Представитель третьего лица П. полагал ходатайство ответчика подлежащим удовлетворению.

Антикризисный управляющий истца в судебном заседании возражала против удовлетворения ходатайства ответчика, представила письменный отзыв на ходатайство ответчика и дополнения к нему, представила выписки о состоянии расчетных счетов должника по состоянию на 31.12.2011, согласно которым общий размер находящихся у истца на счетах денежных средств на указанную дату составлял 2 014 781 белорусский рубль, что полностью (с учетом правил округления) соответствует сведениям о размере денежных средств должника, отраженным в бухгалтерском балансе хозяйственного общества по состоянию на 31.12.2011 (2 млн. руб.), представила ответ налогового органа от 01.04.2016, согласно которому анализ бухгалтерского учета истца за 2011 — 2012 годы налоговым органом при проведении соответствующей проверки не производился, установлен факт несоответствия показателей по выручке и налоговым вычетам по НДС по данным налоговых деклараций данным бухгалтерского учета хозяйственного общества за указанный период, дополнительно суду пояснила, что недостоверность сведений налогового учета (в частности, налоговых деклараций) не свидетельствует о недостоверности бухгалтерского учета, поскольку именно налоговые декларации (расчеты) плательщика должны соответствовать данным бухгалтерского учета, а не наоборот, для анализа же сделки на предмет ее крупности согласно закону следует принимать во внимание сведения именно бухгалтерской отчетности хозяйственного общества, а не налоговой; названное ответчиком имущество в виде установки для приготовления водно-мазутных эмульсий надлежащим образом было отражено истцом в бухгалтерском учете по состоянию на 31.12.2011 за балансом, а именно на счете 011, стоимостью 178,8 млн. руб. как основные средства, сданные в аренду (лизинг), при этом основные средства в виде данной установки были отражены истцом также и в активной части бухгалтерского баланса по состоянию на указанную дату в строке 121 как доходные вложения в материальные активы стоимостью 176,8 млн. руб., а с учетом отраженной в строке 130 баланса амортизации — стоимостью 117,8 млн. руб. (согласно пункту 23 Инструкции о порядке составления и представления бухгалтерской отчетности, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 14.02.2008 N 19 «Об утверждении форм бухгалтерской отчетности, Инструкции о порядке составления и представления бухгалтерской отчетности и признании утратившими силу некоторых нормативных правовых актов Министерства финансов Республики Беларусь», по статье «Основные средства» показываются данные по основным средствам, как действующим, так и находящимся на консервации или в запасе, кроме данных по основным средствам, сданным в долгосрочную аренду, согласно пункту 25 указанной Инструкции по статье «Доходные вложения в материальные ценности» организации, осуществляющие доходные вложения в материальные ценности, предоставляемые за плату во временное владение и пользование (по договорам аренды (лизинга), проката, найма) с целью получения дохода, показывают первоначальную стоимость активов (строка 121), учитываемых по счету 03 «Доходные вложения в материальные ценности», и сумму начисленной по ним амортизации (строка 122), учитываемой по счету 02 «Амортизация основных средств», а также остаточную стоимость указанного имущества (строка 130) (как разница между первоначальной стоимостью материальных ценностей и величиной начисленной амортизации); поскольку постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 31.10.2011 N 111 «Об установлении форм бухгалтерской отчетности, утверждении Инструкции о порядке составления бухгалтерской отчетности и признании утратившими силу постановления Министерства финансов Республики Беларусь от 14 февраля 2008 г. N 19 и отдельного структурного элемента постановления Министерства финансов Республики Беларусь от 11 декабря 2008 г. N 187» (далее — постановление Министерства финансов Республики Беларусь от 31.10.2011 N 111), вступившим в силу с 26.01.2012, были изменены формы бухгалтерской отчетности, то в бухгалтерском балансе истца по состоянию на 31.12.2012 остаточная стоимость основных средств была отражена в строке 150 «Долгосрочные финансовые вложения»), которая включается в итог баланса). Указанные обстоятельства в совокупности опровергают довод ответчика о недостоверности отражения истцом стоимости основных средств в активной части бухгалтерского баланса по состоянию на 31.12.2011.

Согласившись с доводами антикризисного управляющего истца, протокольным определением от 04.04.2016 экономический суд отказал в удовлетворении ходатайства ответчика о назначении по делу судебной экспертизы, посчитав соответствующее ходатайство необоснованным, направленным на затягивание разрешения дела, экономический суд констатировал достаточность в деле доказательств для разрешения спора по существу и отсутствие оснований для назначения названной ответчиком экспертизы, поскольку обоснованные и достаточные доводы о недостоверности бухгалтерской отчетности истца по состоянию на 31.12.2011 в части бухгалтерской стоимости активов хозяйственного общества ответчиком не приведены и в материалах дела отсутствуют, в свою очередь, истцом приведены достаточные доказательства факта отражения в активной части бухгалтерского баланса истца по состоянию на 31.12.2011 принадлежащей истцу и сданной последним в аренду иному лицу в 2010 году установки для приготовления водно-мазутных эмульсий и денежных средств, достоверность налоговой отчетности истца в предмет исследования по настоящему делу не входит. Факт составления бухгалтерской отчетности истца по состоянию на 31.12.2011 и на 31.12.2012 в соответствии с действовавшим в то время законодательством, а именно постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 14.02.2008 N 19 и постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 31.10.2011 N 111 соответственно, подтвержден также в заключении эксперта Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь У. при проведении в отношении общества с ограниченной ответственностью «Р» финансово-экономической экспертизы на основании постановления от 27.03.2014 УДФР КГК Республики Беларусь по г. Минску и области по материалам проверки в отношении должностных лиц общества с ограниченной ответственностью «Р» (стр. 4 — 6 заключения).

Заслушав объяснения антикризисного управляющего истца, объяснения иных участвующих в деле лиц (их представителей), исследовав письменные материалы настоящего дела и дела об экономической несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Р», материалы уголовного дела в отношении Б., материалы проверки УВД администрации района г. Минска в отношении директора общества с ограниченной ответственностью «Р» Б., экономический суд пришел к выводу об обоснованности заявленных исковых требований и об удовлетворении их в полном объеме по следующим основаниям.

Установлено, что общество с ограниченной ответственностью «Р» создано путем учреждения и зарегистрировано администрацией района г. Минска 11.11.1997, согласно последней редакции устава, зарегистрированной 16.02.2009 (копия — в деле), участниками общества являются гр-не Б. и Е. с долями в уставном фонде в размерах по 50% у каждого. Согласно сведениям Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей основной вид деятельности общества — оптовая торговля топочным мазутом. На день вынесения настоящего решения указанное общество находится в процедуре банкротства (стадия — ликвидационное производство) на основании определения экономического суда г. Минска о возбуждении производства по делу и установлении защитного периода от 02.04.2014 по делу N 246-23Б/2014/16, определения экономического суда г. Минска об открытии конкурсного производства, назначении управляющего и подготовке дела к судебному разбирательству от 30.06.2014, решения экономического суда г. Минска о признании должника банкротом с ликвидацией от 13.10.2014.

Согласно заключенному между истцом в лице директора Б. и ответчиком в лице директора В. договору займа от 29.02.2012 истец (заимодавец) выдает ответчику (заемщику) заем в размере 1 336 000 000 руб. без указания целевого назначения частями не позднее 31.03.2012, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размере 0,001%, уплачиваемых единовременно с погашением суммы займа, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу сумму займа в срок не позднее 01.04.2013 (пункты 1.1, 2.1, 3, 3.2, 4.1 и 5 договора). Фактически заключенный договор представлял собой соглашение о предоставлении займа, во исполнение которого истец в последующем перечислил ответчику 20 000 000 руб. платежным поручением от 21.03.2012 и 280 000 000 руб. платежным поручением от 23.03.2012.

25.10.2012 стороны достигли соглашения о внесении изменений и дополнений в ранее заключенный договор, изложив договор займа от 29.02.2012 в новой редакции, согласно которой сумма предоставляемого истцом ответчику займа составляет 1 400 000 000 руб., заимодавец передает заемщику суму займа в срок до 31.12.2012, предоставленная до подписания новой редакции договора часть суммы займа в размере 300 000 000 руб. засчитывается в общую сумму подлежащего предоставлению займа, заем предоставляется на беспроцентной основе, заем может предоставляться по частям и подлежит возврату не позднее одного года с момента предоставления всей суммы займа (пункты 1.1, 2.1, 2.2, 2.3, 4.2 и 5.1 новой редакции договора от 25.10.2012). Во исполнение соответствующего соглашения о внесении изменений и дополнений в ранее заключенное соглашение истец перечислил ответчику 100 000 000 руб. платежным поручением от 27.09.2012, 400 000 000 руб. платежным поручением от 05.12.2012 и 600 000 000 руб. платежным поручением от 11.12.2012.

Согласно данным бухгалтерских балансов истца по состоянию на 31.12.2011 и 31.12.2012 (оба подписаны руководителем истца Б. и главными бухгалтерами, сданы в налоговую инспекцию (соответствующие отметки имеются) и использовались, в том числе экспертом Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь У. при проведении в отношении общества с ограниченной ответственностью «Р» финансово-экономической экспертизы на основании постановления от 27.03.2014 УДФР КГК Республики Беларусь по г. Минску и области по материалам проверки в отношении должностных лиц общества с ограниченной ответственностью «Р», копии бухгалтерских балансов и заключения эксперта от 27.02.2015 — в деле) балансовая стоимость активов истца по состоянию на 31.12.2011 составила 3 779 000 000 бел. руб. (согласно балансу на 31.12.2012) и 3 779 600 000 руб. (согласно балансу на 31.12.2011), стоимость чистых активов истца по состоянию на указанную дату составила отрицательную величину -838 700 000 руб., согласно указанному заключению эксперта коэффициенты платежеспособности организации К1, К2 и К3 на 31.12.2011 не соответствовали нормативным значениям (0,80 — 0,24 и 1,20 соответственно), структура бухгалтерского баланса на 31.12.2011 (равно как по состоянию на 31.12.2009, 31.12.2010 и на 31.12.2012) являлась неудовлетворительной, а субъект хозяйствования — неплатежеспособным.

Согласно подписанному между обществом с ограниченной ответственностью «Р» и П. (с согласия общества с ограниченной ответственностью «Ф») договору уступки требования от 18.12.2012 (не является предметом оспаривания в рамках настоящего дела) вытекающее из договора займа от 29.02.2012 (в редакции от 25.10.2012) право требования истца к ответчику было уступлено гр-ну П., который в свою очередь в качестве возмещения за уступленное право требования передал истцу свои требования к гр-ну Б. в сумме 1 400 000 000 рублей, подтвержденное определением суда района г. Минска от 28.09.2012. Таким образом, согласно содержанию названного договора новым должником для истца стал его директор Б.

В установленные соглашениями сроки, а равно вплоть до дня вынесения решения по настоящему делу, сумма займа возвращена истцу не была.

По материалам проведенной доследственной проверки постановлением УСК Республики Беларусь по г. Минску от 20.07.2015 в отношении Б. возбуждено и в настоящее время расследуется уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного статьей 242 Уголовного кодекса Республики Беларусь, по факту уклонения от погашения по вступившим в законную силу судебным постановлениям кредиторской задолженности в крупном размере при наличии возможности ее погашения.

Согласно статье 154 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 760 ГК по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, если иное не установлено законодательными актами.

Применительно к абзацам первому, третьему и четвертому части четвертой статьи 57 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 «О хозяйственных обществах» (в редакции, действовавшей на даты подписания первоначальной и новой редакций договора и на даты перечисления денежных средств во исполнение достигнутых соглашений, далее — Закон) взаимосвязанными признаются сделки, совершение которых прямо предусмотрено ранее совершенной сделкой, сделки с однородными обязательствами, совершенные с участием одних и тех же лиц за определенный уставом период времени.

Экономический суд соглашается с позицией ответчика в той части, что договор займа является реальной сделкой, считающейся заключенной с момента передачи денег, и констатирует, что в данном конкретном случае во исполнение достигнутых между сторонами и оформленных в письменном виде двух соглашений — по сути соглашения о предоставлении займа и соглашения об изложении соглашения о предоставлении займа в новой редакции (непосредственно являющихся объектом оспаривания) — истцом были совершены пять действий по предоставлению (перечислению) денежных средств ответчику в качестве займа. Одновременно экономический суд соглашается с позицией истца в той части, что указанные юридически значимые действия, влекущие соответствующие им гражданско-правовые последствия (по заключению соглашения о предоставлении займа и по последующему перечислению денежных средств во исполнение такого соглашения) являлись взаимосвязанными между собой, что подтверждается помимо объяснений истца также содержанием письменных соглашений сторон, оформленных договором от 29.02.2012 и его новой редакцией от 25.10.2012. При этом экономический суд учитывает тот факт, что действия по перечислению каждой суммы займа совершались не абстрактно и независимо, а во исполнение оговоренного в обеих редакциях договора условия о возможности перечисления заемщиком заимодавцу общей указанной в соответствующем соглашении суммы займа по частям.

Согласно части первой статьи 58 Закона крупной сделкой хозяйственного общества является сделка (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, влекущих приобретение, отчуждение или возможность отчуждения хозяйственным обществом прямо либо косвенно денежных средств и (или) иного имущества, стоимость которого составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов этого общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении такой сделки (стоимости активов).

С учетом изложенного, поскольку решение о совершении сделки по предоставлению займа (нескольких взаимосвязанных сделок по предоставлению займа) было принято истцом не позднее 29.02.2012 (дата подписания сторонами соглашения о предоставлении займа в его первоначальной редакции), экономический суд соглашается с позицией истца в той части, что достигнутые сторонами 29.02.2012 письменное соглашение о предоставлении займа, равно как последовавшие за таким соглашением действия по перечислению сумм займа, представляли собой для истца крупную сделку хозяйственного общества, влекущую возможность отчуждения на определенный срок денежных средств истца в пользу ответчика, поскольку указанная в соглашении общая сумма предоставляемого займа превышает 20 % процентов балансовой стоимости активов этого хозяйственного общества, определенной на основании данных бухгалтерского баланса истца по состоянию на 31.12.2011. Принимая во внимание данные бухгалтерского баланса истца по состоянию на 31.12.2011, экономический суд учитывает непредоставление суду участвующими в деле лицами промежуточной бухгалтерской отчетности истца на более близкую к 29.02.2012 дату, в том числе промежуточной бухгалтерской отчетности по состоянию на 31.01.2012 и на 29.02.2012 — максимально приближенные к дате подписания договора займа в его первоначальной редакции даты, по состоянию на которые истцом могла составляться месячная бухгалтерская отчетность (со слов антикризисного управляющего истца, ввиду несоставления таковой хозяйственным обществом в принципе), равно как учитывает и факт непредоставления суду участвующими в деле лицами доказательств того, что данные такой промежуточной бухгалтерской отчетности истца опровергали бы позицию последнего о превышении общей суммы займов 20 % процентов балансовой стоимости активов истца, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении крупной сделки. Одновременно экономический суд констатирует, что возможность сравнения общей цены крупной сделки с балансовой стоимостью активов хозяйственного общества за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения об изменении условий крупной сделки, либо за последний отчетный период, предшествующий дню фактического совершения действий во исполнение ранее принятого решения о совершении крупной сделки (в данном конкретном случае — действий по перечислению отдельных сумм займа, общий размер которого был оговорен в соглашении о предоставлении займа), Законом не предусмотрена.

Согласно частям третьей, четвертой, шестой, седьмой и десятой статьи 58 Закона крупные сделки хозяйственного общества могут совершаться по решению общего собрания его участников, если уставом принятие такого решения не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) этого общества или иное не установлено Президентом Республики Беларусь.

В решении о совершении крупной сделки хозяйственного общества должны быть указаны иные лица, являющиеся ее сторонами, предмет сделки, ее сумма (общая сумма взаимосвязанных сделок), условия такой сделки, которые определены законодательством как существенные для сделок данного вида, а также другие условия сделки по решению органа управления хозяйственного общества, принимающего решение о совершении крупной сделки.

Общее собрание участников хозяйственного общества принимает решение о совершении крупной сделки, предметом которой является имущество стоимостью:

От двадцати до пятидесяти процентов балансовой стоимости активов (стоимости активов) хозяйственного общества, — большинством не менее двух третей от числа голосов лиц, принявших участие в общем собрании;

Пятьдесят и более процентов балансовой стоимости активов (стоимости активов) хозяйственного общества, — большинством не менее трех четвертей от числа голосов лиц, принявших участие в общем собрании.

Внесение изменений в условия крупной сделки осуществляется по решению органа управления хозяйственного общества, принявшего решение о совершении крупной сделки.

Крупная сделка, совершенная с нарушением требований настоящей статьи, является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску участников хозяйственного общества, самого хозяйственного общества, а также членов совета директоров (наблюдательного совета).

Согласно пунктам 1 и 3 статьи 167 ГК сделка является недействительной по основаниям, установленным ГК либо иными законодательными актами, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требования о признании оспоримой сделки недействительной могут быть предъявлены лицами, указанными в ГК либо в ином законодательном акте, устанавливающем оспоримость сделки.

В соответствии со статьей 169 ГК сделка, не соответствующая требованиям законодательства, ничтожна, если законодательный акт не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу пункта 1 статьи 168 ГК недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Таким образом, поскольку оспариваемое соглашение о предоставлении займа было заключено на сумму, превышающую 20 процентов балансовой стоимости активов этого общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении такой сделки, экономический суд приходит к выводу, что данное соглашение для истца являлось крупной сделкой и для совершения такой сделки, равно как для последующего внесения изменений в нее, требовалось решение общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью «Р».

Установлено, что решение о заключении соглашения о предоставлении займа, равно как решение о внесении изменений и дополнений в такое соглашение (в виде его новой редакции), общим собранием участников истца не принималось, оба договора были подписаны от имени истца его директором с превышением имеющихся у него полномочий в нарушение установленных Законом и контрактом (копия — в деле) ограничений.

В связи с тем, что в нарушение требований законодательства решение общего собрания участников истца по вопросу совершения оспариваемой сделки и последующего внесения изменений в нее не принималось, учитывая также то, что недействительная сделка не влечет соответствующих ей правовых последствий с момента ее совершения, а равно то, что законодательством установлена оспоримость совершенной с нарушением положений статьи 58 Закона крупной сделки, требования истца о признании недействительными заключенного между обществом с ограниченной ответственностью «Р» и обществом с ограниченной ответственностью «Ф» договора займа от 29.02.2012 и изменений и дополнений к нему в виде новой редакции от 25.10.2012 являются обоснованными и подлежат удовлетворению.

Сделками, совершаемыми хозяйственным обществом в процессе осуществления им обычной хозяйственной деятельности, признаются согласно части шестой статьи 57 Закона сделки, неоднократно совершаемые хозяйственным обществом, в частности сделки по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, выполнению работ (оказанию услуг).

Согласно части десятой пункта 24 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 31.10.2011 N 20 «О некоторых вопросах рассмотрения дел с участием коммерческих организаций и их учредителей (участников)» обычной хозяйственной деятельностью хозяйственного общества является совершение сделок, предусмотренных уставом, а также сделок, совершенных в процессе текущей хозяйственной деятельности. Критериями отнесения сделки к совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности является соотнесение ее с положениями устава хозяйственного общества о видах его деятельности, целях создания и т. п.

В соответствии со статьей 2 устава обществом с ограниченной ответственностью «Р» в действовавшей на момент совершения сделки редакции (зарегистрирована горисполкомом 16.02.2009) основной целью деятельности общества является извлечение прибыли для удовлетворения социальных и экономических интересов участников общества посредством осуществления хозяйственной деятельности.

Виды осуществляемой обществом деятельности перечислены в пунктах 2.2 и 2.3 устава (производство нефтепродуктов, химическое производство, строительство, торговля автомобилями и мотоциклами, оптовая и розничная торговля, деятельность в области транспорта, транспортно-экспедиционная деятельность, проектирование и строительство зданий и сооружений и др.).

Предоставление хозяйственным обществом денежных средств иным лицам в виде займов в числе его видов деятельности в уставе не предусмотрено.

С учетом приведенных положений законодательства Республики Беларусь, анализируя объяснения антикризисного управляющего истца, положения устава общества о видах деятельности последнего, целях создания, исследуя письменные материалы дела в их совокупности, экономический суд пришел к однозначному выводу о том, что оспариваемая по делу сделка по предоставлению займа не относилась по состоянию на день ее совершения к числу сделок, совершаемых обществом с ограниченной ответственностью «Р» в процессе осуществления им обычной хозяйственной, текущей деятельности. Деятельность по совершению сделок, подобных оспариваемой по делу, не предусмотрена уставом истца в качестве основного либо факультативного вида его деятельности. Оспариваемая по делу сделка не может быть квалифицирована как совершенная в процессе обычной деятельности истца и для хозяйственного общества, осуществлявшего иную деятельность, нежели деятельность по предоставлению займов, может быть квалифицирована как необычная, нетипичная, исключительная, такая сделка, которая в соответствии со смыслом и духом корпоративного законодательства должна была совершаться при наличии соответствующего положительного решения высшего органа управления хозяйственного общества.

С учетом изложенного экономический суд не соглашается с позицией ответчика в той части, что оспариваемый истцом договор от 29.02.2012 относится к сделкам, совершаемым обществом с ограниченной ответственностью «Р» в процессе осуществления им обычной хозяйственной деятельности.

Факт совершения хозяйственным обществом (в том числе в отсутствие решения на то общего собрания его участников) иных (не оспоренных по состоянию на день вынесения настоящего решения) сделок по предоставлению займов иным лицам не влияет на приведенный вывод суда, поскольку доказательства для квалификации и таких сделок, как совершенных обществом в процессе его обычной хозяйственной деятельности, участниками процесса суду не предоставлены.

Согласно части одиннадцатой статьи 58 Закона в действующей редакции крупная сделка, совершенная с нарушением предусмотренных настоящим Законом требований, не может быть признана недействительной при наличии одного из следующих обстоятельств:

Голосование участников хозяйственного общества, членов совета директоров (наблюдательного совета), обратившихся с иском о признании крупной сделки недействительной, не могло повлиять на результаты голосования, если эти участники (члены совета директоров (наблюдательного совета)) были надлежащим образом извещены о проведении общего собрания участников хозяйственного общества (заседания совета директоров (наблюдательного совета)), на котором принято решение о совершении крупной сделки;

Не доказано, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков хозяйственному обществу или участникам этого общества, обратившимся с иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них;

К моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства о последующем принятии хозяйственным обществом решения о крупной сделке в порядке, предусмотренном Законом для принятия решения о совершении крупных сделок.

Не соглашаясь с позицией представителя П. и одновременно соглашаясь с позицией истца в соответствующей части, экономический суд считает установленным и доказанным по делу тот факт, что совершение оспариваемого договора о предоставлении займа, равно как достижение соглашения о внесении изменений и дополнений в такой договор, повлекло за собой возникновение неблагоприятных последствий для хозяйственного общества и его участников. Соглашение о предоставлении займа, направленное на отвлечение на достаточно длительный срок (более одного года с момента достижения соглашения о предоставлении займа) из оборота заимодавца высоколиквидного имущества (денежных средств), было заключено сторонами на фоне имевшей место неплатежеспособности истца, уже продолжавшейся значительный период времени (неплатежеспособность истца имела место по состоянию на 31.12.2009, на 31.12.2010, на 31.12.2011 — подтверждено вышеуказанным заключением эксперта на основании анализа данных соответствующих бухгалтерских балансов), сделка в редакции первоначального соглашения являлась практически безвозмездной (плата за пользование займом должна была составлять разовый платеж в размере 0,001% суммы займа, уплачиваемый единовременно с погашением суммы займа), соглашение о предоставлении займа в новой его редакции являлось абсолютно безвозмездной сделкой, заем предоставлялся в сложившихся в тот период времени экономических условиях в белорусских рублях и должен был возвращаться в той же валюте без привязки эквивалента таковой к иностранной валюте, заключение соответствующих соглашений повлекло за собой снижение ликвидности принадлежащих истцу активов, экономическая целесообразность, необходимость, стратегическая или тактическая эффективность для истца таких соглашений участвующими в деле лицами не обоснована и не доказана.

Тот факт, что ответчик не знал и не должен был знать о совершении оспариваемой сделки истцом в нарушение положений законодательства (если таковой имел место), в качестве основания для возможного отказа в удовлетворении иска в законодательстве Республики Беларусь не поименован.

К доводам представителей ответчика и третьего лица П. о наличии принятого истцом в порядке, установленном Законом, решения о последующем одобрении совершения сделки, оформленного протоколом от 18.12.2012, экономический суд относится критически как к необоснованным и не подтвержденным допустимыми, достоверными и достаточными доказательствами.

В соответствии с частью второй статьи 100 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Согласно имеющейся в материалах дела ксерокопии протокола общего собрания участников истца высшим органом управления общества в составе обоих присутствовавших участников было принято единогласное решение уполномочить Б. на заключение и подписание договора уступки права требования исполнения денежных обязательств П. по договору займа от 29.02.2012 с обществом с ограниченной ответственностью «Ф» на сумму 1 400 000 000 белорусских рублей.

Оригинал указанного протокола экономическому суду не представлен, в судебном заседании при рассмотрении настоящего дела факт подписания такого протокола, равно как факт проведения соответствующего собрания участников, участник общества Е. категорически и последовательно отрицал, в материалах дела имеются доказательства обращения Е. в правоохранительные органы с заявлением по факту подделки его подписи на указанном документе, на основании которого проводилась соответствующая проверка (в ходе проведения проверки провести экспертизу подлинности подписи на копии документа не представилось возможным), о неучастии в каких-либо собраниях участников общества с момента приобретения статуса участника общества Е. письменно пояснял суду при рассмотрении другого дела (пояснения от 15.04.2015 по делу N 43-23/2015), второй участник общества Б. в судебное заседание по рассмотрению настоящего дела не явился, письменные пояснения об обстоятельствах изготовления и заверения им как физическим лицом копии указанного протокола суду не дал, достоверные доказательства заверения копии такого протокола лицом, уполномоченным на дату заверения действовать от имени истца, суду не представил. Помимо этого, буквальное содержание копии протокола прямо и однозначно не свидетельствует о принятии участниками общества решения по вопросу об одобрении непосредственно оспариваемых сделок по предоставлению займа и изменению соглашения о предоставлении займа как таковых (согласно содержанию копии протокола принималось решение о совершении сделки, вытекающей из оспариваемой по делу, однако имеющей иной предмет и содержание по сравнению с предметом и содержанием сделки, оспариваемой по делу). Последующее (если бы таковое имело место) совершение хозяйственным обществом действий, косвенно свидетельствующих об одобрении совершенной в нарушение статьи 58 Закона крупной сделки, в качестве основания для отказа в иске об оспаривании крупной сделки Законом, с учетом необходимости буквального толкования его положений, не предусмотрено.

С учетом изложенного экономический суд констатирует, что к моменту рассмотрения дела в суде участвующими в деле лицами не представлены доказательства о последующем принятии хозяйственным обществом решения о крупной сделке в порядке, предусмотренном Законом для принятия решения о совершении крупных сделок, и одновременно приходит к выводу о доказанности истцом положенного в основание иска факта совершения директором хозяйственного общества оспариваемых соглашений в отсутствие на то соответствующего решения высшего органа управления хозяйственного общества.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 168 ГК недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) — возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены ГК либо иными законодательными актами.

С учетом вышеизложенного, в отсутствие установленных законодательными актами иных правил, принимая во внимание доказанность истцом фактов заключения оспариваемых сделок в нарушение требований законодательства, факта исполнения истцом достигнутых соглашений в пользу ответчика, а также факта нарушения тем самым прав и законных интересов истца, требования истца являются обоснованными и подлежат удовлетворению в полном объеме.

Исходя из части второй статьи 133 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, государственную пошлину за рассмотрение дела в размере 3 600 000 белорусских рублей (10 х 2 = 20 базовых величин за рассмотрение 2 неимущественных требований исходя из размера базовой величины по состоянию на дату обращения истца с иском в экономический суд, в том числе на дату первоначального заявления истцом дополнительного искового требования) и 45 600 000 белорусских рублей за рассмотрение одного имущественного требования (1 400 000 000 руб. — 180 000 000 руб.) х 3% + 9 000 000 руб.) исходя из размера базовой величины по состоянию на дату обращения истца с иском в экономический суд), а всего в размере 49 200 000 белорусских рублей (3 600 000 руб. + 45 600 000 руб.) экономический суд относит на ответчика как на сторону, виновную в возникновении спора в суде и не в пользу которой вынесено решение по делу.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 11, 167 — 169 ГК, статьями 45 и 58 Закона, статьями 100, 133, 190 — 193, 201 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь,

Решил:

Исковые требования общества с ограниченной ответственностью «Р» удовлетворить.

Признать недействительными с момента совершения заключенные между обществом с ограниченной ответственностью «Р» и обществом с ограниченной ответственностью «Ф» договор займа от 29.02.2012 и изменения и дополнения к договору займа от 29.02.2012 в виде новой его редакции от 25.10.2012.

Применить последствия недействительности сделок, взыскав с общества с ограниченной ответственностью «Ф» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Р» 1 400 000 000 белорусских рублей, перечисленных в качестве займа по недействительной сделке. Выдать судебный приказ после вступления решения в законную силу.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Ф» в доход республиканского бюджета 49 200 000 белорусских рублей государственной пошлины за рассмотрение дела. Выдать судебный приказ после вступления решения в законную силу.

Решение экономического суда вступает в законную силу по истечении срока на апелляционное обжалование, если оно не было обжаловано.

Решение может быть обжаловано в экономический суд апелляционной инстанции в течение пятнадцати дней после его принятия в порядке, установленном статьями 267 — 270 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

Канцелярии экономического суда копии решения направить сторонам по делу и трем третьим лицам на стороне истца и ответчика.