Отказ в признании недействительным решения областного исполнительного комитета о прекращении действия инвестиционного договора

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда Брестской области от 31.01.2017 (дело N 251-12/2016/13А)

Требование: О признании недействительным решения областного исполнительного комитета.

Обстоятельства: По мнению заявителя, инвестиционный договор был расторгнут с нарушением процедуры заключения дополнительного соглашения и расторжения инвестиционного договора.

Решение: Требование не было удовлетворено, поскольку установлено, что порядок прекращения действия инвестиционного договора заинтересованным лицом был соблюден.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА БРЕСТСКОЙ ОБЛАСТИ

Апелляционная инстанция экономического суда Брестской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу заявителя — совместного общества с ограниченной ответственностью «Э» (далее — СООО «Э»), г. П., на решение экономического суда Брестской области от 27.12.2016 по заявлению СООО «Э», г. П., с участием представителей от заявителя и от заинтересованного лица, о признании недействительным решения Брестского областного исполнительного комитета от 23.05.2016,

Установила:

Решением от 27.12.2016 экономический суд Брестской области отказал в удовлетворении заявления о признании недействительным решения Брестского областного исполнительного комитета от 23.05.2016.

В апелляционной жалобе СООО «Э», г. П., просит отменить решение суда первой инстанции от 27.12.2016 по делу N 251-12/2016, принять новое судебное постановление по делу, которым признать недействительным решение Брестского областного исполнительного комитета от 23.05.2016.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте слушания дела судом апелляционной инстанции.

В судебном заседании представитель апеллянта доводы апелляционной жалобы поддержал.

Представитель заинтересованного лица в судебном заседании пояснил, что с доводами апелляционной жалобы не согласен, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

От апеллянта поступило письменное ходатайство о приостановлении производства по делу N 251-12/2016/13А.

Обосновывая данное ходатайство, заявитель указал, что надлежащее рассмотрение данного дела невозможно до момента окончания разрешения КГБ Республики Беларусь уголовного дела.

По мнению апеллянта, областной исполнительный комитет вынес обжалуемое решение от 23.05.2016 исключительно под влиянием возбуждения уголовного дела и ареста в рамках указанного уголовного дела директора СООО «Э».

Апеллянт указывает, что следственные действия осуществляются КГБ Республики Беларусь не только в отношении директора СООО «Э», но и фактически в отношении СООО «Э», в связи с чем имеется запрет на распоряжение имуществом СООО «Э».

Кроме того, в связи с уголовным делом все документы СООО «Э», в том числе и относящиеся к инвестиционному договору от 04.02.2014, арестованы и находятся в КГБ Республики Беларусь.

Апеллянт считает, что от выводов органов уголовного преследования во многом зависят и выводы по настоящему делу.

Представитель заинтересованного лица в судебном заседании пояснил, что, по его мнению, оснований для приостановления производства по делу нет.

Апелляционная инстанция отклонила ходатайство апеллянта о приостановлении производства по делу N 251-12/2016/13А в силу следующего.

Согласно статье 277 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) суд, рассматривающий экономические дела, апелляционной инстанции на основании апелляционной жалобы (протеста) повторно рассматривает дело по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам. Если суд, рассматривающий экономические дела, апелляционной инстанции установит невозможность рассмотрения дела на основании имеющихся доказательств, он вправе предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства либо непосредственно их истребовать.

В соответствии со статьей 100 ХПК при рассмотрении спора о признании недействительным ненормативного правового акта государственного органа, органа местного управления и самоуправления, иного органа или должностного лица обязанность доказывания законности оспариваемого акта возлагается на орган или лицо, его принявшие.

С учетом вышеизложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что оснований для приостановления производства по делу N 251-12/2016/13А нет.

Обосновывая апелляционную жалобу, апеллянт указал, что судом первой инстанции не были приняты во внимание следующие обстоятельства.

По мнению заявителя, Брестским областным исполнительным комитетом допущены нарушения процедуры расторжения инвестиционного договора и отказа в заключении дополнительного соглашения к инвестиционному договору, так как вопрос о заключении инвестиционного договора подлежит обязательному рассмотрению на заседании коллегии (совета) государственного органа, заседании исполнительного комитета, по результатам которого принимается решение.

Однако Брестский областной исполнительный комитет не вынес решение от 23.05.2016 на своем заседании, а принял его методом опроса.

По мнению апеллянта, при вынесении решения от 23.05.2016 Брестский областной исполнительный комитет грубо нарушил пункты 7, 8, 10, 17 Положения о порядке заключения, изменения, прекращения инвестиционных договоров с Республикой Беларусь, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 06.08.2011 N 1058 «О мерах по реализации Декрета Президента Республики Беларусь от 6 июня 2011 г. N 4» (далее — Положение), поставив под угрозу практически уже на 100% освоенные инвестиции.

Кроме того, по мнению апеллянта, согласно пункту 18 Положения Брестский областной исполнительный комитет не вправе был прекратить инвестиционный договор в одностороннем порядке, поскольку это не предусмотрено пунктом 18 Положения, а мог отказаться от выполнения своих обязанностей по Инвестиционному договору только на основании решения суда, так как отказ от выполнения своих обязанностей Брестским областным исполнительным комитетом в силу пункта 7.2 инвестиционного договора без решения суда не допускается.

Кроме того, апеллянт полагает, что заинтересованное лицо в силу пункта 5.1 инвестиционного договора обязано было соблюсти претензионный порядок разрешения указанных разногласий и споров и предоставить СООО «Э» трехмесячный срок рассмотрения претензии.

Апеллянт также указал, что отсутствовали фактические основания для одностороннего расторжения инвестиционного договора, так как Брестский областной исполнительный комитет ни в решении, ни в каком-либо ином документе не разъяснил, что понимается под несоблюдением инвестором его обязательств по инвестиционному договору.

Апеллянт полагает, что никаких объективных оснований для принятия решения от 23.05.2016 у Брестского облисполкома не было.

Изучив материалы дела и доводы, изложенные в апелляционной жалобе, заслушав пояснения представителей сторон в судебном заседании, экономический суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что решение суда первой инстанции не подлежит отмене.

Согласно статье 280 ХПК основаниями к изменению или отмене решения суда первой инстанции в апелляционном порядке являются его полная или частичная необоснованность, незаконность решения или неправомерность процесса.

Как следует из материалов дела и установлено судом апелляционной инстанции, решением Брестского областного исполнительного комитета от 23.05.2016 СООО «Э» (далее — инвестор) отказано в заключении дополнительного соглашения к инвестиционному договору от 04.02.2014, заключенному на основании решения Брестского областного исполнительного комитета от 04.02.2014 и зарегистрированному в Государственном реестре инвестиционных договоров с Республикой Беларусь 07.02.2014 (пункт 1 решения), а также областной исполнительный комитет отказался от выполнения своих обязательств и прекратил действие инвестиционного договора, заключенного с инвестором, в одностороннем порядке в связи с несоблюдением инвестором его обязательств по договору (пункт 2 решения).

Как следует из материалов дела, между инвестором и Республикой Беларусь в лице областного исполнительного комитета 04.02.2014 заключен инвестиционный договор (далее — инвестиционный договор), предметом которого является инвестиционная деятельность, осуществляемая инвестором в Республике Беларусь в целях реализации инвестиционного проекта (подпункт 2.1 инвестиционного договора).

Объектом инвестиционной деятельности является организация производства межкомнатных дверей из массива (подпункт 2.2 инвестиционного договора).

В соответствии с подпунктами 2.3 — 2.5 инвестиционного договора в редакции дополнительного соглашения от 24.02.2015 объем инвестиций составляет не менее 47 500 000 000 рублей (без учета деноминации), срок реализации инвестиционного проекта — с 01.02.2014 по 31.12.2015, в том числе: приобретение и монтаж оборудования для производства дверей из массива — с 01.02.2014 по 31.03.2015, пусконаладочные работы — с 01.11.2014 по 31.07.2015, ввод производственного оборудования в эксплуатацию — с 01.05.2015 по 31.12.2015, срок вложения инвестиций определен до 31.12.2015.

Оценивая решение на предмет его законности и обоснованности, суд первой инстанции правомерно принял во внимание, что решение принято на основании абзаца 4 части 1 пункта 10, пункта 18 Положения.

Согласно пункту 10 Положения вопрос о заключении инвестиционного договора подлежит обязательному рассмотрению на заседании коллегии (совета) государственного органа, заседании исполнительного комитета, по результатам которого принимается решение.

Суд первой инстанции правомерно учел, что, исходя из нормативных предписаний пункта 7 Положения, проект инвестиционного договора с прилагаемыми к нему материалами рассматривается государственным органом, исполнительным комитетом с участием их экономических и юридических служб и проведением юридическими службами обязательной юридической экспертизы проекта инвестиционного договора.

В связи с этим аналогичные требования предъявляются к порядку внесения изменений и (или) дополнений в инвестиционный договор согласно пункту 17 Положения.

Таким образом, апелляционная инстанции пришла к выводу, что суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что при вынесении решения от 23.05.2016 областным исполнительным комитетом соблюдены требования Положения.

В материалах дела имеются достаточные доказательства, подтверждающие соблюдение порядка принятия обжалуемого решения, в связи с чем доводы апеллянта о нарушении процедуры принятия решения являются необоснованными.

Как следует из материалов дела, в качестве основания прекращения действия инвестиционного договора в обжалуемом решении указано об отказе от выполнения своих обязательств по инвестиционному договору в связи с несоблюдением инвестором его обязательств по договору.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что порядок прекращения действия договора, указанный в пункте 2 решения, соответствует требованиям законодательства.

В соответствии с подпунктом 2.8 пункта 2 Декрета Президента Республики Беларусь от 06.08.2009 N 10 «О создании дополнительных условий для осуществления инвестиций в Республике Беларусь» прекращение инвестиционного договора осуществляется путем принятия решения Советом Министров Республики Беларусь по согласованию с Президентом Республики Беларусь или государственным органом, исполкомом, принявшими решение о заключении инвестиционного договора.

В соответствии с пунктом 18 Положения прекращение действия инвестиционного договора осуществляется в порядке, установленном Положением для заключения инвестиционного договора и вступления его в силу, в случаях:

  • Выполнения инвестором (инвесторами) своих обязательств по договору;
  • Окончания срока действия договора;
  • Ликвидации инвестора — юридического лица или индивидуального предпринимателя, смерти, признания безвестно отсутствующим, объявления умершим инвестора — физического лица;
  • Соглашения сторон;
  • Отказа Республики Беларусь от выполнения своих обязательств по инвестиционному договору при несоблюдении или ненадлежащем соблюдении инвестором (инвесторами) его обязательств.

Подпунктом 3.4.1 инвестиционного договора также предусмотрено право Республики Беларусь отказаться от выполнения своих обязательств по договору в одностороннем порядке при несоблюдении или ненадлежащем соблюдении инвестором (инвесторами) его обязательств по договору.

С учетом изложенного суд первой инстанции правильно указал, что порядок прекращения действия инвестиционного договора заинтересованным лицом соблюден.

Таким образом, доводы апеллянта в апелляционной жалобе о судебном порядке отказа от договора являются неправомерными.

Судом первой инстанции установлено, что основанием для принятия облисполкомом решения явилось несоблюдение инвестором его обязательств по договору, что подтверждается материалами дела.

Всем доказательствам судом первой инстанции дана надлежащая оценка, что отражено в решении суда первой инстанции.

Суд первой инстанции обосновано указал, что в соответствии с подпунктом 3.1.4 именно на инвестора возложена обязанность ежеквартального, до 10-го числа месяца, следующего за отчетным периодом, предоставления в Б. горисполком информации о ходе реализации инвестиционного проекта и выполнения инвестором условий договора.

В материалы дела представлен запрос облисполкома от 06.05.2016, адресованный инвестору, с установлением срока до 20.05.2016 предоставить в комитет экономики облисполкома копий документов (акты ввода технологического оборудования в эксплуатацию, акты выполненных работ, платежные поручения), подтверждающих фактическое освоение заявленной суммы инвестиций по проекту. Данное письмо вручено адресату 11.05.2016. Запрошенные документы заявителем не представлены.

Как следует из материалов дела, с июля 2015 года по июль 2016 года Б. горисполкомом в адрес инвестора неоднократно направлялись письма о необходимости исполнения обязательств, определенных условиями инвестиционного договора, в части соблюдения сроком реализации инвестиционного проекта, обеспечения соблюдения инвестиционного, финансового, налогового и трудового законодательства, ежеквартального информирования Б. горисполкома о ходе реализации инвестиционного проекта.

Доводы апеллянта о том, что Брестский облисполком фактически принял решение о заключении дополнительного соглашения, но затем вынес иное, незаконное решение, не подтверждаются материалами дела.

В подпункте 5.1 инвестиционного договора предусмотрен обязательный претензионный порядок, который определен для разрешения разногласий и споров, вытекающих из договора, и, как правильно указал суд первой инстанции, не распространяет свое действие на порядок прекращения договора, установленный Положением.

С учетом изложенного доводы апелляционной жалобы заявителя являются необоснованными.

Оснований для отмены решения суда первой инстанции нет.

Расходы по госпошлине за подачу апелляционной жалобы следует отнести на апеллянта.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 276 — 279, 281 ХПК, апелляционная инстанция

Постановила:

Решение экономического суда Брестской области от 27.12.2016 по делу N 251-12/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу СООО «Э», г. П., — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента принятия, может быть обжаловано (опротестовано) в течение одного месяца со дня вступления в законную силу в кассационную инстанцию Верховного Суда Республики Беларусь в порядке, установленном статьями 282 — 286 ХПК.