Решение экономического суда Брестской области от 10.06.2015 (дело N 29-3/2015)

Обстоятельства: Избрание наблюдательного совета было проведено в соответствии с требованиями устава и законодательства. Экономический суд отказал в иске об отмене результатов голосования общего собрания акционеров

Название документа: Решение экономического суда Брестской области от 10.06.2015 (дело N 29-3/2015)

РЕШЕНИЕ

Экономический суд Брестской области с участием истца — Т., а также представителей ответчика, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Т., Б. обл., г. И., к открытому акционерному обществу «И», Б. обл., г. И., об отмене результатов голосования по пунктам 6 и 8 повестки дня очередного годового собрания акционеров открытого акционерного общества «И» и о том, чтобы считать имеющими законную силу результаты голосования по пункту 7 повестки дня данного собрания,

Установил:

Иск заявлен Т. (истец) как акционером открытого акционерного общества «И» (ответчик) об отмене результатов голосования по пунктам 6 и 8 повестки дня очередного годового общего собрания акционеров ответчика, состоявшегося 20.03.2015 и оформленного протоколом от указанной даты (по вопросам об определении порядка избрания членов наблюдательного совета и об избрании членов наблюдательного совета) и о том, чтобы считать имеющими законную силу результаты голосования по пункту 7 повестки дня данного собрания (об избрании кумулятивным голосованием членов наблюдательного совета).

Свои требования истец основывает на положениях статей 41, 44 и 45 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» (далее по тексту — Закон об обществах).

Ответчик требования истца не признал, считает, что требование истца об отмене результатов голосования по пунктам 6 и 8 повестки дня собрания акционеров ответчика не подлежит удовлетворению в силу его неправомерности. Что же касается требования истца о том, чтобы считать имеющими законную силу результаты голосования по пункту 7 повестки дня данного собрания, то ответчик считает, что по данному требованию производство по делу подлежит прекращению по основанию, предусмотренному абзацем 2 статьи 149 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) (ввиду неподведомственности спора по этому требованию суду, рассматривающему экономические дела).

Ответчиком также было заявлено ходатайство об отнесении на истца в составе своих судебных расходов издержек на оплату юридической помощи адвоката в сумме 8 500 000 руб. Эти издержки подтверждены ответчиком документально.

Как следует из материалов дела, 20.03.2015 состоялось очередное годовое общее собрание акционеров ответчика, оформленное протоколом от указанной даты. Истец как один из акционеров ответчика принимал участие в этом собрании.

Одним из принятых этим собранием решений было решение об избрании наблюдательного совета ответчика.

Не согласившись с данным решением, ответчик, основываясь на положениях статьи 45 Закона об обществах, обжаловал его в судебном порядке.

Истец считает, что при избрании наблюдательного совета ответчика были нарушены положениях статей 41 и 44 Закона об обществах.

Эти нарушения истец усматривает в том, что, по его мнению, ответчик изменил формулировку вопросов повестки собрания, предложенной его акционерами, необоснованно дополнив ее вопросом 6 «Об определении порядка избрания членов наблюдательного совета» и вопросом 8 «Об избрании членов наблюдательного совета», а также по своему усмотрению выдвинул кандидатов, по результатам собрания избранных в состав своего наблюдательного совета (в отсутствие предложения акционеров о выдвижении этих кандидатур и без согласия самих кандидатов), чем нарушил положения частей 7 и 8 пункта 34 устава ответчика и части 4 статьи 41 Закона об обществах.

Кроме того, истец считает, что ответчик нарушил положения пункта 44 своего устава и статьи 44 Закона об обществах, изменив повестку собрания в отсутствие единогласного решения об этом всех акционеров ответчика.

Обжалуя решение собрания акционеров в части, касающейся избрания наблюдательного совета ответчика, истец также ссылается на то, что собрания наблюдательного совета ответчика, связанные с принятием решений по вопросам, касающимся созыва очередного общего собрания акционеров (о рассмотрении предложений акционеров о кандидатурах для избрания в состав наблюдательного совета; об утверждении повестки собрания; установления даты составления списка лиц, имеющих право на участие в собрании, текста извещения акционеров; места и времени проведения собрания; времени регистрации участников собрания; времени и места ознакомления акционеров с материалами собрания; перечня докладчиков по вопросам повестки; рассмотрения проекта решения собрания) не проводились, поскольку протоколы этих собраний от 21.01.2015 и от 09.02.2015, которыми оформлено принятие наблюдательным советом решений по этим вопросам, были изготовлены позже указанных в них дат, с нарушением трехдневного срока их изготовления, определенного частью 3 пункта 60 устава ответчика.

В обоснование этого утверждения истец ссылается на протокол осмотра содержимого компьютера, находящегося в приемной ответчика, имеющийся в материалах проверки, проведенной районным отделом внутренних дел И. райисполкома по обращению председателя наблюдательного совета ответчика.

При этом вся суть претензий истца к обжалуемому им решению собрания акционеров ответчика сводится к тому, что истец не согласен с тем, что избрание наблюдательного совета было проведено на собрании путем проведения простого голосования, в то время как он считал необходимым провести избрание этого органа путем кумулятивного голосования (в соответствии с пунктом 7 повестки дня собрания).

Ответчик не согласен с утверждением истца о том, что при проведении собрания им были допущены вменяемые истцом нарушения частей 7 и 8 пункта 34 устава ответчика и абзаца 4 статьи 41 Закона об обществах, поскольку указанные истцом положения устава и Закона об обществах предусматривают, что повестка дня общего собрания акционеров формируется наблюдательным советом ответчика по своему усмотрению, а также на основании предложений его акционеров, обладающих в совокупности 2 и более процентами голосующих акций.

При этом ответчик указывает, что в рассматриваемом случае повестка была сформирована на основании поступившего от акционеров предложения, без изменения редакции вопросов повестки, предложенной акционерами; повестка была лишь дополнена наблюдательным советом двумя вопросами (вопросом 6 «Об определении порядка избрания членов наблюдательного совета» и вопросом 8 «Об избрании членов наблюдательного совета»), что, по мнению ответчика, находится в компетенции данного органа.

Несостоятельным считает ответчик и утверждение истца о том, что четыре кандидата, избранные в состав наблюдательного совета ответчика по итогам собрания его акционеров, были выдвинуты в нарушение определенного уставом ответчика порядка, поскольку имеется зарегистрированное в установленном порядке письменное предложение акционеров, обладающих в совокупности необходимым для этого голосов. Что же касается ссылок истца на отсутствие согласия самих кандидатов на их выдвижение для избрания в состав наблюдательного совета, то устав ответчика не требует такого согласия, выраженного в письменной форме.

Несостоятелен, по мнению ответчика, и довод истца о нарушении при проведении собрания пункта 44 устава ответчика и статьи 44 Закона об обществах, поскольку повестка дня собрания, доведенная до акционеров ответчика путем ее опубликования, в ходе голосования по вопросам повестки не изменялась.

Лишенным оснований считает ответчик и утверждение истца о том, что указанные им (истцом) собрания наблюдательного совета по вопросам организации собрания акционеров не проводились, в опровержение данного утверждения ссылаясь на протоколы этих собраний (от 21.01.2015 и от 09.02.2015), подписанные всеми членами наблюдательного совета.

Дав правовую оценку доводам сторон и представленным по делу доказательствам, суд признал исковые требования не подлежащими удовлетворению с учетом следующего.

В соответствии со статьей 11 Гражданского кодекса Республики Беларусь защита гражданских прав осуществляется их субъектами поименованными в указанной статье способами, а также иными способами, предусмотренными законодательством.

Согласно статье 45 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» решения общего собрания участников хозяйственного общества, принятые с нарушением требований Закона об обществах и иного законодательства или устава хозяйственного общества и (или) нарушающие права и законные интересы участника этого общества, не принимавшего участия в голосовании либо голосовавшего против их принятия, могут быть обжалованы в суд участником акционерного общества в течение шести месяцев.

При этом судебная компетенция (в том случае, если суд признает обжалуемое решение общего собрания неправомерным) ограничивается возможностью признания обжалуемого решения недействительным. У суда отсутствуют правовые основания для того, чтобы сделать то, чего от него фактически требует истец — признать наблюдательный совет ответчика избранным путем проведения кумулятивного голосования.

Что касается ссылок ответчика на то, что в указанной им части требований истца производство по делу подлежит прекращению по основанию, предусмотренному абзацем 2 статьи 149 ХПК, то с учетом положений статьи 39 ХПК применительно к рассматриваемому спору оснований для этого не усматривается.

Оценивая изложенные в исковом заявлении доводы истца, суд не находит оснований для того, чтобы на их основании считать обжалуемое ответчиком решение об избрании наблюдательного совета недействительным.

По материалам дела усматривается, что повестка дня собрания акционеров ответчика, проведенного 20.03.2015, сформирована с соблюдением положений статей 40, 41 и 80 Закона об обществах и пункта 34 устава ответчика — на основании предложения группы его акционеров (в число которых входит и истец), обладающих в совокупности более чем двумя процентами от общего числа голосующих акций ответчика, поданного в наблюдательный совет 08.01.2015.

При этом организаторами собрания (наблюдательным советом ответчика) была полностью сохранена предложенная акционерами редакция вопросов повестки, перечень предложенных акционерами вопросов был лишь дополнен двумя вопросами: вопросом 6 «Об определении порядка избрания членов наблюдательного совета» и вопросом 8 «Об избрании членов наблюдательного совета», что соответствует требованиям статьи 41 Закона об обществах и пункта 34 устава ответчика.

Таким образом, утверждение истца о нарушении при проведении собрания акционеров положений частей 7 и 8 пункта 34 устава ответчика и абзаца 4 статьи 41 Закона об обществах является несостоятельным.

Материалами дела подтверждается и то обстоятельство, что выдвижение кандидатур в состав наблюдательного совета ответчика, за избрание которых в состав данного органа 20.03.2015 было проведено голосование на собрании акционеров, осуществлено с соблюдением положений пункта 34 устава ответчика, а также статей 40 и 80 Закона об обществах.

В деле имеются два предложения по таким кандидатурам (от 08.01.2015 и от 19.01.2015), поданные наблюдательному совету ответчика двумя группами его акционеров, каждой из которых принадлежит более чем два процента от общего числа голосующих акций ответчика. Оба предложения, как следует из их содержания, поданы в срок, установленный частью 2 пункта 34 устава ответчика.

При этом включение в число кандидатур для избрания в состав наблюдательного совета двух лиц, не являющихся акционерами ответчика, допускается пунктом 49 его устава и частью 2 статьи 51 Закона об обществах.

Довод истца о том, что кандидатуры, избранные на собрании в состав наблюдательного совета, в нарушение части 2 статьи 40 Закона об обществах были выдвинуты без их согласия, является бездоказательным, учитывая то обстоятельство, что, как установлено судом из пояснений сторон, у ответчика отсутствует какой-либо локальный нормативный правовой акт, утвержденный общим собранием его участников, регламентирующий порядок и форму получения такого согласия.

Извещение о собрании акционеров ответчика в соответствии с пунктом 38 его устава было опубликовано в газете за тридцать дней до даты проведения данного собрания, что соответствует положениям статьи 39 Закона об обществах, определяющей требования к информированию о проведении общего собрания участников (акционеров) хозяйственного общества.

Публикация извещения о проведении собрания содержит все сведения, предусмотренные частью 7 статьи 39 Закона об обществах и частью 4 пункта 38 устава ответчика.

По материалам дела усматривается также что на собрании наличествовал кворум, который в соответствии с частью 2 пункта 41 и пунктом 45 устава ответчика, а также частью 2 статьи 43 и частью 2 статьи 45 Закона об обществах был необходим для его проведения (в собрании принимали участие акционеры, обладавшие в совокупности 78,3% от общего числа голосов), а также для принятия обжалуемого ответчиком решения об избрании членов наблюдательного совета ответчика.

Собрание было проведено в очной форме, с использованием при принятии решений по вопросам повестки бюллетеней для голосования (что в рассматриваемом случае для ответчика является обязательным в силу положений части 4 статьи 83 Закона об обществах).

При этом, как следует из имеющихся в материалах дела протокола счетной комиссии и протокола собрания, 20.03.2015 на собрании проводилось голосование и принимались решения лишь по тем вопросам, которые были включены в ранее опубликованную повестку дня собрания.

С учетом этого несостоятелен довод истца о том, что на собрании акционеров в нарушение пункта 44 устава ответчика и статьи 44 было произведено изменение повестки дня собрания.

Из имеющихся в материалах дела бюллетеней для голосования, протокола счетной комиссии и протокола собрания следует, что по итогам голосования по вопросу 6 повестки дня собрания (по вопросу об определении порядка избрания членов наблюдательного совета) акционеры большинством голосов в 69,2% от общего числа голосов акционеров, участвовавших в собрании, приняли решение об избрании наблюдательного совета простым голосованием и против того, чтобы избирать этот орган управления кумулятивным голосованием.

С учетом этого необоснованными следует признать претензии истца по поводу того, что избрание наблюдательного совета следовало проводить в порядке, определенном пунктом 7 повестки дня собрания — путем проведения кумулятивного голосования.

В рассматриваемом случае этот порядок избрания указанного органа для ответчика является лишь допустимым в силу пункта 45 его устава, но не обязательным в силу части 4 статьи 84 Закона об обществах, поскольку число акционеров ответчика составляет менее одной тысячи.

Таким образом, избрание наблюдательного совета ответчика на собрании, состоявшемся 20.03.2015, было проведено в соответствии с требованиями его устава, Гражданского кодекса Республики Беларусь и Закона об обществах.

В этой связи оснований считать обжалуемое истцом решение неправомерным не имеется.

При этом следует отметить, что и сам истец, как следует из имеющихся в деле бюллетеней для голосования, принимал участие в голосовании по вопросу об избрании наблюдательного совета путем простого голосования.

Несостоятельным следует признать и утверждение истца о том, что собрания наблюдательного совета ответчика, оформленные протоколами от 21.01.2015 и от 09.02.2015, в действительности не проводились.

Это утверждение по материалам дела опровергается указанными протоколами, подписанными всеми членами наблюдательного совета ответчика. При этом то, что данные протоколы были изготовлены позднее указанных в них дат проведения собраний наблюдательного совета, не имеют никакого правового значения для оценки законности и обоснованности обжалуемого истцом решения общего собрания акционеров ответчика.

С учетом изложенного в удовлетворении исковых требований следует отказать.

В связи с отказом в удовлетворении исковых требований на истца в соответствии со статьей 133 ХПК подлежат отнесению его расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение дела в суде первой инстанции.

Кроме того, рассмотрев по итогам дела ходатайство ответчика об отнесении на истца издержек в виде расходов на оплату юридических услуг, оказанных ответчику адвокатом А. по договору на оказание юридической помощи от 05.05.2015, суд, основываясь на положениях статей 22, 125, 126 и части первой статьи 133 ХПК, в данном конкретном случае с учетом характера спора и сложности дела признает такие расходы ответчика необходимыми и подлежащими отнесению на истца в сумме, составляющей 3 000 000 руб.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 126, 133, 190 — 193 ХПК,

Решил:

В иске отказать.

В порядке первоочередного исполнения взыскать с Т. (Б. обл., г. И., ул. Л.) в пользу открытого акционерного общества «И» (Б. обл., г. И., ул. С.) 3 000 000 руб. судебных расходов в виде издержек на оплату правовой помощи адвоката.

Судебный приказ выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано (опротестовано) в суд, рассматривающий экономические дела, апелляционной инстанции в течение пятнадцати дней после его принятия в порядке, установленном статьями 267 — 270 ХПК, а в кассационную инстанцию Верховного Суда Республики Беларусь — в порядке, установленном статьями 282 — 286 ХПК, и лишь после надлежащего обращения с соответствующей жалобой в суд, рассматривающий экономические дела, апелляционной инстанции.