К вопросу о субсидиарной ответственности бывшего директора по долгам компании-банкрота

Привлечение участников (собственника имущества) и бывших должностных лиц компании, находящейся в процедуре банкротства, к субсидиарной ответственности по долгам последней является темой злободневной. На сегодняшний день чаще всего иск о привлечении к субсидиарной ответственности предъявляется к бывшему директору (или бывшим директорам, если их было несколько) как лицу, имеющему широкие полномочия по управлению и способному осуществлять оперативный контроль за состоянием дел предприятия, исполнительным органом которого он является.

В настоящее время практика идет по пути массового предъявления антикризисными управляющими таких исков независимо от наличия достаточных на то оснований и документальных подтверждений, поскольку в соответствии с абзацем 18 части 1 статьи 77 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 N 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) управляющий обязан подавать иски о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя должника — юридического лица и (или) иных виновных в экономической несостоятельности (банкротстве) должника лиц, а со стороны кредиторов, судей и государственных органов осуществляется жесткий контроль за выполнением управляющим такой обязанности.

Согласно части 2 статьи 11 Закона о банкротстве, если экономическая несостоятельность (банкротство) должника — юридического лица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или иными лицами, в том числе руководителем должника, имеющими право давать обязательные для должника указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то такие лица при недостаточности имущества должника для расчета с кредиторами солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

При подготовке и предъявлении иска по указанному основанию в исковом заявлении необходимо указать на наличие действий или бездействия должностного лица, приведших к банкротству компании, а также наличие причинно-следственной связи между деяниями и последствиями.

Согласно пункту 9 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.10.2006 N 11 «О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности» (далее — Постановление N 11) при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, в том числе руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, экономическим судам следует учитывать, что привлечение указанных лиц к субсидиарной ответственности обусловлено необходимостью установления следующих обстоятельств:

  • наличия у соответствующего лица права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия;
  • совершения соответствующим лицом действий (или его бездействия), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для юридического лица указания или использовании своих возможностей иным образом определять его действия;
  • наличия причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом;
  • недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов.

Установление данных обстоятельств является непростой задачей, которой предшествует тщательный анализ имеющихся документов и фактов. Если вести речь о действиях, то истец должен указать, что конкретно совершил директор, когда совершил и каким образом это повлияло на неплатежеспособность и впоследствии на принятие решения о банкротстве.

При этом необходимо обратить внимание на факт, о котором, к сожалению, слишком часто забывается: необходимо доказать, что действия и (или) бездействие лица привели именно к банкротству компании, а не только к образованию долга перед конкретным кредитором или несколькими кредиторами. К такому заключению приводит буквальное толкование Закона о банкротстве и Постановления N 11.

При подготовке и предъявлении иска необходимо не только исследовать нормы законодательства и обосновать иск с правовой точки зрения, но и провести глубокий экономический и финансовый анализ, проанализировать хозяйственную деятельность предприятия, чтобы сделать правильные и обоснованные выводы. А этим как раз таки зачастую и пренебрегают управляющие.

Если говорить о бездействии, то нужно в обязательном порядке доказать факт установления законодательством, учредительными и иными документами обязанности осуществить то или иное действие. Если истцу не удается определить, какое действие должен был совершить директор, то вменять ответчику бездействие, на наш взгляд, нельзя.

Здесь хотелось бы отметить еще один важный вопрос, который на сегодняшний день вызывает споры: является ли установление вины субсидиарного должника необходимым условием для привлечения к субсидиарной ответственности?

С нашей точки зрения, для удовлетворения иска к бывшему директору как субсидиарному должнику необходимо помимо прочего установление вины последнего, и такое мнение не безосновательно.

На обязательность установления наличия или отсутствия вины субсидиарного должника (не только директора, но и иных должностных лиц, участников) (собственника имущества) косвенно указывает постановление Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 18.11.2011 N 56 «Об ответственности субсидиарных должников» (далее — Постановление N 56). В части 2 пункта 4 Постановления N 56 указано, что при решении вопроса о влиянии действий (бездействия) указанных лиц на возникновение экономической несостоятельности (банкротства) основного должника следует, в частности, выяснять:

  • соблюдались ли руководителем юридического лица установленные законодательством обязанности по организации бухгалтерского учета, созданию условий для правильного оформления первичной учетной документации, ведению налогового учета, надлежащему исполнению юридическим лицом гражданско-правовых, налоговых и иных обязательств;
  • осуществлялся ли собственником имущества юридического лица, учредителями (участниками) хозяйственного общества (товарищества) надлежащий контроль за исполнением юридическим лицом законодательства в сфере предпринимательской деятельности, финансов, трудовых правоотношений;
  • имелась ли у собственника имущества юридического лица, у учредителей (участников) хозяйственного общества или товарищества объективная возможность своевременно влиять на надлежащее исполнение юридическим лицом его обязательств перед кредиторами, исключающее возникновение критических долговых обязательств (например, при решении вопроса о заключении крупной сделки, при проверке и утверждении отчетов исполнительного органа юридического лица об итогах его деятельности, прибылях и убытках и т.п.);
  • иные обстоятельства, позволяющие установить наличие либо отсутствие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) этих лиц и экономической несостоятельностью (банкротством) юридического лица.

Таким образом, если говорить о директоре, то принятие им установленных законодательством и надлежащих при конкретных обстоятельствах мер по организации бухгалтерского и налогового учета, исполнению всех обязательств юридического лица, в том числе по гражданско-правовым договорам, может являться свидетельством отсутствия как причинно-следственной связи, так и вины, а следовательно, и отсутствия всех необходимых условий для привлечения к гражданско-правовой ответственности. Однако большинство правоприменителей полагают, что наличие вины не является обязательным признаком, поскольку в соответствии с пунктом 3 статьи 372 ГК, если иное не предусмотрено законодательством или договором, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение обязательства невозможно вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Однако в статье 372 ГК содержится и пункт 1, в котором указано, что лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законодательством или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям гражданского оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. То есть по общему правилу наличие вины все-таки является обязательным условием ответственности, подлежащим доказыванию.

А вопрос вины стал неоднозначным ввиду соединения предприятия и директора и восприятия их как одного целого, как одного субъекта. То есть, к примеру, неосуществление отгрузки или неоплата товара, прочие случаи неисполнения обязательств предприятием при предъявлении иска или в процессе разбирательства вменяются директору. Но правомерно ли это? А в рассуждениях истца в лице управляющего или кредиторов можно услышать, что, раз обязательство не исполнено или исполнено ненадлежаще, значит, директор не осуществил должного контроля за деятельностью предприятия, а согласно положениям ГК должник при осуществлении предпринимательской деятельности отвечает и без вины, значит, для привлечения бывшего директора к субсидиарной ответственности по долгам компании-банкрота достаточно фактов наличия неисполненных обязательств и соответственно долгов, с которыми предприятие не могло рассчитаться, в связи с чем и было признано банкротом. Но кто должник? Если за возникновение любой задолженности компании всегда отвечает директор, который должен своим имуществом погашать долги, то почему законодатель предусмотрел в Законе о банкротстве специальное основание для привлечения к субсидиарной ответственности, по которому нужно установить, что банкротство вызвано руководителем?

Дело в том, что действия директора не должны отождествляться с действиями предприятия, поскольку существует множество объективных обстоятельств, влияющих на его деятельность, других фигурантов деятельности — иных работников, контрагентов, а также существует понятие предпринимательского риска. Директор — это наемный работник, физическое лицо, которое само по себе предпринимательскую деятельность не осуществляет, несмотря на объем его полномочий и ответственности. Несет самостоятельную ответственность по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права юридическое лицо, а не директор персонально. Немного другая ситуация складывается, если исполнительным органом является управляющий — индивидуальный предприниматель или юридическое лицо. Однако внимание в данной статье обращено именно на директора как наемного работника.

Хотелось бы также отметить тот факт, что в ситуации предъявления иска директор как ответчик имеет очень слабую позицию. Фактически у него, как правило (и как показывает практика), отсутствует объективная возможность подкрепить свою защитную позицию документально, если он не признает иск и считает, что принял достаточно мер, направленных на стабилизацию финансовой обстановки компании и своевременное исполнение обязательств. Это вызвано тем, что осуществленные директором мероприятия непосредственно связаны с деятельностью самого предприятия, например заключение дополнительных соглашений к договорам о рассрочке или отсрочке платежа с целью препятствования нарушению сроков оплаты, получение займов и кредитов, реструктуризация кредиторской задолженности, принятие мер ко взысканию дебиторской задолженности, предложение отступного взамен уплаты денежных средств по договору, заключения договоров уступки права требования, перевода долга, деловая переписка и др.

Вся указанная документация, как и любая иная, касающаяся деятельности предприятия, в соответствии со статьей 83 Закона о банкротстве должна быть передана управляющему, которому надлежит все материалы изучить и дать им правовую оценку. То есть фактически как наличие, так и отсутствие оснований для привлечения к субсидиарной ответственности может и должен установить управляющий по делу о банкротстве и надлежащая оценка обстоятельств дела остается на его совести. Конечно, в соответствии с частью 2 статьи 100 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством. Однако в рассматриваемой категории исков для ответчика доказывать свою позицию может быть очень нелегко. Но, если управляющему бывшим директором передавались все документы, последнему необходимо обязательно сохранять акт приема-передачи, который может являться одним из источников доказательств, свидетельствующих о передаче управляющему документов, подтверждающих отсутствие оснований для привлечения к субсидиарной ответственности.

Учитывая складывающуюся практику, простоту подготовки иска и сложность правильного определения оснований для привлечения лица к субсидиарной ответственности, констатируем, что иски о субсидиарной ответственности подаются регулярно, подавляющее большинство из них удовлетворяется, а надлежащий анализ и достаточная аргументация при этом отсутствует.

Связано это и с тем, что, как уже отмечалось, Закон о банкротстве содержит указание на обязанность управляющего подавать такие иски. На практике складывается ситуация, при которой кредиторы заставляют управляющего подавать иски, руководствуясь принципом «раз есть долг, значит, директор виноват, а если не виноват — пусть суд разбирается», а судьи отказывают в утверждении отчетов по итогам ликвидационного производства, мотивируя это тем, что управляющим не выполнены в полном объеме требования законодательства, тем самым также вынуждая управляющего подавать исковые заявления. Так, управляющему, чтобы обезопасить себя, проще подать иск, не проводя при этом тщательного анализа, чем тратить колоссальное количество времени на изучение всех обстоятельств и документов. При этом управляющий вынужден подавать его, даже если уверен в необоснованности.

Антикризисный (временный) управляющий должен быть независимым субъектом, одной из задач которого является установление баланса интересов между всеми субъектами, участвующими в процедуре банкротства. В связи с этим законодательством и предъявляется требование о его незаинтересованности. Согласно части 2 статьи 63 Закона о банкротстве управляющий не может быть заинтересованным лицом в отношении должника и (или) кредиторов (конкурсных кредиторов), за исключением случая, предусмотренного частью 2 статьи 173 Закона о банкротстве. Это исключение заключается в том, что при банкротстве банка управляющим может быть назначена по решению экономического суда организация, осуществляющая гарантированное возмещение банковских вкладов (депозитов) физических лиц, при условии соблюдения установленных статьей 173 Закона о банкротстве требований.

В заключение хотелось бы отметить, что, безусловно, учитывая имеющийся массив банкротов на сегодняшний день, нельзя говорить о наступлении плачевных последствий для компаний в виде огромного количества долгов только в результате случайного стечения обстоятельств, на которые исполнительный орган никоим образом не мог повлиять. Конечно, зачастую именно неверные управленческие решения и приводят к экономической несостоятельности субъекта хозяйствования или усугубляют без того непростую финансовую обстановку. Однако в настоящее время при вынесении решений о привлечении бывших руководителей к субсидиарной ответственности в полной мере не всегда исследуются все обстоятельства дела, не определяются все обязательные условия наступления гражданско-правовой ответственности, не исследуются экономические и финансовые аспекты деятельности компании-банкрота с целью выявления наличия и достаточности оснований для привлечения к ответственности, что нарушает права и законные интересы субсидиарных должников, создает нехорошую судебную практику. Какими бы ни были фактические обстоятельства и мнения участников дела, любой факт необходимо с достоверностью доказать, с чем в настоящее время существуют проблемы, однако это, к сожалению, не препятствует удовлетворению иска и вынесению положительного решения.