О последствиях расторжения договора подряда (пример из судебной практики)

Согласно подпункту 1.1 заключенного между сторонами по рассмотренному хозяйственным судом делу договора от 16.03.2009 N 34-А (далее — договор) ответчик принял на себя обязательство выполнить комплекс работ по изготовлению и поставке истцу алюминиевых противопожарных конструкций дверных заполнений в соответствии с утвержденными истцом архитектурными и конструктивными решениями.

Платежным поручением от 17.03.2009 N 1211 истец перечислил ответчику аванс в размере 55743150 руб.

В связи с изменением проектной документации истец письмом от 19.03.2009 N 746 попросил ответчика аннулировать договор и вернуть перечисленные платежным поручением от 17.03.2009 N 1211 денежные средства.

Поскольку ответчик в письме от 12.05.2009 N 454 согласился расторгнуть договор при условии возврата аванса за вычетом 7963307 руб. предусмотренного подпунктом 2.2 договора штрафа, истец в поданном в хозяйственный суд исковом заявлении просит расторгнуть договор и взыскать с ответчика 55743150 руб. аванса.

Так как в процессе рассмотрения дела ответчик платежным поручением от 07.08.2009 N 1718 возвратил истцу 45000000 руб. аванса, хозяйственный суд принял отказ истца от части исковых требований и прекратил в соответствии со статьей 149 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь производство по делу в части взыскания с ответчика 45000000 руб. аванса.

Статьей 290 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) установлено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В подпункте 2 статьи 391 ГК закреплено, что стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законодательством (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре. Если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Изучение заключенного сторонами по настоящему делу договора позволило хозяйственному суду сделать вывод о том, что рассматриваемый договор является смешанным, т. к. содержит элементы договора подряда и поставки.

Исходя из пункта 1 статьи 421 ГК, существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.

Изменение обстоятельств признается существенным, если они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Проанализировав представленные истцом основания к расторжению договора, суд посчитал, что в рассматриваемом случае присутствуют все указанные в пункте 2 статьи 421 ГК условия, что, в свою очередь, влечет удовлетворение требования о расторжении договора.

В связи с удовлетворением требования о расторжении договора, требование о взыскании с ответчика 10743150 руб. оставшейся части аванса является обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Утверждение ответчика о необходимости зачета 7963307 руб. предусмотренного подпунктом 2.2 договора штрафа хозяйственный суд отклонил, т. к. указанное требование могло рассматриваться хозяйственным судом только в случае предъявления соответствующего встречного искового заявления, а также при заявлении отдельного искового заявления.

В апелляционной жалобе ответчик просил решение суда отменить и вынести постановление о расторжении договора на иных условиях, согласно которым ответчик удерживает с истца в виде штрафа 7963307 руб. полученного аванса, оставшуюся часть аванса — 2779843 руб. перечисляет истцу в течение трех дней.

Апелляционная инстанция при принятии постановления по делу исходила из того, что согласно пункту 1 статьи 421 ГК основанием для расторжения договора может являться существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора.

В качестве такого обстоятельства истец указал изменение заказчиком проектной документации, предполагающее установку стальных конструкций, что сделало невозможным исполнение заключенного между сторонами договора, поскольку ответчик такие конструкции не изготавливает.

Данные действия следует рассматривать как существенное изменение обстоятельств для сторон, при разумном предвидении которого договор не был бы ими заключен. В момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет. Истец не мог обеспечить возврат к прежнему проектному решению. При исполнении договора истец, затратив финансовые средства, не получил бы изделия, соответствующие проекту. Таким образом, имеются все основания для расторжения договора, предусмотренные пунктом 2 статьи 421 ГК.

Истцом соблюден досудебный порядок расторжения, предусмотренный статьей 422 ГК.

С этим согласен и ответчик. Однако его доводы об удержании неустойки (штрафа) не основаны на законодательстве. Основания и порядок удержания вещи в обеспечение исполнения обязательства определены в статье 340 ГК.

Суд первой инстанции обоснованно указал на то, что требование о взыскании с заказчика штрафа в связи с ненадлежащим исполнением договора может быть рассмотрено судом при заявлении самостоятельного искового требования.

К заявленному ответчиком удержанию штрафа не могут быть применены положения пункта 3 статьи 421 ГК о необходимости определения судом последствий расторжения договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами понесенных расходов. Истец, как последствие расторжения, заявил требование вернуть ему сумму аванса. Ответчик указал, что расходовал для истца алюминиевый профиль на сумму 8556719 руб. Однако требование о возмещении расходов (убытков) ответчик не заявил.

Не могут быть приняты во внимание и доводы ответчика, касающиеся предложенных им условий расторжения договора от 16.03.2009 N 34-А, поскольку предметом спора определение условий расторжения договора не являлось.

Ответчиком была подана кассационная жалоба, в обоснование которой указано на то, что у суда не было оснований для расторжения договора, поскольку это не предусмотрено пунктами 102 и 103 Положения о поставках товаров в Республике Беларусь, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 08.07.1996 N 444.

Кроме того, ссылаясь на статью 423 ГК, ответчик указывает, что в силу статьи 423 ГК при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. Поскольку договор расторгнут судом на основании пункта 1 статьи 421 ГК, ответчик полагает, что в силу пункта 3 статьи 421 ГК суд должен был определить последствия расторжения договора — распределить между сторонами расходы, понесенные ими в связи с исполнением этого договора. При этом представитель ответчика указал, что при принятии решения судом в нарушение пункта 3 статьи 421 ГК остался неразрешенным вопрос о компенсации ему затрат на изготовление конструкций, предусмотренных договором.

В отзыве на кассационную жалобу истец ссылался на то, что он не мог предвидеть того, что заказчик по договору подряда изменит первоначальный проект, что является существенным изменением обстоятельств, а с момента перечисления аванса и до момента уведомления об изменении проектно-сметной документации (в частности, замена материала дверных заполнений с алюминиевых на стальные) прошел один день.

Кассационная коллегия Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь признала кассационную жалобу частично обоснованной и подлежащей частичному удовлетворению исходя из следующего.

Расторгая договор, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что в рассматриваемом случае присутствуют все указанные в пункте 2 статьи 421 ГК условия, влекущие удовлетворение требования о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств. Указанные обстоятельства (изменение проектной документации третьим лицом) возникли после заключения договора.

Ссылка ответчика в обоснование жалобы на статью 423 ГК и Положение о поставках товаров в Республике Беларусь, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 08.07.1996 N 444, отклоняется кассационной инстанцией, поскольку изменение и расторжение договора и применение последствий расторжения договора предусмотрено статьей 421 ГК, являющейся специальной нормой о расторжении договора в связи с существенным изменением обстановки.

Вместе с тем судебные постановления суда первой и апелляционной инстанции в части взыскания с ответчика оставшейся части аванса вынесены без учета требований пункта 3 статьи 421 ГК.

В соответствии с пунктом 3 статьи 421 ГК при расторжении договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств суд по требованию любой из сторон определяет последствия расторжения договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора.

В отзыве на исковое заявление ответчик указал, что для выполнения договора он использовал профиль общей стоимостью 8556719 руб., приложив к отзыву в качестве подтверждающих его затраты копии ряда документов, из которых не представляется однозначно определить, что затраты произведены именной в этой сумме.

Вместе с тем при принятии решения суд в нарушение требований статей 184, 193 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) не дал оценку этим документам как доказательствам, а также в целях выполнения требований пункта 3 статьи 421 ГК не затребовал от ответчика документов, свидетельствующих о размере понесенных расходов в связи с исполнением договора.

Несмотря на то что ответчик в апелляционной жалобе и в судебном заседании апелляционной инстанции указывал на то, что суд в решении не применил последствия пункта 3 статьи 421 ГК, апелляционная инстанция пришла к необоснованному выводу, что ответчик, указывающий на расходование для истца алюминиевого профиля на сумму 8556719 руб., требование о возмещении убытков не заявлял.

Кассационная инстанция исходила из того, что в данной ситуации нормы пункта 3 статьи 421 ГК не требуют предъявления встречного иска, а применяются при расторжении договора по требованию одной из сторон.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные постановления на основании статьи 297 ХПК подлежат отмене в части взыскания с ответчика в пользу истца 10743150 руб. основного долга (аванса) и в соответствующей части расходов по государственной пошлине, а также направлению дела в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В остальной части судебные постановления надлежит оставить без изменения.

При этом учитывается, что кассационной инстанцией не могут быть приняты новые документы о расходах ответчика по исполнению договора, поскольку они в силу статьи 294 ХПК не могут быть положены судом кассационной инстанции в основу принимаемого им постановления по делу.

При новом рассмотрении хозяйственному суду первой инстанции следует дать надлежащую правовую оценку доводам сторон, представленным сторонами доказательствам, затребовать у ответчика документы в обоснование расходов по исполнению договора.