Определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 27.02.2017

Название документа: Определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 27.02.2017

Требование: О восстановлении на службе.

Обстоятельства: Истец был уволен из органов внутренних дел в связи с систематическим (более двух раз в течение года) невыполнением сотрудником условий контракта о службе.

Решение: В удовлетворении требования было отказано, поскольку к сотруднику милиции предъявлялись повышенные требования в части исполнения служебных обязанностей и истец был уволен на законных основаниях.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

27 февраля 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу М. на решение районного суда от 28 декабря 2016 г. по иску М. к УВД облисполкома о восстановлении на службе.

Заслушав доклад судьи областного суда, мнение начальника отдела прокуратуры области, полагавшего решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

М. обратился в суд с исковым заявлением, в котором указал, что 11 октября 2016 г. он был ознакомлен с приказом об увольнении из органов внутренних дел по подп. 180.2 п. 180 Положения о прохождении службы в органах внутренних дел Республики Беларусь, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 15 марта 2012 г. N 133 «О вопросах прохождения службы в органах внутренних дел Республики Беларусь», в связи с систематическим (более двух раз в течение года) невыполнением сотрудником условий контракта о службе.

Приказ обжаловал в МВД Республики Беларусь, 24 ноября 2016 г. получил ответ об отказе в удовлетворении жалобы. С увольнением не согласен, полагает, что мера дисциплинарного взыскания не соответствует тяжести дисциплинарного проступка.

Основанием для применения дисциплинарного взыскания послужила нерегистрация в установленном порядке сообщения председателя СПК «П» о факте хищения тюка соломы.

Он (истец) не оспаривает, что к нему были трижды применены дисциплинарные взыскания в виде выговоров, не оспаривает и допущенное нарушение.

Однако полагает, что, поскольку от его действий не наступило никаких последствий, он лично выявил правонарушителя, составил протокол об административном правонарушении и виновное лицо было привлечено к административной ответственности, к нему должны быть применены иные меры дисциплинарного воздействия, кроме увольнения.

Кроме того, 26 июля 2016 г. он прошел аттестацию, в заключении которой было указано, что он соответствует занимаемой должности и может продолжить службу в должности участкового инспектора.

Заключенный контракт о службе в органах внутренних дел Республики Беларусь от 8 января 2013 г. не предусматривает оснований для досрочного расторжения или прекращения действия контракта о службе как совершение действий в виде систематического (более двух раз в течение года) невыполнения сотрудником условий контракта о службе (п. 7 контракта).

Истец просил восстановить его на службе.

Решением районного суда от 28 декабря 2016 г. постановлено в иске М. к УВД облисполкома о восстановлении на службе отказать.

Примечание.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду часть вторая п. 8 Инструкции о порядке приема, регистрации, рассмотрения и учета органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях, административных правонарушениях и информации о происшествиях, утвержденной постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 10 марта 2010 г. N 55, а не пункт 8.2.

В кассационной жалобе, оспаривая решение суда, М. указывает, что служебная проверка по факту нерегистрации сообщения о хищении тюка соломы была проведена поверхностно. Выводы суда практически повторяют выводы работников внутренних дел. Указывая на приказ от 2 ноября 2015 г., суд не принял во внимание то, что в 2015 году он был нетрудоспособен после оперативного вмешательства на позвоночник. Кроме того, он в ноябре 2015 года был переведен на другой участок, поэтому никаких работ по проверяемому участку не мог выполнять. Что касается приказа от 30 декабря 2015 г. о нарушении им правил дорожного движения, то в силу медицинских показаний ему было разрешено управлять транспортом без применения ремней безопасности. Он 27 июля 2016 г. прошел аттестацию, признан годным к дальнейшей службе, что, полагает, стало признанием того, что ранее отмеченные в его деятельности нарушения не полностью соответствовали действительности, а выводы о его виновности — недостаточными. По факту нарушения, послужившего поводом к увольнению, судом не было учтено, что он сразу же провел проверку, установил виновное лицо, составил протокол, привлек к административной ответственности, поэтому его действия соответствовали п. 8.2 Инструкции о порядке приема, регистрации, рассмотрения и учета органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях, административных правонарушениях и информации о происшествиях, утвержденной постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 10 марта 2010 г. N 55.

Кассатор просит об отмене решения суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно п. 45 Дисциплинарного устава органов внутренних дел Республики Беларусь, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 29.05.2003 N 218 (далее — Устав), дисциплинарное взыскание в виде увольнения из органов внутренних дел может быть применено к сотруднику органов внутренних дел за грубое либо систематическое нарушение дисциплины или в связи с совершением проступков, дискредитирующих звание сотрудника органов внутренних дел.

Систематическим нарушением дисциплины является повторное совершение в течение года сотрудником органов внутренних дел, имеющим дисциплинарное взыскание, дисциплинарного проступка.

На основании п. 50 Устава в случае несогласия с решением о применении дисциплинарного взыскания сотрудник органов внутренних дел вправе обжаловать это решение вышестоящему начальнику в течение одного месяца со дня ознакомления его под расписку с приказом о применении дисциплинарного взыскания, а затем в суд.

Жалоба может быть подана в суд в месячный срок, исчисляемый со дня получения сотрудником органов внутренних дел отказа вышестоящего начальника в удовлетворении жалобы или со дня истечения месячного срока после подачи жалобы, если сотрудником органов внутренних дел не был получен на нее ответ.

В случае пропуска указанных сроков по уважительным причинам эти сроки могут быть восстановлены вышестоящим начальником, на разрешение которого поступила жалоба, или судом.

В соответствии с подп. 180.2 п. 180 Положения о прохождении службы в органах внутренних дел Республики Беларусь, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 15 марта 2012 г. N 133 «О вопросах прохождения службы в органах внутренних дел Республики Беларусь», сотрудники могут быть уволены со службы в запас, в том числе до истечения срока контракта о службе, в связи с систематическим (более двух раз в течение года) невыполнением сотрудником условий контракта о службе.

Материалами дела установлено, что М. с апреля 2004 года проходил службу в органах внутренних дел.

1 февраля 2013 г. с ним был заключен контракт по 31 января 2018 г., согласно которому он был назначен на должность участкового инспектора милиции отдела охраны правопорядка и профилактики милиции общественной безопасности отдела внутренних дел райисполкома.

Приказом начальника УВД облисполкома от 3 октября 2016 г. М. был уволен в запас Вооруженных Сил по подп. 180.2 п. 180 Положения о прохождении службы в органах внутренних дел Республики Беларусь, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 15 марта 2012 г. N 133 «О вопросах прохождения службы в органах внутренних дел Республики Беларусь», в связи с систематическим (более двух раз в течение года) невыполнением сотрудником условий контракта о службе.

Основанием увольнения послужили неоднократные нарушения истцом условий контракта о службе: приказом начальника РОВД от 2 ноября 2015 г. истец привлечен к дисциплинарной ответственности за отсутствие результатов работы по основным направлениям деятельности и за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей; приказом начальника УВД облисполкома от 21 декабря 2015 г. л/с истец был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за нарушение требований п. 11, подп. 16.7 п. 16, подп. 17.1 и 17.3 п. 17 Инструкции по организации деятельности участкового инспектора милиции, утвержденной приказом МВД Республики Беларусь от 25 января 2012 г.; приказом начальника РОВД от 30 декабря 2015 г. истец был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за нарушение правил дорожного движения, выразившееся в управлении транспортным средством с непристегнутым ремнем, что повлекло составление протокола об административном правонарушении по ч. 4 ст. 18.12 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях.

Поводом к увольнению истца на основании приказа начальника УВД облисполкома от 3 октября 2016 г. послужило установление факта нарушения им абз. 2 п. 11 гл. 2 Инструкции о порядке приема, регистрации, рассмотрения и учета органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях, административных правонарушениях и информации о происшествиях, утвержденной постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 10 марта 2010 г. N 55.

Жалоба М. в МВД Республики Беларусь на решение УВД облисполкома о применении дисциплинарного взыскания в виде увольнения из органов внутренних дел оставлена без удовлетворения, что усматривается из ответа от 24 ноября 2016 г.

В обоснование требований о незаконности увольнения М. указал, что служебные проверки проведены необъективно, не согласен с предыдущими дисциплинарными взысканиями, а также с тем, что у него отсутствовали результаты работы по основным направлениям деятельности. Считает, что дисциплинарное взыскание не соответствует тяжести дисциплинарного проступка, поскольку данное нарушение не повлекло никаких тяжких последствий, лицо, виновное в совершении административного правонарушения, им установлено и привлечено к административной ответственности.

Возражая против заявленных требований, представитель ответчика указал на то, что имелись законные основания для увольнения истца; для досрочного прекращения контракта достаточно было только последнего факта — нарушения учетно-регистрационной дисциплины.

Дав оценку собранным по делу доказательствам, исходя из фактических обстоятельств, установленных в ходе судебного разбирательства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что оснований к удовлетворению заявленных исковых требований не имеется.

Так, по заключению служебной проверки УВД облисполкома от 11 декабря 2015 г., истец на принятом с 1 января 2015 г. административном участке не вел анализ состояния преступности, не проверял владельцев огнестрельного оружия, не проводил профилактические мероприятия по предотвращению совершения правонарушений, не проводил разъяснительную работу среди населения по обеспечению личной и имущественной безопасности граждан, здорового образа жизни, не проводил работу по выявлению семей, в которых дети находятся в социально опасном положении, и т.п.

Согласно заключению служебной проверки от 28 декабря 2015 г., утвержденному начальником РОВД, 25 ноября 2015 г. истец, в нарушение подп. 9.5 Правил дорожного движения, утвержденных Указом Президента Республики Беларусь от 28 ноября 2005 г. N 551 «О мерах по повышению безопасности дорожного движения», управлял автомобилем с непристегнутым ремнем безопасности и перевозил пассажира с непристегнутым ремнем безопасности.

Заключением служебной проверки от 20 сентября 2016 г., утвержденным начальником УВД облисполкома, установлено, что истец своевременно, в день обращения заявителя — председателя СПК «П» Г., не зарегистрировал сообщение о факте хищения тюка соломы, чем нарушил регистрационно-учетную дисциплину.

Заключения служебных проверок соответствуют требованиям нормативных актов, истец с заключениями проверок ознакомлен в установленном порядке; выводы, изложенные в заключениях, достаточно аргументированы, а поэтому ставить их под сомнение у суда оснований не имелось.

Доводы М. о необъективности проведенных служебных проверок доказательствами не подтверждены.

Обсуждая вопрос о наличии в действиях М. систематичности неисполнения условий контракта, выразившегося в ненадлежащем исполнении служебных обязанностей, нарушении учетно-регистрационной дисциплины, суд правильно указал, что данный факт нашел свое подтверждение собранными по делу доказательствами (более двух раз в течение года нарушил условия контракта, за что привлекался к дисциплинарной ответственности), которым судом дана правильная оценка.

Доводы кассатора о том, что при применении дисциплинарного взыскания по приказу от 2 ноября 2015 г. суд не принял во внимание то, что в 2015 году он был нетрудоспособен после оперативного вмешательства на позвоночник, а в ноябре 2015 года был переведен на другой участок, не могут быть приняты во внимание, поскольку применение дисциплинарного взыскания за отсутствие результатов работы по основным направлениям деятельности и за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей произведено за период трудоспособности М.

Необоснованными являются доводы кассатора о незаконности применения дисциплинарного взыскания по приказу от 30 декабря 2015 г. о нарушении им правил дорожного движения по причине якобы наличия медицинских показаний для управления транспортом без применения ремней безопасности в силу следующего. В соответствии с приложением 2 постановления Министерства здравоохранения от 1 июня 2006 г. N 40 «Об утверждении перечня медицинских показаний, допускающих непристегивание пассажиров и водителей ремнями безопасности» допускается непристегивание водителей ремнями безопасности при наличии: 1) генерализованной формы зудящих, буллезных, мокнущих дерматозов; 2) беременным женщинам в сроке беременности более 20 недель; 3) состояния после имплантации электрокардиостимулятора (кардиовертера-дефибриллятора, ресинхронизирующего устройства) в левую подключичную область. Доказательств наличия какого-либо из вышеупомянутых заболеваний и состояний М. суду не представлено.

То обстоятельство, что 27 июля 2016 г. М. прошел аттестацию, признан годным к дальнейшей службе, не свидетельствует о невозможности применения к нему дисциплинарного взыскания в виде увольнения в дальнейшем. Прохождение аттестации никоим образом не свидетельствует о том, что нарушения, указанные в приказах о применении дисциплинарных взысканий в отношении М., не полностью соответствовали действительности, а выводы о виновности были недостаточными.

Что касается факта, послужившего поводом к увольнению, то М. в ходе проведения служебной проверки не отрицал того, что, получив устную информацию примерно 26 августа 2016 г. (из объяснений председателя СПК «П»: он сообщал информацию участковому инспектору 21 или 22 августа 2016 г.) о хищении тюка соломы и предполагаемого места нахождения данного тюка, указанную информацию в ЕК РОВД не регистрировал. То обстоятельство, что М. провел проверку, установил виновное лицо, составил протокол об административном правонарушении 30 августа 2016 г., после поступления жалоб от председателя СПК на бездействие участкового инспектора, не влияет на правильность выводов суда о наличии оснований к увольнению М.

Правильно определив юридически значимые обстоятельства, полно установив фактические обстоятельства дела, дав объективную оценку представленным и исследованным доказательствам, суд пришел к обоснованному выводу о том, что М. уволен на законных основаниях, применение к истцу такой крайней меры дисциплинарного взыскания, как увольнение из органов внутренних дел, обоснованно, учитывая, что к сотруднику милиции предъявляются повышенные требования в части исполнения служебных обязанностей, добросовестности, честности, профессионализма.

С учетом изложенного суд правильно отказал М. в удовлетворении исковых требований.

Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было, а поэтому кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь п. 1 ст. 425 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия

определила:

Решение районного суда от 28 декабря 2016 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу М. — без удовлетворения.