Обзор судебной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь, судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ НОРМ ОБЩЕЙ ЧАСТИ КОАП ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ (ПО МАТЕРИАЛАМ ОБЗОРА)

В условиях функционирования единой системы судов общей юрисдикции стоят задачи синхронизировать судебную практику по делам об административных правонарушениях, обеспечить унифицированные подходы к применению Кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь (далее — КоАП) и Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — ПИКоАП) на основе конструктивного взаимодействия судов всех уровней.

Необходимость выполнения поставленных задач, обеспечения правильного и единообразного рассмотрения судами дел об административных правонарушениях обусловила внесение на рассмотрение Пленума Верховного Суда вопросов применения норм Общей части КоАП.

Кодекс об административных правонарушениях Республики Беларусь вступил в действие 1 марта 2007 г., является кодифицированным нормативным правовым актом и основным источником административно-деликтного права. Основные принципиальные положения нового КоАП были определены в Концепции совершенствования законодательства Республики Беларусь, одобренной Указом Президента Республики от 10 апреля 2002 г. N 205. В частности, в ней указано на целесообразность соответствия понятийного аппарата (ст. 1.3 КоАП), принципов административной ответственности (ст. 4.2 КоАП), а также структуры Особенной части нового КоАП (главы 9 — 25 КоАП) такому нормативному правовому акту, как Уголовный кодекс Республики Беларусь (далее — УК), ввиду схожести административной и уголовной ответственности как разновидностей ответственности в целом.

Общая часть КоАП содержит основные принципы, правила и требования, без знания и соблюдения которых невозможно законное и справедливое разрешение конкретных дел об административных правонарушениях. Общая часть КоАП включает 61 статью (ст. ст. 1.1 — 8.8), в которых закреплены задачи и общие положения Кодекса, определены деяния, являющиеся административными правонарушениями, установлены основания и условия административной ответственности, а также административные взыскания, которые применяются к физическим лицам, совершившим административное правонарушение, и к юридическим лицам, признанным виновными и подлежащими административной ответственности.

Рассмотрение дел об административных правонарушениях составляет значительную часть судебной деятельности. Сфера административного судопроизводства в современных условиях представляет собой значимый фактор, прямо влияющий на уровень судебной нагрузки.

В 2013 году судами и другими органами, ведущими административный процесс, привлечены к административной ответственности более 3,5 млн. лиц, что на 2,5% больше, чем в 2012 году.

По данным судебной статистики, ежегодно районными (городскими) судами и экономическими судами областей и г. Минска рассматривается порядка 430 тыс. дел об административных правонарушениях. При этом через районные (городские) суды проходит 97,8% дел указанной категории.

За последние пять лет наибольшее количество дел об административных правонарушениях рассматривалось районными (городскими) судами по ст. 17.1 (мелкое хулиганство), ст. 17.3 (распитие алкогольных, слабоалкогольных напитков или пива, потребление наркотических средств или психотропных веществ, их аналогов в общественном месте либо появление в общественном месте или на работе в состоянии опьянения), ст. 10.5 (мелкое хищение), ст. 9.3 (оскорбление), ст. 9.1 (умышленное причинение телесного повреждения и иные насильственные действия).

Экономические суды областей и г. Минска наиболее часто рассматривали дела по ч. ч. 1, 1-1, 2, 4 ст. 12.7 (незаконная предпринимательская деятельность), ч. 4 ст. 12.17 (нарушение правил торговли и оказания услуг населению), ст. 12.35 (нарушение требований законодательства о маркировке товаров контрольными (идентификационными) знаками).

Результаты рассмотрения дел об административных правонарушениях свидетельствуют о том, что подавляющее большинство дел заканчивалось вынесением судом постановления о наложении административного взыскания — 85,6%.

Самым распространенным видом административного взыскания являлся штраф, который районными (городскими) судами и экономическими судами областей и г. Минска назначался по 84% дел, рассмотренных с наложением административного взыскания. Предупреждение назначалось по 1% дел об административных правонарушениях. Административный арест назначался по 14% рассмотренных районными (городскими) судами дел.

Необходимость обеспечения правильного и единообразного рассмотрения судами дел об административных правонарушениях обусловила внесение на рассмотрение Пленума Верховного Суда вопросов применения норм Общей части КоАП.

В ходе подготовки к обсуждению на Пленуме в рамках обобщения были изучены 1294 дела об административных правонарушениях, 770 постановлений областных (Минского городского) судов, экономических судов областей и г. Минска, а также практика Верховного Суда Республики Беларусь по делам об административных правонарушениях.

1. В постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 25 сентября 2014 г. N 15 «О применении судами норм Общей части Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях» (далее — постановление Пленума) обращено внимание на соблюдение судами требований ст. 1.5 КоАП о действии во времени норм актов законодательства, устраняющих противоправность деяния, смягчающих или отменяющих административную ответственность, а также иным образом улучшающих положение физического или юридического лица, совершившего административное правонарушение (п. 2).

Практика показывает, что имели место отдельные факты несоблюдения правила об обратной силе закона.

Постановлением судьи суда Октябрьского района г. Витебска, оставленным без изменения постановлением судьи Витебского областного суда, на основании ч. 5 ст. 14.1 КоАП ЧТУП и К. подвергнуты административным взысканиям в виде штрафа с взысканием стоимости товара — 177 млн. руб.

Постановлением председателя Витебского областного суда состоявшиеся по делу судебные постановления изменены.

Перевозчик ЧТУП и его представитель К. признаны виновными в том, что в пункте таможенного оформления Ошмянской таможни представили товаросопроводительные документы, содержащие недостоверные сведения о стоимости ввозимого товара — погрузчика-экскаватора, что в определенных законом случаях явилось бы основанием к занижению размера таможенных платежей на сумму 30 млн. руб. На момент совершения правонарушения — 27 октября 2011 г. ответственность за указанное деяние была предусмотрена ч. 5 ст. 14.1 КоАП. В связи со вступлением в силу 28 августа 2013 г. Закона Республики Беларусь от 12 июля 2013 г. данное правонарушение следует квалифицировать по ч. 3 ст. 14.5 КоАП, санкция которой предусматривает альтернативное применение конфискации товаров, являющихся предметом административного правонарушения, в отличие от санкции ч. 5 ст. 14.1 КоАП в прежней редакции. Поскольку положения ч. 3 ст. 14.5 КоАП смягчают административную ответственность, то на основании ч. 2 ст. 1.5 КоАП они имеют обратную силу.

С учетом характера административного правонарушения и обстоятельств его совершения председатель Витебского областного суда пришел к выводу о том, что цели административной ответственности могут быть достигнуты путем наложения административного взыскания в виде штрафа без конфискации товара, являющегося предметом административного правонарушения.

По другому делу постановлением главного государственного санитарного врача Осиповичского района на районное потребительское общество на основании ч. 2 ст. 12.17 КоАП наложено административное взыскание в виде штрафа за нарушение требований Санитарных норм и правил «Санитарно-эпидемиологические требования для организаций, осуществляющих торговлю пищевой продукцией». Указанное правонарушение выразилось в реализации 14 августа 2013 г. пищевой продукции с нарушенным сроком годности. Обжалуя данное постановление, лицо, в отношении которого ведется административный процесс, не оспаривая факт реализации товара с истекшим сроком годности, просило постановление отменить в связи с тем, что действующая на момент совершения правонарушения редакция ч. 2 ст. 12.17 КоАП не предусматривала ответственности юридического лица за реализацию товаров с истекшим сроком годности.

Экономический суд Могилевской области посчитал доводы жалобы обоснованными, поскольку редакция ч. 2 ст. 12.17 КоАП, предусматривающая ответственность индивидуального предпринимателя или юридического лица, изложенная Законом Республики Беларусь от 12 июля 2013 г., вступила в силу 28 августа 2013 г., то есть после совершения вмененного районному потребительскому обществу правонарушения. Таким образом, данное правонарушение не могло быть квалифицировано по ч. 2 ст. 12.17 КоАП.

2. Наряду с ответственностью за оконченное правонарушение (ст. 2.2 КоАП), новым КоАП введен институт ответственности за покушение на административное правонарушение — умышленное действие физического лица, непосредственно направленное на совершение административного правонарушения, если при этом оно не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам (ст. 2.3 КоАП).

Изучение дел свидетельствует об отсутствии единообразия при применении положений данной статьи КоАП. У судов сложилась разная практика квалификации действий лиц, виновных в совершении мелкого хищения имущества организаций торговли, то есть административного правонарушения, предусмотренного ст. 10.5 КоАП.

В случаях, когда лицо выносит за узел расчета неоплаченный товар (продукты питания или спиртные напитки), одни суды квалифицировали такие действия как покушение на мелкое хищение путем кражи.

Р. при попытке хищения из магазина товара на сумму 60 тыс. руб. была задержана работниками магазина за узлом расчета, о чем в отношении ее был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 10.5 КоАП. Судья Центрального района г. Минска, вынося постановление о наложении на Р. административного взыскания в виде штрафа, квалифицировал ее действия как покушение на мелкое хищение путем кражи имущества юридического лица.

Другие суды рассматривали подобные действия как оконченное административное правонарушение.

Постановлением судьи Фрунзенского района г. Минска Ш. подвергнут административному взысканию в виде штрафа за то, что он, находясь в магазине, вынес за узел расчета товар на сумму 16 тыс. руб., то есть совершил мелкое хищение имущества путем кражи. Действия Ш. судья квалифицировала как оконченный состав ч. 1 ст. 10.5 КоАП.

Пленум Верховного Суда Республики Беларусь дал разъяснение по данному поводу, согласно которому административная ответственность за покушение на административное правонарушение в соответствии со ст. 2.3 КоАП наступает, если лицо, приступив к выполнению объективной стороны правонарушения, не довело свои действия до конца по независящим от него обстоятельствам (п. 3 постановления Пленума).

В ситуации, когда лицо, спрятав неоплаченный товар, не вынесло его за узел расчета на предприятии торговли, так как задержано работниками данного предприятия, его противоправные действия следует квалифицировать как покушение на совершение мелкого хищения. Судам при этом следует учитывать, что описание содеянного в протоколе об административном правонарушении и постановлении судьи (в случае признания лица виновным в покушении на совершение правонарушения) должны содержать указания на причины, в силу которых правонарушение не было доведено до конца. Ссылки на ст. 2.3 КоАП в постановлении по делу об административном правонарушении при этом не требуется.

3. В п. 5 постановления Пленума дается разъяснение понятия длящегося административного правонарушения (ст. 2.6 КоАП), согласно которому длящееся административное правонарушение характеризуется непрерывным во времени невыполнением обязанностей, возложенных на физическое или юридическое лицо актом законодательства под угрозой административного взыскания.

Моментом фактического окончания длящегося административного правонарушения следует считать совершение виновным лицом действий, направленных на его прекращение, прекращение его совершения в связи с наступлением события, объективно препятствующего дальнейшему противоправному поведению (например, пресечение правонарушения уполномоченным органом либо должностным лицом), а равно отпадение обязанности у лица, совершившего правонарушение путем неисполнения этой обязанности.

Как показывает практика, отдельные суды испытывали затруднения при определении правонарушений как длящихся, что влекло за собой ошибки при исчислении сроков наложения административного взыскания и, как следствие, принятие незаконного решения по делу.

Постановлением судьи суда Пуховичского района, оставленным без изменения постановлением судьи Минского областного суда, дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 23.1 КоАП, в отношении С. прекращено за истечением сроков наложения административного взыскания.

Постановлением Председателя Верховного Суда Республики Беларусь состоявшиеся по делу судебные постановления отменены с направлением дела на новое рассмотрение по следующим основаниям. Материалами дела установлено, что директор ОАО С. в срок до 1 сентября 2011 г. не дал ответ на предписание о принятии мер, препятствующих загрязнению вод реки Свислочь отходами жизнедеятельности крупного рогатого скота, вынесенное Минской межрайонной инспекцией охраны животного и растительного мира. Факт неисполнения требований предписания был установлен 29 октября 2011 г., и в этот же день в отношении С. был составлен протокол об административном правонарушении по ст. 23.1 КоАП.

Судья суда Пуховичского района прекратил производство по делу об административном правонарушении, указав, что в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 7.6 КоАП истекли сроки наложения административного взыскания. Между тем суд не учел, что С. не выполнил требований вынесенного в его адрес предписания и не сообщил в указанный срок о его выполнении, следовательно, совершенное им правонарушение являлось длящимся. О неисполнении предписания стало известно 29 октября 2011 г., и в этот же день в отношении его был составлен административный протокол по ст. 23.1 КоАП.

За совершение длящегося административного правонарушения в соответствии с ч. 2 ст. 7.6 КоАП административное взыскание может быть наложено не позднее двух месяцев со дня его обнаружения. Поэтому срок привлечения С. к административной ответственности начал течь с момента, когда факт неисполнения предписания был выявлен, то есть с 29 октября 2011 г. К моменту вынесения постановления судьи районного суда о прекращении дела на основании п. 3 ч. 1 ст. 9.6 ПИКоАП, а также постановления судьи областного суда, поддержавшего данное решение, двухмесячный срок наложения административного взыскания не истек, следовательно, состоявшиеся по делу постановления нельзя признать законными.

4. Согласно разъяснениям, данным в ч. 1 п. 6 постановления Пленума, вменяемое физическое лицо подлежит административной ответственности лишь за то противоправное деяние, в совершении которого установлена его вина в форме умысла или неосторожности (ст. ст. 3.2 — 3.4 КоАП).

Анализ практики рассмотрения дел об административных правонарушениях показал, что отдельные судьи, недостаточно всесторонне, полно и объективно исследуя все обстоятельства административного правонарушения, делали неправильные либо неубедительные выводы относительно наличия вины в действиях такого лица, что вело к отмене состоявшихся по делу судебных решений.

Постановлением судьи суда Минского района, оставленным без изменения постановлением судьи Минского областного суда, Б. признан виновным в том, что он в ходе борьбы с Ч. причинил потерпевшему Б. легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья. На основании ст. 9.1 КоАП Б. подвергнут административному взысканию в виде штрафа в доход государства.

В соответствии со ст. 11.6 ПИКоАП судья при рассмотрении дела об административном правонарушении обязан среди прочих обстоятельств выяснить, виновно ли данное физическое лицо в совершении административного правонарушения. Это требование закона судом при рассмотрении данного дела не выполнено. Административное правонарушение, предусмотренное ст. 9.1 КоАП, характеризуется умышленной формой вины лица, его совершившего, по отношению к наступившим последствиям в виде телесных повреждений.

Признавая Б. виновным в умышленном причинении Ч. телесных повреждений, судья суда Минского района не выяснил механизм образования у потерпевшего телесных повреждений, а равно наличие умысла виновного лица на причинение телесных повреждений. В описании совершенного Б. противоправного деяния, признанного судом доказанным, указание о психическом отношении виновного лица к содеянному им отсутствует. Таким образом, форма вины как обязательного признака субъективной стороны данного правонарушения своего отражения не нашла.

Судья Минского областного суда не обратил внимания на допущенные нарушения закона. По указанным обстоятельствам постановлением Председателя Верховного Суда Республики Беларусь состоявшиеся по делу постановления судов отменены, а дело направлено на новое рассмотрение.

5. В п. 6 постановления Пленума сделан акцент на том, что физическое лицо, привлекаемое к административной ответственности, должно быть вменяемым, поскольку согласно ст. 4.4 КоАП не подлежит административной ответственности физическое лицо, которое во время совершения деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло сознавать фактический характер и противоправность своего действия (бездействия) или руководить им вследствие хронического или временного психического расстройства, слабоумия или иного психического заболевания.

Практика показывает, что суды в основном правильно применяли положения данной статьи, прекращая дела об административных правонарушениях на основании п. 6 ч. 1 ст. 9.6 ПИКоАП в отношении лиц, признанных невменяемыми. Для решения вопроса о невменяемости таких лиц суды во всех случаях по изученным делам назначали судебно-психиатрическую экспертизу, давшую соответствующее заключение.

Вместе с тем отдельные суды при имеющихся данных, свидетельствующих о наличии у лица, в отношении которого ведется административный процесс, психических заболеваний, не выясняли вопрос о том, насколько эти заболевания не позволяли лицу сознавать фактический характер и противоправность своих действий и руководить ими. Подобные упущения влекли за собой отмену судебных решений по делу.

Постановлением судьи Могилевского областного суда отменено постановление судьи суда Чериковского района, которым Г. на основании ст. 23.39 КоАП подвергнут административному взысканию в виде штрафа. Основанием отмены послужил тот факт, что при наложении административного взыскания судья Чериковского района не учел требования ч. 2 ст. 3.1 КоАП: виновным в совершении административного правонарушения может быть признано лишь вменяемое физическое лицо, совершившее противоправное деяние умышленно или по неосторожности.

Из материалов дела усматривается, что в ходе судебного заседания по ходатайству Г. к материалам дела приобщено медицинское заключение, согласно которому у Г. установлено органическое расстройство личности в связи со смешанными заболеваниями. Однако в постановлении суда данному медицинскому заключению и имеющемуся у Г. заболеванию оценки не дано. Вопрос о том, мог ли Г. при наличии у него такого заболевания сознавать фактический характер и противоправность своих действий и руководить ими, судом не исследовался. При таких обстоятельствах постановление судьи районного суда о привлечении Г. к административной ответственности нельзя признать законным и обоснованным.

6. В соответствии с требованиями ст. 4.8 КоАП ответственность физического лица как индивидуального предпринимателя наступает в случае, если совершенное этим лицом правонарушение связано с осуществляемой им предпринимательской деятельностью и прямо предусмотрено статьей Особенной части КоАП (ч. 2 п. 6 постановления Пленума).

Обобщение показало, что некоторые суды не учитывают данное положение закона.

В суд Центрального района г. Минска поступило дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 24.3 КоАП (непринятие мер по частному определению (постановлению) суда или представлению об устранении нарушений законодательства, причин и условий, способствующих совершению правонарушений), в отношении индивидуального предпринимателя Ч. Согласно протоколу об административном правонарушении Ч., являясь владельцем магазина, не принял меры к устранению нарушений, перечисленных в представлении начальника Центрального РУВД г. Минска, вынесенного на основании ст. 21 Закона Республики Беларусь от 10 ноября 2008 г. «Об основах деятельности по профилактике правонарушений».

Постановлением судьи суда Центрального района г. Минска на индивидуального предпринимателя Ч. наложено административное взыскание в виде штрафа в размере четырех базовых величин. Между тем диспозиция ст. 24.3 КоАП не предусматривает наличие такого специального субъекта, как индивидуальный предприниматель.

7. В силу ч. 7 ст. 4.8 КоАП наложение административного взыскания на юридическое лицо не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное должностное лицо юридического лица, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности должностного лица юридического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение это юридическое лицо. Соответствующее разъяснение содержится в ч. 4 п. 6 постановления Пленума.

Постановлением начальника Мстиславской районной инспекции охраны животного и растительного мира, оставленным без изменения хозяйственным судом Могилевской области, ГЛХУ привлечено к административной ответственности по ч. 2 ст. 15.37 КоАП за нарушение Правил ведения охотничьего хозяйства и охоты (далее — Правила), выразившееся в проведении охоты с оказанием егерских услуг по разовому разрешению и охотничьей путевке, не оформленными в установленном порядке (не указан пол, возраст охотничьего животного, не погашены и не оторваны талоны на провоз продукции и т. д.). Вступившие в законную силу постановления органа, ведущего административный процесс, и суда обжалованы в Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь на основании того, что должностное лицо ГЛХУ — егерь З., под руководством которого проводилась охота и который допустил указанные нарушения, уже привлечен к административной ответственности. Жалоба ГЛХУ была оставлена без удовлетворения по следующим основаниям.

По п. 31 Правил при ведении охотничьего хозяйства пользователи охотничьих угодий обязаны соблюдать правила учета, хранения, заполнения и использования бланков охотничьих путевок, разрешений на добычу охотничьего животного и охотничьих путевок к ним, трофейных листов и иных бланков документов с определенной степенью защиты. В силу ч. 7 ст. 4.8 КоАП привлечение к административной ответственности должностного лица юридического лица не освобождает от административной ответственности за данное нарушение это юридическое лицо.

Таким образом, факт привлечения к административной ответственности должностного лица — егеря не может являться основанием для освобождения ГЛХУ от административной ответственности.

8. В п. 7 постановления Пленум указал на необходимость неукоснительного соблюдения судами при решении вопроса об ответственности лиц, виновных в совершении административных правонарушений, положений ст. 7.1 КоАП об общих правилах наложения административного взыскания.

Согласно ч. 2 ст. 7.1 КоАП при наложении административного взыскания на физическое лицо учитываются характер совершенного административного правонарушения, обстоятельства его совершения и личность физического лица, совершившего административное правонарушение, степень его вины, характер и размер причиненного им вреда, имущественное положение, а также обстоятельства, смягчающие или отягчающие административную ответственность. Некоторые суды не выполняли данное требование закона.

Постановлением начальника ГАИ УВД Могилевского облисполкома, оставленным без изменения постановлением судьи суда Октябрьского района г. Могилева, на основании ч. 4 ст. 18.13 КоАП (превышение скорости движения, совершенное повторно в течение одного года после наложения административного взыскания за такие же нарушения) В. подвергнут административному взысканию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на семь месяцев.

Постановлением Председателя Верховного Суда Республики Беларусь состоявшиеся по делу постановления изменены и назначенное по ч. 4 ст. 18.13 КоАП взыскание в виде лишения права управления транспортными средствами заменено на штраф в размере пятнадцати базовых величин по следующим основаниям. Из материалов дела следует, что В. в содеянном чистосердечно раскаялся, что в силу ст. 7.2 КоАП является обстоятельством, смягчающим административную ответственность. В настоящее время В. — студент-заочник высшего учебного заведения на платной основе является индивидуальным предпринимателем и имеет лицензию на осуществление грузоперевозок автомобильным транспортом. Орган, ведущий административный процесс, не учел эти обстоятельства и иные требования ч. 2 ст. 7.1 КоАП при наложении административного взыскания на В.

9. При наложении административных взысканий суды должны руководствоваться положениями главы 6 КоАП, регламентирующими применение отдельных видов административных взысканий (ч. 2 п. 7 постановления Пленума).

Штраф — вид взыскания, который предусмотрен за подавляющее большинство административных правонарушений. Судебная практика показывает, что отдельные суды допускали ошибки при наложении административного взыскания в виде штрафа. По некоторым делам об административных правонарушениях судьи не соблюдали положения ст. 6.5 КоАП, устанавливающей максимальный и минимальный размеры данного взыскания.

Постановлением судьи суда Ленинского района г. Могилева постановление государственного инспектора г. Могилева по пожарному надзору в отношении Т. изменено, и с учетом требований ч. 6 ст. 6.5 КоАП административное взыскание снижено до штрафа в размере 0,5 базовой величины. Между тем положения ч. 6 ст. 6.5 КоАП применяются при ведении административного процесса в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 10.3 ПИКоАП, при котором протокол об административном правонарушении не составляется. Из материалов дела усматривается, что административный процесс проведен в отношении Т. без каких-либо изъятий, установленных ч. 3 ст. 10.3 ПИКоАП, со составлением протокола об административном правонарушении. При таких обстоятельствах положения ч. 6 ст. 6.5 КоАП применены судьей необоснованно, в связи с чем постановление судьи отменено постановлением председателя Могилевского областного суда.

Положения ч. 6 ст. 6.5 КоАП о применении к физическому лицу при признании своей вины нижнего предела штрафа, предусмотренного за совершенное правонарушение, к индивидуальному предпринимателю не применяются, если совершенное административное правонарушение связано с осуществляемой им предпринимательской деятельностью (п. 2 ч. 7 ст. 6.5 КоАП).

Постановлением начальника ИМНС по Солигорскому району индивидуальный предприниматель М. признан виновным в нарушении порядка ведения книги замечаний и предложений, на основании ст. 9.24 КоАП к нему применен штраф в размере шести базовых величин. В жалобе М. со ссылкой на то, что он признал свою вину, просил изменить постановление, снизив сумму штрафа до минимальной величины, предусмотренной ст. 9.24 КоАП.

Экономический суд Минской области пришел к выводу о том, что жалоба удовлетворению не подлежит по следующим основаниям. В ст. 9.24 КоАП установлена ответственность за нарушение законодательства о книге замечаний и предложений, в том числе для индивидуальных предпринимателей. Факт правонарушения индивидуальным предпринимателем М. не оспаривался и подтвержден материалами дела об административном правонарушении. Поскольку совершенное административное правонарушение связано с осуществляемой им предпринимательской деятельностью, то в силу ч. 7 ст. 6.5 КоАП положения ч. 6 о назначении низшего предела штрафа не могут быть применены.

10. Среди имеющихся в действующем административно-деликтном законодательстве видов взыскания административный арест сопряжен с наиболее существенным ограничением прав и свобод граждан. В п. 9 постановления Пленума дано разъяснение о том, в каких случаях может быть применен данный вид административного взыскания. Перечень лиц, к которым не может применяться административный арест даже в исключительных случаях, содержится в ч. 2 ст. 6.7 КоАП. Обращено внимание судов на необходимость выяснять наличие либо отсутствие препятствий для применения такого взыскания.

Судебная практика показала, что суды не всегда учитывали указанные требования.

В постановлении судьи Гомельского областного суда в отношении X., подвергнутой административному взысканию по ч. 3 ст. 17.3 КоАП в виде административного ареста сроком на трое суток, указано, что при наложении взыскания судом Железнодорожного района г. Гомеля не было учтено, что в силу ч. 2 ст. 6.7 КоАП административный арест не может применяться, в том числе, к лицам, имеющим на иждивении несовершеннолетних детей. Как следовало из представленных X. к жалобе материалов, она действительно проживает с несовершеннолетней дочерью. Таким образом, наложенное судом на X. взыскание изменено судьей Гомельского областного суда на штраф в размере, предусмотренном санкцией статьи.

11. Статья 6.10 КоАП закрепляет понятие такого вида административного взыскания, как конфискация, и порядок ее назначения. Ряд статей Особенной части КоАП предусматривает альтернативное применение конфискации. Решение вопроса о применении либо неприменении альтернативной конфискации относится к компетенции суда и реализуется исходя из характера совершенного правонарушения, обстоятельств его совершения, соразмерности налагаемого взыскания причиненному ущербу, личности правонарушителя, его имущественного положения и иных обстоятельств, установленных при рассмотрении дела об административном правонарушении. Суду следует привести обоснование принятого решения в мотивировочной части постановления по делу об административном правонарушении (ч. 2 п. 10 постановления Пленума).

Т. осуществлял предпринимательскую деятельность без государственной регистрации, выразившуюся в оказании услуг по перевозке пассажиров на легковом автомобиле, оборудованном плафоном такси и принадлежащем ему на праве собственности, за что постановлением экономического суда города Минска на основании ч. 1-1 ст. 12.7 КоАП подвергнут административному взысканию в виде штрафа в размере двадцати базовых величин с конфискацией транспортного средства. Обжалуя постановление в части конфискации транспортного средства, Т. указал, что, по его мнению, суд не обосновал необходимость применения данного дополнительного взыскания, не учел состояние здоровья заявителя, его имущественное положение, а также наличие обстоятельств, смягчающих административную ответственность.

Постановлением Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь в удовлетворении жалобы отказано, поскольку доводы заявителя противоречат фактическим обстоятельствам дела. Суд принял во внимание наличие смягчающих обстоятельств — признание вины и инвалидность заявителя при избрании основного вида взыскания в виде штрафа в размере двадцати базовых величин (максимально допустимый размер штрафа, предусмотренный санкцией ч. 5 ст. 12.7 КоАП, составляет сто базовых величин).

Налагая дополнительное взыскание в виде конфискации транспортного средства, суд обоснованно принял во внимание факт неоднократного привлечения Т. к административной ответственности за правонарушения, связанные с оказанием им услуг по частному извозу. Суд также указал, что использование при осуществлении противоправной деятельности транспортного средства, оборудованного плафоном такси, свидетельствует о направленности действий на оказание услуг такси неограниченному кругу лиц и соответственно на систематическое получение дохода. Поэтому принятое экономическим судом города Минска решение о конфискации транспортного средства, принадлежащего Т., должным образом мотивировано, является законным и обоснованным.

12. Специальная конфискация состоит в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства вещей, изъятых из оборота, незаконных орудий охоты и добычи рыб и других водных животных, озерно-речной рыбы, торговля которой осуществлялась в неустановленных местах, а также незаконных средств сбора грибов, других дикорастущих растений или их частей (плодов, ягод, семян) (ч. 2 ст. 6.10 КоАП). Согласно ч. 3 п. 10 постановления Пленума специальная конфискация указанных предметов подлежит применению независимо от того, предусмотрена ли она в санкции статьи Особенной части КоАП.

В деле об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 15.35 КоАП (добыча рыбы или других водных животных без надлежащего на то разрешения, либо в запретное время, либо в запрещенных местах, либо запрещенными орудиями и способами, а равно покушение на такую добычу), имеется сопроводительное письмо Борисовской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира, в котором сообщалось, что изъятое орудие добычи рыбы хранится на складе инспекции, и в соответствии с ч. 2 ст. 6.10 КоАП указывалось на необходимость решения вопроса о конфискации этого орудия. При вынесении постановления вопрос об изъятом инспекцией у нарушителя орудия добычи рыбы судом не выяснялся и разрешен по существу не был.

13. Применение административной санкции в виде взыскания стоимости состоит в принудительном изъятии и обращении в собственность государства денежной суммы, составляющей стоимость предмета административного правонарушения, орудий и средств совершения административного правонарушения (ст. 6.12 КоАП).

В соответствии с ч. 1 п. 11 постановления Пленума взыскание стоимости может применяться в случаях, когда в силу объективно установленных обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 6.12 КоАП, не представляется возможным применение предусмотренной в санкции статьи Особенной части КоАП конфискации предмета, орудий, средств совершения административного правонарушения.

Наличие обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 6.12 КоАП, как и размер подлежащей взысканию денежной суммы, судам необходимо устанавливать на основании всех исследованных в судебном заседании доказательств.

Среди изученных дел взыскание стоимости предмета административного правонарушения применялось по делам об административных таможенных правонарушениях, предусмотренных ч. 3 ст. 14.1, ч. 1 ст. 14.5, подп. 2.17 п. 2 Декрета Президента Республики Беларусь N 11 от 9 сентября 2005 г. (утратил силу), на основании имеющихся в делах заключений о невозможности (экономической нецелесообразности) реализации имущества. Кроме этого, судами в постановлениях определялась дальнейшая судьба изъятого таможенными органами товара (предмета правонарушения).

Практика применения данного вида административного взыскания выявила отдельные недостатки.

По постановлению судьи суда Пинского района и г. Пинска на основании ч. 1 ст. 11.2 КоАП с применением ч. 2 ст. 6.12 КоАП К. подвергнут штрафу с взысканием стоимости предмета правонарушения в сумме 700 долларов США (в белорусских рублях по официальному курсу Национального банка Республики Беларусь на день платежа) за скупку иностранной валюты с нарушением установленного порядка осуществления валютных операций. Постановлением судьи Брестского областного суда данное постановление оставлено без изменения.

Постановлением Председателя Верховного Суда Республики Беларусь данные постановления отменены с направлением дела на новое рассмотрение по следующим основаниям. Применяя в отношении К. ч. 2 ст. 6.12 КоАП и налагая на него дополнительное административное взыскание в виде взыскания стоимости предмета административного правонарушения, судья исходил из того, что данный предмет (доллары) у него обнаружен и изъят не был, а санкцией закона предусмотрена его конфискация.

Однако судьей не учтено, что в силу ч. 2 ст. 6.12 КоАП такое административное взыскание вместо конфискации может быть применено при отсутствии только предметов, товаров и (или) транспортных средств, являющихся предметом административного правонарушения.

Возможность применения его при отсутствии относящихся к предмету административного правонарушения денежных средств, в том числе иностранной валюты, законом не предусмотрена.

В законодательстве отсутствуют четкие правила и методики определения судом стоимости предмета административного правонарушения. На практике судами используются разные подходы.

Экономическим судом Витебской области рассмотрено дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.17 КоАП, в отношении индивидуального предпринимателя, осуществлявшего транспортировку картофеля в Республику Казахстан. Постановлением суда на индивидуального предпринимателя наложен штраф в размере десяти базовых величин и применено взыскание стоимости картофеля, не находящегося в собственности индивидуального предпринимателя. При определении стоимости судом принята во внимание цена, указанная собственником и грузоотправителем товара в товарно-транспортной накладной.

В отношении СООО по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.17 КоАП, при схожих обстоятельствах (транспортировка перевозчиком картофеля без фитосанитарного сертификата) при взыскании стоимости товара этот же суд руководствовался информацией государственной торговой организации о розничной цене товара.

Пленум Верховного Суда в ч. ч. 3, 4 п. 11 постановления разъяснил, что при определении размера подлежащей взысканию денежной суммы судом могут учитываться, в частности, первичные учетные документы, договоры, а также рыночная цена, сложившаяся на аналогичные товары с учетом конъюнктуры рынка и действующая на момент проведения оценки.

В случае невозможности установить стоимость предмета административного правонарушения, орудий и средств совершения административного правонарушения в указанном порядке она определяется на основании заключения эксперта.

14. При совершении лицом нескольких административных правонарушений, дела о которых одновременно рассматриваются одним и тем же судом или органом, ведущим административный процесс, административное взыскание налагается по правилам, установленным ст. 7.4 КоАП (п. 12 постановления Пленума).

Если правонарушения предусмотрены одной и той же частью статьи либо статьей Особенной части КоАП, когда статья состоит из одной части, совершение лицом двух или более административных правонарушений может быть признано повторностью (ст. 2.5 КоАП), если правонарушения предусмотрены различными частями статьи (статей) либо статьями Особенной части КоАП, когда статьи состоят из одной части — совокупностью (ст. 2.7 КоАП).

В случае если совершенные административные правонарушения образуют совокупность, основное и дополнительные административные взыскания налагаются отдельно за каждое административное правонарушение. Окончательное административное взыскание определяется путем полного или частичного сложения наложенных взысканий таким образом, чтобы по сроку или размеру оно не превышало максимальные пределы, установленные п. п. 1 — 4 ч. 2 ст. 7.4 КоАП. К окончательному основному административному взысканию суд, орган, ведущий административный процесс, присоединяют дополнительные административные взыскания, наложенные за отдельные административные правонарушения.

При этом следует ссылаться на соответствующую часть ст. 7.4 КоАП как на специальное правовое основание наложения взыскания по совокупности правонарушений.

Если же лицо привлекается к административной ответственности за совершение нескольких правонарушений, образующих повторность, указанные правила не применяются. В этом случае за все совершенные административные правонарушения на лицо налагается административное взыскание в пределах санкции статьи Особенной части КоАП, предусматривающей ответственность за данное правонарушение (ч. 5 ст. 7.4 КоАП).

Изучение дел выявило случаи, когда судьи неверно разграничивали повторность и совокупность, что влекло наложение административных взысканий с нарушением закона.

Судья суда Центрального района г. Минска, рассмотрев дело об административном правонарушении в отношении Б., установил, что последний 15 сентября 2013 г. нарушил требования превентивного надзора без уважительных причин, за что предусмотрена ответственность по ч. 1 ст. 24.12 КоАП. Аналогичное правонарушение совершено 20 сентября 2013 г. В постановлении судья указал, что данные правонарушения не охватывались единым умыслом, в связи с чем суд усмотрел наличие в действиях Б. состава двух правонарушений. Постановлением от 30 сентября 2013 г. на него наложено административное взыскание по ч. 1 ст. 24.12 КоАП в виде штрафа в размере шести базовых величин, по ч. 1 ст. 24.12 КоАП — административное взыскание в виде штрафа в размере шести базовых величин, в соответствии со ст. 7.4 КоАП (без указания части) путем полного сложения назначенных взысканий окончательно назначено взыскание в виде штрафа в размере двенадцати базовых величин.

Таким образом, нарушение судом требований ч. 5 ст. 7.4 КоАП повлекло ошибку при определении размера окончательного взыскания по совокупности правонарушений, поскольку санкцией ч. 1 ст. 24.12 КоАП предусмотрен штраф в размере от шести до десяти базовых величин.

При вынесении постановления в отношении А. по ст. ст. 17.1, 23.4 КоАП судья суда Борисовского района по совокупности совершенных правонарушений назначил административное взыскание в виде ареста на срок тридцать суток. При этом был нарушен п. 4 ч. 2 ст. 7.4 КоАП, в соответствии с которым окончательный размер административного взыскания не должен превышать в данном случае двадцать пять суток.

По другому делу постановлением судьи суда Октябрьского района г. Минска за каждое из 59 совершенных административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 14.5 КоАП, ЧТУП подвергнуто штрафу в размере пятисот базовых величин с конфискацией товаров. На основании ст. 7.4 КоАП ЧТУП окончательно определен штраф в размере двух тысяч базовых величин с конфискацией товаров. С учетом отсутствия товаров с предприятия взыскана их стоимость в сумме 13 млрд. руб.

Постановлением Председателя Верховного Суда Республики Беларусь данное постановление изменено, окончательный размер штрафа предприятию определен по правилам ч. 5 ст. 7.4 КоАП, конфискация товаров заменена взысканием их стоимости по следующим основаниям. Судом не учтено, что при наложении взыскания за совершение нескольких правонарушений, образующих повторность, взыскание налагается в пределах санкции статьи Особенной части Кодекса, предусматривающей ответственность за данное правонарушение (ч. 5 ст. 7.4 КоАП). Максимальный размер штрафа по ч. 1 ст. 14.5 КоАП для юридического лица не может превышать пятьсот базовых величин. Кроме того, придя к правильному выводу о необходимости применения в отношении предприятия дополнительного взыскания в виде взыскания стоимости товаров, суд в противоречие этому выводу фактически применил конфискацию товаров.

15. Изучение показало, что одной из распространенных ошибок, влекущей необоснованное привлечение граждан к административной ответственности, остается несоблюдение судами сроков наложения административных взысканий, установленных ст. 7.6 КоАП. Пленум Верховного Суда особо обратил внимание на необходимость строгого соблюдения указанных сроков (п. 13 постановления Пленума).

По общему правилу административное взыскание может быть наложено не позднее двух месяцев со дня совершения административного правонарушения, а за длящееся административное правонарушение — не позднее двух месяцев со дня его обнаружения либо прекращения в случае, когда такое правонарушение было прекращено до его обнаружения (п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 7.6 КоАП).

Днем обнаружения длящегося административного правонарушения является день, когда уполномоченным органом (должностным лицом) фактически выявлены обстоятельства, указывающие на несоблюдение лицом требований законодательства, за неисполнение которых предусмотрена административная ответственность.

Практика свидетельствует, что отсутствует единообразный подход по вопросу отнесения того или иного деяния к длящимся правонарушениям. Прежде всего это касается категорий дел, предусматривающих ответственность за невыполнение указанной в нормативных актах обязанности к установленному сроку.

Постановлением судьи суда Молодечненского района от 30 августа 2011 г. на основании ст. 23.16 КоАП А. подвергнута штрафу в размере семи базовых величин за то, что, являясь директором частного предприятия, не представила в установленный срок до 30 апреля 2011 г. в Молодечненский районный отдел Минского областного управления ФСЗН сведения о приеме и увольнении застрахованных лиц предприятием в I квартале 2011 г. Постановлением судьи Минского областного суда данное постановление отменено и дело прекращено за истечением срока наложения административного взыскания.

Постановлением Председателя Верховного Суда Республики Беларусь отменено постановление судьи Минского областного суда, а постановление о наложении административного взыскания оставлено в силе с указанием следующего. Принимая решение об отмене постановления о наложении административного взыскания, судья областного суда исходил из того, что правонарушение было совершено 30 апреля 2011 г., в день окончания срока представления сведений в ФСЗН, и административное взыскание за него в силу п. 1 ч. 1 ст. 7.6 КоАП могло быть наложено не позднее двух месяцев со дня совершения.

Однако им не учтено, что совершенное А. правонарушение по своему характеру являлось длящимся, было прекращено и одновременно обнаружено 30 июня 2011 г. вследствие представления ею необходимых сведений уполномоченному органу, и согласно п. 2 ч. 1 ст. 7.6 КоАП двухмесячный срок наложения административного взыскания подлежал исчислению со дня его прекращения (обнаружения). Данный срок на день наложения административного взыскания А. не истек, поэтому постановление судьи не может быть признано законным и обоснованным.

16. Согласно п. 14 постановления Пленума при новом рассмотрении дела об административном правонарушении административное взыскание налагается не позднее двух месяцев со дня отмены постановления по делу об административном правонарушении. В случае же неоднократной отмены постановления по делу об административном правонарушении административное взыскание, кроме того, не может быть наложено и по истечении восьми месяцев со дня отмены первого постановления (ч. 2 ст. 7.6 КоАП).

Постановлением начальника ОГАИ Жлобинского РОВД от 24 июня 2013 г. на основании ч. 1 ст. 18.17 КоАП (нарушение правил дорожного движения, повлекшее причинение потерпевшему легкого телесного повреждения, повреждение транспортного средства или иного имущества) Ж. подвергнут административному взысканию в виде штрафа в размере пяти базовых величин. Днем совершения правонарушения являлось 11 марта 2012 г. Таким образом, в силу положений п. 1 ч. 1 ст. 7.6 КоАП привлечение Ж. к административной ответственности могло иметь место в срок до 11 мая 2012 г.

В отношении Ж. 9 июня 2012 г. начат административный процесс путем составления протокола об административном правонарушении, 28 июня 2012 г. вынесено постановление о привлечении его к ответственности на основании ч. 1 ст. 18.17 КоАП. Указанное постановление отменено постановлением судьи суда Жлобинского района от 28 августа 2012 г. с направлением дела на новое рассмотрение в тот же орган. Впоследствии по делу выносились постановления начальника ОГАИ Жлобинского РОВД от 27 октября 2012 г., 30 марта 2013 г. и 24 июня 2013 г. — все о привлечении Ж. к ответственности. Постановления от 27 октября 2012 г. и 30 марта 2013 г. также были отменены с направлением дела на новое рассмотрение в тот же орган постановлениями судей суда Жлобинского района от 30 января и 24 апреля 2013 г. соответственно.

В постановлении председателя Гомельского областного суда указано, что согласно ч. 2 ст. 7.6 КоАП в случае неоднократной отмены постановления по делу об административном правонарушении административное взыскание не может быть наложено по истечении восьми месяцев со дня отмены первого постановления. Поскольку отмена первого постановления по делу (от 28 июня 2012 г.) имела место постановлением судьи суда Жлобинского района от 28 августа 2012 г., дело подлежит прекращению на основании п. 3 ч. 1 ст. 9.6 ПИКоАП ввиду истечения сроков наложения административного взыскания. Таким образом, указанное административное дело прекращено постановлением председателя Гомельского областного суда только 20 сентября 2013 г. — через 1,5 года после совершения Ж. правонарушения несмотря на наличие обстоятельств, исключающих административный процесс, которым в ходе судебных разбирательств судьей оценка не была дана.

17. В соответствии с ч. 3 ст. 7.6 КоАП в случае отказа в возбуждении уголовного дела либо прекращения проверки и разъяснения заявителю права возбудить в суде уголовное дело частного обвинения либо прекращения предварительного расследования по уголовному делу или уголовного преследования, но при наличии в деяниях признаков совершенного административного правонарушения применяются специальные сроки наложения административного взыскания. В п. 15 постановления Пленума обращено внимание судов на необходимость обеспечивать соблюдение установленного данной нормой двухмесячного срока наложения административного взыскания со дня принятия такого процессуального решения.

Согласно протоколам об административных правонарушениях К. 8 января 2013 г. умышленно причинил Е. легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья, и умышленно уничтожил принадлежащий потерпевшему сотовый телефон.

Судья суда Лунинецкого района постановлением от 10 апреля 2013 г. прекратил производство по делу за истечением сроков наложения административного взыскания. Судья Брестского областного суда отменил постановление районного судьи и направил дело на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела в суде Лунинецкого района 8 июля 2013 г. К. привлечен к административной ответственности по ст. ст. 9.1, 10.9 КоАП и в соответствии с ч. 2 ст. 7.4 КоАП подвергнут штрафу в размере пятнадцати базовых величин.

Постановлением председателя Брестского областного суда оставлено в силе постановление судьи суда Лунинецкого района от 10 апреля 2013 г., другие состоявшиеся по делу судебные постановления отменены по следующим основаниям. В отношении К. 8 февраля 2013 г. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, одновременно постановлено о направлении материалов для ведения административного процесса, в том числе и по ст. ст. 9.1, 10.9 КоАП.

Протоколы об административных правонарушениях в отношении К. поступили в суд Лунинецкого района 1 марта 2013 г. Последующие действия органов уголовного преследования, в том числе и повторное проведение проверки в порядке ст. 174 УПК с вынесением 22 марта 2013 г. по аналогичным основаниям постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, не влияют на течение сроков наложения административного взыскания, которые подлежали исчислению с 8 февраля 2013 г. Таким образом, уже в день первоначального рассмотрения дела — 10 апреля 2013 г. — срок, предусмотренный ч. 3 ст. 7.6 КоАП, истек.

18. В п. 17 постановления Пленума разъяснен порядок применения ст. 7.9 КоАП, согласно которой при наличии одного из смягчающих обстоятельств: добровольное возмещение или устранение причиненного вреда либо исполнение возложенной на лицо обязанности, за неисполнение которой налагается административное взыскание; совершение административного правонарушения физическим лицом вследствие стечения тяжелых личных, семейных или иных обстоятельств, а также при отсутствии отягчающих обстоятельств, предусмотренных п. п. 1, 3 — 9 и п. 11 ч. 1 ст. 7.3 КоАП, административные взыскания в виде штрафа налагаются в размере, уменьшенном в два раза, либо в пределах, установленных в санкциях статей Особенной части КоАП минимальных и максимальных размеров, уменьшенных в два раза.

При рассмотрении административных правонарушений, предусмотренных ст. 11.54 КоАП (неуплата или неполная уплата обязательных страховых взносов), совершенных ООО, судьей Первомайского района г. Минска определен административный штраф в размере 10% от начисленной суммы обязательных страховых взносов без ссылок на п. 3 ч. 1 ст. 7.2 КоАП, с указанием в постановлении на то, что смягчающие ответственность по делу обстоятельства отсутствуют, кроме того, отсутствуют какие-либо сведения об исполнении возложенной на лицо обязанности, за неисполнение которой налагается административное взыскание, — уплаты юридическим лицом обязательных страховых взносов.

При рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 11.54 КоАП, судом Бобруйского района такое обстоятельство, как исполнение возложенной на лицо обязанности, за неисполнение которой налагается административное взыскание, смягчающим признано не было, ст. 7.9 КоАП не применена, что повлекло в дальнейшем обжалование постановлений и их изменение областным судом.

Судья суда Борисовского района, рассматривая дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 11.54 КоАП, в отношении ООО, признал смягчающим обстоятельством совершение правонарушения вследствие стечения иных тяжелых обстоятельств — тяжелого финансово-экономического положения юридического лица, в силу чего в соответствии со ст. 7.9 КоАП сумма штрафа была уменьшена в два раза. Между тем согласно п. 5 ч. 1 ст. 7.2 КоАП обстоятельством, смягчающим административную ответственность, признается совершение административного правонарушения физическим лицом вследствие стечения тяжелых личных, семейных или иных обстоятельств, в то время как дело рассматривалось в отношении юридического лица.

20. Согласно ч. 5 ст. 4.2 КоАП каждое физическое лицо, признанное виновным в совершении административного правонарушения, а также юридическое лицо, вина которого по отношению к совершенному административному правонарушению установлена, подлежат привлечению к административной ответственности. Однако данное положение не означает, что за каждое совершенное правонарушение обязательно должно следовать наложение административного взыскания.

Закон предусматривает и возможность освобождения от административной ответственности, например, освобождение от административной ответственности при малозначительности правонарушения (ст. 8.2 КоАП). Критерии, позволяющие определить малозначительность проступка, законодательно не закреплены.

В ч. 1 п. 18 постановления Пленума разъяснено, что суд вправе освободить физическое или юридическое лицо от административной ответственности ввиду малозначительности совершенного правонарушения (ст. 8.2 КоАП), если будет установлено, что данным правонарушением причинен незначительный вред охраняемым КоАП правам и интересам.

Малозначительность деяния является оценочным понятием, это обусловливает необходимость по каждому конкретному делу учитывать все фактические обстоятельства совершенного правонарушения. Некоторые суды давали им неверную оценку, что влекло отмену состоявшихся по делу постановлений.

Постановлением начальника Круглянской районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Круглянская ПМК на основании ст. 15.63 КоАП подвергнута штрафу в размере трехсот базовых величин за то, что произвела захоронение строительных отходов и изношенных автомобильных шин в несанкционированном месте. Постановлением судьи суда Круглянского района данное постановление отменено и дело прекращено за малозначительностью совершенного административного правонарушения. Судья указал, что на месте незаконного захоронения отходов впоследствии построено навозохранилище, и поэтому правонарушение является малозначительным.

Постановлением Председателя Верховного Суда Республики Беларусь от 15 ноября 2012 г. постановление судьи отменено, а постановление о наложении административного взыскания оставлено в силе по следующим основаниям. Согласно материалам дела на земельном участке в котловане предприятием были захоронены строительные отходы, а также 53 изношенные автомобильные шины, чем причинен вред окружающей среде и материальный ущерб на сумму 43 680 000 руб. Такое правонарушение не могло быть признано малозначительным.

Согласно ч. 2 п. 18 постановления Пленума признание совершенного административного правонарушения малозначительным на основании данных, характеризующих лицо, в отношении которого ведется административный процесс, и смягчающих его ответственность обстоятельств, законом не предусмотрено. То есть такие факторы, как личность физического лица, совершившего правонарушение, степень его вины, характер и размер причиненного им вреда, имущественное положение, а также обстоятельства, смягчающие или отягчающие административную ответственность, должны учитываться при наложении административного взыскания (в силу ч. 2 ст. 7.1 КоАП). Однако, как показывают изученные дела, на основании данных обстоятельств суды освобождали виновных лиц от административной ответственности в соответствии со ст. 8.2 КоАП.

Экономический суд Гродненской области прекратил в связи с малозначительностью дело об административном правонарушении, предусмотренном п. 1-1 ст. 12.7 КоАП, в отношении К. Согласно протоколу об административном правонарушении она осуществляла незаконную предпринимательскую деятельность без государственной регистрации — реализовала 21 единицу товара на сумму 1 100 000 руб.

Суд, оценивая характер правонарушения, учел смягчающие обстоятельства: чистосердечное раскаяние, наличие двух малолетних детей на иждивении, совершение правонарушения вследствие стечения тяжелых личных, семейных обстоятельств (декретный отпуск, смерть супруга), хотя по точному смыслу ст. 8.2 КоАП они не давали основания для признания административного правонарушения малозначительным.

В отношении юридических лиц судами в качестве основания для определения малозначительности правонарушения берется финансовое положение юридических лиц.

Судья суда Центрального района г. Минска прекратил производство по делу в отношении ЧРСУП по ст. 11.54 КоАП за неполную уплату страховых взносов за I квартал 2013 г. в размере 168 млн. руб., мотивировав тяжелым финансовым состоянием предприятия, наличием большой дебиторской задолженности, погашением предприятием суммы задолженности по указанным платежам.

21. Законом Республики Беларусь от 12 июля 2013 г. внесены изменения в ст. 8.3 КоАП, расширяющие область применения данной нормы. Предоставлена возможность освобождения юридического лица от административной ответственности при наличии обстоятельства, указанного в п. 3 ч. 1 ст. 7.2 КоАП — добровольное возмещение или устранение причиненного вреда либо исполнение возложенной на лицо обязанности, за неисполнение которой налагается административное взыскание. Вместе с тем изучение дел об административных правонарушениях показало, что суды крайне редко освобождали от административной ответственности на основании указанной статьи КоАП.

Разъяснения, данные Пленумом в п. 19 постановления, ориентируют суды на то, что освобождение от административной ответственности в связи с наличием хотя бы одного из указанных в ст. 8.3 КоАП обстоятельств, смягчающих ответственность физического или юридического лица, совершившего административное правонарушение, может быть применено судом с учетом всех исследованных обстоятельств по делу и отсутствия отягчающих административную ответственность обстоятельств.

При рассмотрении судом Партизанского района г. Минска дела в отношении К. по ст. 15.47 КоАП (нарушение правил содержания домашних и (или) хищных животных) установлено, что К. добровольно возместила О. нанесенный вред в полном объеме (возместила стоимость погибшего щенка), в силу чего освобождена от ответственности в соответствии со ст. 8.3 КоАП.

По другому делу постановлением судьи суда Партизанского района г. Минска С. освобожден от ответственности на основании ст. 8.3 КоАП, поскольку установлено, что С. совершил мелкое хищение продуктов в магазине, однако на следующий день вернулся и добровольно возместил магазину причиненный вред.

В обоих случаях обстоятельства, отягчающие ответственность виновных лиц, отсутствовали.

22. Законом Республики Беларусь от 12 июля 2013 г. в КоАП введена ст. 8.8, которая предусматривает освобождение юридического лица от административной ответственности за правонарушение, не связанное с получением выгоды имущественного характера.

Постановлением ИМНС по Железнодорожному району г. Гомеля по делу об административное правонарушении ОАО за неуплату налогов привлечено к административной ответственность по ч. 1 ст. 13.6 КоАП. Экономический суд Гомельской области, рассмотрев жалобу ОАО с просьбой об освобождении от административной ответственности на основании ст. 8.8 КоАП, отказал в ее удовлетворении, указав при этом следующее. Материалами дела подтверждалось, что акционерным обществом не обеспечено перечисление сумм причитающихся налогов в полном объеме, а исполнение налогового обязательства произведено с применением мер принудительного исполнения.

Основаниями для освобождения лица от административной ответственности по ст. 8.8 КоАП являются отсутствие факта причинения ущерба государственной собственности и получение юридическим лицом выгоды имущественного, характера. При этом самим составом административного правонарушения, предусмотренного ст. 13.6 КоАП, определено, в чем выражается ущерб государственной собственности, — неуплатой налогов. Таким образом, основания для применения ст. 8.8 КоАП по делу отсутствуют.

С целью выработки единого подхода в применении ст. 8.8 КоАП Пленум Верховного Суда в п. 20 постановления дал соответствующие разъяснения, согласно которым ущерб государственной собственности может быть причинен путем ее уничтожения, повреждения, незаконного отчуждения или приобретения, а также иными незаконными действиями в отношении государственной имущества независимо от наличия такого признака в диспозиции статьи Особенной части КоАП.

Решая вопрос об отнесении дохода или затрат юридического лица к выгоде имущественного характера, о которой идет речь в ст. 8.8 КоАП судам следует руководствоваться примечанием к указанной статье.

Выполнение принятого постановления Пленума будет способствовать обеспечению единства судебной практики и повышению качества осуществления правосудия в судах общей юрисдикции по делам об административных правонарушениях.